Лекции.Орг

Поиск:




Ритуал как составляющая первобытной культуры. Типы ритуалов




Вопрос о приоритете в отношениях мифа и ритуала аналогичен проблеме соотношения курицы и яйца, о которых трудно сказать, кто кому предшествует. Тесная связь и близость обрядов и мифов в первобытной культуре несомненна, но даже в самых архаических обществах имеются многочисленные мифы, генетически не сводимые к ритуалам, и наоборот, во время обрядовых празднеств широко инсценируются мифы.

Например, у центральноавстралийских племен во время обрядов инициации (посвящения, переведения в разряд взрослых, полноправных членов племени) перед новичками театрализуются мифы о странствиях тотемических первопредков, причем эти мифы имеют свое священное ядро, несводимое к ритуалу, – это сами священные маршруты странствий. Обрядовая пантомима в соответствии со спецификой театрально-танцевального искусства направлена прежде всего на подражание повадкам зверя-тотема, а сопутствующее пение имеет величальный по отношению к тотему характер.

У североавстралийских племен имеются как строго соответствующие друг другу мифы и обряды, так и обряды, не связанные с мифами, и мифы, не соотнесенные с обрядами и от них не происходящие, что не мешает мифам и обрядам иметь в принципе сходную структуру.

Миф – не действие, обросшее словом, и не простое отражение обряда. Однако можно считать, что миф и обряд в первобытных и древних культурах в принципе составляют известное единство (мировоззренческое, функциональное, структурное), что в обрядах воспроизводятся мифические события сакрального (священного) прошлого, что в системе первобытной культуры миф и обряд составляют два ее аспекта – словесный и действенный, «теоретический» и «практический». Подобное понимание внутреннего единства мифа и обряда, их живой связи и общей практической функции утверждалось Брониславом Малиновским.

Реальность мифа, как объясняет исследователь, восходит к событиям доисторического мифического времени (прошлого), но остается психологической реальностью для аборигена благодаря воспроизведению мифов в ритуалах и магическому значению последних.

Известно много определений ритуала. Во многих антропологических работах на русском языке, как отечественных, так и переводных, в качестве синонима слова «ритуал» применяется термин «обряд». Оба термина многозначны.

С внешней точки зрения ритуалу можно дать такое определение: стандартизированный набор действий символического содержания, совершаемый в ситуациях, предписываемых традицией. Слова и действия, составляющие ритуал, определены очень точно и весьма мало изменяются, если вообще сколько-нибудь изменяются, от одного случая совершения ритуала к другому. Традиция также определяет, кто может проводить ритуал. В ритуалах часто используются священные объекты; предполагается, что в конце ритуала его участники должны испытывать общий эмоциональный подъем. В случае, если речь идет о магическом ритуале, его участники верят, что ритуал сам по себе способен вызвать определенные результаты – изменения внешней среды. Религиозные ритуалы обычно символизируют фундаментальные верования и проводятся для того, чтобы продемонстрировать благочестие и благоговение. Ритуалы также служат усилению группового единства. В период кризиса ритуалы могут снимать ощущение тревоги и неблагополучия.

Еще один вариант определения: ритуал – символическое поведение, повторяющееся в определенные периоды времени, выражающее в стилизованной явной форме определенные ценности или проблемы группы (или индивидуума). В таком понимании термина даже маленькие и недолго существующие социальные группы (или индивидуумы) могут вырабатывать ритуалы, не входящие в общую культурную традицию, а являющиеся специфическими для данной группы.

Попытка проанализировать многообразные социальные функции ритуалов как единое системно организованное целое принадлежит Эмилю Дюркгейму. Исследуя верования и обряды туземцев Австралии, Дюркгейм пришел к выводу, что задача ритуалов – разделение мира на священный, сакральный и обыденный, профанный (и соединение этих двух миров в определенные периоды).

То есть австралийские аборигены различают две жизни, два мира, и этот дуализм находит свое выражение в религиозном культе – в ритуалах и обрядах.

