ДОИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА 5 страница
Лекции.Орг

Поиск:


ДОИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА 5 страница




Важнейшим феноменом экономического развития Западной Европы в средние века явился грандиозный размах строительства каменных сооружений (церквей, замков, городских стен, домов, мостов). Это способствовало становлению новых и расширению традиционных ремесел, производивших инструменты, необходи­мые для строительства, и вспомогательные материалы (гвозди,

замки, стекла). Искусство строить превращалось в науку. Архи­текторы, возводившие знаменитые кафедральные соборы, исходя из сложных расчетов, противопоставляли себя каменщикам, их ве­личали «мэтрами». Они пытались добиться присвоения ученых званий — «магистров каменного строения».

В средневековых портовых городах значительное развитие по­лучило судостроение. На севере Западной Европы сооружались корабли, предназначенные для перевозки объемных грузов — зер­на, леса. В XII—XIII вв. появились суда повышенной грузоподъ­емности — ганзейские кокки. В Венеции строили так называемые галеасы — торговые корабли более крупных размеров. Их макси­мальное водоизмещение составляло 200 т.

Высшим достижением технического прогресса в период Сред­невековья явилось применение водяных мельниц во многих ви­дах производств — сукноделии, дублении кож, пивоварении, вы­плавке металлов, мукомольном деле и т.д.

Организационной формой городского ремесла был цех, пред­ставлявший собой объединение производителей одной и той же профессии. В городе человек существовал как член той или иной корпорации — сословной, профессиональной, возникшей по ин­тересам. Помимо ремесленных объединений в городах функцио­нировали союзы купцов, преподавателей университетов, парикма­херов, нищих, проституток, врачей (например, братство хирургов Святого гроба). В итальянских городах знатные молодые люди объединялись с целью проведения концертов, театральных пред­ставлений, маскарадов и т.д.

Корпоративное устройство городского ремесла было вызвано необходимостью защиты от произвола феодалов, конкуренции в своей среде и со стороны деревенских ремесленников.

Цеховые организации возникли в X в. в Италии. Во Франции первым цехом было объединение парижских свечников, создан­ное во второй половине XI в. Окончательное их оформление — получение специальных хартий от королей, запись цеховых уста­вов и т.д. — происходило в более поздние времена.

Во главе цеха стоял выборный магистр (или староста), выпол­нявший функции менеджера. Единицей организационной струк­туры цеха была мастерская, возглавляемая полноправным членом цеха — мастером, вместе с которым работали один или два под­мастерья, а также несколько учеников.

Цех функционировал на основе устава, исполнение которого контролировал магистр. Согласно уставу жестко регламентировал­ся весь цикл производства и реализации продукции. Сырье заку­палось централизованно, уравнительно распределялось между производителями. Строго соблюдалось единообразие производ­ственного процесса — количество подмастерьев, учеников, время работы — световой день, набор инструментов, орудий производ­ства и т.п. Ограничивался объем выпуска продукции, определя­лись единые требования к ее качеству, устанавливались продаж­ные цены, единообразные условия сбыта (одинаковая длина и ширина прилавков, запрет всяческой рекламы и т.п.). Целью же­сткой регламентации являлось устранение конкуренции между производителями однородной продукции. В условиях узости рын­ка только таким путем можно было обеспечить существование мелкого товарного производства.

Цеховая организация охватывала все стороны жизни средневе­кового ремесленника. Цех представлял и военную организацию, участвовавшую в сторожевой службе и военных действиях. Каж­дый его член должен был иметь оружие для защиты города. Имен­но в городах раньше всего стала складываться регулярная армия, состоявшая из наемников. Ими становились прежде всего млад­шие сыновья в крестьянских семьях, оказавшиеся «лишними» при разделе имущества, разорившиеся ремесленники и др. Наемники служили за деньги. Члены цеховой организации, как правило, селились на одной улице, ходили в одну церковь (и даже в баню), имели свое здание, где проводились ассамблеи (собрания). Кро­ме того, цех являлся организацией взаимной помощи ремеслен­ников. В случае болезни или смерти члена цеха его семье оказы­валась материальная помощь из средств от вступительных взно­сов, штрафов и прочих платежей.

