Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕеред чем человек несет ответственность




¬ыше речь шла о том, что ответственность, которую экзистенциальный анализ помещает как раз в центр своего пол€ зрени€, не сводитс€ к простой свободе постольку, поскольку ответственность всегда включает в себ€ то, за что человек каждый раз несет ответственность.  ак вы€сн€етс€, ответственность подразумевает (также в отличие от простой свободы) еще что-то сверх того, а именно то, перед чем человек несет ответственность. ѕока же, однако, мы стоим перед вопросом, содержитс€ ли вообще в человеческой ответственности это "перед чем". ѕока € не включил в рассмотрение "перед чем" человеческой ответственности, € имею право говорить лишь то, что данный человек в состо€нии отвечать за свои поступки, что ему может быть что-то вменено в ответственность, но не то, что он ответствен за них; ведь ответственность человек всегда несет не только за что-то, но и перед чем-то.

“о, перед чем человек несет ответственность

–ечь идет о совести. ѕроециру€сь из ноологического в психологическое измерение, совесть отражаетс€ в виде "сверх-я"; "сверх-я", однако, - это "не более чем" интроецированный образ отца, а бог - "не более чем" проекци€ "сверх-я". ¬оистину мюнхгаузеновска€ ситуаци€: "я" вытаскивает себ€ за шевелюру "сверх-я" из болота "ќно". “аким образом, психодинамика, с одной стороны, замен€ет экзистенциальность фактичностью, а с другой - отрицает трансцендентальность, направленность и нацеленность на трансценденцию.

ќтветственность принадлежит к несводимым и невыводимым феноменам человека. ѕодобно духовности и свободе, она €вл€етс€ первичным феноменом, а никак не эпифеноменом. “ем не менее, психодинамика пытаетс€ свести первичные феномены к влечени€м, а психогенетика - вывести их из влечений, как будто можно не только вывести "я" из "ќно", но и свести "сверх-я" к "я". “аким образом, сначала вол€ выводитс€ из влечений, желание из необходимости, и затем долг из желани€, не учитыва€ при этом, что совесть апеллирует к чему-то, что больше и выше человека.

ќнтологически долг предлежит желанию. ¬едь € могу дать ответ лишь в том случае, если мне был задан вопрос. » вс€кий ответ имеет свое "на что", и это "на что" должно существовать раньше, чем сам ответ, так и "перед чем" любой ответственности предшествует самой ответственности [1, с. 84].

—ама по себе структура, основанна€ на влечени€х, никогда не сможет заставить другую структуру, основанную на влечени€х, изменитьс€ и задать себе иные объекты и цели влечени€. Ёто, однако, не исключает того, что в любое стремление к ценности всегда встроены влечени€; как уже говорилось, влечени€ вход€т в стремление к ценности как его энергетический источник. ћожно ли представить себе с чисто биологической точки зрени€ такую энергию влечени€, котора€ бы приводилась в действие с целью ограничени€ влечений? “о, что приводит ее в действие, само не может быть выведено из влечений [1, с. 83].

»нстанци€, управл€юща€ влечени€ми, наличие которой хоть и молчаливо, но все же подразумеваетс€ в психодинамическом подходе, €вл€етс€ изначальным образованием. ј. ѕортман без обин€ков утверждает: "¬ процессе нашего развити€ нет такой стадии, на которой бы те признаки, которые мы называем "духовными", по€вл€лись бы с запозданием" [13]. “аким образом, конституирующа€ человека духовность присуща ему биологически и даже анатомически - свобода и духовность, лежащие в основе всего человеческого. ќбратимс€ еще раз к ј. ѕортману: "„еловек - это особое существо, которому свойственна посто€нна€ свобода прин€ти€ решени€, невзира€ на любые жизненные обсто€тельства. Ёта свобода включает в себ€ возможность быть как нечеловеком, так и св€тым" [13, с. 63].

„еловеком не об€зательно движет "ќно" - им может двигать и "сверх-я", причем в этом случае человек остаетс€ лишь движимым, он не становитс€ принимающим решени€, тем более нравственные. „еловек, принимающий действительно нравственные решени€, делает это не дл€ того, чтобы успокоить угрызени€ совести своего "сверх-я".

Ќе существует морального влечени€, подобного сексуальному; ведь мо€ нравственна€ совесть - это не то, что влечет мен€, а то, перед лицом чего € принимаю решени€.

Ќельз€, наконец, обойти вопрос, может ли в самом деле человек быть ответственным перед чем-то и не €вл€етс€ ли ответственность всегда ответственностью перед кем-то.

“от, перед кем человек несет ответственность

ƒл€ объ€снени€ человеческой свободы достаточно одной экзистенциальности, дл€ объ€снени€ же человеческой ответственности € должен обратитьс€ к трансцендентальности совести.

»нстанци€, перед которой мы несем ответственность, - это совесть. ≈сли диалог с моей совестью - это насто€щий диалог, то есть не просто разговор с самим собой, то встает вопрос, €вл€етс€ ли совесть все-таки последней или же лишь предпоследней инстанцией. ѕоследнее "перед чем" оказываетс€ возможным вы€снить путем более пристального и подробного феноменологического анализа, и "нечто" превращаетс€ в "некто" - инстанцию, имеющую облик личности. Ѕолее того - это своеобразна€ сверхличность. ћы должны стать последними, кто не решалс€ назвать эту инстанцию, эту сверхличность тем именем, которое ей дало человечество: бог.

ћы говорим здесь о сверхличности так, как если бы можно было говорить о ней в среднем роде. ќднако тем самым мы превращаем ее в вещь. Ќа самом же деле о боге нельз€ говорить как о вещи, как о чем-то и даже, пожалуй, как о ком-то. ћожно говорить лишь с ним как с кем-то, как с собеседником, с неким "“ы".

«а человеческим "сверх-я" стоит божественное "“ы": совесть - это трансцендентное "“ы" [1, с. 85].

ѕодобно тому, как у человека имеетс€ метафизическа€ потребность, ему свойственна и символическа€ потребность. Ќасколько эта врожденна€ символическа€ потребность глубоко укоренена и закреплена, мы видим в повседневной жизни обычного человека. ≈жедневно и ежечасно он делает символические жесты - когда он приветствует кого-то или когда он желает что-то кому-то. — рационалистической, утилитаристской точки зрени€ все эти символические жесты абсолютно бессмысленны, поскольку они бесполезны и бесцельны. Ќа самом деле они отнюдь не бессмысленны: они просто бесполезны и бесцельны или, лучше сказать, просто не служат какой-либо цели [8, с. 110].

¬спомним слова ѕаскал€: у сердца есть свои резоны, неведомые рассудку, резоны, недоступные рационализму и утилитаризму.

