Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника


Шаги в ночи



 

Копать днем — одно удовольствие. Зато темной ночью… Нет, это надо самому испытать, чтобы представить, как трудно дается каждая лопата вырытой земли. Хоть бы луна посветила — и той нет. Еще позавчера узкий серпик ее висел в небе. А сегодня и не показывается, бродит бесполезно где-то по другую сторону земного шара. Ну ничего не видно, хоть глаз выколи. Изо всех сил нажимаешь ногой на лопату, а она еле-еле входит. Отворотить кусок дерна — целая проблема. Его бы подрубить со всех сторон. Да разве подрубишь! Тьма кромешная. А фонариком светить нельзя. Свет фонарика будет виден издалека.

Но если бы мешала только темнота. Каждое движение сковывал страх. Хотя у дороги и дежурил Костя, готовый в случае опасности подать условленный знак — прокуковать кукушкой, страх все равно не оставлял Эдика. Страшно было, когда лопата вдруг со стуком ударялась о камешек. Страшно было оглянуться. Казалось, кто-то крадется из кустов или оврага. Эдик замирал, прислушивался. Он убеждал себя, что кругом никого нет, бояться нечего, и все-таки боялся.

Сняв слой дерна, Эдик принялся копать вглубь. Это было легче. А главное, интересней. Каждую секунду он ожидал: вот сейчас лопата упрется во что-то твердое. Эдик представлял: это будет железный сундук — тяжелый, изъеденный ржавчиной — или просмоленный бочонок с золотыми монетами. А может быть, в нем окажутся какие-то секретные документы, оставшиеся с войны. Или оружие — пистолеты, автомат, гранаты.

Думая о таинственном кладе, Эдик даже забыл на время о страхе. Однако проходили минуты, росла и росла куча земли, лопата в уставших руках становилась тяжелей, начала ныть спина, а заветного сундука или бочонка все не было. Но ведь он где-то тут, рядом! Эдик с еще большим усердием взялся за работу. Ему стало жарко, вытер с лица пот. «А может быть, я ищу совсем не в том месте, где надо?..» Но тут же Эдик вспомнил, что и дядька со шрамом копал в этом направлении. Значит, правильно. Эдик выбросил еще несколько лопат земли. Пусто. Он разогнул затекшую спину. Прислушался к тишине. И снова вернулись страхи. Какая чернота справа… А тихо как… Что там Костя делает? Пожалуй, пора сменяться.

Эдик поцокал языком — тоже условленный знак: иди сюда.

Через минуту послышались тихие шаги.

— Нашел? — шепотом спросил Костя.

— Да нет. Ты теперь копай. Я уж мозоли натер…

Эдик оставил на всякий случай Косте фонарик и осторожно двинулся через овраг к дороге.

Но скоро он пожалел, что сменил друга. Надо бы еще покопать. Наплевать на мозоли! Зато копать интересно. А тут — тоска: холодно и так же страшно. Даже страшней. А хуже всего — неизвестность. Может, Костя уже нашел… Хотя дал бы знать… А если к нему пойти? Какой толк торчать здесь? В случае чего и оттуда услышим. «Ну, досчитаю до трехсот, — вспомнив Костину привычку всему вести счет, решил Эдик, — и пойду».

Вдали зашумел поезд. Потом секунд десять колеса звонко выстукивали по мосту через речку. А потом снова — ровный, удаляющийся шум: товарняки и поезда дальнего следования на этой небольшой дачной станции не останавливались.

На счете 227 ухо Эдика уловило посторонний звук. Это не был звук уходящего поезда. Звук послышался с другой стороны. Словно стукнул камешек. На дороге?.. Кажется, там… А вот вроде шаги… Неужели кто-то идет?.. Да, идет. Холодея от страха, Эдик торопливо приложил ко рту ладоши корзиночкой: «Ку-ку». Это чтобы Костя прекратил работу. Сам Эдик стоял за кустом. Его с дороги увидеть было нельзя, если бы даже осветили фонариком.

Шагов больше не стало слышно. «Почему же не идет? Неужели догадался, что кричала не кукушка?.. И кто это? Вдруг — тот человек со шрамом?.. Успеет Костя: убежать?.. А если ко мне подойдет?.. Нет, не двигается…»

В полной тишине прошла минута, вторая. «Может, я ослышался?» — стал сомневаться Эдик. Но тут снова донесся неясный звук, похожий на вздох. А потом кто-то невидимый тихонько, призывно кашлянул — раз и другой.

Эдика била дрожь. Вспотели ладони. Бежать? А если догонит? Или выстрелит?.. Нет-нет, стоять и не подавать признаков жизни.

— Эдик, Костя… — послышался вдруг тихий, дрожащий от испуга голос.

Этот голос Эдик не мог спутать ни с каким другим. Данка! Черт возьми, что ей здесь надо? В такое время! И почему зовет их?

Эдик неосторожно шевельнулся. Под рукой зашуршала ветка.

— Эдик, Костя… Вы слышите?

Чувствовалось, что Данка вот-вот заплачет.

«Выследила! Ух, и противная девчонка!» Эдик вышел из-за куста и зловеще прошептал:

— Чего тебе здесь надо?

— Ой, ты здесь! — с радостным вздохом сказала Данка. — А я уже хотела уходить.

— И уходи!

— А я хочу с вами. — Данка приблизилась к Эдику. — Можно?

— Что с нами?

— Искать вместе с вами. — Услышав покашливание подходившего Кости, она сказала: — Я и лопату принесла!.. Ну, что ты молчишь? И не думайте от меня ничего скрывать. Я все знаю.

