Лекции.Орг
Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника

Языковое сознание есть не сознание, а способность языкового коллектива рефлектировать, то есть созерцать



Но «языковой коллектив» состоит из людей, а люди могут «рефлектиро­вать» только если у них есть сознание. Это вытекает из первого определения.

Как я уже говорил, при определении понятия «язык» этот уход в психоло­гию дает дополнительную глубину. Но я гляжу на него как раз из психологии, и у меня возникают вопросы относительно сознания. Языковое сознание — это совсем не сознание. Это просто не очень продуманно использованное слово, которым языковеды обозначают что-то им очень нужное, какую-то способность сознания.

Какую способность? В уточнении сказано: «языковое сознание это осознание возможностей языка». Иными словами, Гумбольдт, говоря о созна­нии, понимает под ним осознавание. И похоже, точно так же Портнов.

Ну и что? А то, что при этом они не говорят об осознавании! И означает это, что для философов языка понятия «сознание» и «осознавание» либо смешиваются, либо для них вообще никакого собственно сознания нет, а есть лишь способ говорить, называя сознание, а подразумевая осознавание.

Если бы приведенные мною определения были единичными примера­ми подобного понимания сознания, я бы мог усомниться в своих выводах. Но понимание сознания философами языка вызывает у меня множество сомнений. Особенно смущают меня определения вроде этого:

«Сознание носит диалектический характер, оно одновременно и субъектив­но и интерсубъективно, осознанно, но опирается на бессознательные механизмы» (Портнов, Сознание. Язык. Смысл, с. 73).


Глава 10. Гумбольдт. Языковое сознание

Сознание — осознанно, уже одно это утверждение приводит в замеша­тельство. Кем или чем можно осознать нечто, кроме самого же сознания? Но оно еще и опирается на «бессознательные механизмы»! Как это? Конечно, автор мог просто оговориться или у него не хватило места в короткой публи­кации развернуть какое-то иное понимание сознания. Но уж раз зашла речь о бессознательном, то оправданным становится вопрос: а почему стала воз­можна бессознательная оговорка? Нет ли у нее причины, корешка, скрыва­ющегося в неосознаваемой части сознания? В любом случае, именно такие оговорки на каком-то этапе исследования и становятся для него основным материалом. Сквозь них видно, как в действительности устроено наше со­знание. Нужно только не пропустить их и задать вопросы.

Кто носитель осознавания, осознающий сознание"? Наверное, я? А что в таком случае есть сознание, которое я осознаю? И из чего сделаны, из чего состоят «бессознательные механизмы»? Из того же, что и фрейдистское бес­сознательное? Иначе говоря, это действительно «механизмы»? Или тут опять надо понимать широко: и «механизмы» и некие содержания, которые они создают? А когда они их создают, то эти содержания становятся собственно­стью сознания или сохраняются неосознанными, пока некто их во мне не осознает? Но если такое возможно, то из чего они сделаны?

Это разговор обо всей философии языка и о Гумбольдте в частности, потому что он сам именно так и говорит, когда дело касается сознания.

К примеру, выражение «языковое сознание» он употребляет сплошь и рядом как само собой разумеющееся и понятное читателю по очевидности. Для того, чтобы создать те два определения, Портнову пришлось извлекать свое понимание из высказываний вроде вот такого:

«Поэтому слоговые размеры, подобно гекзаметру и шестнадцатисложному стиху шлок, дошедшие до нас из тьмы веков, но до сих пор неподражаемо чару­ющие слух одной только последовательностью своих слогов, являют собой, мо­жет быть, еще более сильное и надежное доказательство глубокого и тонкого языкового сознания породивших их наций, чем сами сохранившие их стихотворе­ния» (Гумбольдт, О буквенном письме, с. 413).

Это хорошее высказывание, в нем отчетливо видно, что Гумбольдт дей­ствительно говорит о некой нашей способности, наверное, способности сознания к тонкому различению. Вероятно, это различение можно считать осознаванием, а в целом называть языковым сознанием. Но таких отчетли­вых высказываний у Гумбольдта немного, и Портнову пришлось порабо­тать, чтобы извлечь свое понимание.

Сам же Гумбольдт, когда пытается дать определения своим понятиям, звучит отнюдь не так чарующе, как древние:

«В языке, в той мере, в какой он является реальным достоянием человека, различаются два конститутивных принципа:

внутреннее языковое сознание (под которым я понимаю не особую силу, но всю совокупность духовных способностей относительно к образованию и упот­реблению языка, то есть лишь направление)

и звук» (Гумбольдт, О различии строения человеческих языков, с. 227).


Основное— Море сознания— Слои философии— Слой 4

Вот и все определение языкового сознания, из которого ясно, что слово «сознание» Гумбольдт употребил если уж не совершенно случайно, то по наитию, по чувству языка, показавшему ему, что способность человека к созданию и использованию языка как-то связана с его сознанием. Вероятно, это глубокая мысль, и если постараться, то действительно можно доказать, что, говоря о «языковом сознании», Гумбольдт говорит о сознании.

И я даже допускаю, что если постараться еще больше, то можно найти и то, как это использовать для очищения. Вероятно, я когда-нибудь постара­юсь и сделаю это.





Дата добавления: 2015-09-20; просмотров: 134 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

  1. II. Единство коллектива
  2. III. Диктатура коллектива
  3. Quot;Вы должны развивать в себе способность четко представлять в уме то, чего хотите добиться"
  4. Автоматия сердца. Автоматия – это способность сердца сокращаться под влиянием импульсов, возникающих в нем самом
  5. АДЖНА. СОЗНАНИЕ, ВОСПРИЯТИЕ, ПОНИМАНИЕ
  6. Административная право- и дееспособность гражданина
  7. Административная праводееспособность индивидуальных субъектов
  8. Административная правоспособность гражданина РФ - это его способность
  9. Административно-правовой статус граждан, административная правоспособность и дееспособность. Административно-правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства
  10. Б 21-3 Коллектив и его особенности: признаки, классификация и характеристика коллектива. Система социального контроля коллектива
  11. Биологические ритмы. В 2-х т. Т. 1. Пер. с англ. — М.: Мир, 1984.— 414 с. ствование автономного колебателя в эпифизе указывают также его способность поддерживать ритм секреции мелатонина in vitro [77] и сохранение циркадианных
  12. Биологические ритмы. В 2-х т. Т. 1. Пер. с англ. — М.: Мир, 1984.— 414 с. «растяжении» или «сжатии» циркадианной системы слишком длинными или слишком короткими периодами принудителя она может утрачивать способность к автономным


© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.007 с.