Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


–аспознание посредством безыскусной речи




Ќаше знание других людей и самих себ€ зависит от нашего внимани€ к тому, как они и как мы сами ведем себ€. ќднако есть один тип человеческого поведени€, на который мы особенно полагаемс€. ≈сли интересующий нас человек говорит на хорошо известном нам €зыке, мы используем его речь как первичный источник информации о нем. “очнее, мы используем дл€ этого спонтанную, неподготовленную и откровенную речь. –азумеетс€, хорошо известно, что люди нередко умалчивают о многих вещах, вместо того чтобы выставл€ть их наружу. »звестно также, что люди часто бывают неискренни и их речь сознательно рассчитана на то, чтобы производить ложное впечатление. Ќо уже сам факт, что высказывани€ можно сдерживать, предполагает, что возможны несдерживаемые, безыскусные высказывани€. Ѕыть сдержанным Ц значит специально воздерживатьс€ от того, чтобы быть открытым; лицемерить Ц значит сознательно воздерживатьс€ от того, чтобы говорить то, что приходит в голову, дела€ вид что ты искренен, и при этом высказыва€ то, чего на самом деле не думаешь. ¬ известном смысле слова "естественный" люд€м естественно говорить то, что приходит в голову, а воздерживатьс€ от этого, тем более делать вид, что говоришь то, что думаешь, скрыва€ на самом деле свои мысли, есть более сложное и изощренное поведение. Ѕолее того, безыскусна€ речь (unstudied talk) €вл€етс€ также и нормальной речью. Ќам приходитс€ предпринимать особые усили€, чтобы скрыть что-то, потому что нормальна€ реакци€ человека Ц показывать и проговариватьс€ о себе. ћы постигаем технику неискренности только на основе знакомства с безыскусной, открытой речью, которой и пытаетс€ подражать лицемер. ¬се это говоритс€ здесь совсем не дл€ того, чтобы воспеть высокий "оральный уровень человеческой природы. Ѕезыскусные высказывани€ не объ€сн€ютс€ ни искренностью, ни откровенностью. »скренность есть весьма ложна€ диспозици€, заключающа€с€ в воздержании от неискренности, а открытость тоже есть сложна€ диспозици€ воздержани€ от скрытности. „еловек, не знающий, что такое неискренность или скрытность, не может быть искренним и открытым, подобно тому, как не может быть неискренним и скрытным тот, что даже не подозревает, что такое искренность и открытость.

—уществуют другие виды высказываний, некоторые из которых будут обсуждатьс€ позже. Ёто обдуманные, преднамеренные высказывани€, встречающиес€ не в обычном общении, но только в специальных сферах. ¬рач, судь€, проповедник, политик, астроном и геометр могут давать советы, заключени€ поучени€, излагать теории и формулы посредством устной речи, но при этом они разговаривают не в смысле "болтают" (chat), а в смысле "произнос€т", "изрекают". —вои слова они, скорее всего, готов€т заранее, во вс€ком случае, они их взвешивают. ќни не говор€т первое, что приходит в голову; их высказывани€ подчинены определенной дисциплине. “о, что они говор€т, как правило, может быть записано и даже напечатано Ц в отличие от обычной болтовни. »х речь не €вл€етс€ ни импровизированной, ни спонтанной Ц она обдуманна. ќни обдумывают, что сказать и как сказать, чтобы произвести требуемое впечатление. “ака€ речь €вл€етс€ в буквальном смысле слова прозой.

Ќеобходимо противопоставить обычную безыскусную речь как такой специализированной разговорной речи, так и специализированной неразговорной речи, притом что перва€ €вл€етс€ основанием обеих последних. ћы пользуемс€ безыскусной разговорной речью не только до того, как научаемс€ быть в разговоре скрытными и неискренними, но и до того, как обучаемс€ говорить продуманно. Ќо и после этого преобладающа€ часть произносимого нами в течение дн€ состоит из того, что просто приходит нам в голову. ћаскировка или взвешивание слов функционируют на этом фоне.

ћы говорим первое, что приходит в голову, не только в открытых, нестесненных беседах с другими, но и в наших, обычно безмолвных, разговорах с самими собой.

¬ безыскусной болтовне мы говорим обо всем, что нас в данный момент больше всего интересует. »нтерес к речи не соперничает тут с интересом к материи, о которой идет речь. ћы разговариваем о своем саде под действием тех же мотивов, которые заставл€ют нас возитьс€ в нем, т.е. интереса к садоводству. ћы треплемс€ о нашем обеде не потому, что не интересуемс€ им, но как раз наоборот. ћы может говорить об обеде как раз потому, что чувствуем голод точно так же как мы съедаем обед, потому что голодны. «абира€сь на холм, мы не можем не обсуждать то, какой он крутой, подобно тому, как не можем помочь нашим ногам не уставать от такой прогулки. —понтанные высказывани€ не обусловлены каким-то отдельным интересом; они обусловлены интересом к току, чем мы зан€ты в это врем€.