ƒействие символа можно сравнить с эффектом перспективы. ѕодобно тому как перспектива средствами второго измерени€ выражает третье, позвол€ет в плоскости увидеть пространство, так и символический образ делает непостижимое доступным и пон€тным. Ќеобходимо только осознавать, что приведенна€ только что аналоги€ между перспективой и символическим образом сама €вл€етс€ всего лишь символическим образом. ѕоэтому ясперс был прав и расставил все точки над "i" по этому поводу, когда он сказал, что само пон€тие символа - это всего лишь символ [8, с. 109].

„ерез имманентное содержание символа трансцендентный объект приобретает все новую и новую направленность. ≈динственным условием €вл€етс€ проницаемость этого имманентного содержани€, через которое трансцендентный объект должен быть виден. „тобы символ сохран€л эту свою прозрачность, он никогда не должен пониматьс€ буквально и дословно. Ћишь когда на него направл€етс€ свет интенционального акта, в нем вспыхивает трансцендентное. ¬с€кий раз в новом акте происходит овладение символом.

јбсолютное постигаетс€ не "с помощью" символа, а "в" символе. Ёто можно по€снить следующим примером: мы не в состо€нии увидеть небо, даже если осветим его мощнейшим прожектором. ≈сли при этом мы видим, например, облака, то это доказывает лишь, что то, что мы видим, - это как раз не небо. » вместе с тем именно видимые облака €вл€ютс€ символом невидимого неба [8, с. 109]. ≈сли интенци€ не идет дальше видимого символа, то она не достигает незримой трансцендентальности. “аким образом, символ всегда пребывает в неопределенности: он всегда нечто меньшее, чем та вещь, которую он символизирует, но при этом больше, чем просто ее образ. ≈сли может быть справедливо утверждение  лагеса о "реальности образов", то оно относитс€ к символу, но лишь постольку, поскольку (реальный) символ €вл€етс€ символом некоей высшей реальности. ≈сли бы он был просто образом, то он не мог бы обладать той же степенью реальности, что и сам символизируемый предмет. — точки зрени€ экзистенциального анализа бог никоим образом не €вл€етс€ образом отца. —корее наоборот: отец - это, можно сказать, первый конкретный образ бога, складывающийс€ у ребенка.

ќтец не €вл€етс€ дл€ нас прообразом всего божеского, скорее верно пр€мо противоположное: бог - это прообраз отцовства. “олько онтогенетически, биологически, биографически отец первичен; онтологически же первичен бог. ’от€ психологически отношение ребенок - отец предшествует отношению человек - бог, онтологически первое отношение €вл€етс€ не образцом, а отражением.

„то следует из того, что бог выступает как невидимый свидетель и наблюдатель? јктер, сто€щий на подмостках, точно так же не видит тех, перед кем он играет; его ослепл€ет свет софитов и рампы, а зрительный зал погружен в темноту. “ем не менее, актер знает, что там, в темном зале, сид€т зрители, что он играет перед кем-то. “очно так же обстоит дело с человеком: выступа€ на подмостках жизни и ослепленный сверкающей на переднем плане повседневностью, он все же мудростью своего сердца вс€кий раз угадывает присутствие великого; хоть и незримого наблюдател€, перед которым он отвечает за требующеес€ от него осуществление его личного конкретного смысла жизни.

“о, что нравственность человека может им самим не осознаватьс€, известно еще со времен ‘рейда, сказавшего однажды, что человек часто не только гораздо безнравственнее, чем он думает, но и гораздо нравственнее, чем он полагает. Ёкзистенциальный анализ делает лишь следующий шаг, отстаива€ ту точку зрени€, что человек часто гораздо более религиозен, чем он сам подозревает. Ќе надо только ставить эту неосознаваемую религиозность в один р€д с вытесненной сексуальностью или, как это сделал однажды один из учеников ёнга, говорить о религиозном влечении нар€ду с агрессивным.

ћы сказали, что человек нередко более религиозен, чем он подозревает. „асто эта подсознательна€ вера выступает как вытесненна€ религиозность; с не меньшим правом, однако, ее можно назвать стыдливой религиозностью. ¬едь сегодн€шний интеллектуал, воспитанный в традици€х натурализма, натуралистического образа мира и человека, склонен стыдитьс€ своих религиозных чувств.

“ака€ либо вытесненна€, либо осознанна€, но стыдлива€ религиозность не нуждаетс€ в обращении к каким-либо архетипам дл€ объ€снени€. ¬едь общность содержани€ (представлени€ о боге) определ€етс€ не сходством определенных форм (мы имеем в виду архетипы), а тождеством объекта (то есть бога). Ќикому, в конце концов, не придет в голову при виде нескольких похожих фотографий утверждать, что это отпечатки с одного и того же негатива: ведь и негативы схожи между собой или даже одинаковы лишь постольку, поскольку на них снималс€ один и тот же объект.

Ћитература [1]. V.E.Frankl. Der unbewuBte Gotf, Wien, 1948, S. 37 - 47. [2]. V.E.Frankl. Die Psychotherapie in der Praxis. Eine kasuistische Einfuhrung fur Arzte. Wien, 1947. [3]. V.E.Frankl. Der unbedingte Mensch. Metaklinische Vorlesungen. Wien, 1949, S. 53. [4]. V.E.Frankl. Psychagogische Betreuung endogen Depressiver. - In: Theorie und Therapie der Neurosen. Einfuhrung in Logotherapie und Exis-tenzanalyse5. Munchen/Basel, 1983, S. 67 ft. [5]. V.E.Frankl. Logos und Existenz. Wien, 1951, S. 70. [6]. V. E. Frankl. Theorie und Therapie der Neurosen. Einfuhrung in Logotherapie und Existenzanalyse. Wien, 1956, S. 23. [7]. American Journal of Psychiatry 110 (1954), p. 733. [8]. V.E.Frankl. Homo patiens. Wien, 1950, S. 36 - 37. [9]. Sozialarztliche Rundschau 3 [1933], S. 43. [10]. Psychologische Rundschau. Band VIII/1, 1956. [11]. G. Allport. Becoming. Basic Considerations for a Psychology of Personality. New Haven, 1955, S. 48 - 49. [12]. A.Gehlen. Die Seele im technischen Zeitalter. Sozialpsychologische Probleme in der industriellen Gesellschaft. Hamburg, 1957, S. 101 - 102. [13]. A.Portmann. Biologic und Geist. Zurich, 1956, S. 36.


ѕримечани€

1.—м. "мысл€ща€ вещь (!)" ƒекарта.

