Лекции.Орг
 

Категории:


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...

Понятие и способы образования топонимов



Содержание

 

Описание.

Введение.

Глава 1. Особенности и классификация топонимов

Понятие и способы образования топонимов

Классификация топонимов

3.3Качественные топонимы.

Количественные топонимы.

Транслитерация

Транскрипция

3.7 Выводы к главе 1.

Глава 2. Перевод имен собственных

Перевод топонимов

Перевод антропонимов

Перевод названий компаний и организаций

Заключение.

Библиографический список.

Приложения.

Описание работы:

Цель исследования состоит в анализе специфики топонимов и их воспроизведения в англо-русском переводе.
Данная курсовая работа ставит перед собой несколько задач. Во-первых, необходимо продемонстрировать сложности связанные с межъязыковым функционированием топонимов. Во-вторых, изложить основные принципы перевода топонимов. В-третьих, ставится задача получить конкретные практические знания, связанные с особенностями перевода тех или иных топонимов.

Введение.

Топоним понимается как обобщенное название любых топообъектов от крупных географических названий и административно-территориальных районов до мелких внутригородских объектов (как реальных, так и созданных авторами художественных произведений) - (то есть названия улиц, площадей, городов, областей, стран и т.п.).

Объектом данной работы является топоним, как подвергшийся стилистической актуализации (стилистически маркированный торопим – СМТ), так и не подвергшийся ей, поскольку географическое имя собственное, даже не утратившее топонимической нейтральности, может служить созданию художественной образности.

Целью данной работы является изучение стилистического аспекта функционирования географических имен собственных на материале произведений американской и английской литературы девятнадцатого и начала двадцатого века, посредствам наблюдения, описания, классификации и обобщения выявленных особенностей изучаемого явления (так называемый методы компонентного и контекстологического анализа).

Стилистический потенциал топонимов зависит от их специфики и тесной экстралингвистической и собственно лингвистической связи с другими явлениями языка.

В первой главе данной работы рассматриваются общие характеристики топонимов, их особенности, влияющие на их стилистический потенциал, дается некоторая классификация стилистически маркированных имен собственных.

Вторая глава содержит анализ некоторых случаев употребления топонимов как стилистически маркированных единиц.

На основе данной классификации можно определить основные стилистические функции топонимов, которые описаны в заключении данной работы.

 

Глава 1. Особенности и классификация топонимов

 

Понятие и способы образования топонимов

 

Географические объекты подразделяются на естественные (река, гора, болото, озеро, водопад, лес, поляна и др.) и созданные человеком (деревня, дорога, избушка, столб, мельница и др.). Возникновение топонимов, как ориентиров на местности, обусловлено, прежде всего, характером ландшафта, фауны и флоры. Поскольку образование топонимических систем финно-угорских народов происходило при сложении сельских поселений, то вполне естественно, что основу её (топонимии) составляет географическая лексика, или местные географические термины. Число этих терминов и их характер зависит, естественно, от географических зон. Набор терминов в равнинной местности будет иной, чем в горной. Кроме того, на специфику отбора лексики в значительной степени влияет "топонимическое мышление" народа. "Квантование" объектов природы языковыми средствами у каждого народа происходит по-своему. Так, характерной чертой саамской топонимии является тонкая градация именований особенностей ландшафта. В зависимости от конфигурации, наличия растительности, высоты и других признаков Тойво Итконен приводит свыше тридцати названий гор: vuajjv 'гора, вершина', vaara 'гора (большей частью покрытая лесом)', raht 'скалистая гора (на берегу моря)', koalle 'скала', mielli 'песчаная горка, дюна' и пр. [9: 19-20].

Набор географических терминов, связанных с деятельностью человека, зависит от социально-экономических условий, вызванных, естественно, географическими и климатическими особенностями. В структурном отношении топонимы, образованные путём словосложения, идентичны.

Топонимический материал при всей сложности его фонетической, морфологической и семантической структуры в принципе поддаётся формализации. Каждый топоним представляет собой слово (простое, сложное, суффиксальное) или словосочетание, функционирующее в качестве названия того или иного географического объекта. Таким образом, топоним обладает суммой твердо заданных признаков, которые можно формализовать. Такими признаками являются: 1. Графические, 2. Структурные, 3. Семантические и 4. Географические.