— Что знаешь? — быстро спросил Эдик.

— Что вы клад ищете.

— А откуда знаешь? Он сказал?

— Кто он?

Эдик понял, что проговорился.

— Ладно, — грубовато сказал он, — отправляйся домой!

— И не подумаю! — Данка поставила на дорогу лопату и уперла в бок руку.

Этого решительного жеста девочки Эдик и Костя не могли видеть, однако тон ее не оставлял никакого сомнения: добровольно она не уйдет. Эдик рассердился:

— Гляди! Я и стукнуть могу!

— Нет, не стукнешь! А стукнешь — пожалеешь!

Не бить же в самом деле девчонку! Эдик растерялся, просто не знал, что делать. В этот момент Костя примирительно сказал:

— А может, возьмем ее в компанию? И как раз еще одна лопата. Быстрей дело пойдет…

— Говори! — потребовал Эдик. — Откуда узнала, что мы здесь?

Она призналась, что случайно услышала их разговор в малиннике, а потом видела, как днем они ходили сюда, на лужайку.

Незавидная получилась картина. Конспираторы они оказались никудышные. Девчонка вокруг пальца обвела. Придется, видно, брать в компанию. Иначе таких неприятностей можно ожидать от нее…

— Отступи на семь шагов! — тронув девочку за руку, распорядился Эдик.

Совещались они, в общем, не долго. Условия ей были поставлены жесткие и окончательные: чтоб не совала свой нос, куда не просят, не задавала лишних вопросов и никому ничего не болтала, даже маме. А потом с нее взяли клятву.

— Клянись, — прошептал Эдик, — что эта тайна умрет вместе с тобой!

— Клянусь, — взволнованно повторила Данка, — эта тайна умрет вместе со мной…

Теперь, в две лопаты, работа пошла веселей. И не было уже того противного, сковывающего страха. Как же могут они, храбрые мужчины и разведчики, трястись от страха, когда рядом девчонка! А она смелая — ночью одна не побоялась прийти. И сейчас незаметно, чтобы трусила. Видно, до смерти рада, что добилась своего, что ей доверили такую тайну.

Эдик и Костя копали, а Данка, стоя от них в нескольких шагах, вытягивала шею, прислушивалась. Но долго стоять на месте она не могла. То и дело подбегала к ним.

— Ну, как! Еще нет?

Или доверительным шепотом сообщала:

— Я через окно вылезла. Вы тоже через окно?..

Прошло минут сорок. Небо на востоке чуть посветлело. В первой утренней перекличке принялись пробовать голоса беспокойные поселковые петухи.

Кладоискатели изрядно устали. Копали молча. И Данка уже ни о чем не спрашивала. У каждого невольно закрадывалась тревожная мысль: а не напрасно ли ищут? В самом ли деле здесь что-то спрятано? Но вслух пока не решались говорить об этом.

Однако всему приходит конец. В том числе и надежде. Первым сдался Костя. Бросив лопату, он отряхнул руки.

— Светает… Кончать надо. Ничего мы тут, видно, не найдем.

Эдик и сам готов был произнести эти слова, но все же, поплевав на горевшие ладони, сказал:

— Что-то бугорок этот подозрителен.

Через пять минут они убедились, что и там, кроме рассыпчатых комьев земли, ничего нет.

— А вам не кажется, мальчики, что мы мелко копаем? Ведь со временем земля… ну, как бы утолщается, что ли. Ветер наносит пыль и песок, каждый год наслаиваются травы и листья. Потому археологи и ведут раскопки на глубине нескольких метров.

Убедительно. Но Эдик сразу нашелся, что возразить:

— Этому же кладу не тысяча лет.

— Откуда ты знаешь?.. Ну, пусть не тысяча, а сто, например, или двести.

— И ста не будет, — уверенно заключил Эдик. — Это никакой не курган, а самое обыкновенное место. Твой дядя Вася ни с того ни с сего не стал бы здесь копать. Уж он-то знал, сколько лет этому кладу и на какой глубине он зарыт. Мы хорошо видели: он не в глубину копал, а в ширину. Верно, Кость?

— Точно. Яма всего по колено была.

Все это звучало правдоподобно. Но что толку! Вон сколько выкопали в ширину! Еще и дядя Вася копал. А результат…

Небо светлело все больше. С той стороны, где должно всходить солнце, начинало розоветь. Пора было уходить. А что с ямой? Бросить все, как есть? Кому она помешает? И если уж приходить сюда, то лучше днем. Да и надо ли приходить? Это в мечтах все легко получается. Раз-два — и откопали! Попробуй откопай!..

Возвращались молча. Теперь каждый с беспокойством думал об одном: как бы благополучно добраться до кровати. И Данка волновалась. Может быть, проснулась мама и хватилась ее?..

Но, кажется, все спокойно. В окнах обеих дач света не видно. Данка помахала на прощание мальчишкам рукой и проскользнула в калитку. Не дыша, на цыпочках, она прошла к дому. Окно оставалось распахнутым — все как и было, когда в первом часу ночи она вылезала отсюда. И велосипед на месте. Теперь остается только встать на его раму, ухватиться за подоконник, и она — в комнате.

Удачно! Даже ничем не стукнула. Наконец-то Данка с облегчением вздохнула.

Сняв платье и босоножки, она быстренько забралась под одеяло и улыбнулась. Она была довольна собой. Все удалось на славу… Одно плохо: ничего они пока не нашли.

«Ничего, может, еще найдем», — закрывая глаза, подумала Данка.

 





Дата добавления: 2015-09-20; просмотров: 116 | Нарушение авторских прав


© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.089 с.