Лекции.Орг


Поиск:




Июля, 12:17 реального времени




— Ну что, Ксен, запустил?

— Да запустить-то я ее запустил, но что-то мне результат не нравится... Махмуд, как там у тебя?

— Пять минут — полет нормальный...

— Иногда мне кажется, — пробормотала Мелисса, заглядывая через плечо программиста, — что вы уже не люди, а какие-то мутанты. Ну вот как можно извлекать информацию из этого?

Сидящие друг к другу спинами Махмуд и Ксенобайт синхронно пожали плечами. Монитор Махмуда был пестрым от всевозможных индикаторов, диаграмм, шкал и графиков. Сюда стекались данные о поведении новой, только что собранной машины: от нагрузки на процессоры и распределение памяти до скорости вращения кулера охлаждения. Что касается монитора Ксенобайта, то там и вовсе была, по выражению Банзая, «сплошная матрица»: с десяток открытых черно-белых терминалов, в каждом из которых с разной скоростью ползли столбики цифр и абсолютно непонятных наборов букв. И что именно видел там Ксенобайт, не знал никто, но то, что это знание дает ему власть над компьютерами, было несомненно.

— Ладно, не отвлекайтесь, — строго покачал головой Банзай. — У нас своих дел полно. Рыба!

Старый аналитик решительно хлопнул костяшкой домино по столу. Мак-Мэд и Мелисса хмуро уставились на то, что получилось, и переглянулись.

— Хм. Мак, как думаешь, а в домино мухлевать можно? Ну, я не знаю, костяшки кропить или в рукав их прятать...

— Но-но, это что еще за гнусные намеки?! — возмутился Банзай.

— Да скучно нам просто, — пояснил Мак-Мэд, перемешивая костяшки. — И домино это твое не прет совсем. Кстати, во что это так увлеченно режутся Внучка с Кешей?

Все вяло глянули в сторону монитора, из-за которого торчали Внучкины косички и слышалось азартное пыхтение:

— Прыгай! Да с разбегу, с разбегу прыгай, балбес!

— А-а-а, там педаль!..

— Черт! А если вот тут потолок пробить? Получается?..

— А, это... Да Ксен тут наладил наконец эмулятор шестидесятичетырехразрядного процессора, на нем запустил эмулятор старых «Форточек», а в нем запустил эмулятор еще более старой DOS, а в ней запустил «Принца Персии».

— Ксен, тебе не кажется, что это слишком сурово для неокрепшей детской психики? — с сомнением спросила Мелисса. — Смотри, какой азарт... Как бы из-за клавиатуры не передрались.

— Прыгай, прыгай! — неожиданно взвыл обычно тихий Кеша. — А-а-а, нет, штыки, штыки...

Дизайнер отчаянно замахал руками, точно пытаясь взлететь, будто это он сам, а не крошечная фигурка из пары десятков пикселей падал сейчас в пропасть с острыми зубьями на дне.

— Так, — буркнул Ксенобайт, отодвигаясь от монитора, — Внучка, вырубай эмуляторы и отпаивай Кешу валерьянкой. Это надо же быть таким впечатлительным... У нас все готово! Кеша — твой выход... Эй, тунеядцы! По машинам!

Тестеры, недовольно ворча, разошлись по своим рабочим местам.

— Коннектимся в вирт-офис или напрямую? — деловито спросил Банзай, поудобнее прилаживая манипулятор на руку.

— Да напрямую, — вздохнул программист. — Подключаемся сразу к модельной среде, сервер запущен в режиме модификации. Внучка, твои камеры готовы?

— Как всегда! — гордо подтвердила девушка.

— Ну... Поехали!

Пространство вокруг мигнуло и погасло. Совсем погасло: не осталось ничего — ни света, ни даже темноты.

— Ух! А где... Э-э-э... Ну, где... хоть что-нибудь? — раздался из серой пустоты голос Внучки.

— Ну, мы сюда как раз для того и сунулись, что бы это «что-нибудь» завести, — ответил ей голос Кеши.