Графические признаки топонима представляют собой цепочку символов-букв, соответствующую звуковому облику слова. Эти признаки позволяют выявлять однотипные фонетически слова или части слов. Слова (или части слов) могут быть этимологически проницаемы, если связь с апеллятивом, породившим данный топоним, не потеряна, например: Петрозаводск, Дворцы, Мелиоративный. В других случаях часть слова может быть непроницаема для этимологического анализа, например: Вохтозеро, Сандормох, Мелойгуба. И, наконец, довольно часто встречаются топонимы, значение, которых утеряно, например: Лужма, Полга, Пяльма, Утуки и др. [6: 47] Выявление однотипных в фонетическом отношении и лишенных внутреннего значения комплексов позволит определять топоизоглоссы, т.е. распространение того или иного топонимического явления субстратной топонимии.

Структурные признаки определяют собой типологические системы топонимов. Топонимия Европейского Севера России, занимая огромные пространства, представляет собой зоны смешения уральской, славянской и субстратной топонимии. Топонимическая система любого языка отражает в известной мере структуру и лексику этого языка.

Семантические признаки топонимии проявляются в лексических значениях участвующих в образовании топонимов лексем. Если структура топонимов обусловлена в основном внутрилингвистическими факторами, то семантика их во многом зависит от экстралингвистических факторов. К таковым относятся и окружающая среда (ландшафт с его животным и растительным миром), и хозяйственная деятельность человека, его космогонические представления и эстетические ценности. В целом можно сказать, что в семантике топонимов раскрывается историческое мировоззрение человека.

В соответствии с этим по семантическому принципу принято разделять все топонимы на две группы: 1) названия, отражающие физико-географические особенности объекта и 2) наименования, непосредственно связанные с практической деятельностью человека.

Поскольку состав лексики, участвующей в образовании топонимов, априорно не предсказуем, возникла необходимость принять универсальную модель, охватывающую весь понятийный тезаурус мыслительной деятельности человека. Такой моделью является "Система понятий как основа для лексикографии" Рудольфа Халлига и Вальтера фон Вартбурга [9: 85]. Кстати, эта система понятий была использована в работе по сбору лексического материала для "Лингвистического атласа Европы".

Топонимия любого региона складывается под влиянием различных факторов. К главнейшим составляющим относятся: естественно-географическая среда, социально-исторические условия, морально-этические и религиозные представления.

Поскольку основу классификации составляет семантический тезаурус языков мира, ономасиологический словник Рудольфа Халлига и Вальтера фон Вартбурга, используемый для прибалтийско-финских и саамского языков, пригоден и для классификации семантики русской топонимной лексики. Единый ономасиологический словник, принятый для различных языков и географических зон, поможет ярче показать своеобразие и специфику топонимной лексики языков и регионов.

Как уже упоминалось, одним из универсальных способов номинации географических объектов является онимизация и трансонимизация. Апеллятив, характеризующий какой-либо географический объект (гора, река, мыс, залив, озеро и т. д.), при его повторении в качестве ориентира превращается в топоним, т. е. произошла онимизация, превращение апеллятива в топоним. К таким апеллятивам-топонимам можно отнести названия Яма (омут), Заводь (омут), Зыбун (болото), Озерко (озеро), Погост (село) и пр. В качестве топонимов могут быть и слоосочетания: Верхнее Плесо (участок реки), Нижнее Плесо (участок реки). Подобные названия встречаются крайне редко.

Явление трансонимизации состоит в том, что название одного географического объекта может переноситься на другой. Утвердилось мнение, что хронологически наиболее древние названия имеют водные объекты. Именно, на берегах рек и озер в первую очередь селился древний человек. Реки и озера давали ему пищу, а передвижение по воде было наиболее легким.

Процесс трансонимизации, т. е. переноса названия объекта на другой объект, требует, как видно из примеров, дополнительных грамматических средств, чтобы название нового объекта при прежней основе могло бы идентифицировать новый объект [5: 129]. Поэтому, чем больше используется эта основа при идентификации последующих объектов, тем активнее происходит "обкатка", или, "обрастание" трансонимизированной основы и эта основа начинает зачастую восприниматься уже не как субстратная, а как принадлежащая исконно данному языку. Например, топоним "Москва" породил своих братьев "Замоскворечье", "Подмосковье", "Московский"; в Карелии название озера "Онего" дало дериваты "Заонежье", "Прионежье", "Обонежье".