Первоначально цеховая организация городских ремесленников играла прогрессивную роль, способствовала повышению качества выпускаемой продукции, ее стандартизации, стабилизации цен воспитывала ответственность за конечный результат, подготавли­вая высококвалифицированных работников, приучала к органи­зованности и дисциплине. Поскольку разделение труда в мастер­ской отсутствовало, каждый работник производил конечную про­дукцию, поэтому были высоки требования к профессиональному мастерству. Например, при вступлении в кузнечный цех в Герма­нии необходимо было изготовить подкову для лошади без снятия

мерки. Для выполнения подобной работы необходима была дли­тельная подготовка.

Со временем жесткая цеховая регламентация, направленная на сохранение мелкого производства, становилась серьезным тормо­зом для развития научно-технического прогресса, предпринима­тельской активности, организации крупных производств.

Запрещалось применение технических новшеств (самопрялки, сукновальных мельниц и т.п.), нельзя было вводить более рацио­нальные методы организации производства (пооперационное раз­деление труда), его укрупнять и т.п. Изобретатели сурово пресле­довались, вплоть до вынесения им смертных приговоров.

Наряду с этим усложнялись условия вступления в цех, увели­чивался денежный взнос, удлинялся срок ученичества, непомер­но повышались требования к профессиональному мастерству.

Развитие торговли, денежной, кредитной, налоговой систем. Прогресс сельского хозяйства, успехи в развитии городского ре­месла обусловили становление устойчивых рыночных связей меж­ду отдельными территориями западно-европейских государств. Этот процесс выражался в развитии торговли между городом и окружавшими его деревнями, формой организации которой были городские рынки, сельские ярмарки, а также торговли между от­дельными местностями, происходившей на областных ярмарках.

К факторам, сдерживавшим внутреннюю торговлю, следует отнести слабую покупательную способность основной массы на­селения, состоявшего преимущественно из крестьян; феодальную раздробленность, в силу которой на территории каждой сеньории собирали пошлины; отсутствие дорог и безопасности. При про­возе товаров по реке Луаре (Франция) пошлина взималась 70 раз. Владельцы земель с целью взимания поборов строили мосты, пе­реправы, дороги, ведущие в «никуда», занимались прямым гра­бежом купеческих повозок.

Для взаимной защиты в пути и на рынках, в целях устранения взаимной конкуренции посредством соглашений по поводу усло­вий сбыта (цен, мер веса, длины и т.п.) купцы объединялись в гильдии. Наиболее могущественными из них были объединения, монополизировавшие торговлю сукном. Существовали гильдии мелочных торговцев, занимавшихся продажей съестных припасов, предметов повседневного спроса.

В период с XI по XV в. наибольшего размаха достигла внешняя торговля, проходившая по трем основным направлениям. Пер вое — торговля с Востоком, которую осуществляли итальянские го­рода, прежде всего Генуя и Венеция. Купцы этих городов пре­доставляли крестоносцам корабли, что давало им возможность свободного захода в восточные порты. Они основывали в городах этого региона свои фактории, получали различные привилегии. Венеция, например, имела право беспошлинной торговли со все­ми греческими городами. Купцы этих городов, монополизировав торговлю с Востоком, получали довольно высокие доходы. Нор­ма торговой прибыли здесь составляла 25—40%. В Западную Ев­ропу ввозились предметы роскоши, пряности, основными потре­бителями которых были высшие слои дворянства, духовенства, городов. Поскольку вывозить из Европы лес, металл, оружие, зер­но, смолу, деготь, корабли запрещал Ватикан, считая их страте­гическими товарами, из Европы на Восток переправлялось золо­то и серебро.

Вторым направлением морской торговли являлся Северный путь, соединявший через Северное и Балтийское моря Восточную и Западную Европу. Эта торговля была монополизирована набрав­шим силу в XIII в. союзом купцов северо-немецких городов, из­вестным под названием Ганза. В него входило от 60 до 170 евро­пейских городов. Структура товарооборота (зерно, скот, лес, кожи, пенька, лен, воск, меха, металлические изделия, шерстяные тка­ни) свидетельствует о том, что эта торговля «обслуживала» потреб­ности местных производителей и потребителей, поэтому имела большое значение для экономики стран Европы, хотя торговая прибыль здесь составляла всего 5—8%. Сравнительно низкая при­быль компенсировалась объемами товарооборота и существенно меньшим риском.

