Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


”мственные способности и интеллект




—вой анализ пон€тий, описывающих ментальное поведение, € начну с концептуального семейства, обычно обозначающего "умственные способности (intelligence). ¬от некоторые из наиболее характерных прилагательных этой группы: "умный", "здравомысл€щий", "осторожный", "методичный", "изобретательный", "благоразумный", "проницательный", "логичный", "остроумный", "наблюдательный", "критичный", "опирающийс€ на опыт", "сообразительный", "расчетливый", "мудрый", "рассудительный", "скрупулезный".

 огда человек имеет недостаток умственных способностей, он описываетс€ как глупый" или же, посредством более характерных эпитетов, как "тупой", "бестолковый", "невнимательный", "неметодичный", "неизобретательный", "беспечный", "недалекий", "нелогичный", "лишенный чувства юмора", "ненаблюдательный", "некритичный", "игнорирующий факты", "несообразительный", "наивный", "неумный" и "безрассудный".

ќчень важно сразу же отметить, что глупость и незнание Ц это вещи различного сорта. ћежду хорошей информированностью и глупостью нет несовместимости, а ловкий в спорах и шутках человек может с трудом умещать в своей голове элементарные истины. «начимость этого различи€ между обладанием умственными способност€ми и владением знанием следует подчеркнуть, а частности, потому, что как философы, так и простые люди склонны расценивать интеллектуальные операции как €дро ментального поведени€. »наче говор€, они склонны определ€ть все другие пон€ти€, описывающие ментальное поведение, с точки зрени€ когнитивных пон€тий. ќни полагают, что главное дело сознани€ заключаетс€ в нахождении ответов на вопросы, а все другие его зан€ти€ суть лишь применени€ находимых при этом истин или даже тем, что, к сожалению, отвлекает человека от размышлени€ над ними. √реческа€ иде€ о том, что бессмертие предначертано теоретизирующей части души, была подвергнута порицанию, но не искоренена христианством.

 огда мы говорим об интеллекте или, точнее, об интеллектуальных способност€х и действи€х людей, мы обращаемс€ главным образом к особому классу операций, конституирующих теоретизирование. ÷ель этих операций заключаетс€ в обретении знани€ истинных высказываний и фактов. ћатематика и зрелые естественные науки предстают образцовыми достижени€ми человеческого интеллекта. ƒревние теоретики, естественно, размышл€ли над тем, что составл€ет особое преимущество теоретических наук, развитию которых они способствовали и были свидетел€ми. ќни были склонны считать, что именно способность к точной теории лежит в основе превосходства людей над животными, цивилизованных людей над варварами и даже Ѕожественного разума над разумом человека. “аким образом, они завещали нам идею о том, что способность к познанию истин €вл€етс€ определ€ющим свойством сознани€. ƒругие человеческие способности могут быть определены как ментальные только в том случае, если они каким-то образом управл€ютс€ этим интеллектуальным схватыванием истинных суждений. Ѕыть рациональным Ц означало быть способным распознавать истины и св€зи между ними. ƒействовать рационально Ц значило, поэтому в своем жизненном поведении ставить под контроль способности к распознаванию истин свои нетеоретические склонности.

√лавна€ задача этой главы состоит в демонстрации того, что существует много видов активности, в которых непосредственно предстают свойства сознани€ и которые, тем не менее, не €вл€ютс€ ни интеллектуальными операци€ми, ни даже их последстви€ми. »нтеллектуальна€ практика Ц не падчерица теории. Ќапротив, теоретизирование €вл€етс€ одной из практик нар€ду с другими и само по себе может быть осуществлено разумно или глупо.

—уществует и друга€ причина, по которой важно внести поправки в исходные принципы интеллектуалистской доктрины, стрем€щейс€ определить интеллект с точки зрени€ способности к схватыванию истин, вместо того чтобы установить значение этой способности в свете интеллекта. “еоретическое рассуждение Ц де€тельность, которую большинство людей могут (обычно так и происходит) производить в молчании. ќни артикулируют в предложени€х построенные теории, однако большую часть времени эти предложени€ не высказываютс€ вслух. Ћюди проговаривают их сами с собой. »ли же они выражают свои мысли в виде диаграмм и картин, но далеко не всегда фиксируют их на бумаге. ќни "вид€т их мысленным взором". Ќаш обычный мыслительный процесс большей частью протекает в форме внутреннего монолога или беззвучной беседы с самим собой, сопровождаемых, как правило, неким мысленным кинематографическим р€дом визуальных образов.

