Лекции.Орг


Поиск:




Ноябрь




1.11.


Внутри всё перевернулось, а она подошла ближе. Что-то тихо прошептала на ушко, и после этого я была стиснута в её объятиях. Было до жути приятно… Потом она приблизилась ко мне близко-близко. Постойте...она, что, целует меня?!
Да. Но это было...так приятно… Внизу живота что-то легко отдавало приятной пульсацией по всему телу. На поцелуй я отвечала взаимностью. Почему? Почему мне это так приятно?.. Наконец мы отстранились друг от друга и я посмотрела в её бездонные карие глаза… Стоп – карие глаза?!
Я резко распахнула свои очи, и…
- А-а-а-а! Что ты творишь?!
Передо мной сидел братец, в левой руке он держал мокрый ватный диск, а в правой ярко-красную помаду. Сама же я валялась на полу, незнамо как закутанная в одеяло.
Артём подскочил от моего крика, бросил диск и помаду и быстро смылся из моей комнаты.
- Найду – убью!
С этими словами я выпуталась из одеяла, при этом я всё думая – к чему мне приснился такой странный сон?.. Я понимаю, что причиной всего был мой брат, но почему приснился именно поцелуй, и почему именно с Марией Сергеевной? Если не в реальности, то во сне она будет меня мучить… Хотя, какое мучить..было приятно, очень даже. Бла, что я несу?!!
Вдруг в кровати что-то завибрировало. Так, Наташа, спокойно, это - не вибратор. Какой у тебя в кровати вибратор? Всё..крыша едет.. А если вибратор? Наконец, я собрала всю свою волю в кулак и, глубоко вздохнув, засунула руку под одеяло.
- Алё…
- Ната, ты дрыхнешь?
- Уже нет, меня сначала братец помадой измазал, а потом вибратор напугал…
- Какой вибратор?! Ты в своём уме?
- Да. Я просто с телефоном спутала.
- Наташа, хватит ночью NC-21 читать!
- Не пали меня!
- Слушай, харе мне чушь нести, извращенка, ты завтракала?
- Завтракала.. Ой, нет, я же только проснулась.
- Тогда быстро одевайся и беги ко мне. Все уехали, у нас будет «туса»!
Я тут же оживилась: «туса» у Лизы? Я такое не пропущу. Конечно, так называемая «туса» обычно проходила так: мы вдвоём едим блинчики со сгущенкой или пирожки, потом вдвоём сходим с ума и скачем по квартире, как обезьяны, потом занимаемся такой бреднёй, как гадание и вызывание духов и всякой подобной чушью, а потом болтаем по душам.
Вот мы наелись, насходились с ума, нагадались и теперь сидели и болтали:
- Ната, что ты мне утром про вибратор говорила?
- Мне просто страшный сон приснился…
- Тебя хотели изнасиловать?
- Да, - хорошо подумав, произнесла я.
- Кто?! – вылупила глаза моя подруга, не поверив, что попала в самую точку.

Наступила тишина. Что подумает Лиза, если я скажу правду? И Лиза ничего не сказала, Лиза заржала, как лошадь, и попросила меньше прикалываться. Ну, ладно, хоть всерьёз не приняла…

2.11.