На пересечении северного и южного торговых путей органи­зовывались ярмарки, на которых встречались восточные и евро­пейские товары. Наиболее известными и значительными были ярмарки во Франции и Фландрии. Итальянские купцы торговали здесь восточными товарами, французские — вином и сукном, не­мецкие — мехами, льняными тканями, металлом, английские — оловом, свинцом, шерстью. Международные ярмарки подобного типа стали основой появления товарных бирж. Значительные мас­штабы производства массовых заменимых товаров, которые мог­ли продаваться по стандартам и образцам, растущая регулярность обменов внутри национальных рынков и между странами приве­ли к необходимости создания оптового рынка таких товаров, т.е. бирж6.

Расширение торговли, особенно внешней, требовало все боль­шего количества средств обращения. Главными проблемами раз­вития денежной системы в период Средневековья были нехватка драгоценных металлов (золота и серебра) для чеканки требовав­шейся массы монет, их порча, множество монетных систем, утечка золота и серебра на Восток.

В целях обеспечения правильности торговых сделок в Италии с XII в. начали чеканить тяжелую (весом более 20 г) серебряную монету — гроссо. Пока чеканка этих монет находилась в руках итальянских монетчиков, они были полноценными. По мере того как чеканка подобного рода монет распространялась за предела­ми Италии, происходило их широкое обесценение.

Потребность в полноценных средствах обращения привела к появлению в XIII в. золотой монеты весом 3,25 г, известной под общим названием «голден». В Голландии подобные монеты назы­вались гульденами, во Флоренции — флоринами, во Франции — экю, в Англии — соверенами, в Венеции — дукатами и т.д. Одна­ко «великий золотой ренессанс» завершился «похудением» моне­ты до 2,5 г.

С XV в. благодаря открытию нового серебряного рудника в Германии — Йохимшталя — началась чеканка знаменитого немец­кого талера, вес которого достигал 30 г. Эту монету ожидала та же судьба — быстрое обесценение.

Становление кредитной системы выражалось в том, что в условиях роста товарообмена на внешних рынках, многообразия монетных систем меняльным делом могли заниматься только про­фессионалы. Они получили название банкиров (от слова «банко» — «скамья», «стол», где сидел в Ломбардии меняла).

Первоначально банкиры появились в XII в. в Италии. Техни­ка меняльного дела была проста — обмен монет, а затем обмен наличных монет на безналичные (разменное письмо или вексель). Вексель стал товаром, цена которого определялась теми наличны­ми деньгами, на которые он обменивался. Сделки облекались в

 

6 Первая из них возникла в 1406 г. в голландском городе Брюгге возле дома богача ван дер Бурса. На фасаде его дома как символ богатства был изоб­ражен герб в виде трех кошельков, которые на позднелатинском обозна­чались словом «бурс». Позже товарные биржи появились в Венеции, Ге­нуе, Флоренции.

 

письменную форму: вексель превращался в расписку, удостоверя­емую специальным лицом — нотариусом. В средневековой Евро­пе операции такого рода выполняли итальянцы. Во всех торговых центрах мира (а также в весьма отдаленных местах) существова­ли колонии итальянских торговцев, часть которых была представ­лена банкирами. Крупные банкиры повсеместно имели отделения своих контор.

Итальянские банкиры, будучи активными участниками шам­панских ярмарок, совершенствовали вексельное дело, стали прак­тиковать метод двойной бухгалтерии (с XIV в.), безналичный пе­ревод денежных сумм по книгам — со страницы плательщика на страницу получателя; в конце ярмарочной торговли подводились итоги торговых операций, купец наличными выплачивал только разницу.

Постепенно операции банкиров расширялись: они брали деньги на хранение, выплачивали за это проценты, предоставляли ссуды.

Крупные торговые дома Италии, Германии (Медичи, Фугге- ры и др.) также стали расширять свою деятельность: помимо пред­принимательства в шерстяной промышленности они занимались торговыми и банковскими операциями.