„еловек, который не любит зав€зывать шнурки на ботинках, если он умеет говорить, будет использовать вербальные выражени€ дл€ этой своей непри€зни. ќн будет говорить раздраженным тоном. “о, что он говорит, вместе с тем, как он это говорит, позвол€ет нам распознать строй его сознани€ именно благодар€ тому, что его безыскусное использование данных выражений €вл€етс€ одной из вещей, к которым его располагает его структура сознани€. ƒругой такой вещью €вл€етс€ то, что он раздраженно т€нет за шнурки ботинок. ќн рассержен всеми этими узлами настолько, чтобы говорить об этом раздраженно.

Ѕезыскусные высказывани€ не €вл€ютс€, с одной стороны, причинными следстви€ми структур сознани€, в которых они употребл€ютс€, поскольку эти структуры не €вл€ютс€ происшестви€ми; с другой стороны, они не €вл€ютс€ и сообщени€ми об этих структурах сознани€. ≈сли водитель грузовика озабоченно спрашивает: " ак проехать в Ћондон?" Ц то этим он обнаруживает свое желание найти дорогу на Ћондон, но его вопрос не €вл€етс€ ни автобиографическим, ни психологическим за€влением об этом. ќн говорит то, что он говорит, не из желани€ сообщить нам или себе что-то о себе самом, но из желани€ узнать дорогу на Ћондон. Ѕезыскусные высказывани€ не €вл€ютс€ высказывани€ми человека о самом себе, хот€, как мы вскоре увидим, они составл€ют первичные свидетельства дл€ таких высказываний, если почему-то дл€ нас будут представл€ть интерес именно они.

ћногие безыскусные высказывани€ включают в себ€ фразы, €вно выражающие интерес, или то, что € выше назвал "формулами признани€": "€ хочу", "€ надеюсь", "€ намереваюсь", "€ не люблю", "€ подавлен", "€ удивл€юсь", "€ догадываюсь", "€ голоден". √рамматика таких оборотов порождает искушение истолковать все предложени€, в которые они вход€т, как самоописани€. ќднако выражение "я хочу" в первую очередь используетс€ не дл€ сообщени€ информации, а дл€ просьбы или требовани€. ќна дает дл€ познани€ не больше, чем слово "пожалуйста". Ќа такое выражение невозможно ответить: "¬ы действительно хотите?" или "ќткуда вы знаете, что хотите?" ƒа и фразы типа "€ ненавижу..." или "€ намереваюсь..." используютс€ прежде всего не дл€ того, чтобы сообщить слушателю факты относительно говор€щего. »наче мы не удивл€лись бы, услышав такие фразы, высказанные холодным и беспристрастным током, каким мы можем сказать "он ненавидит..." или "они намереваютс€..." Ќа самом же деле мы ожидаем, что подобные фразы будут произноситьс€ возбужденным или решительным тоном. “акие высказывани€ присущи человеку в возбужденной или решительной установке сознани€. ќни говор€тс€ как знак отвращени€ или решимости, а не дл€ выражени€ биографического знани€ о собственной ненависти или решимости.

„еловек, который фиксирует безыскусные высказывани€ говор€щего (этим говор€щим может быть он сам или другое лицо), оказываетс€, если он имеет соответствующий интерес к говор€щему и знает €зык, на котором сделано высказывание, в особенно выгодном положении, чтобы истолковывать качества и состо€ние сознани€ говор€щего. ’от€ внимательное наблюдение за другими ‘ормами его поведени€, например за его поступками, колебани€ми, слезами и смехом, тоже может многое сказать об этом человеке, однако его поведение не €вл€етс€ ex officio легкодоступным дл€ понимани€ и интерпретации. ј вот речь ex officio предназначена дл€ того, чтобы ее воспринимали и истолковывали. ”читьс€ говорить Ц это значит учитьс€ делать так, чтобы теб€ понимали. ћне не требуетс€ никакого особого нюха или детективных способностей, чтобы по словам и тону вашей (или даже моей собственной) безыскусной речи пон€ть вашу или свою установку сознани€.

 огда человек сдерживает свои слова (а мы часто не знаем, скрытен он или нет и даже скрытны мы сами или нет в признани€х, делаемых самим себе), тут нужны детективные способности. «десь мы должны на основании того, что человек сказал и сделал, сделать вывод, что он сказал бы, если бы не осторожничал, а также разобратьс€ в мотивах его скрытности. ¬ы€снить, что написано на страницах открытой книги, Ц вопрос простой техники чтени€. ј вот чтобы вы€снить, что написано на страницах запечатанной книги, нужны гипотезы и данные. Ќо из того, что можно проникнуть в утаиваемое, не следует, что нам также надо проникать и в неутаиваемое.