— Первый раз попадаю в пустое вирт-пространство, — призналась девушка.

— Ерунда, — доверительно сообщил голос Ксенобайта. — Вот попасть в битое пространство — это куда забавнее, заикой можно остаться на всю жизнь. Кеша, сотвори хоть чего-нибудь, чтобы твои ящики выгрузить можно было.

***

Известие о том, что «Самара Софт» собирается делать новую игру, поначалу заинтересовало только Внучку, да и то не очень. На сенсацию новость пока не тянула: информации было маловато. Но вскоре информация появилась. Новая игра планировалась на базе того же движка, что и «Покорители забытых перекрестков», более адаптированного под рукопашный бой, с более подробной моделью персонажа и соответствующей системой просчета повреждений.

Собственно, если новая версия движка окажется не слишком требовательна к ресурсам, на нее планировалось перевести и сами «Перекрестки». Маркетинговый отдел уже спал и видел, как в новой версии игроки смогут от души лупить друг друга руками и ногами. Но вот самой неожиданной новостью стало то, что работать над новой игрой предстояло в том числе и тестерам.

— Нам расценивать это как понижение? — сварливо осведомился Банзай у Михалыча, когда узнал об их переводе на новый фронт работ.

— Это ты в том смысле, освобождаетесь ли вы от дежурств по серверу? И не мечтайте, — буркнул глава технического отдела. — Слушай, если ты думаешь, что я в восторге от того, что у меня уводят одну из самых толковых бригад админов, — так нет, я не в восторге.

— Но при чем тут, вообще говоря, мы? Разве писать игры — не дело программистов? — вмешался Махмуд.

— Как тебе сказать... Да вот спроси хоть у Ксенобайта. Программисты бывают разные. Наши конторские сделали все что могли. Беда только в том, что они — хорошие программисты, но ничегошеньки не понимают в играх! Они с трудом представляют, как сделать, чтобы людям было интересно.

— Значит, нужны... э-э-э, ну я не знаю, массовики-затейники?

— В смысле — игродизайнеры, — холодно перевел Михалыч. — Которые, во-первых, хорошо разбираются в играх, во-вторых, знают внутренний язык движка. В-третьих — из своих.

— Вот и забирайте Ксенобайта! — обрадовался Банзай.

— Да одним Ксенобайтом дело не обойдется, — вздохнул Михалыч. — Еще нам нужен, разумеется, Кеша. Он уже давно рисует модели для этой игры, но одно дело рисовать, и другое — конвертировать их и переправлять в игру. Вы же знаете, с программированием у него не очень.

— Да уж, тут они с Ксенобайтом друг друга хорошо дополняют...

— Кроме Кеши — Мак-Мэд для тонкой настройки физики. Махмуд для контроля над расходом машинных ресурсов. Мелисса будет консультантом по вопросам собственно игродизайна: история, квесты, общая эстетика. И, кстати, тебе тоже не удастся отвертеться: о твоих экспериментах с анимацией по конторе уже давно поползли слухи. И вообще вас лучше держать одной обоймой, потому как вместе вы друг друга каким-то непостижимым образом балансируете, а по отдельности каждый из вас настоящая катастрофа.

Все тяжко задумались, переваривая услышанное. В наступившем молчании стало слышно чье-то обиженное сопение.

— А я что, в эту обойму не попадаю, да? — хмуро буркнула Внучка, убедившись, что все взгляды сосредоточены на ней. — Мне никакого дела не нашлось?

— Еще как нашлось, — спокойно ответила Мелисса. — Мы с тобой начинаем целый цикл очерков! Представляешь: игра изнутри! Представляешь? Все пишут об играх, которые уже вышли, многие — об играх, которые еще не вышли, но уже сделаны... А мы будем писать про игру, которой еще и нет вовсе!





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2015-10-01; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 315 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Слабые люди всю жизнь стараются быть не хуже других. Сильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех. © Борис Акунин
==> читать все изречения...

1173 - | 1143 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.