В этот период усилились междоусобные столкновения во всех странах Западной Европы. На ведение войн требовались деньги, поэтому короли прибегали к крупным займам. Их предоставляли торговые дома Флоренции, Венеции, Генуи.

В связи с причинами объективного порядка — ростом внутрен­него рынка, укреплением экономических связей между отдельны­ми районами внутри стран, возникновением и развитием городов, появлением новых социальных слоев — и субъективными факто­рами — стремлением королей собрать по ячейкам раздробленное общество — в Западной Европе происходил процесс политической централизации.

 

3.2. Экономика феодальной России

Сельское хозяйство. Основной отраслью феодальной экономи­ки является сельское хозяйство. В полной мере это относится и к России. На протяжении столетий именно сельскохозяйственное производство определяло уровень и степень экономического и общественно-политического развития страны.

Состояние сельскохозяйственного производства, особенно на ранних этапах, во многом зависело от природно-климатических факторов, которые в целом не были благоприятными. В Европе, например, колебания температуры в течение года из-за североат­лантического течения Гольфстрим составляют 10—20 градусов в год. Европейская же часть России лежит в зоне действия аркти­ческого антициклона, делающего эти колебания гораздо более значительными, — 35—40 градусов в год. Температура января в Европе в среднем на 10 градусов выше, чем в центре России. Это позволяет заниматься сельским хозяйством большую часть года, например разводить «зимние» сорта овощей.

Весенний и осенний периоды в Европе гораздо более про­должительны, чем в России. Там нет необходимости завершать сев в кратчайшие сроки. У нас же глубокое промерзание почвы (до 40 см) заставляло крестьянина после зимы быстро переключаться на сельскохозяйственные работы — пахоту, сев, от скорости прове­дения которых зависело его благополучие. Лето для русского кре­стьянина — период предельного напряжения сил, требовавшего максимальной концентрации трудовых усилий и большой их ин­тенсивности.

Развитие сельского хозяйства было тесно связано с другими отраслями экономики, с внутри- и внешнеполитическим положе­нием страны. Так, политические события начала XVII в. причи­нили сельскому хозяйству страны огромный вред. В результате Смутного времени, по минимальным подсчетам, запустело при­мерно 1,7 млн десятин пашни (1 десятина = 1,09 га). Существен­ный территориальный рост России на протяжении XVII — первой половины XIX в. влиял на развитие земледелия, сельского хозяй­ства в целом. Это выразилось в увеличении посевных площадей на вновь осваиваемых и заселяемых окраинах государства. При­соединение причерноморских земель и Крыма способствовало сдвигу земледелия в южном направлении, освоению «дикого поля». Итогом стало формирование крупнейших очагов сельско­хозяйственного производства в Черноземном районе, на Украи­не, в Причерноморье, на Кубани и Северном Кавказе, в заволж­ских степях.

При всех переменах, которые претерпело сельское хозяйство, на протяжении феодальной истории его главной отраслью явля­лось зерновое хозяйство, поскольку в структуре питания основ ную долю составляли хлебопродукты. Ведущее место занимали рожь, пшеница, ячмень. Их дополняли овес, просо, гречиха, го­рох и другие сельскохозяйственные культуры. Природно-клима­тические условия определяли различное соотношение злаковых в разных районах страны.

Набор сельскохозяйственных культур начал расширяться толь­ко с середины XVIII в. Были освоены десятки новых видов рас­тений. Специалисты насчитывают до 87 новых культур. Особен­но важным было введение в обиход картофеля, подсолнечника, сахарной свеклы. Почти повсеместно в европейской части стра­ны и за Уралом развивалось производство технических культур — льна и конопли.

Основной формой пашенного земледелия во всех областях, за­селенных восточными славянами, являлось двуполье. Во времена Киевской Руси применялись две системы земледелия — паровая и переложная, или залежная.

В XIV—XV вв. начался переход к трехполью, делившему паш­ню на три части (яровое — озимое — пар). Оно связывало в еди­ный комплекс наиболее совершенные орудия земледельческого труда, наиболее оправданный ассортимент культур и соответству­ющую агротехнику. Основной предпосылкой распространения новой системы земледелия стало усовершенствование пахотных орудий труда — изобретение и введение в хозяйственную практи­ку плуга, бороны и других орудий.