Ёта хитра€ способность беззвучно говорить с собой приобретаетс€ не столь быстро и не без усилий; необходимым условием ее освоени€ €вл€етс€ то, что прежде мы должны научитьс€ разумно говорить вслух и уметь понимать других людей, делающих это. ”мение скрывать и удерживать мысли внутри себ€ Ц утонченное достижение. ¬плоть до средних веков люди еще не учились читать, не прибега€ к чтению вслух. —ходным образом ребенок должен учитьс€ читать вслух до того, как он научитс€ читать шепотом, и громко болтать до того, как он будет способен лепетать про себ€. » тем не менее, многие теоретики полагают, что безмолвие, в котором большинство из нас приучилось думать, €вл€етс€ определ€ющей принадлежностью мысли. ѕлатон считал, что в момент мышлени€ душа ведет разговор сама с собой. ќднако безмолвие, хот€ оно часто и удобно, не €вл€етс€ здесь существенным, как, например, и ограничение аудитории одним слушающим.

—очетание двух допущений, во-первых, того, что теоретическое рассуждение €вл€етс€ важнейшей де€тельностью сознани€, и, во-вторых, что оно по своей сути есть приватна€, безмолвна€ или внутренн€€ операци€, остаетс€ одной из главных подпорок догмы о духе в машине. Ћюд€м свойственна тенденци€ отождествл€ть свое сознание с "местом", где они вынашивают тайные помыслы. ќни даже склонны представл€ть, что есть кака€-то тайна в том, каким образом мы публично выражаем свои мысли, вместо того чтобы осознать, что мы используем специальные ухищрени€ дл€ удержани€ их при себе.

(3) "«ЌјЌ»≈  ј " » "«ЌјЌ»≈ „“ќ"

 огда человека описывают при помощи того или иного эпитета, обозначающего умственные способности, например "умный" или "глупый", "благоразумный" или "опрометчивый", то така€ дескрипци€ приписывает ему не знание или неведение какой-то истины, а способность или неспособность проделать р€д действий определенного рода. “еоретики были столь поглощены задачей исследовани€ природы, оснований и рекомендаций прин€тых ими теорий, что по большей части игнорировали вопрос о том, что значит дл€ кого-то знать, как выполн€ть задание. Ќапротив, в повседневной жизни, впрочем, как и в особом деле обучени€, мы гораздо чаще сталкиваемс€ со способност€ми и действи€ми людей, нежели с их когнитивным арсеналом и теми истинами, которые они узнают. ¬ самом деле, даже когда мы сталкиваемс€ с выдающимис€ интеллектуальными способност€ми или недостатками людей, нас меньше интересует запас освоенных и хранимых ими истин, чем их возможность открывать эти истины, а также примен€ть и развивать их после того, как они установлены. „асто мы замечаем, что человек не знает какого-то факта только потому, что следствием этого неведени€ оказываютс€ глупые поступки, о которых ему приходитс€ сожалеть.

—уществует как определенный параллелизм между "знанием как " и "знанием что ", так и некоторые различи€. ћы говорим об обучении тому, как играть на музыкальном инструменте, аналогично тому, что нечто €вл€етс€ фактом; говорим о том, как постригать деревь€, и о том, что римл€не встали лагерем в определенном месте. ћы говорим, что позабыли, как в€зать рифовый узел, и что по-немецки "Messer" значит "нож". ћы можем интересоватьс€ как а можем стремитьс€ узнать Ц действительно ли.

— другой стороны, мы никогда не говорим о человеке, что он верит или полагает как, и, хот€ было бы правильно спросить об основани€х или причинах прин€ти€ кем-либо некоторого утверждени€, подобный вопрос не может быть поставлен о чьем-либо мастерстве играть в карты или умении вкладывать капитал.

„то же содержитс€ в наших описани€х людей в качестве знающих как шутить, как оценивать шутки, как грамматически правильно говорить, как играть в шахматы, рыбачить или вести спор? ќтчасти имеетс€ в виду, что, когда они выполн€ют эти действи€, они склонны делать их хорошо, т.е. либо корректно, либо эффективно, либо успешно. »х действи€ соотнос€тс€ с определенными стандартами и удовлетвор€ют определенным критери€м. Ќо этого мало. ’орошо отрегулированные часы показывают точное врем€, а выдрессированный цирковой тюлень безупречно выполн€ет трюки. Ќо мы не считаем их "разумными". ћы приберегаем эту характеристику дл€ людей, которые ответственны за свои поступки. Ѕыть разумным означает не просто удовлетвор€ть критери€м, но и примен€ть их; не просто быть хорошо координированным, но и быть в состо€нии вывер€ть свои действи€. ƒействие человека описываетс€ как точное или умелое в том случае, если в своих операци€х он готов отслеживать и исправл€ть промахи, повтор€ть успешные достижени€ и совершенствоватьс€ в них, уметь извлекать пользу из примеров других людей и т.д. ќн примен€ет критерии, действу€ критично, т.е. пыта€сь все сделать правильно.