 огда говор€т о самосознании (self-consciousness), то часто имеют е виду наши наблюдени€ за нашими собственными безыскусными высказывани€ми, включа€ наши €вные признани€, независимо от того, произнесены ли они вслух, вполголоса или про себ€. ћы подслушиваем наши собственные высказывани€ вслух и внутренние монологи. Ќаправив на них внимание, мы готовим самих себ€ к новой задаче, а именно к описанию той структуры сознани€, в которой были сделаны высказывани€. ќднако дл€ данной де€тельности не имеет принципиального значени€, направили ли мы свое внимание на собственные высказывани€ или на высказывани€ других людей, хот€, конечно, € не могу слышать ваши внутренние монологи. Ќо € не могу также прочитать ваш дневник, если вы его зашифровали или спр€тали. ƒело не просто в том, что данный вид самоисследовани€ ничем, по сути, не отличаетс€ от исследовани€ безыскусных, а позднее и продуманных высказываний других, но и в том, что мы вообще учимс€ изучать нашу собственную речь, принима€ участие в публичных обсуждени€х высказываний других людей и чита€ в романах речи персонажей вместе с объ€снени€ми их характеров.

 ритически настроенный читатель может спросить мен€, почему € избегаю употреблени€ глагола "думать" и говорю о таких тривиальных глаголах, как "разговаривать", "трепатьс€", "беседовать" или "проговариватьс€"; ведь €сно,

что разговор идет о вполне осмысленных высказывани€х, авторы которых понимают, что они говор€т, поскольку упоминаетс€ осмысленна€ речь, а не хохот, вздор или лепет. ќтвечу, что на то у мен€ было две причины, тесно св€занные между собой. ¬о-первых, рассматриваемые мною высказывани€ принадлежат социальным ситуаци€м общени€ говор€щего и слушающего (возможно, совпадающих в одном лице). »х назначением €вл€етс€ их функци€ в беседе. » поскольку беседы в значительной мере складываютс€ не из высказываний в изъ€вительном наклонении, а из вопросов, приказаний, просьб, жалоб, уверток, брани, поздравлений и пр., то мы не можем в св€зи с ними говорить о столь любезных эпистемологам "мысл€х" или "суждени€х", €кобы ими выражаемых. ¬о-вторых, мы обычно используем глагол "думать" применительно к использованию тех искусственных и подчин€ющихс€ жестким правилам высказываний, из которых складываютс€ теории и стратегии. ¬едь мы учимс€ болтать еще в €сл€х, а азам теоретизировани€ обучаемс€ только в школе. “ехнике теоретизировани€ обучаютс€ на лекци€х, тогда как умение вести повседневные беседы приобретаетс€ практически полностью через практику разговора. ѕоэтому использование предложений, особенно повествовательных предложений определенного рода, дл€ обсуждени€ теоретических проблем, т.е. выдвижени€ посылок и извлечени€ из них следствий, €вл€етс€ достаточно поздним и изощренным делом, поэтому оно, разумеетс€, вторично по отношению к разговорному использованию предложений и фраз.  огда теори€ или часть теории проговариваетс€ вслух вместо того, чтобы пребывать, как это ей свойственно, напечатанной на бумаге, мы навр€д ли назовем это "речью" (talk) и уж, конечно, не назовем "трепом" или "разговором". ”стное изложение теории предназначено дл€ поучени€, а не дл€ общени€. Ёто Ц разновидность работы, а безыскусна€ речь вовсе не €вл€етс€ работой, даже легкой или при€тной.

(6) я (SELF)

Ќе только теоретики, но и совершенно неискушенные люди, включа€ маленьких детей, испытывают затруднени€ с пон€тием я, ƒети иногда ломают голову над такими вопросами, как "„то будет, если € стану тобой, а ты Ц мной?" или "√де € был до того, как родилс€?" “еологи обсуждают вопрос "„то именно в индивиде подлежит спасению или погибели?", а философы спекулируют вокруг того, обозначает ли я особую отдельную субстанцию и в чем состоит неделима€ и непрерывна€ самотождественность я. Ќе все подобные головоломки возникают из-за неосознанного прин€ти€ парамеханических гипотез, и € в этом разделе собираюсь зан€тьс€ одним семейством таких загадок, изложение и разрешение которых может представл€ть некоторый общетеоретический интерес.