Язык, или, если можно так сказать, топонимная система, все это многообразие морфологического инвентаря названий начинает классифицировать по географическим объектам

Помимо словообразовательных средств разграничения топонимов в русском языке используются и словоизменительные, а именно, употребление падежей и предлогов. В русской топонимии при указании на направление к географическому объекту или нахождение используются предлоги, сравни: "на Кавказ", но "в Крым".


Классификация топонимов

 

Топонимы - это отдельная категория имен собственных, обладающая особыми свойствами.

Во-первых, поскольку всякий топоним есть слово на них, несмотря на их семантическую обособленность, как и на другие лексические единицы, распространяется так называемы «принцип ассиметричности лингвистического знака»: одно и тоже означаемое (топонимический объект в данном случае) может соотноситься с несколькими обозначающими (топонимы и их эквиваленты), и наоборот, один и тот же топоним может обозначать несколько разных понятий.

Например, город Чикаго соотносится не только с наименованием Chicago, но и с коллоквиализмом Chi, и с топонимическим перефразом the Windy City. С другой стороны, топоним Oxford может подразумевать не только город в верховьях Темзы, но и расположенный там университет (e.g. to live in Oxford - to study at Oxford), а также совокупность жителей, команду университета и т.п. [5: 59]

Во-вторых, как лексические единицы топонимы могут противопоставляться не только единицам других пластов лексики (например, в составе существительных - другим группам, в качестве имен собственных нарицательным, или апеллятивам) но и друг другу. Любому имени собственному обязательно соответствует соотносимое с ним имя нарицательное, которое называется параллельным апеллятивом. соотношение «параллельный апеллятив - имя собственное» в некотором смысле напоминает отношение «род - вид».

В-третьих, как имя собственное, топоним характеризуется более тесной, по сравнению с нарицательными существительными, связью с именуемым объектом. Это оказывает непосредственное влияние на их лингвистические характеристики.

В-четвертых, топоним включает в себя значительный культурный компонент.

По характеру объектов выделяются следующие основные виды топонимов [6: 93]:

· ойконимы - названия населенных пунктов (Москва, Тверь),

· гидронимы - названия водных объектов (Волга, Селигер),

· оронимы - названия особенностей рельефа (Альпы, Уральские горы).

Топонимы могут возникнуть в результате естественно-исторического развития (Киев, Смоленск, Париж) или быть созданными сознательно (Петрозаводск, Вашингтон).

Топонимы, как правило, более тесно, чем антропонимы, связаны с называемыми объектами, и поэтому они имеют большу связь с понятием, чем остальные имена собственные. В их лексическое значение входит адресно-указательный компонент. Мы называем: Альпы, Париж, Байкал - и сразу представляем, что обозначается словом, где расположен объект.

Семантика названий географических объектов чаще отличается мотивированностью. Исходное значение топонима может содержать информацию о топографических особенностях объекта (Старица, Красноярск, Горицы), указывать на его связь с общественно-историческими условиями и фактами (Вышний Волочек, Торжок, Царицыно, Патриаршее, Санкт-Петербург, Кузнецкий мост), отражать своеобразие флоры и фауны (Селигер, Дубовка, Алупка).

Однако не надо путать словообразовательный анализ топонимов с их этимологическим толкованием. При словообразовательном анализе мотивированность анализируемого топонима производящим словом очевидна, топоним строится по действующим в современном языке словообразовательным моделям, и для этимолога здесь нет работы. Например: Волгоград, Южно-Сахалинск, Ростов-на-Дону, Пятигорск, Запорожье (за днепровскими порогами) и т.п.

Однако очень многие топонимы, и особенно давно существующие, чаще всего являются для современных носителей языка немотивированными. Восстановить их исходное значение оказывается непросто, и многие из самых известных географических названий хранят тайну своего имени, несмотря на интенсивность этимологических изысканий. Тем не менее исследования продолжаются, и их результаты вносят определенный вклад в изучение истории языка (поскольку топонимы могут содержать корни, уже исчезнувшие из языка), истории страны (например, именно с помощью топонимов удалось установить доисторические ареалы распространения племени саами, литовских племен, племен радимичей и вятичей).