ќбычно это выражаетс€ в распространенной формуле, утверждающей, что действие €вл€етс€ разумным, если и только если действующий субъект думает над тем, что он делает в момент совершени€ действи€, и думает таким образом, что ему не удалось бы совершить действие хорошо в случае, если бы он не размышл€л над ним во врем€ его совершени€.   этой расхожей идиоме иногда апеллируют как к свидетельству в пользу интеллектуалистской легенды. ѕоборники последней склонны приравнивать "знание как" к "знанию что", использу€ тот аргумент, что действие, совершенное разумно, включает в себ€ соблюдение правил или применение критериев. »з этого следует, что операци€, охарактеризованна€ как разумна€, должна предвар€тьс€ осознанием этих правил или критериев. Ёто значит, что действующий субъект сперва должен пройти через внутренний процесс €вного признани€ дл€ себ€ определенных утверждений (иногда они называютс€ "максимами", "императивами" или "регул€тивными принципами") о том, что предстоит сделать, и только после этого он может осуществить свое действие в соответствии с этими установками. ќн должен проинструктировать себ€ прежде, чем он может начать практику. ѕовар должен пересказать самому себе рецепты, прежде чем приступить к приготовлению блюд; герой должен уловить внутренним слухом соответствующий моральный императив до того, как он броситс€ спасать тонущего человека, шахматист должен мысленно пробежать по всем релевантным дл€ данной ситуации правилам и тактическим максимам прежде, чем он сможет сделать корректные и мастерские ходы. ƒелать что-либо, дума€ над тем, что делаешь, означает, согласно данной легенде, всегда делать две вещи. ¬о-первых, принимать во внимание определенные, соответствующие сути дела утверждени€ или предписани€ и, во-вторых, практически осуществл€ть то, что включают в себ€ эти утверждени€ и предписани€. Ёто значит сначала делать теоретический, а затем практический ход.

Ѕесспорно, мы не только часто размышл€ем перед действием, но и размышл€ем дл€ того, чтобы действовать правильно. Ўахматисту может понадобитьс€ некоторое врем€, чтобы спланировать свои ходы, прежде чем их сделать. » все же общее допущение, что действие, совершаемое разумно, требует предварительного обдумывани€ соответствующих утверждений, звучит неправдоподобно даже тогда, когда, за неимением лучшего, допускаетс€, что требуемое обдумывание может протекать очень скоротечно и совершенно незаметно дл€ действующего субъекта. я намерен доказать, что интеллектуалистска€ легенда ложна и что, когда мы описываем действие как разумное, это не влечет за собой описани€ двойной операции обдумывани€ и исполнени€.

ѕрежде всего, существует много видов действий, в которых про€вл€ютс€ разумные способности, но отсутствуют сформулированные правила или критерии. ≈сли мы попросим остр€ка изложить те максимы или каноны, в соответствии с которыми он придумывает и оценивает шутки, то он будет в затруднении сформулировать ответ. ќн знает, как создать хорошие шутки и как определить плохие, но он не сможет представить нам или себе самому какой-то рецепт их создани€. “аким образом, практика остроуми€ не €вл€етс€ клиентом теории остроуми€. ѕодобным же образом каноны эстетического вкуса, правила хорошего тона или изобретательской де€тельности могут оставатьс€ не обсужденными, что не будет помехой осмысленной реализации этих способностей и дарований. јристотель был первым, кто вывел правила корректного рассуждени€, но люди знали, как избегать и замечать ошибки в рассуждени€х, уже до того, как усвоили его уроки. » после аристотелевских работ люди, включа€ самого јристотел€, обычно приводили свои аргументы без каких-то внутренних обращений к его формулам. ќни не составл€ли схем своих аргументов до того, как приводили их. ¬едь если бы им пришлось планировать то, что думать, прежде, чем думать, то они не могли бы думать вообще, ибо само это планирование оказалось бы непродуманным заранее.

ƒейственна€ практика предвар€ет описывающую ее теорию; методологи€ предполагает применение методов и их критическое исследование. »менно потому, что јристотель обнаружил в себе и в других умение рассуждать то разумно, то бестолково, и именно потому, что »саак ”олтон6 обнаружил у себ€ и у других способность удить рыбу иногда успешно, а иногда нет, они оба смогли передать ученикам максимы и предписани€ своего умени€. ѕоэтому вполне возможно, что люди разумно совершают определенного рода действи€, когда они еще не в состо€нии учитывать какие-либо утверждени€, указывающие на то, как эти действи€ должны выполн€тьс€. Ќекоторые разумные действи€ не контролируютс€ предшествующим осознанием принципов, примен€емых в них.