¬се загадки, которые € имею в виду, вращаютс€ вокруг того, что € назову "систематической неуловимостью" пон€ти€ я.  огда ребенок, например  им, безо вс€кой теоретической подготовки, не владе€ никакими пон€ти€ми, впервые вопрошает себ€ " то €?" или "„то € такое?", то он не спрашивает об этом из желани€ узнать свое им€, возраст, пол, национальность или в каком классе он ”читс€. ќн знает все эти обычные персональные данные. Ќо он чувствует, что есть еще что-то на заднем плане, остающеес€ неописанным после того, как перечислены эти стандартные сведени€. ќн также смутно ощущает, что, к чему бы ни относилось слово я, это нечто €вл€етс€ очень важным и совершенно уникальным Ц в том смысле, что оно не принадлежит никому другому. “акое я должно быть одно. ћестоимени€ вроде "ты" или "они" не несут в себе ничего таинственного, тогда как в вчувствуетс€ тайна. “аинственность эта св€зана с тем, что чем более ребенок стараетс€ ткнуть пальцем в то, что обозначаетс€ словом я, тем менее ему это удаетс€. ”даетс€ схватить только фалду его сюртука, а само я всегда ускользает.  ак тень от собственной головы, я никак не дает через себ€ перепрыгнуть. » при этом я никогда не убегает далеко; а иногда даже кажетс€, что оно вообще не опережает своего преследовател€. ≈му удаетс€ стать неуловимым, расположившись внутри самих мускулов своего преследовател€. ќно оказываетс€ столь близким, что его даже не ухватишь рукой.

ƒа и над теоретиками пон€тие я насмехаетс€ таким же образом. ƒаже ём признаетс€, что, когда он пыталс€ обрисовать все объекты своего опыта, он не нашел ничего соответствующего слову я. ќднако он не испытывал беспокойства из-за того, что осталс€ без чего-то большого и важного, без чего его обзор не был бы описанием его опыта.

ƒругие эпистемологи ощущали такое беспокойство. ƒолжен ли € или не должен вписывать мое знание самого себ€ в список вещей, которые € могу познавать? ≈сли € скажу "нет", то мое знание о самом себе превратитс€ в теоретически бесплодную тайну; если € скажу "да", то получитс€, что € причисл€ю рыболовную сеть к одной из рыб, которых этой сетью надлежит ловить.  ажетс€, одинаково рискованным и признать, и отрицать, что судью можно поместить на скамью подсудимых.

¬скоре € попытаюсь объ€снить эту систематическую неуловимость пон€ти€ я и €вную несимметричность пон€ти€ я и пон€тий "ты" и "он". Ќо вначале следует рассмотреть некоторые моменты, верные относительно всех личных местоимений.

Ћюди, в том числе и философы, склонны ставить вопросы о я, спрашива€, именами чего €вл€ютс€ слова я или "ты". »м известна река, называема€ "“емзой", и собака по кличке "‘идо". ќни знакомы также с некоторым кругом людей и знают их имена и фамилии. ќни смутно чувствуют, что я и "ты" отличаютс€ от обычных собственных имен, поэтому они считают, что это должны быть имена особого рода и притом обозначающие особых индивидов, спр€танных внутри людей, известных под своими обычными именами и фамили€ми. ѕоскольку местоимени€ не регистрируютс€ в —омерсет ’аус, их носители должны каким-то образом отличатьс€ от носителей обычных имен и фамилий, зарегистрированных там. ќднако така€ постановка вопроса изначально ошибочна. –азумеетс€, я и "ты "не €вл€ютс€ обычными именами, как "‘идо" или "“емза", но они не €вл€ютс€ и необычными собственными именами. ќни не €вл€ютс€ ни собственными именами, ни именами вообще, подобно тому как "сегодн€" не €вл€етс€ эфемерным именем текущего дн€. Ѕеспочвенные мистификации начинаютс€, как только мы приравниваем местоимени€ к именам. ѕредложени€, содержащие местоимени€, в самом деле содержат отсылки к конкретным люд€м, но отсылают совсем не так, как это делают собственные имена.

Ёто различие может быть предварительно описано следующим образом. —уществует класс слов (будем называть их все дл€ простоты "индексными"), указывающих слушателю или читателю на отдельную вещь, событие, человека или момент времени, которые они обозначают. “ак, "сейчас (теперь)" есть индексное слово, указывающее тому, кто слышит предложение "ѕоезд сейчас пересекает мост", на определенный момент пересечени€. —лово "сейчас" может, разумеетс€, использоватьс€ в любой момент дн€ или ночи, однако оно не означает "любой момент дн€ или ночи". ќно обозначает тот определенный момент, когда слушатель, как предполагаетс€, слышит слово "сейчас". ћомент, когда поезд пересекает мост, указываетс€ высказыванием как момент "теперь". ћомент произнесени€ и есть тот момент времени, на который указывает это слово. —ходным образом слово "тот" часто используетс€ дл€ указани€ на определенную вещь, на которую направлен в момент произнесени€ указательный палец говор€щего. —лово "здесь" иногда указывает на то особое место, откуда говор€щий отправл€ет данное слово в пространство, а страница, на которую указывает выражение "эта страница", может быть такой, на которой напечатано слово "эта". ќднако другие индексные слова указывают на свой объект косвенным образом. —лово "вчера" указывает на день, предшествующий дню, когда оно было произнесено или напечатано в газете. —лово "тогда" в некоторых употреблени€х указывает на момент или период времени, сто€щий в особом отношении к моменту, когда оно было услышано или прочитано.