Для некоторых топонимов существует по несколько этимологических версий, но ни одна из них не является до конца доказанной. Так, относительно слова Москва этимологи с полной достоверностью доказали лишь то, что гидроним (название реки) старше, и город получил свое имя по гидрониму. Происхождение названия реки связывают с финно-угорскими корнями: моска - "медведь", ава - "самка" (т.е. Москва - "медведица"). Эта версия подтверждается наличием изображения медведя в гербе Москвы.

Согласно другой версии, слово Москва произошло от финских "муста" - "черный" и "ва" - "вода" (то есть Москва - "черная вода, черная река", и действительно, Москва-река протекает по торфяным местам, и цвет воды из-за особенностей дна кажется черным). Считается также, что название Москва пришло из скифского языка, где оно означало "сильная гонщица, охотница" (что указывает на относительно быстрое течение реки). Есть также предположение, что топоним возник в результате соединения слов "моск" - "кремень" и "хов" - "укрытие". Общее число версий превышает десяток, и этимологические изыскания продолжаются [4: 158].

Однако даже в тех случаях, когда исходное значение топонима установлено совершенно точно и однозначно, для большинства носителей языка географическое название остается немотивированным. Например, установлено, что гидроним Нева возник из финских языков, где neva означает "болото". Вместе с тем надо учитывать, что Нево - старое название ладожского озера, по которому и могла быть названа река. Этимологи дали однозначный "перевод" ойконима Севастополь: это искусственное название, данное городу Потемкиным в 1783 г. Слово образовано от двух греческих корней: "севастос" - "славный" и "полис" - "город".

Большинство топонимов-поэтизмов пришло, в английский язык извне. К этой группе стилистически маркированных топонимов примыкают топонимы-историзмы. Данная стилистическая оппозиция также не является абсолютной и нейтрализуется в случаях, когда поэтизм и традиционный вариант фигурируют в идентичном контексте.

Интенсивно используется в литературе и топонимический перифраз. Если в периодике и рекламе топонимический перифраз - это традиционный способ оживить высказывание и избежать повтора, то в художественной литературе перифразы чаще всего напоминают "иронические" поэтизмы.

Топонимы-варваризмы противопоставляются экзотизмам, т.е. английским названиям, именующим объекты за пределами англоязычных стран (Firenze = Florence). Топонимы-варваризмы создают в произведении местный колорит.

В целом стилистическая функциональность данных топонимов отражает (хотя и не всегда с достаточной полнотой) общее разделение английской лексики на нейтральный, книжно-литературный и разговорный словарь.

Итак, топонимы, как и любая лексическая единица, могут использоваться как стилистические маркированные. Это происходит за счет их способности подвергаться метонимическому и метафорическому переносу. Однако переход топонима в класс стилистически маркированных все же затруднен за счет наличия семы единичности.


Качественные топонимы.

У качественных топонимов стилистическая актуализация сопровождается некоторым изменением значения географического имени собственного. Стилистический эффект функционирования этих топонимов основан на качественном изменении топонима.

В данной группе можно выделить несколько подтипов топонимических единиц, поскольку им, как и другим именам существительным свойственна стилистическая неоднородность.

 

Среди стилистически дифференцированных вариантов топонимов наиболее многочисленными являются топонимы-коллоквиализмы, топонимы-поэтизмы, топонимические перифразы.

Топонимы-коллоквиализмы неоднородны по своему происхождению. Они включают в себя, с одной стороны, всевозможные сокращения - морфемные усечения ('Sippi = Mississippi), инициальные аббревиатуры (l.a. = Los Angeles), различные виды эллипсиса (Jersey = Jersey City = New Jersey ), а с другой - диалектизмы и отступления от литературной нормы (Brummagem - Birmingham).

Данные топонимы обычно реализуется в следующих наиболее типичных случаях:

1. В художественной литературе - при противопоставлении авторского повествования разговорной речи персонажей:

Например: (1) Adrian /.../ told him that he had been offered au assistant curacy in a small parish near Wragby, Lincolnshire. (F.H. Johnson)

(2) It would be ungrateful of me to look; down my nose at Lincs, though it's rather more remote than I'd hoped for.