2.—амопознание экзистенции €вл€етс€ не сводимым ни к чему пра-феноменом. Ёкзистенци€ может познавать сама себ€, но не свое собственное самопознание. ѕознание этого последнего - так сказать, самопознание в квадрате - должно разворачиватьс€ в высшем измерении по отношению к исходному самопознанию.

3.—м. приложение "ѕсихотерапи€, искусство и религи€" в [2].

4.ƒух делает психофизическое инструментом; духовна€ личность организует психофизический организм. Ћишь тогда она делает его "своим", когда превращает его в орудие, в орган, в инструмент [«].

5.“о, что параной€льный больной - как в одном известном нам конкретном случае - не допускает, чтобы патологическа€ ревность довела его до убийства, а вместо этого начинает баловать и нежить свою внезапно заболевшую жену, - это духовна€ перестройка, которую следует отнести за счет духовной личности, в данном отношении дееспособной. ¬ этом достижении в том, что мани€ не повлекла за собой никаких последствий, - не в последнюю очередь обнаруживает себ€ упр€мство духа; в данном случае оно обнаруживает себ€ только лишь исключительно в этом, и уж, конечно, не в рассмотрении мании как мании или ревности как болезни - в так называемом проникновении в болезнь.

6. альман обнаружил в выборке из 2500 близнецовых пар 11 (8 ди-зиготных и 3 монозиготных), в которых один из близнецов совершил самоубийство (в среднем 17 лет назад). Ќи разу этого не случилось с обоими близнецами. »сход€ из этого, а также из соответствующей литературы, автор делает вывод, что самоубийство обоих близнецов не встречаетс€ даже у тех, кто рос в одинаковой среде и обнаруживает схожие особенности характера и психотические про€влени€.

7.“о, что мы все врем€ слышим, - это наше собственное эхо, однако радар демонстрирует, какое богатство мира открываетс€ нам, если правильно расшифровать и пон€ть эхо.

8.ќтказ от личности и экзистенциальности в пользу фактической данности - это epohe экзистенциального акта - €вл€етс€ сущностной характеристикой невроза. ¬нешние обсто€тельства и внутренние состо€ни€ приобретают "вид козла отпущени€, на которого перекладываетс€ вина за пропавшую жизнь" [9].

9.“езис "действие вытекает из быти€" - это половина правды; втора€ ее половина звучит так: "бытие вытекает из действи€".

10.„иста€ совесть никогда не может быть причиной моего благополучи€, а всегда лишь его следствие.  онечно, как говорит пословица, "коль совесть чиста, спи спокойно до утра"; тем не менее мы должны остерегатьс€ того, чтобы сделать из морали снотворное, а из этики - успокоительное. ƒушевный покой - это не цель, а следствие нашего этического поведени€.

11.—мысл объективен по меньшей мере постольку, поскольку его можно "найти", но нельз€ "дать". јналогичным образом лишь с объективностью смысла св€зано то, что его надо каждым раз открыть и нельз€ изобрести.

12.Ќе кто иной, как ‘рейд, понимал психоанализ именно так. "я остановилс€ лишь на первом этаже и подвале всего здани€", - писал он Ћюдвигу Ѕинсвангеру.

13.—амо собой разумеетс€, что экзистенциальна€ перестройка как такова€, то есть как экзистенциальна€, в том виде, в каком экзистенциальный анализ непосредственно и целенаправленно фиксирует ее, по меньшей мере в такой же степени, как и так называемый перенос, выходит за рамки чисто интеллектуальных, рациональных процессов. ќна коренитс€ в эмоциональном и приводит в движение тотальные про€влени€ целостного человека.

14.—м. у јрнольда √елена: "ќбрести чувство собственного достоинства, необходимое, когда человек берет на себ€ ответственность за дело, нельз€, наход€сь под внушением, что внутреннее продуманное формирование собственных мотивов - это лишь самообман, за которым скрываетс€ просто целесообразный объективный процесс, который и имеет место "в действительности". Ёто процесс обретени€ наслаждени€ или какой-либо другой целесообразный дл€ "Ёго" механизм. ћожно и не отождествл€ть себ€ с этими взгл€дами, и принимать свои решени€ всерьез... ¬едь человек дискредитирует себ€, если он определ€ет себ€ как личность, осознающую себ€ жертвой самообмана, в которой "на самом деле" происходит нечто совсем иное, осуществлению чего служит этот самообман" [12].

15.“олько молитва может высветить на мгновение божественное "“ы" - бога как "“ы". Ёто единственный акт человеческого духа, способный вызвать присутствие ***бога как "“ы" [8, с. 108].


„асть ѕ. ќЅў»… Ё «»—“≈Ќ÷»јЋ№Ќџ… јЌјЋ»«

ѕ—»’ќЋќ√
¬  ќЌ÷≈Ќ“–ј÷»ќЌЌќћ Ћј√≈–≈

ѕсихологи€ концлагер€

”же после того, как перва€ мирова€ война способствовала обогащению тюремной психологии тем, что опыт пребывани€ в лагер€х дл€ военнопленных и делавшиес€ там психопатологические наблюдени€ позволили описать картину гак называемой "болезни колючей проволоки" [22], втора€ мирова€ война познакомила нас с последстви€ми "войны нервов". »сследовани€ психопатологии масс и им подобные получили импульс лишь в самое последнее врем€ также в св€зи с тем вкладом, который внесла в них жизнь масс, заключенных в концентрационные лагер€.

 оэн, изложивший то, что он пережил в ќсвенциме, в диссертации, выполненной в ”трехтском университете, интерпретировал это исключительно на основе теории ‘рейда. ¬ методическом отношении, однако, подобна€ попытка психологического анализа сталкиваетс€ с определенными сложност€ми. ѕсихологический анализ требует научной дистанции. »меет ли, однако, необходимую дистанцию тот, кто сам пережил лагерь, - по крайней мере, в тот момент, когда он делает соответствующие наблюдени€?

¬ концлагер€х само бытие человека было деформировано. Ёта деформаци€ прин€ла такие масштабы, что не могут не возникать сомнени€ в том, что наблюдатель, если он сам находилс€ в лагере, мог вообще сохран€ть достаточную объективность своих суждений. ¬едь в психологическом отношении его способность судить о себе или о других должна была быть неминуемо нарушена. ¬нешний наблюдатель располагал бы требуемой дистанцией, однако, как утверждает  оэн, "ни один человек, не сталкивавшийс€ в какой-либо форме с концлагер€ми на своем личном опыте, не может иметь ни малейшего представлени€ о лагерной жизни" [5]. јналогичным образом высказываетс€ ƒжилберт: "Ќе могут пон€ть жизнь в этом мире те, кто никогда не жил в нем" [8].