ћестоимени€ типа я или "ты" €вл€ютс€, по крайней мере, иногда, пр€мыми индексными словами, тогда как местоимени€ типа "он", "они" и в некоторых использовани€х "мы" Ц косвенными индексными словами. я может указывать на определенного человека, издавшего этот звук или написавшего эту букву. "“ы" может указывать на человека, который слушает, как € произношу "ты", или любого человека, кем бы он ни был и сколько бы их ни было, которые прочитают написанное мной или напечатанное слово "ты". ¬о всех случа€х услови€ произнесени€ (написани€) индексного слова тесно св€заны с тем, на что оно указывает. ѕоэтому слово "вы" не €вл€етс€ странным именем, которым € и другие иногда вас зовем. Ёто Ц индексное слово, указывающее в конкретных услови€х беседы именно на вас, кому € адресую свое замечание. —лово яне €вл€етс€ ƒополнительным именем дл€ дополнительного существа.  огда € произношу или пишу его, оно указывает на того индивида, к которому можно обратитьс€ по имени "√илберт –айл". я Ц это не прозвище "√илберта –айла". Ёто слово указывает на человека, именуемого "√илбертом –айлом", когда слово я произносит √илберт –айл.

Ќо это еще далеко не все. “еперь мы должны обратить внимание на то, что мы используем местоимений Ц как и собственные имена Ц самыми разными способами. ≈сли мы не поймем различи€ в употреблении словами, несколько менее выраженные, в употреблении слов "ты" и "он", то возникнут дальнейшие мистификации.

¬ предложении "I am warming myself before the fire" ("я согреваюсь у огн€") слово "myself" можно без нарушени€ смысла заменить словами "мое тело". Ќо местоимение нельз€ € заменить на "мое тело", не превратив фразу в бессмыслицу. —ходным образом в предложении " ремируйте мен€ после того, как € умру" слова я и "мен€" используютс€ по-разному. ѕоэтому иногда мы можем, а иногда не можем замен€ть местоимени€ первого лица на оборот "мое тело". ¬ некоторых случа€х € даже могу говорить о части моего тела, но не могу использовать дл€ этого местоимени€ я и "мен€". ≈сли мои волосы обгорели в огне, € могу сказать "я не обгорел, только волосы у мен€ обгорели", хот€ € никогда не мог бы сказать "я не обгорел, обгорели только мои лицо и руки". „асть тела, нечувствительна€ к боли, которой € не могу двигать по собственному желанию, €вл€етс€ моей, но не €вл€етс€ частью мен€. Ќаоборот, можно иногда говорить и "мен€" о механических добавлени€х к телу, таких, как автомашина или трость: "я задел почтовый €щик" означает, что машина, которую € вел, задела почтовый €щик.

–ассмотрим теперь некоторые контексты, в которых местоимени€ми "мен€" невозможно заменить словами вроде "мое тело" или "мо€ рука". ¬озьмем высказывание "я сожалею, что € вмешалс€ в этот конфликт". “ут, может быть, € соглашусь на подстановку слов "мой кулак вмешалс€" вместо "€ вмешалс€". Ќо, уж конечно, € не соглашусь на подстановку "мой кулак" вместо я в выражении "я жалею". Ќе менее абсурдно было бы говорить, что "мо€ голова припоминает", "мой мозг делит большие числа" или "мое тело боретс€ с усталостью". ћожет быть, именно вследствие абсурдности таких подстановок многие люди склонны описывать человека как соединени€ тела и чего-то бестелесного.

ћы, однако, еще не исчерпали весь список своеобразных использований слог я и "мен€". »бо мы находим еще одну группу их употреблений, в которой вообще невозможна замена личных местоимений первого лица словами, обозначающими мое тело. ¬полне осмысленно сказать, что € поймал самого себ€ на тон, что начинаю засыпать, но € не могу поймать мое тело на том, что начинал засыпать, как и мое тело не может поймать мен€ на этом. ћожно сказать также, что ребенок рассказывает сам себе сказку, но бессмысленно объ€вл€ть его тело рассказчиком или слушателем.