2. В периодической печати - при типичном для англоязычной прессы противопоставлении «разговорного», игриво-интригующего заголовка и «серьёзного» по содержанию текста, одновременно такое противопоставление можно рассматривать как характерную для периодики тенденцию к сжатию информации в заглавии с последующим её развёртыванием в тексте:

Например: GIVENS SETTLES FOR BRUM. Queens Park Rangers’ striker Don Givens completed his Ј 510,000 transfer to Birmingham City Yesterday afternoon. (Morning Star)

Однако такое использование топонимов-коллоквиализмов не носит абсолютного характера и может нейтрализоваться под влиянием контекста.

В отличие от коллоквиализмов, сформировавшихся «внутри» языка, большинство топонимов-поэтизмов пришло, в английский язык извне. К этой группе стилистически маркированных топонимов примыкают топонимы-историзмы. Данная стилистическая оппозиция также не является абсолютной и нейтрализуется в случаях, когда поэтизм и традиционный вариант фигурируют в идентичном контексте.

Интенсивно используется в литературе и топонимический перифраз. Если в периодике и рекламе топонимический перифраз - это традиционный способ оживить высказывание и избежать повтора, то в художественной литературе перифразы чаще всего напоминают "иронические" поэтизмы.

Топонимы-варваризмы противопоставляются экзотизмам, т.е. английским названиям, именующим объекты за пределами англоязычных стран (Firenze = Florence). Топонимы-варваризмы создают в произведении местный колорит.

В целом стилистическая функциональность данных топонимов отражает (хотя и не всегда с достаточной полнотой) общее разделение английской лексики на нейтральный, книжно-литературный и разговорный словарь.

В соответствии с характером, семантических сдвигов в группе качественных стилистически маркированных топонимов возможно выделить два доминирующих вида:

Качественные СМТ первого вида, стилистический эффект функционирования которых базируется на одновременной реализации топонимического и контекстуального нарицательного значений. При этом возможны два соотношения собственного и нарицательного значений:

а) топонимическое значение ослабевает и ведущим становится нарицательное; подобное соотношение значений охватывает такие разновидности топонимов, в которых осуществляется окказиональный переход топонима в имя нарицательное обычно происходит метафорический перенос в значении топонима).

б) топонимическое значение подвергается равноценной актуализации наряду с нарицательным; такое соотношение характерно для стилистически маркированных топонимов, реализующихся, когда наблюдается окказиональный переход нарицательного существительного в топоним (обычно вымышленный автором художественного произведения).

Качественные СМТ второго вида. Их стилистическая маркированность достигается за счет специфического изменения только топонимического значения, осложненного введением в семную структуру топонима эмоционально-оценочных сем, не приводящих к возникновению нарицательного значения (реализация происходит только при целенаправленном использовании ряда стилистических приемов, их нанизывании друг на друга).

 

 

3.4 Количественные топонимы.

У количественных топонимов актуализация стилистических смыслов не затрагивает семной структуры значения одного отдельно взятого топонима, а возникает лишь в результате совместной реализации некой совокупности топонимов. Стилистическая маркированность создается на основе количественного накопления топонимов, которое ведет к приращению стилистического смысла ко всей совокупности имен собственных.

К группе количественных стилистически маркированных топонимов относятся так называемые топонимические массивы. Под топонимическими массивами обычно понимаются скопления топонимов в предложениях, а также в рамках более значительных отрезков тексту. Топонимические массивы могут быть носителями образности, которая в общем виде соответствует эмфазе, создаваемой перечислением. Многообразие массивов позволяет классифицировать их в соответствии с их структурой, содержанием и стилистической отмеченностью.

Во-первых, количественные стилистически маркированные топонимы можно разделить на две группы:

1) перечисляемые топонимы на ограниченном отрезке текста, топонимы обыкновенно следуют непосредственно друг за другом или разделены служебными частями речи (контактные);

2) национально-стилизованные (дистантные) топонимы, идентифицируемые в рамках всего художественного произведения и служащие средством национальной стилизаций. Топонимы обычно отделены друг от друга знаменательной лексикой. В отличие от контактных, дистантные топонимические массивы могут выходить за рамки отдельных предложений. При этом в дистантных массивах топонимы могут располагаться с разной степенью упорядоченности (аморфные и упорядоченные массивы). Примером могут служить многочисленные арабские и восточные топонимические названия в романе «Round the Bend» N. Shute, которые сообщают всему повествованию особый экзотически колорит, одновременно усиливая достоверность изображаемых событий.