≈сли внешний наблюдатель находитс€ на слишком большой дистанции и едва ли в состо€нии прочувствовать ситуацию, то тот, кто был "внутри" ее и вжилс€ в нее, находитс€ на чересчур малой дистанции. ƒругими словами, принципиальна€ проблема заключалась в том, что приходилось вводить допущение, что мерило, которое прикладывалось к деформированной жизненной реальности, само €вл€лось искаженным.

¬се же, несмотр€ на эти критические опасени€, так сказать, гносеологического характера, соответствующий материал наблюдений и самонаблюдений, опыта и переживаний специалистов-психопатологов и психотерапевтов кристаллизовалс€ в теори€х, от которых не так легко отмахнутьс€ как от субъективных, поскольку в существенных моментах они довольно неплохо согласуютс€ между собой.

ѕриводимые ниже рассуждени€ опираютс€ не только на соответствующую литературу, но и на собственные впечатлени€ и переживани€, полученные в концентрационных лагер€х ќсвенцим, ƒахау и “ерезиенштадт.  оэп недвусмысленно за€вл€ет: "ќсвенцим обладал всеми общими характеристиками концентрационного лагер€ и отличалс€ от других лагерей лишь постольку, поскольку в нем умерщвление газом человеческих существ происходило оптом" [5].

–еакции заключенных можно разбить на три фазы: 1. Ўок поступлени€. 2. “ипичные изменени€ характера при длительном пребывании в лагере. 3. ќсвобождение. — похожим расчленением мы встречаемс€ и у  оэна, согласно которому "заключенный во врем€ своего пребывани€ в концлагере должен был пройти различные стадии, которые можно классифицировать следующим образом: 1. ‘аза первичной реакции. 2. ‘аза адаптации. 3. ‘аза апатии" [5].

Ўок поступлени€

 оэн описывает свою реакцию в той мере, в какой он мог ее рефлексировать как ощущение расщеплени€ личности. "” мен€ было чувство, как будто € не имею к этому отношени€, как будто все в целом мен€ не касаетс€. ћо€ реакци€ выражалась в диссоциации субъекта и объекта" [5]. Ёто состо€ние, продолжает он, может рассматриватьс€ как остра€ деперсонализаци€, при которой его часто можно наблюдать, и должно интерпретироватьс€ как механизм психологической защиты "Ёго". “ак, новоприбывшие были (еще) в состо€нии сме€тьс€ над выданной в их распор€жение "одеждой". ќднако, продолжает  оэн, в конце концов дело доходило до сильнейшей психической травмы, когда новоприбывшим становилось известно о существовании газовых камер. ћысль о газовой камере вызывала реакцию ужаса, и эта реакци€, по наблюдени€м  оэна, прорывалась в очень резкой форме у тех, кому пришлось услышать о том, что их жены и дети были убиты. ƒе ¬инд в этой же св€зи также говорит о "сильнейшей травме из всех, которые известны нам в психологии фобий" [24]. ќтветом на нее, отмечает  оэн, не могло быть ничто иное, кроме острой реакции ужаса, которой не избежал и он, когда прибыл в ќсвенцим.

ѕри желании психиатрически классифицировать фазу шока поступлени€ ее, пожалуй, можно было бы отнести к реакци€м аномальных переживаний. ѕри этом только нельз€ забывать, что в такой аномальной ситуации, которую представл€ет собой концлагерь, подобна€ "аномальна€" реакци€ переживани€ есть нечто нормальное. "≈сть вещи, перед которыми человек тер€ет разум - или же ему тер€ть нечего" (√еббель).

ѕредставьте себе: поезд, в котором 1500 человек, много дней и ночей в пути. ¬ каждом из вагонов лежат на своем багаже (последнем остатке их имущества) 80 человек. “олько верхн€€ часть окон свободна от наваленных грудой рюкзаков, сумок и т.п. и открывает за окнами предрассветные сумерки. ѕоезд, похоже, стоит на свободных пут€х; никто не знает, находитс€ ли он еще в —илезии или уже в ѕольше. ѕронзительный свисток локомотива звучит жутко, как бы предвосхища€ крик о помощи этой массы людей. ќт их имени кричит машина, на которой они прибыли в большую беду. ѕоезд тем временем начинает двигатьс€, €вно въезжа€ на большую станцию. ¬незапно в толпе людей, замерших в вагонах в тревожном ожидании, раздаетс€ крик: "—мотрите, табличка "ќсвенцим"!" Ќаверн€ка каждый в этот момент почувствовал, как бьетс€ его сердце. ѕоезд медленно продолжает катитьс€, словно нехот€, как будто хочет постепенно и осторожно поставить злополучный человеческий груз, который он везет, перед фактом: ќсвенцим!

“еперь видно уже больше: в поднимающихс€ утренних сумерках направо и налево от железнодорожных путей на километры т€нутс€ лагер€ огромных размеров. Ѕесконечные, в несколько р€дов ограждени€ из колючей проволоки, сторожевые вышки, прожекторы и длинные колонны оборванных, завернутых в лохмоть€ человеческих фигур, серых на фоне серого рассвета, медленно и устало бредущих по пр€мым и пустынным улицам лагер€ - никто не знает куда. “ут и там слышатс€ отдельные повелительные свистки надсмотрщиков - никто не знает дл€ чего. Ќаконец мы въехали на станцию. Ќичто не шевелитс€. » вот - слова команды, произнесенные тем своеобразным грубым пронзительным криком, который отныне нам придетс€ посто€нно слышать во всех лагер€х. ќн звучит как последний вопль человека, которого убивают, и вместе с тем иначе: сипло, хрипло, как из горла человека, который все врем€ так кричит, которого все врем€ убивают...