Повсеместный переход к трехпольному севообороту — крупней­шее достижение земледелия в России. Его внедрение произвело переворот в агротехнике и использовании земли. Трехполье яви­лось средством земледельческого освоения новых земель, создало условия для массового возделывания озимой ржи, наиболее под­ходящей для лесной полосы культуры, и гречихи, обладавшей цен­ными питательными свойствами.

Урожайность хлебов в феодальный период отличалась чрез­вычайной пестротой. Она зависела от множества факторов — природно-климатических, социально-экономических, политичес­ких и иных. В XIV—XVI вв. урожайность составляла 1 : 2. Макси­мальные урожаи ржи и ячменя не превышали 1:5, овса —1:3. В XVII— XVIII вв. урожайность в целом оставалась на том же уров­не. Для первой половины XIX в. урожайность злаков не превыша­ла в среднем 1 : 2,5, а в государственной деревне 1840—1850-х гг. даже понижалась.

Другие отрасли сельского хозяйства имели вспомогательный характер. При господстве трехполья плодородие во многом зави­село от состояния животноводства. Обеспеченность скотом опре­деляла уровень производства зернового хозяйства. Продукты жи­вотноводства со временем заняли ведущее место среди товаров, поступавших на внутренний рынок.

В XVII в. наблюдался прогресс животноводства. Он выражался в выделении районов, где эта отрасль стала преобладающей, наи­более приспособленной к рынку. Это Архангельская губерния, Ярославский, Вологодский уезды. В следующем столетии в чер­ноземной полосе и на юге широкое развитие получило коневод­ство, в том числе специализированное (беговые лошади, тяжело­возы, племенное коневодство).

Экономика феодального общества базировалась на соединении крупного землевладения с мелким крестьянским держанием. Кре­стьянин производил на земельном наделе необходимый для себя продукт и прибавочный для феодала.

Становление и развитие феодальной собственности и фео­дальной зависимости сельского населения в Древней Руси шло по трем линиям: во-первых, через «окняжение» земель, обложение общинников данью, перераставшей в ренту, и складывание государственного (черного) землевладения; во-вторых, посред­ством постепенного выделения безземельных крестьян, попадав­ших в поземельную зависимость, и аллодистов, становившихся феодалами; в-третьих, через обращение рабов в зависимых зем­ледельцев.

На протяжении раннего и зрелого феодализма в России су­ществовали следующие формы земельной феодальной собственно­сти: земли черные под властью монарха; земли дворцовые; земли светских и духовных феодалов. Класс феодалов состоял из двух ос­новных сословий — светских и духовных землевладельцев. Оба со­словия подразделялись на различные разряды и группы.

В период раннего феодализма патриархально-общинная соб­ственность постепенно уступала место феодальной. Верховным собственником земли выступал великий князь, обладавший пра­вом судить и собирать дань. В период образования централизован­ного государства владения московского князя расширялись за счет захваченных или купленных у других князей земель.

Главным источником создания и расширения светских и ду­ховных феодальных владений были черные (черносошные) земли.

В центральных областях правом отчуждать (продавать, менять, дарить) черные земли обладал только князь. Земельные сделки между крестьянами совершались под наблюдением княжеской администрации. Дворцовое землевладение — земли, принадлежав­шие членам великокняжеской, а потом царской семье, — стало выделяться из состава черносошных земель лишь в XVI в. Исполь­зование черных земель государством в интересах класса феодалов являлось основой для системы «государственного феодализма».

К середине XVII в. земли «черных» волостей центральных уез­дов поглощались феодалами, а крестьяне постепенно превраща­лись в крепостных. Наиболее активно раздача земель дворянству шла в 20-х и 80-х гг. XVII в. Только за 1682—1711 гг. в вотчины и поместья было роздано в общей сложности более 1 млн десятин земли.

В XVIII в. плодородные земли Черноземного центра и По­волжья щедрой рукой раздавались представителям феодального класса. Включение в состав России областей, прилегавших к но­вой столице государства — Петербургу, привлекло сюда феодалов, получивших и захвативших здесь к 1740-м гг. почти 1 млн десятин.