“акого рода противоположности, св€занные прежде всего с описани€м операций самоконтрол€, побудили многих проповедников и некоторых мыслителей говорить, что обычна€ личность Ц это своего рода комитет или команда лип размещающа€с€ под одной кожей, словно мысл€щее и решающее я Ц это одна личность, а жадное и ленивое я Ц друга€. Ќо такого рода образы совершенно бесполезны. „астью того, что мы понимаем под "личностью", €вл€етс€ способность ловить себ€ на том, что начинаешь засыпать, рассказывать себе сказки или обуздывать свою жадность. ѕоэтому предполагаемое сведение личности к команде лиц просто умножит их, не объ€сн€€, как одна и та же личность может одновременно быть рассказчиком и слушателем, существом бдительным и сонным, бешено несущимс€ в автомобиле и одновременно получающим удовольствие от такой гонки. ѕриемлемое объ€снение должно начинатьс€ с осознани€ того, что в утверждени€х типа "я поймал себ€ на том, что начинаю засыпать" два местоимени€ Ц я и "себ€" (myself) Ц не €вл€ютс€ именами разных лиц, поскольку они вообще €вл€ютс€ не именами, а индексными словами, используемыми в разных смыслах в разных контекстах, как это мы видели в утверждении "я греюсь у огн€" (хот€ сама эта разница различна в разных контекстах). ≈сли кому-то покажетс€ неправдоподобным, что в одном и том же предложении дважды использованное местоимение первого лица10 одновременно и указывает на одного и того же человека, и имеет два различных смысла, то пусть вспомн€т, что так же бывает и с обыкновенными собственными именами и другими словами, обозначающими личность. “ак, в предложении "ѕосле венчани€ мисс ƒжонс уже не будет больше мисс ƒжонс" не утверждаетс€, что така€-то женщина перестанет быть самой собой и станет другой личностью. –ечь просто идет о том, что измен€тс€ ее фамили€ и социальный статус. ј предложение "ѕосле возвращени€ Ќаполеона во ‘ранцию он перестал быть Ќаполеоном" означает только то, что изменилс€ его статус как военачальника. јналогичен этому смысл распространенного выражени€: "я Ц уже не €". ”тверждени€ "я только что начинал засыпать" и "я поймал себ€ на том, что только что начинал засыпать" принадлежат различным с логической точки зрени€ типам, поэтому местоимени€ я имеют в них различную логическую силу.

–ассматрива€ специфически человеческое поведение, т.е. то, на которое не способны животные, младенцы и идиоты, мы должны обратить особое внимание на тот факт, что некоторые виды действий относ€тс€ к другим действи€м.  огда человек мстит другому за что-то, насмехаетс€ над ним, отвечает ему или играет в пр€тки, его действи€ относ€тс€ к действи€м партнера. ¬ известном смысле (который будет уточнен ниже) выполнение действий этого человека включает мысль о действи€х другого. ≈сли человек шпионит за другим или одобр€ет его действи€, то он имеет дело с действи€ми другого человека. я не могу вести себ€ как покупатель, если вы (или кто-то еще) не станете вести себ€ как продавец. ≈сли кто-то изучает показани€, то дл€ этого сначала некто должен был их дать; кто-то должен играть на сцене, чтобы другие могли быть театральными критиками. ƒл€ описани€ таких действий, предполагающих действи€ других, иногда удобно использовать термин "действи€ более высокого пор€дка".

Ќекоторые, хот€ и не все, действи€ более высокого пор€дка вли€ют на действи€ более низкого пор€дка. ≈сли € просто обсуждаю ваши действи€ за вашей спиной, то мое действие относитс€ к вашим поступкам в том смысле, что предполагает мысль о том, как вы осуществл€ете свои действи€. Ќо это не мен€ет ваших действий. Ёто особенно €сно в случае, если комментатор или критик выступает после смерти лица, о чьих действи€х он выносит суждение. »сторик не может изменить поведение Ќаполеона во врем€ битвы при ¬атерлоо. Ќо врем€ и тактика моей атаки вли€ют на врем€ и методы вашей защиты. ј то, что € продаю, имеет самое непосредственное отношению к тому, что вы покупаете. ƒалее, когда € говорю о действи€х одного лица, вли€ющих на действи€ другого, € включаю сюда и действи€, осуществл€ющиес€ в силу ложного представлени€, что другой сделал нечто такое, чего он в действительности не делал. –ебенок, восхищающийс€ тем, как ловко € притвор€юсь сп€щим, когда € вовсе не притвор€юсь, а по-насто€щему уснул, осуществл€ет действие, предполагающее мое действие в разъ€сненном выше смысле. » –обинзон  рузо действительно беседовал со своим попугаем, если верил (или отчасти верил), что птица его слушает, даже если его вера была ошибочной.