После музыкалки я решила зайти в канцелярский магазин, у меня опять кончились ручки. Мама говорит, что я их ем. Я пока не замечала этого за собой, хотя, возможно, я - лунатик, и ем ручки только в полнолуние. Но это сейчас не так важно, важно, что я пошла в «Формат». На прилавке, в стаканчиках стояли разные ручки всех цветов. Моей слабостью были ручки от фирмы «TUKZAR», вот и сейчас я стояла и набирала ручки этой фирмы. Чёрненькие, синенькие, зелёненькие... Красота. Набрав достаточное количество, я развернулась и врезалась в кого-то.
На секунду я замешкалась. И тогда услышала:
- Я тебя тоже очень люблю.
Этот голос… По телу прошла приятная дрожь. Наконец я оттолкнулась от этого неожиданного встречного.
- Как Вы и говорили, что, может быть, увидимся раньше начала четверти, - усмехнулась я.
Учительница улыбнулась. А я вспомнила тот сон, и к горлу подошёл комок. И вообще, почему сердце бьётся сильнее, когда она рядом?
- Ты так и будешь столбом стоять?
Точно, я же в магазине. Вспомнив это, я пошла к кассе, оплатила ручки и направилась к выходу, как раз в это время из-за рядов с книгами вышла Мария Сергеевна.
- Ты спешишь?
- Н-нет.
- Может, тогда подождёшь меня?
Я кивнула. Ну, как можно отказать этим великолепным глазам?
«Любимка» вернулась довольно быстро, и мы вышли из «Формата».
- Как у тебя каникулы проходят?
- Спасибо, всё хорошо. А у Вас как?
- Какие тут каникулы – одна работа.
- Почему?
- Ученики отдыхают, а учителя работают.
- Но, всё же, у Вас ведь работы меньше, чем обычно, - улыбнулась я и рука сама протянулась к ней.
Она не сопротивлялась, свободно вложила мою руку в свою. Приятное чувство…
- У тебя такие холодные руки, - тихо сказала «Любимка».
- А у Вас такие тёплые руки… - так же тихо ответила я.
Так мы и шли за ручку, в приятной тишине, изредка переговариваясь. Тишина не угнетала, наоборот, - она создавала какое-то загадочное ощущение в этот вечер. Наконец, мы дошли до конца парка, до моего дома было рукой подать – перешёл дорогу, и - вот он, в сторонке стоит.
Мария Сергеевна отпустила мою руку и повернулась.
- Была рада тебя увидеть.
- Я..я..тоже.
- Ты дойдёшь сама?
Так хотелось побыть с ней ещё дольше. Так не хотелось её отпускать. Но…
- Дойду, конечно, не беспокойтесь.
Она улыбнулась и обняла меня… Это было великолепным окончанием прогулки. Сердце забилось ещё сильнее, лёгкий запах её духов кружил голову, а переполняющие чувства не давали свободно дышать. Я не понимаю, что со мной происходит, но ощущения такие приятные…

5.11.


Каникулы кончились, но почему от этого не грустно, а наоборот? Вот «Любимка» прошла, так радостно её увидеть. Вспоминаю, как мы шли с ней из магазина, и на душе так тепло...А ещё эти слова: «я тоже тебя очень люблю»... Конечно, это шутка, но моя фантазия такое рисует, что по телу пробегает лёгкая дрожь… Мария Сергеевна…
Прозвенел звонок, а первый урок - русский. Учительница открыла дверь и впустила нас в класс. Опять лёгкий запах её духов закружил голову, я встряхнула головой, выбрасывая мысли…
- Ребята, Вы пока готовьтесь к уроку, я сейчас приду.
Я выложила на парту учебник и тетрадь, и, усевшись на стул, упала на парту.
- Ната, у тебя всё хорошо? – взволнованно спросила Лиза
- Слушай, а что означает, когда ты вспоминаешь о человеке, и на душе становится тепло-тепло, а когда ты его видишь, поднимается настроение? Когда он стоит рядом, учащается пульс и кружится голова…
Подруга посмотрела на меня внимательно, а потом вынесла приговор:
- Ты влюбилась?!
Эти слова с громким треском пронзили мою голову. Я резко встала.
- Стой, ты куда?!
Я сама не знаю, куда направлялась и зачем я это делала, просто не хотелось верить в эти слова, они всё ещё звучали в моей голове: «Влюбилась? Влюбилась? Влюбилась?». Вскоре я убедилась, что зря я шла куда-то и зачем-то посреди урока, потому что, выйдя из кабинета, я врезалась в Лёлю.
- Девочка, что случилось?
- А, нет, ничего, извините, - говоря это, я тихонько пятилась в класс. Потом развернулась и залезла под свою парту.
- Наташа, с тобой всё хорошо?
- Не пали меня, там…
В класс вошла та, о ком я хотела сказать. Все встали, а всё ещё пряталась под партой. Зачем? Один бог, наверное, знает, что на меня тогда нашло. Лёля осмотрела класс и уже уходила, когда в класс вошла Мария Сергеевна.
- Елена Евгеньевна, что-то случилось? Они что-то сломали, кого-то покалечили?
- Нет, всё нормально. А что, они могут что-то сломать или кого-то покалечить?
- От них можно ожидать чего угодно, - усмехнулась «Любимка».
Лёля ушла, а Мария Сергеевна начала урок, то есть, почти начала…
- Итак, начнём урок… Но сначала бы я хотела поинтересоваться, что Смирнова делает под партой?!
Упс, забыла.
Я встала из-под парты со словами:
- Просто ручка куда-то укатилась. Я её искала.
Класс тупо ржал.
- Ну-ну, - ухмыльнулась учительница.
Лиза незаметно скинула под парту ручку.
- Правда, ручка упала. Вот и она, кстати, - я подняла с пола «Лизину подмогу».
«Любимка» на меня ещё пристально посмотрела, а потом продолжила урок.
И всё-таки – «ВЛЮБИЛАСЬ»?!