С присоединением Новороссии и Крыма в последней четверти XVIII в. и там складывалось крупное феодальное землевладение, не достигшее, однако, господствующих позиций. К 1797 г. в Крыму и Северной Таврии помещикам было роздано не менее 625 тыс. десятин.

Не прекращалась практика пожалований и в XIX в. В последние десятилетия существования крепостного права царизм предпринимал попытки улучшить земельную обеспеченность разорившихся поме­щиков. В этих целях сотни дворянских семей переселялись из Смо­ленской и Рязанской губерний в Тамбовскую и Симбирскую, где им выделялись земельные участки из казенного фонда.

Крупными землевладельцами в эпоху раннего и зрелого фео­дализма являлись монастыри. До XIV в. они редко владели зем­лями, так как земельные вклады могли обмениваться или выку­паться родственниками. Со второй половины XIV в. монастыри превратились в самостоятельные феодальные хозяйства с боль­шими земельными владениями. Усиление экономических пози­ций превратило черное духовенство во влиятельную феодальную группу. В XIV в. было основано 42 монастыря-вотчинника, в XV в. — 57, в XVI в. — 51. Всего насчитывалось 150 подобных мо­настырей. В основном они вели замкнутое хозяйство, покупая

продукты, которые не могли дать их владения. Отдельные бога­тые монастыри центральных уездов пренебрегали собственным хо­зяйством — собирали с крестьян денежный оброк, покупали про­дукты на рынке. В XVI в. основная часть доходов монастырей (от 30 до 50%) состояла из пожертвований и вкладов. Денежные пла­тежи с подвластных крестьян стояли на втором месте (от 22 до 31%).

Светские феодалы давно и с завистью посматривали на об­ширные земельные богатства церкви, мечтая прибрать их крукам. Соборное уложение 1649 г. подтвердило курс правительства на замораживание роста владений духовенства. Однако в течение XVII в. церковь несколько увеличила земельный фонд. Даже в районах с преобладанием государственного феодализма (Европей­ский Север, Сибирь) около 15% крестьян проживало в это время во владениях церковников. Огромными вотчинами обладал пат­риарх, а также монастыри, например Троице-Сергиевский, Иоси-фо-Волоколамский и др.

Идея секуляризации - конфискации государством в свою пользу церковных и монастырских земель, давно вынашиваемая дворянством и горожанами, осуществлялась довольно медленно. При Петре I предпринимались ограничительные шаги, сви­детельствовавшие о начальной фазе секуляризации. Но лишь в 1764 г. состоялось государственное изъятие церковных имуществ, имевшее большое значение в перераспределении земельной соб­ственности. На церковных землях в тот период проживало до 1 млн душ мужского пола.

По типу феодального землевладения различались земли вот­чинные и поместные. Вотчиной (или «отчиной») называлось зе­мельное владение — хозяйственный комплекс, принадлежащий владельцу на правах полной наследственной собственности. Вот­чинное землевладение зародилось в период раннего феодализма. После образования централизованного государства вплоть до кон­ца XVI в. в стране существовали огромные вотчинные владения удельных и служилых князей. Московские правители проводили политику постепенного сокращения размеров удельных княжеств и ущемления прав вотчинников. Некоторые земли великий князь жаловал мелким князьям «в вотчину и в удел». Великий князь мог отбирать за провинности земли у своих вассалов. Так складыва­лись вассально-служебные отношения.

Поместье — неотчуждаемая земельная собственность, наличие которой обусловлено службой сюзерену. Становление поместно­ го землевладения приходится на конец XV в. Первое упоминание об условном земельном владении относится к 1328 г. — времени правления Ивана Калиты. Развитие поместного землевладения как системы связано с земельной реформой Ивана III. На присоеди­ненных землях Новгорода вотчины бояр, монастырей конфи­сковывались и раздавались в качестве поместий выходцам из ста­ринных московских вотчинных родов. Утверждение поместного землевладения связывалось с необходимостью создания в присо­единенных областях слоя верных государю военных вассалов.