–ешающее возражение против интеллектуалистской легенды состоит в следующем. ѕонимание утверждений само по себе €вл€етс€ операцией, выполнение которой может быть более или менее разумным или бестолковым. ќднако если дл€ осмысленного исполнени€ любого действи€ необходимо, чтобы была исполнена, причем разумно, предвар€юща€ его теоретическа€ операци€, то окажетс€ логически невозможным когда-либо разорвать этот порочный круг.

ƒавайте рассмотрим р€д характерных аспектов, из-за которых может возникнуть этот регресс. —огласно рассматриваемой легенде, когда бы действующий субъект ни совершал что-либо разумное, его действие предвар€етс€ и направл€етс€ другим, внутренним, действием понимани€ регул€тивного утверждени€, которое соответствует его практической задаче. ќднако что заставл€ет его рассматривать именно эту единственную подход€щую максиму, а не какую-то из многих тыс€ч других, не относ€щихс€ к делу? ѕочему упом€нутый выше герой-спасатель не обнаруживает себ€ вызывающим в своем сознании кулинарный рецепт или правило формальной логики? ¬озможно, это происходит, но тогда в отношении интеллектуальных процессов его следует охарактеризовать как слабоумного, а не здравомысл€щего. –азумна€ рефлекси€ над тем, как действовать, помимо прочего, включает обдумывание того, что в данной ситуации уместно, и игнорирование того, что не имеет отношени€ к делу. ƒолжны ли мы тогда сказать, что дл€ того, чтобы рефлекси€ субъекта над поступком была разумной, он должен прежде отрефлексировать то, как наилучшим образом размышл€ть над тем, как действовать? Ѕесконечность подразумеваемого здесь регресса показывает, что применение критери€ соответстви€ не влечет за собой по€влени€ процесса обдумывани€ этого критери€.

ƒалее, если все еще предполагаетс€, что дл€ того, чтобы действовать разумно, € должен прежде обмозговать разумное основание своего действи€, то возникает вопрос: каким образом мною достигаетс€ подход€щее применение этого основани€ к специфической ситуации, в которой мое действие должно осуществитьс€? »бо это основание или максима неизбежно €вл€ютс€ утверждени€ми некоторой степени общности. ќни не могут содержать в себе особенности, приспособленные к каждой детали определенного состо€ни€ дел. ќчевидно, повторюсь еще раз, что € должен быть здравомысл€щим и неглупым, и это здравомыслие само по себе не может быть продуктом интеллектуального подтверждени€ какого-либо общего принципа. ¬оенный не станет хитрым полководцем только потому, что он одобр€ет стратегические принципы  лаузевица, он также должен быть компетентным в их применении. «нание того, как примен€ть максимы, не может быть редуцировано к прин€тию тех или иных максим, оно также не выводитс€ из них.

¬ общих чертах абсурдность допущени€ интеллектуалистской легенды состоит в том, что любое действие наследует все свои права на статус разумного от предварительной внутренней операции планировани€ того, что предстоит делать. „асто мы действительно проходим через такой процесс, и если мы туповаты, то наше планирование глупо, а если умны, то разумно и оно. ’орошо известна возможность разумно планировать и глупо действовать, т.е. пренебрегать наставлени€ми в своей практике. —ледовательно, согласно исходному аргументу, наш интеллектуальный процесс планировани€ должен наследовать право называтьс€ разумным от другого внутреннего процесса Ц от планировани€ планировани€, а этот процесс, в свою очередь, может быть толковым или бестолковым. Ётот регресс бесконечен, что редуцирует к абсурду теорию, утверждающую, что, дл€ того чтобы действие было разумным, оно должно порождатьс€ и направл€тьс€ предварительной интеллектуальной операцией. –азличие между рациональными и глупыми действи€ми заключаетс€ не в их родословной, а в методе их осуществлени€, и это относитс€ к интеллектуальному действию не в меньшей степени, чем к действию практическому. "–азумное" не может быть определено в терминах "интеллектуального", а "знание как" Ц в терминах "знани€ что". "ƒумать над тем, что € делаю", не означает "и думать, что делать, и делать это".  огда € делаю что-либо разумно, т.е. дума€ над тем, что € делаю одну вещь, а не две, мое действие имеет не особые антецеденты, а особую манеру или методику осуществлени€.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 413 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћогика может привести ¬ас от пункта ј к пункту Ѕ, а воображение Ч куда угодно © јльберт Ёйнштейн
==> читать все изречени€...

1287 - | 1268 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.022 с.