Вот как интерпретирует Питирим Сорокин эту мысль Дюркгейма. Жизнь австралийских племен обычно делится на два периода. В течение первого периода кланы рассеяны по обитаемой ими территории, отрезаны и изолированы друг от друга, их жизнь течет спокойно, без особого накала страстей, подчас даже скучно, в трудах и заботах – они заняты рыболовством, охотой, обеспечением всего необходимого для жизни. Второй период, наступающий обычно после окончания сезона дождей, резко отличается от первого. В это время рассеянные кланы собираются вместе, обычная жизнь сменяется праздником – «короббори». Трудиться уже нет необходимости – достаточные запасы пищи заготовлены заранее. Сам факт соединения рассеянных до того кланов нарушает рутинное течение жизни, все испытывают лихорадочное оживление; темп и ритм жизни убыстряются. Происходит нарастание своего рода психической энергии, как в толпе на стадионе перед началом матча, или в зрительном зале перед концертом, или в митинговой толпе. Живущие нормально и размеренно в течение всего года аборигены в этот период становятся легко возбудимыми, и любые, даже простейшие стимулы вызывают бурную реакцию, как будто накопившаяся энергия только ждет повода излиться.

Напряженность растет и растет, и, наконец, происходит всеобщая «разрядка»: аборигены впадают в священный экстаз, при этом запреты, в частности половые, исчезают, а украшения, новые татуировки, маски преображают торжествующих не только внешне, но и внутренне, заставляя каждого считать себя в этот миг новым, иным существом, не тем, которое выполняло скучную работу весь долгий и тяжкий год. Отсюда следует, что в сознании необходимо должно было возникнуть верование в существование двух миров: мира обычного и мира священного (где человек как бы перерождается и испытывает необычайные переживания.

Именно этим объясняется разделение ритуалов на две главные категории: отрицательные и положительные. Первые представляют собой систему запретов, призванных резко разделить мир священного и мир вульгарного. Например, не-священное существо не может касаться священного: непосвященный не может не только брать в руки чурингу, но даже видеть. Чуринга – священный предмет – камень или кусок дерева, на котором вырезан знак тотема и который поэтому обладает сверхъестественными качествами. У некоторых племен каждый мужчина имеет свою чурингу, в которой заключается его жизнь. До времени они хранятся в специальных пещерах; для молодых людей проводится специальный ритуал, во время которых они впервые видят свои чуринги; обычно нельзя есть мясо тотемного животного. Запрещается как пространственное, так и временное смешение этих двух миров. Результат запрета пространственного смешения очевиден: это создание особых священных мест – пещер – для совершения некоторых ритуалов и хранения святынь. Запрет временного смешения сводится к запрету некоторых «вульгарных», повседневных занятий в периоды специально религиозной жизни (в религиозные праздники). Во время одних обрядов запрещено принимать пищу, во время других запрещена любая работа.

Положительные обряды выполняются с противоположной целью – не разделять два мира, а приблизить верующего к миру священного. К ритуалам этого типа относятся ритуальное совместное поедание тела тотемного животного, жертвоприношения, преследующие ту же цель, определенные действия, производимые с тем, чтобы завоевать благорасположение божества и обеспечить желаемое состояние дел либо посредством проигрывания желаемой ситуации и подражания ее участникам, либо путем воспроизведения прошедшего. Кроме того, Дюркгейм выделяет особый тип ритуалов – искупительные, которые совершаются с целью искупления или смягчения последствий святотатственного поступка.

Дюркгеймовская классификация ритуалов не включает в себя все многообразие типов ритуалов. Ритуалы классифицируются по разным основаниям-критериям. Важным считается разделение ритуалов на магические и религиозные. В магии (колдовстве) отсутствует характерная для религии вера в персонифицированные сверхъестественные силы, то есть в бога. Магические ритуалы преследуют непосредственные, ближайшие цели и, что очень важно, они являются делом индивидуумов, а в результатах религиозных ритуалов обычно бывает заинтересовано все общество (клан, племя) и поэтому, как правило, все общество (или ключевые группы, или символические общественные фигуры) участвуют в их осуществлении.

Ритуалы можно классифицировать также по их функциям. В первую очередь следует выделить кризисные ритуалы, совершаемые индивидом или группой в критические периоды жизни или как ответ на острую и совершенно неотложную проблему. Примером может служить танец дождя, совершаемый обычно в период долгой засухи, когда потеря урожая грозит племени полным вымиранием. Этот сложный ритуал совершается при участии практически всего племени под руководством верховных жрецов, шаманов или священников. Он детально и четко разработан, пришел из стародавних времен. Заметим, что вообще ритуал и импровизация исключают друг друга.