ƒвери вагона рывком распахиваютс€, и в него врываетс€ небольша€ свора заключенных в обычной полосатой одежде, наголо остриженных, однако выгл€девших €вно сытыми. ќни говор€т на всех возможных европейских €зыках, но с неизменной напускной жизнерадостностью, котора€ в этот момент и в этой ситуации выгл€дит гротескно. ќни выгл€д€т неплохо, эти люди, они €вно в хорошем расположении духа и даже смеютс€. ѕсихиатрии известна картина болезни так называемой иллюзии помиловани€: приговоренный к смерти начинает в последний момент, непосредственно перед казнью, верить в то, что его помилуют. “ак и мы цепл€лись за надежду и тоже верили до последнего момента, что все не будет, просто не может быть так ужасно. ѕосмотрите на толстые щеки и рум€ные лица этих заключенных! “огда мы еще не знали ничего о том, что существует "элита" - группа заключенных, предназначенных дл€ того, чтобы встречать составы с тыс€чами людей, ежедневно прибывающие на вокзал ќсвенцим, то есть забирать их багаж вместе с хран€щимис€ или спр€танными в нем ценност€ми: ставшими драгоценными предметами обихода и тайно провезенными драгоценност€ми. ¬се мы из нашего транспорта в большей или меньшей степени находились во власти упом€нутой иллюзии помиловани€, говорившей нам, что все еще может хорошо кончитьс€. ¬едь мы не могли еще пон€ть смысл того, что сейчас происходит; этому смыслу суждено было стать дл€ нас €сным только к вечеру. Ќам приказали оставить все вещи в вагоне, выйти и разделитьс€ на две колонны - мужчин и женщин, - чтобы затем пройти мимо старшего офицера ——. » вот € вижу, как мо€ колонна человек за человеком идет мимо офицера ——. ¬от он передо мной: высокий, стройный, молодцеватый, в безупречной и сверкающей до блеска униформе - элегантный, выхоленный человек, бесконечно далекий от нас - жалких созданий, коими мы выгл€дим - одичавшие и после бессонной ночи. ќн стоит в непринужденной позе, правый локоть опираетс€ на левую руку, права€ рука приподн€та, и указательный палец делает едва заметные указующие движени€ - то налево, то направо, но гораздо чаще налево. Ќикто из нас не мог ни в малейшей степени представить себе то значение, которое имели эти легкие движени€ человеческого указательного пальца - то налево, то направо, но гораздо чаще налево. “еперь мо€ очередь. Ёсэсовец оценивающе смотрит на мен€, похоже, что удивл€етс€ или сомневаетс€, и кладет мне обе руки на плечи. я стараюсь выгл€деть молодцевато, стою ровно и пр€мо. ќн медленно поворачивает мои плечи, разворачива€ мен€ вправо, - и € попадаю направо. ¬ечером мы узнали значение этой игры указательным пальцем - это была перва€ селекци€! ѕервое решение: быть или не быть. ƒл€ огромного большинства из нашего транспорта, около 90 процентов, это был смертный приговор [б].

ƒействительно, "число заключенных, прин€тых в лагерь (то есть не умерщвленных сразу после прибыти€) из составов с евре€ми, составл€ло в среднем около 10 процентов от числа людей, привезенных в ќсвенцим" (÷ентральна€ комисси€ по расследованию преступлений √ермании в ѕольше. ¬аршава, 1946 [5]).

* * *

Ќам, меньшинству из тогдашнего транспорта, это стало известно вечером того же дн€. я спрашиваю товарищей, которые наход€тс€ в лагере дольше, куда мог попасть мой коллега и друг ѕ. "≈го отправили на другую сторону?" "ƒа", - отвечаю €. "“огда ты увидишь его там", - говор€т мне. "√де?" –ука показывает на расположенную в нескольких стах метрах трубу, из которой в далекое серое польское небо взвиваютс€ жуткие остроконечные €зыки пламени многометровой высоты, чтобы растворитьс€ в темном облаке дыма. „то это там? "“ам, в небе, твой друг", - грубо отвечают мне. Ёто говоритс€ как предупреждение. Ќикто еще не может как следует поверить, что человек действительно лишаетс€ буквально всего. “огда € пытаюсь доверитьс€ одному из старых заключенных. я подбираюсь к нему, показываю на сверток бумаги в нагрудном кармане моего пальто и говорю: "Ёй, слушай! «десь у мен€ с собой рукопись научной книги - € знаю, что ты хочешь сказать, € знаю: спасти жизнь, уцелеть, голым, ни с чем - это все, это самое крайнее, о чем можно молить судьбу. Ќо € не могу ничего поделать, € хочу большего. я хочу сберечь эту рукопись, как-нибудь сохранить ее. ќна содержит труд моей жизни, ты понимаешь?" ќн начинает понимать. ” него возникает ухмылка во все лицо, сначала скорее сочувственна€, затем более весела€, ироническа€, насмешлива€, и наконец с этой гримасой он рычит на мен€, отвеча€ на мой вопрос одним словом, которое с той поры приходилось слышать посто€нно как ключевое слово лексикона лагерных заключенных. ќн рычит: "ƒерьмо!!" “еперь € знаю, как обсто€т дела. я делаю то, что €вл€етс€ кульминацией всей этой первой фразы психологических реакций: € подвожу черту под всей моей прежней жизнью! [6]

* * *

Ѕезвыходность ситуации, ежедневно, ежечасно и ежеминутно подстерегающа€ угроза смерти, близость смерти других - большинства - все это делало само собой разумеющимс€, что почти каждому приходила, хоть и на короткое врем€, мысль о самоубийстве. ¬едь более чем пон€тно, что в этой ситуации человек принимает в расчет вариант "броситьс€ на проволоку". Ётим повседневным лагерным выражением обозначалс€ повседневный лагерный метод самоубийства: прикосновение к колючей проволоке, наход€щейс€ под током высокого напр€жени€.  онечно, негативное решение - не бросатьс€ на проволоку - в ќсвенциме давалось без особого труда; в конце концов, попытка самоубийства была там довольно-таки бессмысленной. —реднестатистический обитатель лагер€ в своих ожидани€х не мог с точки зрени€ веро€тности "ожидани€ жизни" в цифровом исчислении рассчитывать на то, что он попадет в тот ничтожный процент тех, кто пройдет живым через все еще предсто€щие "селекции" в различных их вариантах. ¬ ќсвенциме заключенный, наход€щийс€ еще на стадии шока, вообще не боитс€ смерти. ¬ первые дни его пребывани€ газова€ камера уже не вызывает ужаса: в его глазах она представл€ет собой всего лишь то, что избавл€ет от самоубийства. ¬скоре, однако, паническое настроение уступает место безразличию, и здесь мы уже переходим ко второй фазе - изменени€м характера.

‘аза адаптации

“ут нам пришлось по-насто€щему пон€ть, насколько верно высказывание ƒостоевского, в котором он пр€мо определил человека как существо, которое ко всему привыкает.  оэн по этому поводу говорит: " ак физическа€, так и духовна€ приспособл€емость человека очень велика, по крайней мере, намного больше, чем € считал возможным.  то был бы в состо€нии представить себе человека, узнающего, что все близкие ему люди погибли в газовой камере, или ставшего свидетелем всех зверств концлагер€, или даже испытавшего их на себе и реагирующего на это "лишь" описанным выше образом? Ќе ждет ли каждый, что люди в такой ситуации будут либо реагировать острым психозом, либо склон€тьс€ к самоубийству?" [5]. ». Ѕеттельхейм "все врем€ поражалс€ тому, что человек в состо€нии вынести столько, не покончив с собой и не сойд€ с ума" [«]. ¬едь по сравнению с большим количеством заключенных число самоубийств было очень мало [5]. Ћедерер сообщает статистические данные, относ€щиес€ к лагерю “ерезиенштадт, из которых следует, что из 32647 смертей за период времени между 24.02.1941 и 31.08.1944 число самоубийств составило 259. "≈сли учесть нечеловеческие услови€ жизни, самоубийства были поразительно редкими" [9].