Во-вторых по содержанию топонимические массивы делятся на:

Ø топонимические массивы обширности и повсеместности (нагромождения топонимов в данном случае могут создавать эффект панорамы; их интеграция в единое целое происходит за счет актуализации семы соотнесенности с земной поверхностью),

Ø топонимические массивы маршрута (отражают передвижение персонажей из одного места в другое - в соответствии с развитием действия; соотносясь с объектами, существующими в действительности, такие топонимические массивы способствуют впечатлению достоверности, реальности изображаемого; могут влиять на ритмику повествования, передавая динамичность и стремительность изображаемого движения; порядок следования топонимов несет на себе смысловую нагрузку),

Ø топонимические массивы жизнеописания (своего рода послужные списки, перенесенные на страницу литературных произведений; в упорядоченных массивах такого рода мажет содержаться эмфаза, подчеркивающая значительность жизненного пути, пройденного героем),

Ø топонимические массивы стилизации (возникают в произведении при изображении в нем тех сфер человеческой деятельности, для которых характерно постоянное обращение к географическим названиям, например, они типичны для произведений на военную, географическую и т.п. тематику, являясь одним из способов подчеркнуть правдивость, реалистичность изображаемого; задача таких массивов - воспроизвести с художественными целями язык военного приказа, научного описания, газетного сообщения и т.п.; они не содержат образности, однако необходимы в произведении для придания ему убедительности, правдоподобия).

Например: Once again he was riding the rails; once again the rhythmic movement was pulsing through his long lean body; clackety-clack, clackety-clack, click-clack, click-clack; Milwaukee, Grand Rapids, Detroit, Buffalo, Toledo, Cleveland; clckety-clack, clackety-clack, click-clack, click-clack:Lima, Evansville, Washington, East St. Louis... (I. Stone)

I had fished in Maine, sat at drugstore counter in the Middle West, eaten a steak in Kansas City /.../, wandered through the missions of the Santa Barbara, the old gardens of Charleston and Savannah... (A.J. Cronin)

 

 

Транслитерация

Транслитерация - формальное побуквенное воссоздание исходной токсической единицы с помощью алфавита переводящего языка; буквенная имитация формы исходного слова.

Транслитерация отличается от практической транскрипции своей простотой и возможностью введения дополнительных знаков.

О транслитерации говорят тогда, когда языки пользуются различными графическими системами (например, английский, русский, греческий, армянский, грузинский), но буквы (или графические единицы) этих языков можно поставить в какое-то соответствие друг другу, и согласно этим соответствиям происходит межъязыковая передача имен собственных. Поскольку, например, латиница, греческий алфавит и кириллица имеют общую основу, то большинство букв этих двух алфавитов могут быть поставлены в соответствие друг другу с учетом тех звуков, которые они регулярно обозначают. Транслитерация имеет как преимущества, так и недостатки. Преимущества очевидны - письменный вариант имени не искажается, его носитель имеет универсальную, независимую от языка идентификацию. (Это немаловажное соображение - например, фамилия Ельцин передается по-английски как Yeltsin, а по-французски как Eltsine). Иногда трудно восстановить исходную форму иностранного имени или фамилии, данной им в русской транскрипции, то есть с ориентацией на звучание, а не на написание имени (например, Юнг - Yong или Jung).

При транслитерации в еще большей степени, чем при прямом переносе, заимствующий язык называется имени произношения по собственным правилам. Особенно ярко эта тенденция проявляется в отношении античных и других историко-мифологических имен, чтение которых в западноевропейских языках почти стопроцентно следует правилам принимающего языка: например, по-английски Афродита - [Afr’daiti].

Сегодня транслитерация в чистом виде в русской языковой практике не применяется. Дело в том, что в английском, французском, немецком, венгерском и других языках многие буквы латинского алфавита либо изменили свое звуковое значение, либо читаются нестандартно в определенных буквосочетаниях и словах. Поэтому транслитерация их русскими буквами, если ее проводить последовательно, будет порождать варианты этих имен, мало похожие при чтении на оригиналы.