Календарные ритуалы совершаются регулярно по мере наступления предсказуемых, повторяющихся природных явлений, таких, как смена времен года, смена фаз луны, созревание урожая и т.п. Во всех сельских культурах имеется огромное количество таких ритуалов, нередко сложных, насыщенных элементами эротики, со своими особенными богами, героями, мифическими персонажами. По мере развития общества, его индустриализации они частично секуляризируются, частично отмирают. Календарные ритуалы нередко рассматриваются как одна из разновидностей ритуалов перехода.

Мы назвали лишь наиболее распространенные типы ритуалов. Вообще же в зависимости от применяемых критериев и уровня анализа можно выделить буквально бесконечное количество типов ритуалов. Например, ритуалы могут классифицироваться по участию в них мужчин или женщин на чисто мужские, чисто женские и смешанные ритуалы. В чисто мужских ритуалах имеют право участвовать только мужчины, но некоторые из них фигурируют в качестве женщин и даже символически имитируют физиологические функции, присущие женщинам; в чисто женских ритуалах, наоборот, отдельные женщины имитируют физиологические функции мужчин. Но это вовсе не означает принятия роли женщины или, наоборот, мужчины. Это означает бытие женщиной или, соответственно, мужчиной в период ритуального времени, выключенного из нормального чередования времен.

Кроме того, ритуалы могут быть классифицированы по массовости, то есть по количеству участвующих, по степени структурированности, по чередованию элементов аморфности и структурированности, по характеристикам группы, внутри которой и во имя которой они исполняются. Последний момент очень важен, ибо ритуалы стратифицированы, причем стратифицированы двояко – в отношении как земной, так и мифологической иерархии. Некоторые ритуалы могут исполняться только вождями, или только старейшинами, или только охотниками, причем исполнение соответствующих ритуалов представителями других групп влечет неисчислимые тяжелые последствия как для виновников, так и для оскверненных групп и даже самих оскверненных ритуалов. Боги (и прочие мифические существа) ревниво относятся к исполнению ритуалов. Так, использование ритуального предмета, предназначенного для служения в честь одного мифического существа, в ритуале, предназначенном для другого, может привести к совершенно непредсказуемым последствиям. Например, к смене мест и значимости богов, короче, к перевороту в мироздании, который, безусловно, отразится и на людях (в виде мести оскорбленного бога).

Ритуалы перехода – это особенный класс ритуалов, выполняющих особые функции, связанные в первую очередь с последовательным прохождением индивидом стадий своего жизненного пути – от рождения до смерти. Ритуалами перехода отмечаются моменты изменения индивидуальной идентичности.

Ритуалы перехода есть практически во всех культурах, но особенно важны и имеют особенно выразительный характер в традиционных, а также в первобытных обществах. Здесь момент перехода зачастую означает полную потерю старой идентичности и приобретение новой, совершенно иной идентичности, что предполагает изменение всех характеристик личности, иногда вплоть до смены имени. В ряде культур инициация – переход в статус взрослого полноправного члена клана или племени – отождествляется со смертью и новым рождением. В некоторых культурах инициация – не кратковременный акт или событие, а растянутый на несколько недель или даже месяцев процесс, во время которого действительно происходит преображение инициируемого, превращение его в другого человека.

 

Вопросы для самопроверки по теме 3

1. Что такое культурогенез, в чем его связь с процессами антропогенеза?

2. К какому временному периоду может быть отнесено существование первобытной культуры? Каковы источники знаний о ней?

3. Что такое миф и какое место он занимает в первобытной культуре? Каковы основные черты мифологического мышления?

4. На какие группы условно подразделяются мифы в зависимости от их содержания?

5. В чем состоит понятие ритуала? Какова роль ритуалов в жизни архаического (первобытного) человека?

 






Дата добавления: 2016-09-03; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 3164 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Если президенты не могут делать этого со своими женами, они делают это со своими странами © Иосиф Бродский
==> читать все изречения...

266 - | 235 -


© 2015-2022 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.