9.11.


Сегодня после шестого урока сбегала быстренько домой, взяла тетрадь, ну, я же как всегда, самая умная, знала, что сегодня последний срок сочинения по истории, и забыла работу дома. Хорошо, Гитлерша разрешила после уроков принести. Повесила куртку в гардеробе, переодела ботинки. Зря она, что ли, Гитлерша, ведь работает в школе уже давно и всё должно быть примерно, и сменка должна быть, даже на пять минут. Вредина, что сказать. Кабинет у неё на втором этаже, после узкого коридора. Иду я, значит, никого не трогаю, размахиваю тетрадью, заворачиваю в коридор и врезаюсь в… Конечно, в кого я ещё могла врезаться, как не в «Любимку». Стоим мы в коридоре, обнимаемся. Я, конечно, всё понимаю, но не посреди же школы обнимашки устраивать. Марию Сергеевну это тоже, видимо, осенило, и она отстранилась от меня.
- Ты что в школе делаешь? У вас же уроки кончились.
Я помахала перед ней тетрадью:
- Сочинение несу.
- Понятно, - улыбнулась учительница. – Ну, неси.
- Постойте, с Вами можно поговорить?..
- Прямо здесь?
- Нет, я сначала должна тетрадь отнести.
- Ну, хорошо, заходи, только ненадолго.
- Спасибо.
Я отнесла Гитлерше сочинение и спустилась вниз. Дверь в её кабинет была приветливо открыта, и я вошла в класс. «Любимка», как всегда, сидела за своим столом и что-то писала.
- А, это ты. Заходи, – улыбнулась учительница.
Я села за мою парту. Эту первую парту я уже называла своей, так часто я сидела именно на этом месте, оставаясь с ней наедине.
- Так о чём ты хотела со мной поговорить?
- Вы когда-нибудь влюблялись? – ударила я сразу в лоб.
- Конечно, - удивилась «Любимка».
- Скажите, что чувствуешь, когда ты влюблён. Как понять, что это же не симпатия, и не дружба?..
- Это сложно объяснить…
- Мария Сергеевна, Вы же учитель русского языка, значит, знаете много слов.
Она усмехнулась, но продолжила:
- Ты ощущаешь счастье и какую-то неземную легкость, когда любимый человек рядом. Когда он далеко, на сердце пусто, как будто чего-то не хватает. Хочется быть всегда рядом с ним, хочется слушать его голос, хочется смотреть на него бесконечно…
Эти слова бросили меня в лёгкую дрожь. Я что, действительно влюбилась в неё?..
- Ну, что, Зайчик, я понятно объяснила?
- Да… Спасибо Вам большое. Извините, что отвлекла Вас…Я, пожалуй, пойду.
Она лишь улыбнулась. Какая у неё красивая улыбка… На эту улыбку хочется смотреть вечно… Я действительно её люблю… Я наконец признала это…

12.11.