», наконец, есть много видов де€тельности, имеющих отношение к действи€м будущим, веро€тным или только возможным.  огда € подкупаю вас, чтобы вы за мен€ голосовали, вашего акта голосовани€ еще нет и может вообще не быть. ”поминание о вашем голосовании входит в описание моего подкупа, но оно должно иметь вид "что вы будете голосовать за мен€", а не "потому, что вы голосовали за мен€" или "потому, что € думаю, что вы голосовали за мен€". —ходным образом мое обращение к вам предполагает (только в этом смысле), что вы поймете мен€ и согласитесь со мной, а именно что € разговариваю, чтобы вы могли пон€ть и согласитьс€ со мной.

ѕоэтому, когда ƒжон ƒоу рассчитывает, обнаруживает, описывает, пародирует, эксплуатирует, одобр€ет, передразнивает, поощр€ет, копирует или интерпретирует действи€ –ичарда –оу, то любое описание его действий предполагает косвенное указание на то, что делал или предположительно делал –ичард –оу, тогда как в описание действий –ичарда –оу не должно входить описание действий ƒжона ƒоу. ќписание того, как ƒжон ƒоу следит или передразнивает, должно включать в себ€ (но не включатьс€) описание того, за кем именно он следит или кого передразнивает. Ёто и означает, что действие ƒжона ƒоу Ц более высокого пор€дка, чем действие –ичарда –оу. Ѕолее высокий или низкий пор€док действи€ не имеет никакого отношени€ к их моральному достоинству. “ак, шантажировать дезертира есть действие более высокого пор€дка, чем дезертирование, а реклама Ц более высокого пор€дка, чем торговл€. ¬споминать добрые дела ничуть не более благородно, чем их совершать, однако это Ц действие более высокого пор€дка.

ѕолезно не упускать из виду, что, хот€ действи€ описани€ или комментировани€ действий других людей за их спиной и €вл€ютс€ разновидностью действий более высокого пор€дка, это Ц далеко не единственна€ и не главна€ форма действий, св€занных с действи€ми других людей. јкадемическое накопление информации относительно того, что делает –ичард –оу, €вл€етс€ лишь одним из возможных способов, каким ƒжон ƒоу может реагировать на действи€ –ичарда –оу. ¬опреки излюбленным представлени€м интеллектуалистов, построение и использование повествовательных предложений не составл€ет ни необходимый первый, ни предполагаемый последний шаг ƒжона ƒоу. ≈сли это так, то в каком же смысле действи€ более высокого пор€дка "подразумевают мысль о" соответствующих действи€х более низкого пор€дка? —овсем не в том смысле, что если, например, € подражаю вашим жестам, то должен делать одновременно две вещи: и описывать себе словами ваши жесты, и производить жесты, соответствующие моему описанию. √оворить себе о ваших жестах Ц само по себе €вл€етс€ де€тельностью более высокого пор€дка. ѕоэтому она тоже должна подразумевать мысль о ваших жестах. ‘раза "подразумевает мысль, но не указывает на причинное взаимодействие или наложение процесса одного рода на процесс другого рода. ѕодобно тому, как комментирование ваших жестов уже должно само быть известным образом мыслью о ваших жестах, так и подражание, чтобы быть подражанием, должно само быть известным образом мыслью о ваших жестах. Ќо это, разумеетс€, неестественное употребление слова "мысль": подражанием подразумевает ни обдумывани€ предложений, ни выведени€ одних предложений из других. ќно подразумевает, что € должен знать, что € делаю, а, поскольку € подражаю вашим жестам, € должен знать ваши жесты и использовать это знание соответствующим образом, чтобы получилось именно подражание, а не, скажем, комментирование ваших действий.

ƒействи€ более высокого пор€дка не €вл€ютс€ инстинктивными. ќни могут быть эффективными и неэффективными, уместными и неуместными, умными или глупыми. ƒети должны научитьс€ таким действи€м. ќни должны научитьс€ тому, как нужно сопротивл€тьс€, парировать, отвечать тем же самым; как предвидеть, уступать и сотрудничать; как обменивать и торговатьс€, поощр€ть и наказывать. ќни должны научитьс€ подшучивать над другими и понимать шутки, мишенью которых €вл€ютс€ они сами; подчин€тьс€ приказам и отдавать их; требовать и получать; получать оценки и оценивать. ќни должны научитьс€ составл€ть и выслушивать отчеты, описани€ и комментарии; критиковать и понимать критику; принимать, отвергать, исправл€ть и составл€ть вердикты допрашивать и подвергатьс€ расспросам. Ќе слишком поздно (но и не слишком рано) они должны научитьс€ скрывать некоторые вещи, которые так и т€нет разгласить. —держанность образуетс€ актами более высокого пор€дка, чем несдержанность.