При использовании в англоязычном тексте имени из языка, письменность которого основана на латинице, имя собственное не претерпевает изменение. При этом в принципе желательно, чтобы воспроизводились и те буквы, которые отсутствуют в английском алфавите.

Недостаток практики прямого переноса состоит в том, что говорящие на другом языке часто не могут определить по написанию, как произносится иноязычное имя собственное[1]. Перенося имя в неизменной форме, носители принимающего языка нередко навязывают имени произношение, соответствующее правилам чтения на их родном языке. Например, французы произносят имя Моцарта (Mozart) так, как если бы это было французское именование, - [Mozar].

 

 

Транскрипция

 

В целом большинство имен и названий передается в настоящее время средствами графики, то есть способом транскрипции. Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью.

В каждом языковом коллективе имеются лица иной национальной принадлежности. При передаче на другой язык, возникает вопрос: в какой мере эти имена сохранили своеобразия того языка, из которого пришли. Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится Роже. Англичане также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями: [roujei]. Если бы мы решили воспроизвести фонетический облик этой фамилии так, как она произносится в англоязычных странах, то надо было бы писать Роужей. Но поскольку даже в англоязычной языковой среде эта фамилия ощущается как французская, то и на русский эту фамилию следует передавать по правилам практической транскрипции с французского языка, т.е. Роже.

Имя собственное всегда реалия. В речи оно называет действительно существующий или выдуманный объект мысли, лицо или место, единственные в своем роде и неповторимые. В каждом таком имени обычно содержится информация о локальной и национальной принадлежности обозначаемого им объекта. Транскрибированные имена собственные наряду с остальными реалиями являются теми немногими элементами перевода, которые сохраняют определенное национальное своеобразие в своей словесной звуковой форме. Испанское слово, например, даже будучи записанным кириллицей, остается испанским словом и не теряет своего национального колорита. Испанские имена Nicolas, Andres или Аnа, совсем похожие на Николая, Андрея и Анну, не становятся обрусевшими под пером переводчика, а передаются как Николас, Андрес и Ана.

Проблема национально-языковой принадлежности связана также с античной и библейской этимологией имен. Носители современных имен могут по ассоциации быть сравнены со своими тезками в истории и мифологии. Возникает дилемма: ориентироваться ли на современную форму данного имени в исходном языке (например, Илайджа, Рут, Хейгар) или на его исторический или мифологический прототип в том виде, в каком он зафиксирован на языке перевода (соответственно Илия, Руфь, Агарь).

Очень ответственно следует подходить к текстам на английском языке, в которых содержатся европейские имена собственные неанглийского происхождения. В этом случае при передаче имен не действуют, кончено, правила англо-русской транскрипции, а необходимо учитывать правила практической транскрипции с языка оригинала. Именно в этих целях в приложении приведены сводные правила практической транскрипции с английского языка на русский и с русского на английский.

Транскрипции подлежат всевозможные собственные имена (названия лиц, географических объектов, небесных тел, учреждений, организаций, морских и речных судов, фирм, гостиниц, ресторанов, газет, журналов, сценических постановок и т.д.). Обыкновенно мы даже не представляем себе, как велико число собственных имен в любом языке: оно в сотни раз превышает словник любого, даже самого полного из словарей. Это естественно, так как соотношение собственных имен и апеллятивной лексики приблизительно соответствует соотношению известных единичных предметов и общих понятий. Отсутствие единой транскрипционной системы во многих случаях затрудняет понимание текстов и отождествление лиц и объектов. Несомненно, что далеко не все в транскрипции может быть формализовано; в частности, когда транскрипция выступает как компонент в обширной системе художественного перевода, нормы транскрипции не могут быть полностью унифицированы и многое остается на долю художественного чутья переводчика и редактора. В то же время для того, чтобы давать удачные варианты транскрипции и, обоснованно отклоняющиеся от формальной нормы, полезно и даже необходимо овладеть этой нормой в максимальной степени. Практическая транскрипция является средством включения слов одного языка в текст другого с приблизительным сохранением звукового облика этих слов. Неизбежная приблизительность практической транскрипции - следствие несовпадения ряда фонем в различных языках. Практическую транскрипцию следует отличать, с одной стороны, от перевода и, с другой стороны, от транслитерации. Общим для транскрипции, перевода и транслитерации является то, что они служат средствами передачи слова из какого-либо языка в заимствующий язык; различие заключается в средствах, используемых для этой передачи.