- Наташа, ты чего такая грустная?
- А?
- Вот, и ещё глухая.
- А?
- Наташа, на, съешь печеньку, - с этими словами Дима открыл сумку и протянул мне Юбилейное.
- Эй, а мне? – подала голос Лиза.
- Тебе тоже надо?!
- Да, гони печенье! Печенье или жизнь! – погрозила подруга.
Дима протянул Самойловой печенье, и мы с ней вдвоём сидели и грызли.
- Девочки, да вы как хомяки! – прыснул парень.
- Димка, жуй печенье, будешь сусликом! – хихикнула я.
- Лучше быть сусликом, чем хомяком. Хомяк мелкий, а суслик больше.
- Хомяк - это хомяк! А суслик - это суслик! – деловито произнесла Лиза.
Мы засмеялись. Всё-таки, у меня великолепные друзья. Жаль, я Диму люблю как друга, такой парень пропадает…

20.11.


На четвёртом уроке, на алгебре, меня отправили за журналом:
- Наташа, ты ближе всех к двери, сходи, поищи журнал.
Прошлым уроком был русский, поэтому я пошла вниз. Подошла к двери, постучалась и вошла. В классе не было никого кроме Марии Сергеевны, да и она была странная. Как обычно сидела за своим столом, но её голова была опущена на руки, и когда я вошла, она даже не взглянула в мою сторону.
Я подошла к ней и тихонько приобняла за плечи.
- Что-то случилось?
Она подняла голову и посмотрела на меня. А потом грустно улыбнулась и сказала:
- Не беспокойся, всё хорошо…
- Раз всё так хорошо, почему Вы такая замученная и грустная?..
Она опять чуть улыбнулась и посмотрела мне в глаза. Я буквально утонула в зелёном океане её глаз… Она приблизилась ко мне..или я к ней, сейчас я этого не понимала... и наши губы слились в необыкновенном поцелуе. Её язык скользил по моему нёбу, зубам, легко поигрывал с моим языком. Я сильно покраснела, но чувства взяли своё и старалась отвечать взаимностью, неуклюже, неопытно повторяя её действия. Какое это сладостное ощущение…
- Постой, Зайчик, а что ты делаешь тут посреди урока? - медленно отстранилась она от меня. Голос её дрожал, а глаза разбегались.
- Я за журналом пришла...
Учительница достала из кипы листков журнал нашего класса и протянула мне.
- Скажешь, что я попросила чуть-чуть подождать, пока я его заполню...
Я кивнула.
- Беги скорее, - сказала она и отвернулась к окну, мне казалось она уже сожалела о минутной слабости, хотя так и не понимала что только что произошло и кто был инициатором? Может это я не сдержалась? Может это была ошибка?..
Я выскочила из класса и побежала вверх по лестнице. Прошло чуть больше 7 минут. Хорошо, мы вовремя опомнились, и никто ничего не заподозрил. А в голове ещё стоял приятный запах её духов, тепло её тела и сладкий поцелуй.

25.11.