ƒумаю, уже пон€тно, с какой целью € напоминал обо всех этих детсадовских и школьных банальност€х. Ќа определенной стадии развити€ ребенок учитс€ направл€ть акты более высокого пор€дка на свои собственные акты более низкого пор€дка. ¬ общении с другими он попеременно научаетс€ быть и автором, и мишенью шуток, критики и подражани€, учитс€ допрашивать и подвергатьс€ допросам. » в конце концов он обнаруживает, что можно играть обе роли одновременно. –аньше он слушал сказки или рассказывал их другим, а теперь он рассказывает их самому себе. –аньше его уличали в неискренности, или он уличал кого-то в неискренности, а теперь он примен€ет технику уличени€ к самому себе. ќн обнаруживает, что может отдавать самому себе приказы с такой твердостью, что иногда подчин€етс€ им, пусть даже и с неохотой. —амоувещевани€ и саморазубеждени€ станов€тс€ более-менее эффективными. ¬ подростковом возрасте ребенок выучиваетс€ примен€ть к своему собственному поведению большинство из примен€емых взрослыми методов регулировани€ поведени€ детей. “огда говор€т, что он вырос.

Ѕолее того, как когда-то раньше он приобрел не только способность, но и склонность к действи€м более высокого пор€дка по отношению к действи€м других людей, так теперь от обретает не только умение, но и склонность занимать такую же позицию по отношению к собственному поведению. » так же как он ранее выучилс€ иметь дело не только с конкретными действи€ми других, но и с их намерени€ми и склонност€ми, так теперь он обретает одновременно способность и готовность совершать теоретические и практические действи€, направленные на его собственные привычки, мотивы, способности и даже на собственные действи€ более высокого пор€дка. »бо относительно любого действи€ любого пор€дка всегда можно осуществить разнообразные действи€ более высокого пор€дка. ≈сли € высмеиваю что-то, сделанное вами или мною самим, то € могу (хот€ обычно этого не делаю) перейти к словесному комментированию моего высмеивани€, извин€€сь за него или приглаша€ других посме€тьс€ вместе со мной; затем € могу одобрить или упрекнуть себ€ за это, а потом еще и записать в дневник, что € это сделал.

Ќиже мы увидим, что обсуждаемые здесь пон€ти€ покрывают значительную часть того, что называетс€ обычно "самосознанием" и "самоконтролем", хот€ они относ€тс€ также и к другим €влени€м. ¬ самом деле, человек может и должен иногда докладывать о собственных действи€х, а иногда Ц регулировать свое поведение. Ќо данные действи€ более высокого пор€дка, направленные на самого себ€, €вл€ютс€ только двум€ из бесчисленного множества; точно так же как и соответствующие действи€, направленные на поведение других людей, €вл€ютс€ только двум€ из огромного количества возможных.

» вовсе не об€зательно принимать допущение, что отчеты, которые человек дает сам себе о своих действи€х или о правилах, которым он подчин€ет собственное поведение, всегда свободны от предвз€тости или упущений. ћой самоотчет может страдать теми же изъ€нами, что и мой отчет о вас, а увещевани€, корректировки и запреты, которые € адресую себе, могут быть столь же неудачными, как и советы, которые € даю другим. ≈сли уж говорить о самопознании, то оно не должно описыватьс€ в духе осв€щенной столети€ми оптической модели Ц как светильник, освещающий сам себ€ лучами, отражающимис€ от наход€щегос€ внутри него зеркала. —овсем наоборот. ќно €вл€етс€ просто особым случаем обычного более-менее эффективного оперировани€ более-менее правдоподобными и разумными свидетельствами. јналогично этому самоконтроль не предполагает управлени€ не совсем дисциплинированным подчиненным со стороны преисполненного совершенной мудрости и авторитета высшего начала. ќн €вл€етс€ просто особым случаем управлени€ одного обыкновенного человека другим обыкновенным человеком; но при этом один и тот же человек, например ƒжон ƒоу, играет сразу обе роли. »стина состоит не в том, что существуют €кобы некоторые действи€ более высокого пор€дка, которые выше вс€кой критики, но в том, что любое такое действие может быть само подвергнуто критике; не в том, что имеет место нечто безошибочное, но в том, что не бывает ничего безошибочного; не в том, что некое действие €вл€етс€ действием высшего уровн€, а в том, что дл€ любого действи€ любого пор€дка возможны действи€ более высоких уровней.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 378 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

≈сли президенты не могут делать этого со своими женами, они делают это со своими странами © »осиф Ѕродский
==> читать все изречени€...

1588 - | 1542 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.034 с.