Транскрипция собственных имен с английского языка нередко представляет значительную трудность в связи с рядом обстоятельств:

- Во-первых, причиной транскрипционных трудностей является то, что историческое развитие английской орфографии привело к ее значительному расхождению с произношением, к обилию непроизносимых или произносимых в различных словах по-разному букв и буквосочетаний. Кроме того, отличительной чертой английской орфографии и, прежде всего, орфографии собственных имен является нередкое усвоение иноязычных буквосочетаний с полным или частичным сохранением особенностей их произношения.

- Второй трудностью, существенной для транскрипции английских имен и названий, является отсутствие в русском языке ряда фонем, имеющихся в английском. Таковы, например, фонемы [Ө] и [ə], представленные буквосочетанием th; далее, в русском языке нет фонематического противопоставления долгих и кратких гласных, нет фонемы [ə] и т.д.

- В-третьих, имена могут иметь различное произношение в разных странах английского языка. Известно, например, что английская буква «а» в той же позиции, где в южно-английском произношении она соответствует произношению [а:], например, last, в ряде диалектов на севере Англии, в Австралии или на юге США и произносится как [ə]. Очевидно, что во многих случаях нельзя игнорировать особенности произношения географических названий местными жителями, особенности произношения личных имен носителями этих имен во многих странах английского языка, где имеют распространение преемственно связанные с ним разновидности американского (в США и Канаде), австралийского и т.д. произношения. Например, топоним Wrath обычно произносится англичанами как [rəӨ], но в Шотландии он произносится как [rа:Ө], и иногда это произношение имитируется англичанами в виде [rа:Ө] или [rəӨ].

- В-четвертых, является скорее правилом, а не исключением такое положение, когда к транскриптору попадает английское собственное имя в его графической форме, без фонетической транскрипции или специальных указаний на произношение. В таких случаях, особенно если в состав собственного имени входят сочетания, произношение которых может быть различным, желательно уточнить чтение имени по каким-либо специальным справочникам, среди которых можно привести, например, списки фамилий с транскрипцией в словаре Уэбстера.

Межкультурные и межъязыковые контакты имеют многовековую историю. Имена и названия давно заимствуются из одного языка в другой, претерпевая самые разнообразные искажения или меняя свой облик в ходе развития и трансформации языков. При сопоставлении многих имен собственных, которые обозначают одни те же предметы в разных языках, часто заметно, как они непохожи.

Даже в пределах одной страны могут сосуществовать разные варианты одних и тех же названий. Например, в Швейцарии, где официальными являются четыре языка, сосуществуют дублеты названий городов: Сьерр -Sierre и Siders и др.[2]

 

Выводы по главе 1.

Итак, топонимы, как и любая лексическая единица, могут использоваться как стилистические маркированные. Это происходит за счет их способности подвергаться метонимическому и метафорическому переносу. В этом переносе участвуют в основном за счет наличия таксономических сем, семы координат и в больше степени потенциальных сем в структуре значения топонима. Однако переход топонима в класс стилистически маркированных все же затруднен за счет наличия семы единичности.

Семантико-стилистическая классификация топонимов включает две большие группы количественных и качественных топонимов. Деление происходит по двум основаниям семантических изменений в топонимах и их употребления в тексте.

Качественные топонимы в сою очередь делятся на:

1) топонимы-коллоквиализмы, топонимы-поэтизмы, топонимические перифразы, топонимы-варваризмы;

2) стилистически маркированные топонимы так называемых первого и второго типа. У первых стилистический эффект происходит за счет изменения и топонимического и нарицательного значений, а у вторых только за счет топонимического.

Количественные топонимы – это, по большому счету, скопление топонимов, получающее образность в речи, так называемы топонимические массивы разных видов (маршрута, обширности, жизнеописания и т.п.)

 





Дата добавления: 2016-11-12; просмотров: 3012 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.017 с.