- Ната, пойдём к Ронни!
Ронни – это парк. А парк + Ронни = Мария Сергеевна.
- Хорошо, Тёма, одевайся тогда.
На улице уже довольно холодно, снега и минусовой температуры не было, но всё же…
Я помогла одеть малышу пальтишко, завязала ему шарф и надела шапку с ушами. Шапка такая классная, мне она самой нравится…
- Возьмите варежки! – крикнула мама с кухни.
- Я не хочу варежки!
- Тогда никуда не пойдём. На улице уже не лето.
Артём немного подумал и согласился надеть варежки на резинке.
Когда мы шли в парк, дул сильный ветер, он срывал оставшиеся листья с деревьев и долго кружил их в воздухе. Ветер был холодный, и я сама пожалела, что не взяла варежки. Кажется, на улице уже стоял минус. Некоторые лужи покрывала небольшая еле заметная корочка льда. Мне казалось, что сегодня мы не встретим Марию Сергеевну с её питомцем. Но я оказалась не права.
В парке было мало народу, поэтому Любимку и Ронни мы нашли быстро. Они стояли на том же месте, где мы их обычно встречали, и играли в палку.
- Добрый день.
Учительница обернулась.
- Привет. Вы к нам пришли?
- Да, Тёма к другу захотел, - улыбнулась я.
Наступила какая-то заминка. Хотя мы обе помнили тот инцидент, который произошёл во вторник, обе по разным причинам предпочитали его не вспоминать и не упоминать о нём.
- У Вас всё хорошо?
- То есть?
- Ну… во вторник, по-моему, было всё не особо радостно.
- Всё хорошо, - мотнула она головой, и отвела глаза. – Просто небольшие неприятности в семье были.
- Не переживайте, всё будет хорошо, - взяла я её за руку. Она чуть улыбнулась.
На время наступила тишина, только рядом тихо тявкал пудель. Тут с неба стал медленно, сначала почти незаметно падать снег. Белые снежинки выплясывали в воздухе и аккуратно ложились на землю.
Тёма высунув язык, пытался попробовать первый снег на зуб. Ничего у него не получится, я тоже так раньше делала, а снежинки, как назло, не летели в рот. А может, они не хотели умирать?..
- Ты чего такая грустная, обычно дети радуются первому снегу? - удивлённо посмотрела на меня учительница.
- Я, может быть, и радуюсь, но только в душе, - ухмыльнулась я.
Но долго не получилось сдержать на лице равнодушие. Мало того, что Мария Сергеевна стояла с таким счастливым выражением лица, так ещё мой брат носился вокруг с какими-то воплями.
- Снег, - засмеялась я и вытянула руки в разные стороны.
Это удивительно, как быстро у Любимки меняется настроение, как просто у неё меняется настроение, она прямо как маленький ребёнок – радуется приятным мелочам.

26.11.


Мы с Лизой, как самые умные люди, выгнали всех из женской раздевалки, уселись там и стали песни горланить. Да, мы как обычно прогуливали физкультуру. Конечно, хотелось смыться на улицу, но 6 класс сегодня уехал на экскурсию, и выходить было не с кем, сомневаюсь, что охранник поверил бы, что мы из 3 класса. Вот поэтому мы сидели и распевали песни. Сначала была «Калинка-Малинка», потом «Ой мороз, мороз», а потом мы решили сами сочинить песню.
- Итак, с вами Ди-джей Лиз и Ди-джей Нат с песней «Физ-ра три раза в неделю? ХВАТИТ ЭТОТ ТЕРПЕТЬ!»

О, физкультура, физкультура, зачем тебя так много?
А ну-ка, физкультура, сломай себе ты ногу!

У, у, уе, физкультура на коне…
У, у, уе, физкультура на коне…

О, физкультура, физкультура, зачем тебя так много?
А ну-ка, физкультура, купи единорога!

У, у, уе, физкультура на коне…
У, у, уе, физкультура на коне…

О, физкультура, физкультура, зачем тебя так много?
А ну-ка, физкультура, принеси бульона!

У, у, уе, физкультура на коне…
У, у, уе, физкультура на коне…

О, физкультура, физкультура, зачем тебя так много?
А ну-ка, физкультура, отнеси меня в холл, я посмотрю на месте ли охранник и мы смоемся из этого дурдома!

У, у, уе, иди давай уже в холл…
У, у, уе, иду уже в холл…
Ёу…! Пыщ-Пыщ…Еее.