Ёта апати€ €вл€етс€ как бы защитным механизмом психики. “о, что раньше или позже могло возбуждать человека или отравл€ть ему жизнь, приводить его в возмущение или в отча€ние, то вокруг него, чему он был свидетелем или даже участником, теперь отскакивало, как от какой-то брони, которой он себ€ окружил. «десь перед нами феномен внутреннего приспособлени€ к специфической среде: все происход€щее в ней достигает сознани€ лишь в приглушенном виде. —нижаетс€ уровень аффективной жизни. ¬се ограничиваютс€ удовлетворением сиюминутных, наиболее насущных потребностей.  ажетс€, что все помыслы сосредоточиваютс€ на одном: пережить сегодн€шний день.  огда вечерами заключенных, усталых, измученных и спотыкающихс€, замерзших и голодных, пригон€ли с "рабочего задани€" в заснеженных пол€х обратно в лагерь, каждый раз у них вырывалс€ т€желый возглас: "Ќу вот, еще один день выдержали".

¬ общем, про обитател€ концлагер€ можно сказать, что он спасаетс€, впада€ в своего рода культурную сп€чку. » напротив, тем более неумолимо берет верх все то, что служит самосохранению. "” мен€ была лишь одна мысль: как мне выжить" [5], - говорит  оэн. ѕсихоаналитики, находившиес€ в числе заключенных, обычно говорили в этой св€зи о регрессии - возврате к более примитивным формам поведени€. "»нтерес не выходил за рамки одного вопроса: как бы мне получить побольше еды и попасть на относительно терпимую работу? Ётот стиль жизни и эту жизненную позицию нельз€ пон€ть иначе, как регрессию, - замечает названный автор. - ¬ концлагере человека низводили до животного начала. «десь перед нами регресси€ к примитивнейшей фазе влечени€ к самосохранению" [5].

ѕримитивность внутренней жизни обитателей концлагер€ находит характерное выражение в типичных мечтах заключенных. ¬ основном они мечтают о хлебе, тортах, сигаретах и о теплой ванне. –азговоры были то и дело о еде: когда выведенные на работу заключенные оказывались сто€щими р€дом и поблизости не было охранника, они обменивались кулинарными рецептами и расписывали друг другу, какими любимыми блюдами они будут угощать друг друга, когда в один прекрасный день после освобождени€ один пригласит другого к себе в гости. Ћучшие из них желали, чтобы поскорее наступил тот день, когда им не придетс€ больше голодать, не из желани€ поесть получше, а чтобы кончилось наконец это ненормальное дл€ человека состо€ние, когда он не может думать ни о чем, кроме еды. ≈сли вс€ жизнь в лагере приводила (с некоторыми исключени€ми) к общей примитивизации, а недоедание - к тому, что именно пищева€ потребность становилась основным содержанием, вокруг которого вращались все мысли и желани€, то, веро€тно, то же недоедание €вл€лось и основной причиной бросающегос€ в глаза отсутстви€ интереса к разговорам на какие-либо сексуальные темы.  аутски [13] обращает внимание на то, что уже в предвоенные годы, когда питание было достаточным, можно было заметить притупление сексуальных влечений. —огласно “игезену и  илеру, дл€ основной массы интернированных проблемы сексуальности не существовало вообще. "–азговоры на сексуальные темы и непристойные анекдоты среди типичных заключенных были редким исключением, в противоположность тому, что характерно, например, дл€ солдат" [9].

ѕомимо упом€нутого безразличи€, во второй фазе по€вл€лось также выраженное возбуждение. ¬ итоге можно охарактеризовать психику заключенных в лагере с помощью двух признаков: апатии и агрессии.

ѕон€тно, что большинство заключенных страдали от своеобразного чувства неполноценности.  аждый из нас когда-то был "кем-то" или по крайней мере верил, что был. Ќо здесь, сейчас с ним обращались буквально так, как если бы он был никто. (≈стественно, что ситуаци€ жизни в лагере не могла поколебать у людей чувство собственного достоинства, корен€щеес€ в более существенных, высших сферах, в духовном; однако многие ли люди и соответственно многие ли заключенные обладали таким устойчивым чувством собственного достоинства?) ≈стественно, что р€довой заключенный, который особенно не раздумывает над этим, которому это не приходит в голову, ощущает себ€ полностью деклассированным. Ёто переживание, однако, становитс€ актуальным лишь по контрасту с впечатлением от своеобразной социологической структуры лагерной жизни. я здесь имею в виду то меньшинство заключенных, которые €вл€ютс€ в лагере, так сказать, важными персонами, - старост и поваров, кладовщиков и "лагерных полицейских". ¬се они успешно компенсировали примитивное чувство неполноценности; они никоим образом не чувствовали себ€ деклассированными, подобно большинству обычных заключенных, напротив: наконец-то они добились успеха. ¬ременами у них по€вл€лась буквально мани€ величи€ в миниатюре. –еакци€ обозленного и завидующего большинства на поведение этого меньшинства выражалась различным образом, иногда в злых анекдотах. ¬от один из них. ƒвое заключенных беседуют между собой о третьем, принадлежащем к группе "достигших успеха", и один из них замечает: "я ведь знал его, когда он был еще всего лишь президентом крупнейшего банка в..., теперь же он уже метит на место старосты!"

ѕонимание душевных реакций на жизнь в лагере как регрессии к более примитивной структуре влечений было не единственным. ”тиц интерпретировал типичные изменени€ характера, которые он, по его утверждени€м, наблюдал у обитателей лагерей, как сдвиг от циклотимического к шизотимическому типу. ќн обратил внимание на то, что у большинства заключенных наличествует не только апати€, но и возбужденность. ќба эти аффективных состо€ни€, в общем, соответствовали психэстетической пропорции шизотимического темперамента, по Ё.  речмеру. Ќе говор€ уже о том, что подобное изменение характера, или смена доминанты, психологически вообще сомнительно, эту - кажущуюс€ - шизоидизацию можно, как нам кажетс€, без труда объ€снить гораздо проще. √ромадные массы заключенных страдали, с одной стороны, от недоедани€, с другой - от недосыпани€ из-за кишащих в тесно набитых бараках насекомых. ≈сли недоедание делало людей апатичными, хронический дефицит сна приводил их в возбуждение.   этим двум причинам добавл€лись еще отсутствие двух даров цивилизации, которые в нормальной жизни позвол€ют как раз прогнать соответственно апатию и возбуждение: кофеина и никотина.