XIV—XV вв. — время постепенного оформления поместного (условного) землевладения мелких военных и дворцовых слуг кня­зей, бояр и церковных феодалов. Формирование условного дер­жания встречало поддержку московских князей, так как соот­ветствовало их устремлениям к усилению централизма. Судебник 1497 г. юридически провозгласил, что вся земля находится в фео­дальной собственности, разделенной на собственность государства и отдельных феодалов.

Во второй половине XVI — начале XVII в. активно шел процесс развития светского феодального землевладения. Принцип услов­ности земельной собственности государство пыталось перенести для поместий и для вотчины. Обязательность военной службы и для поместий, и для вотчин была усилена Уложением о службе 1556 г. Постановления 1551, 1562 и 1572 гг. приближали вотчину к поместью, всячески сокращая права отчуждения вотчинных зе­мель в руки частных лиц и духовных феодалов, расширяя при этом право государства на конфискацию этих земель. С 1572 г. возникло понятие «пожалованной вотчины». Развиваясь, поместная систе­ма постепенно теряла признаки условного владения. Для России XVI в. усиление роли класса феодалов в хозяйственной жизни страны соответствовало аналогичным явлениям в других европей­ских государствах.

Великокняжеская, а затем царская власть на основе централи­зованной формы земельной собственности стремилась укрепить феодально-иерархическую систему. Социальную базу абсолютной монархии составляли широкие слои дворян-землевладельцев. Ме­жду ними и верховным собственником — государем — отсутство­вали промежуточные ступени феодальной иерархической лестни­цы. Указанный процесс, выразившийся в постепенном сближении двух основных форм землевладения, был тесно связан с измене­ниями в структуре земельной собственности.

Соборное уложение 1649 г. санкционировало установившуюся практику Передачи поместья целиком или частично от отца к де­тям. Хотя и с ограничениями, было разрешено отчуждение по­местий путем обмена (в частности, поместий на вотчины), даре­ния, а также в качестве приданого. По размеру в массе своей по­местья представляли сравнительно небольшие владения. По нормам Соборного уложения 1649 г., мелкими считались помес­тья до 70 четвертей (четверть = 0,5 га), средними — от 70 до 200 четвертей и крупными — свыше 200 четвертей. Поместная си­стема способствовала росту феодализма вширь и вглубь. На пер­вых порах она гарантировала воспроизводство и материальное обеспечение военных кадров, необходимых новой армии феодаль­ного централизованного государства, занятого расширением тер­ритории и закреплением прежних завоеваний. С развитием поме­стной системы было связано дальнейшее закрепощение сельско­го населения.

Указ Петра 1 от 23 марта 1714 г. обозначил слияние поместной и вотчинной форм землевладения, превратив земельные иму­щества феодалов в наследственную собственность.

В 1730—1731 гг. правительство окончательно отменило всякие ограничения в распоряжении земельной собственностью дворян. Манифест 1762 г. освобождал дворянство от обязательной служ­бы. Этот закон обосновывался, в частности, необходимостью предоставить дворянам возможность заняться хозяйственными делами в собственных владениях.

Проникновение в XVII в. товарно-денежных отношений в аг­рарный сектор экономики прямо сказывалось на хозяйстве феода­лов. Производство сельскохозяйственной продукции на рынок приобретало все большее значение не только в крупных владени­ях Морозова, Милославского, Черкасского, Голицына, Одоевско­го, но и части рядовых феодальных хозяйств, например у поме­щиков Новгородского уезда.

Перемещение помещичьего землевладения в плодородные рай­оны Черноземного центра во второй половине XVII в. служило рычагом развития товарно-денежных отношений феодального хозяйства. В следующем столетии дворяне активизировали торгов­лю сельскохозяйственными продуктами. Расширение и углубле­ние этого процесса прослеживаются на протяжении предрефор- менных десятилетий. Помещичий хлеб в эту эпоху стал важней­шим товаром на рынке.

Такие высокотоварные культуры, как табак, сахарная свекла, виноград и другие, привлекали внимание помещиков. Большие конские и овчарные заводы возникали в различных местностях России. Помещики стремились к повышению доходности своих владений. Свеклосахарная промышленность, быстро развивавшая­ся на юге России в первой половине XIX в., была в значительной мере, а местами исключительно, делом помещиков-предпринима- телей.





Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 206 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.008 с.