Я тихонько открыла дверь и на цыпочках пошла к основной двери (конечно, тишина была очень важна после наших завываний) и медленно её приоткрыла:
- ЛИЗА-А-А, ХВАТАЙ ВЕЩИ И БЕГИ!!!
Подруга схватила вещи и побежала, мы с ней вылетели из школы без верхней одежды, споткнулись об порог и грохнулись лицом в снег. О, да, это был шикарный ход для прогула физ-ры. Стало ещё шикарнее, когда я увидела, что недалеко стоит Мария Сергеевна, которая, к счастью, нас ещё не заметила (Глухая, может?..). Но я её заметила, и подальше от неприятностей поползла за ближайший столб. Это было очень умно, в блузке ползти по снегу.
Лиза, всё ещё валяясь на пороге, смотрела на меня, как на идиотку. Впрочем, я её понимаю. Но сейчас речь шла о другом. Я стала Лизе показывать знаками, чтобы она как можно скорее ползла ко мне. Кажется, подруга меня поняла, и, перекатываясь с живота на спину, оказалась рядом со мной.
- Ты чего тут уселась?!
- Там ПАЛЕВО! ПАЛЕВО! Конкретное!
- Где?! – выглянула Лиза из-за столба.
- Дура! Говорю же, что там палево, а ты палишься. Блин, сиди, не двигайся.
- Холодно не двигаться.
- Точно! Мы же забыли одеться.
С этими словами я перевернула пакет с обувью и стала напяливать вместо балеток зимние сапоги. При этом я вытянула ноги впёрёд, пытаясь дотянутся до них руками, не сгибая колени. С переменных успехом, мне всё-таки удалось переодеть сменку. Лиза же смотрела на меня, как на дуру, а потом покрутила у виска.
- Ну что мне, в балетках в снегу тонуть?
- Нет, конечно, - хихикнула подруга.
- Ладно, план такой: мы одеваемся, потом бежим до угла. Неизвестно еще, сколько она тут простоит, а мы что, зря такой план прогула придумывали?!
Самойлова меня поддержала и уже одевала куртку. Я тоже быстро надела своё пальто и тихонько выглянула из-за угла. Из моих уст вырвалось плохое слово и я, пятясь влево, заворачивала за столб.
- Ты чего?
- Тс-с-с, я забыла, что ей в одну сторону с нами, и это могла быть большая ошибка в моих расчетах. Поэтому план Б.
- А у нас есть план Б?
- Теперь есть. Мы просто бежим в другую сторону!
И мы рванули с места, скользя на раскатанном снегу.
У поворота я обернулась – учительница смотрела нам вслед и качала головой. Простите, Мария Сергеевна…

29.11.


Во вторник у нас урок русского пропал, мы фотографировались на классную фотографию. Удачно я оттянула время для «удачного» разговора. В четверг на русском Мария Сергеевна попросила задержаться после урока.
Я села за первую парту. Она внимательно смотрела на меня, сложив руки в замок.
- Я знаю, я поступила плохо, - наконец нарушилась в кабинете тишина.
В ответ молчание.
- Да, я помню, как говорила, что не буду прогуливать, но так получилось. Простите, что не сдержала свои слова.
В ответ молчание.
- Вы что, позвали меня, чтобы молчать?! – встала я с места.
- Ты молодец, что сама признаёшь ошибки, - скользнула по лицу учительницы улыбка.
Как-то странно она ведёт себя в последнее время.
Я подошла к ней и взяла за руку.
- У Вас точно всё хорошо?
Любимка удивилась такой быстрой смене моего настроения.
- Вы в последнее время какая-то не та, что прежде.
- Может, ты просто перестала видеть во мне иллюзию? – посмотрела мне в глаза учительница.
- Если так, то моя иллюзия не слишком отличается от реальности.
- Я рада, - ответила на мою улыбку Любимка.
Мои губы потянулись к ней... Но вдруг кто-то постучал дверь и открыл её. Я тут же отпрянула. В дверях стояла моя классная.
-Я пойду, спасибо, что ОБЪЯСНИЛИ МНЕ ТЕМУ.
Мария Сергеевна только ухмыльнулась.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2015-10-01; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 389 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Наглость – это ругаться с преподавателем по поводу четверки, хотя перед экзаменом уверен, что не знаешь даже на два. © Неизвестно
==> читать все изречения...

1606 - | 1272 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.