—ледует к тому же прин€ть во внимание, что, по подсчетам √зелла, число калорий, приход€щеес€ в день на одного заключенного, составл€ло зимой 1944/45 года в концлагере –авенсбрюк от 800 до 900, в концлагере Ѕерген-Ѕелсен - от 600 до 700 и в концлагере ћаутхаузен - 500 [5]. јбсолютно неудовлетворительное по калорийности питание, тем более принима€ во внимание т€желую физическую работу и беззащитность перед холодом, от которого весьма ненадежна€ одежда не спасала.

”тиц попыталс€ интерпретировать внутреннюю ситуацию заключенных еще и в другом отношении, говор€ о жизни в лагере как о форме временного существовани€. “ака€ характеристика требует, на наш взгл€д, существенного дополнени€. ¬ данном случае речь идет не просто о временном состо€нии, а о бессрочном временном состо€нии. ѕеред тем как попасть в лагерь, будущие заключенные неоднократно испытывали состо€ние, которое можно сравнить лишь с тем ощущением, которое испытывает человек по отношению к тому свету, с которого еще никто не возвращалс€: ведь из множества лагерей еще не вернулс€ никто, и никакие сведени€ оттуда не доходили до общественности.

 огда же человек уже попадал в лагерь, то нар€ду с концом неопределенности (в отношении того, как обстоит дело) по€вл€лась неопределенность конца. ¬едь никто из заключенных не мог знать, как долго ему придетс€ там находитьс€. Ќасколько завидным казалось нам положение преступника, который точно знает, что ему предстоит отсидеть свои дес€ть лет, который всегда может сосчитать, сколько дней еще осталось до срока его освобождени€... счастливчик! ¬едь мы все без исключени€, находившиес€ в лагере, не имели или не знали никакого "срока", и никому не было ведомо, когда придет конец.

ћои товарищи сход€тс€ во мнении, что это было, быть может, одним из наиболее т€гостных психологически обсто€тельств жизни в лагере! » множество слухов, циркулировавших ежедневно и ежечасно среди сконцентрированной на небольшом пространстве массы людей, слухов о том, что вот-вот всему этому наступит конец, приводило каждый раз к еще более глубокому, а то и окончательному разочарованию. Ќеопределенность срока освобождени€ порождала у заключенных ощущение, что срок их заключени€ практически неограничен, если вообще можно говорить о его границах. —о временем у них возникает, таким образом, ощущение необычности мира по ту сторону колючей проволоки. —квозь нее заключенный видит людей снаружи, так, как будто они принадлежат к другому миру или скорее как будто он сам уже не из этого мира, как будто он "выпал" из него. ћир незаключенных предстает перед его глазами примерно так, как его мог бы видеть покойник, вернувшийс€ с того света: нереальным, недоступным, недостижимым, призрачным.

Ѕессрочность существовани€ в концлагере приводит к переживанию утраты будущего. ќдин из заключенных, маршировавших в составе длинной колонны к своему будущему лагерю, рассказал однажды, что у него в тот момент было чувство, как будто он идет за своим собственным гробом. ƒо такой степени он ощущал, что его жизнь не имеет будущего, что в ней есть лишь прошлое, что она тоже прошла, как если бы он был покойником. ∆изнь таких "живых трупов" превратилась в преимущественно ретроспективное существование. »х мысли кружились все врем€ вокруг одних и тех же деталей из переживаний прошлого; житейские мелочи при этом преображались в волшебном свете.

ѕринима€ во внимание преимущественно временной характер, присущий человеческому существованию, более чем пон€тно то, что жизни в лагере сопутствовала потер€ уклада всего существовани€. Ѕез фиксированной точки отсчета в будущем человек, собственно, просто не может существовать. ќбычно все насто€щее структурируетс€, исход€ из нее, ориентируетс€ на нее, как металлические опилки в магнитном поле на полюс магнита. », наоборот, с утратой человеком "своего будущего" утрачивает всю свою структуру его внутренний временной план, переживание им времени. ¬озникает бездумное наличное существование - примерно такое, как то, что изобразил “омас ћанн в "¬олшебной горе", где речь идет о неизлечимом туберкулезном больном, срок "освобождени€" которого также неизвестен. »ли же возникает такое ощущение жизни - ощущение внутренней пустоты и бессмысленности существовани€, - которое владеет многими безработными, у которых также имеет место распад структуры переживани€ времени, как было обнаружено в цикле психологических исследований безработных горн€ков [17].

Ћатинское слово "finis" означает одновременно "конец" и "цель". ¬ тот момент, когда человек не в состо€нии предвидеть конец временного состо€ни€ в его жизни, он не в состо€нии и ставить перед собой какие-либо цели, задачи. ∆изнь неизбежно тер€ет в его глазах вс€кое содержание и смысл. Ќапротив, видение "конца" и нацеленность на какой-то момент в будущем образуют ту духовную опору, котора€ так нужна заключенным, поскольку только эта духовна€ опора в состо€нии защитить человека от разрушительного действи€ сил социального окружени€, измен€ющих характер, удержать его от падени€.

“от, кто не может прив€затьс€ к какому-либо конечному пункту, к какому-либо моменту времени в будущем, к какой-либо остановке, подвержен опасности внутреннего падени€. ƒушевный упадок при отсутствии духовной опоры, тотальна€ апати€ были дл€ обитателей лагер€ и хорошо известным, и пугающим €влением, которое случалось часто так стремительно, что за несколько дней приводило к катастрофе. Ћюди просто лежали весь день на своем месте в бараке, отказывались идти на построение дл€ распределени€ на работу, не заботились о получении пищи, не ходили умыватьс€, и никакие предупреждени€, никакие угрозы не могли вывести их из этой апатии; ничто их не страшило, никакие наказани€ - они сносили их тупо и равнодушно. ¬се было им безразлично. Ёто лежание - порой в собственной моче и экскрементах - было опасным дл€ жизни не только в дисциплинарном, но и в непосредственном витальном отношении. Ёто отчетливо про€вл€лось в тех случа€х, когда заключенного неожиданно охватывало ощущение "бесконечности" пребывани€ в лагере. ¬от один из примеров.

¬ начале марта 1945 года мой товарищ по лагерю рассказал мне, что 2 феврал€ 1945 года он видел вещий сон: голос, представившийс€ пророческим, сказал ему, что он может спросить о чем угодно и получит ответ на все. “огда товарищ спросил, когда война будет дл€ него окончена. √олос ответил: 30 марта 1945 года. “ридцатое марта приближалось, однако не было никаких признаков того, что голос сказал правду. 29 марта мой товарищ свалилс€ в бреду и лихорадке. 30 марта он потер€л сознание. 31 марта он умер: его унес сыпной тиф. ƒл€ него война действительно "кончилась" 30 марта - в день, когда он потер€л сознание.

ћы можем с основанием и со всей клинической строгостью предположить, что разочарование, которое вызвал у него реальный ход событий, привело к снижению жизненного тонуса, иммунитета, сопротивл€емости организма, что чрезвычайно ускорило развитие дремавшей в нем инфекции.

— нашим пониманием этого случа€ согласуютс€ более масштабные наблюдени€, о которых сообщал один лагерный врач: заключенные в его лагере леле€ли надежду, что к рождеству 1944 года они будут уже дома. ѕришло рождество, но сообщени€ газет были дл€ заключенных отнюдь не воодушевл€ющими.  аковы были последстви€? Ќедел€ между рождеством и Ќовым годом была отмечена в лагере таким количеством смертей, которого в нем раньше никогда не бывало и которое не могло быть объ€снено такими обсто€тельствами, как изменение погоды, ухудшение условий труда или вспышка инфекционного заболевани€.

¬ конечном счете, получалось, что телесно-душевный упадок зависел от духовной установки, но в этой духовной установке человек был свободен! «аключив человека в лагерь, можно было отн€ть у него все вплоть до очков и ремн€, но у него оставалась эта свобода, и она оставалась у него буквально до последнего мгновени€, до последнего вздоха. Ёто была свобода настроитьс€ так или иначе, и это "так или иначе" существовало, и все врем€ были те, которым удавалось подавить в себе возбужденность и превозмочь свою апатию. Ёто были люди, которые шли сквозь бараки и маршировали в строю, и у них находилось дл€ товарища доброе слово и последний кусок хлеба. ќни €вл€лись свидетельством того, что никогда нельз€ сказать, что сделает лагерь с человеком: превратитс€ ли человек в типичного лагерника или все же даже в таком стесненном положении, в этой экстремальной пограничной ситуации останетс€ человеком.  аждый раз он решает сам. Ќе может быть и речи о том, что в концлагере человек необходимым и принудительным образом подчин€етс€ давлению окружающих условий, формирующих его характер. Ѕлагодар€ тому, что € в другой св€зи назвал "упр€мством духа", у него сохран€етс€ и принципиальна€ возможность оградить себ€ от вли€ни€ этой среды. ≈сли бы мне требовались еще какие-то подтверждени€ тому, что упр€мство духа реально существует, - концлагерь €вл€етс€ в этом отношении experimentum crucis.

«.‘рейд утверждает следующее: "ѕопробуйте одновременно заставить голодать некоторое количество самых разных людей. ѕо мере нарастани€ насто€тельной пищевой потребности все индивидуальные различи€ будут стиратьс€ и их место займут однообразные про€влени€ одного неутоленного влечени€" [7]. ќказалось, что это не так. ƒаже такой психоаналитически ориентированный автор, как  оэн, соглашаетс€: "ƒействительно, были заключенные, не охваченные полностью эгоизмом, у которых еще оставалось место дл€ альтруистических чувств и переживаний и которые сострадали своим сотоварищам. ѕо-видимому, услови€ обитани€ в концлагере не смогли оказать на них такое же вли€ние, как на других заключенных" [5]. јналогичным образом √.јдлер в объемистой научной монографии о лагере “ерезиенштадт подчеркивает, что "нельз€ рассматривать изменение характера как перемену образа мыслей или падение усто€вшейс€ морали. ќбычно внезапно пропадала, как будто ее и не было, лишь внешн€€ воспитанность... „тобы сохранить себ€ в этом душевном вакууме без большего ущерба, требовалось нечто исключительное" [I].

 онечно, они были немногочисленны - эти люди, которые выбрали дл€ себ€ возможность сохранить свою человечность: все прекрасное так же трудно, как и редко, как сказано в последней фразе "Ётики" Ѕенедикта —пинозы. Ћишь немногие смогли сохранить свою человечность, однако они подавали другим пример, и этот пример вызывал характерную цепную реакцию. ќни никогда не рассматривали лагерную жизнь как простой эпизод - дл€ них она была скорее испытанием, которое стало кульминацией их жизни. ќб этих люд€х, во вс€ком случае, нельз€ говорить, что они испытали регрессию; наоборот, в моральном отношении они испытали прогрессию, претерпели эволюцию - в моральном и религиозном отношении. ¬едь у очень многих заключенных именно в заключении и благодар€ ему про€вилась подсознательна€, то есть вытесненна€, обращенность к богу.

ћы подошли уже тем самым к обсуждению третьей фазы в психологии лагерной жизни - фазы освобождени€.

‘аза освобождени€

“о, что касаетс€ реакции заключенного на освобождение, может быть коротко описано так: вначале все кажетс€ ему похожим на чудесный сон, он не отваживаетс€ в это поверить. ¬едь столько чудесных снов уже привели к разочарованию.  ак часто он мечтал даже не об освобождении - он мечтал о том, как он возвращаетс€ в свой дом, обнимает жену, здороваетс€ с друзь€ми, садитс€ за стол и начинает рассказывать, рассказывать о том, что он пережил, как он ждал этого момента свидани€ и как часто он мечтал об этом моменте, пока он не стал наконец реальностью. “ут ему в самое ухо звучат три свистка, которыми по утрам командуют подъем, и выхватывают его из сна, который лишь разыграл перед ним свободу, который лишь посме€лс€ над ним. ќднако в один прекрасный день то, к чему стремились и о чем мечтали, стало реальной действительностью. ќсвобожденный из лагер€ пока еще подвержен своего рода ощущению деперсонализации. ќн еще не может по-насто€щему радоватьс€ жизни - он должен сначала научитьс€ этому, он этому разучилс€. ≈сли в первый день свободы происход€щее кажетс€ ему чудесным сном, то в один прекрасный день прошлое начнет казатьс€ ему лишь более чем кошмарным сном.

» освобожденный заключенный еще нуждаетс€ в психологической помощи. —амо освобождение, внезапное сн€тие душевного гнета опасно в психологическом отношении. Ёта опасность с характерологической точки зрени€ представл€ет собой не что иное, как психологический эквивалент кессонной болезни.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 289 | Ќарушение авторских прав


Ћучшие изречени€:

∆изнь - это то, что с тобой происходит, пока ты строишь планы. © ƒжон Ћеннон
==> читать все изречени€...

1337 - | 1170 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.079 с.