Зона, 10 декабря, 5 часов утра 5 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Зона, 10 декабря, 5 часов утра 5 страница




– Во‑во, это самое, что последним было. – Андрей кивнул. – Аномалия, одним словом, а мы внутри. Этот сектор Зона постоянно открывает‑закрывает, да еще и перемещает куда ей вздумается. Ну, точно, как бутылку. Только не наливает. Но конкретно эта емкость выделяется даже среди себе подобных. Обычно мигрирующие сектора смещаются недалеко, в пределах пяти‑шести километров, а этот может возникнуть где угодно. Был на севере, глядишь, он уже на юге, по прямой – километрах в тридцати.

– Интересно, интересно. – Артур скинул рюкзак и принялся его расстегивать.

– Отставить! – приказал Лунев. – Некогда ерундой заниматься.

– Ерундой?! – Клиент возмущенно вскинул брови. – Я попросил бы подбирать выражения, сударь. Мне нужен один из приборов, чтобы замерить уровень энергетики этой аномалии.

– Рюкзак закрой, – сурово произнес Андрей. – А рот вообще заштопай. Или я сам это сделаю. Сударь.

– Не понял. – Артур выпрямился и встал напротив Лунева.

В размытом облаками лунном свете было трудно рассмотреть его глаза, но сталкер и без подсветки знал, что в них сейчас полным‑полно холодного презрения и высокомерной готовности преподать солдафону урок хороших манер. Не будь на клиенте бронежилета, Андрей решил бы проблему всего одним неуловимым и крайне болезненным тычком пальцами под ребра, но экипировка внесла свои коррективы, и разводить ситуацию пришлось морально‑волевым методом. Плюс кое‑что из сверхсекретного арсенала наемников. В связи с недостаточной видимостью, просто «переглядеть» строптивого москвича было нереально, поэтому сталкер сосредоточился на ином способе решения задачи и мысленно надавил на клиента. В чем секрет фокуса, Лунев и сам не знал. Просто выучил этот приемчик и закрепил в процессе долгих тренировок. Гипноз не гипноз, но что‑то такое в этом трюке было. Артур покачнулся, сделал шаг назад и, нелепо взмахнув руками, уселся на пятую точку.

«А как красиво стоял, – иронично посочувствовал клиенту Андрей. – Как ледяная глыба. Холодный и монументальный. Рухнул тоже на манер подтаявшей сосульки».

Сталкер подал клиенту руку, но тот поднялся самостоятельно и встряхнул головой, как бы намекая, что оступился из‑за неких проблем с координацией. Вроде как, голова вдруг закружилась. По сути, так оно и произошло. Лунев усмехнулся и переключил внимание на Татьяну. Она вздернула носик и вопросительно взглянула на проводника.

– Куда идти?

– За мной. – Андрей развернулся и пошагал в лес.

Татьяна двинулась следом, едва не наступая ему на пятки, а вот Артур поначалу приотстал. Видимо, отряхивал место, в которое ему пришлось засунуть самолюбие. Когда за спиной запыхтели оба клиента, Лунев немного расслабился и оглянулся. В инфракрасном режиме оба ведомых выглядели зеленоватыми зомби, но двигались пока энергично. Татьяна сосредоточенно смотрела под ноги, Артур хмурился и постоянно поправлял очки ночного видения. Нервничал. Ну что ж, было отчего.

– Стоп машина! – Лунев поднял руку. – Надеть маски.

– Опасное место? – переведя дух, спросила Татьяна. – Дозиметры вроде бы молчат.

– Так будет спокойнее, – ровным тоном пояснил Лунев. – Видите заросли впереди? За ними начнутся постройки, а потом городишко пойдет. Должен сказать пару слов; дальше может случиться, что будет не до инструктажа. Этот сектор‑призрак не просто аномальный кусок местности. В нем еще и достопримечательности имеются. Во‑первых, холмы, каких больше нигде в Зоне не найти при всем желании, а во‑вторых, городок. Мертвый, как и все кругом, только очень уж интересный.

– И чем он так интересен? – спросила Татьяна, послушно застегивая маску. – Архитектурой?

– Этим тоже. – Лунев кивнул. – Но и кроме архитектуры есть на что взглянуть. Одни статуи чего стоят. Там их больше, чем мутантов во всей Зоне. Однако самое занятное не это. Где бы сектор ни дрейфовал, через него всегда проходит самая короткая дорога к центру Зоны. Только нужно непременно пройти через городок. Понимаете, о чем толкую?

– Не совсем, – Артур наконец справился с эмоциями и тоже заговорил.

– Вы ж в курсе, как я понял, всяких таких дел, – Андрей жестом изобразил некую хитро изогнутую фигуру, – лент Мебиуса, бутылок Клейна… и других вывертов. Короче, не знаю, как эта штука работает, но работает она исправно. Думаю, километра через полтора, как только городишко останется позади, сектор нас выпустит, причем сразу где‑нибудь в районе Чернобыля, а то и прямо в Лелев доставит. Ну, хотя бы до Залесья подбросит точно.

– Получается, один к десяти?

– К семи примерно. – Лунев покачал головой. – Правда, по холмам полтора километра за три сойдут, но все равно легче, чем десять по равнине. Только не думайте, что это бесплатная услуга. Местечко злачное и потому не пустует никогда. Какая‑нибудь банда тут обязательно пасется. А то и две. Раньше «Долг» со «Свободой» вечно торчали. Дрались за сектор – пыль столбом стояла. Теперь бандиты сектор держат.

– Содержат?

– Держат. Контролируют ситуацию. И дань с прохожих берут. У вас денег много?

– Не очень.

– Значит, не отставайте, не то натурой придется расплачиваться.

– А как называется городок?

– Лиманск называется. Но вы на карте не ищите. До седьмого года не было такого населенного пункта в этих местах. И в других местах его не было. Это Зоны придумка.

– Да, да, я что‑то такое слышал. – Артур покивал. – Лиманск. Но я не знал, что этот странный город находится в мигрирующем секторе. Зона создала его спустя год после Второй катастрофы, а вскоре закрыла, верно?

– Так. Три года в закрытом секторе городок простоял, а потом снова появился в обороте, только на новом месте. И с тех пор плавает по Зоне, вот уже четвертый год подряд, как… кое‑что по проруби.

– Весьма странное явление. – Артур обернулся к Татьяне. – Вы знали о нем?

– В общих чертах.

«Странное явление? – Лунев с подозрением взглянул на клиентов. – В общих чертах? Что ж вы за ученые такие, если ни бум‑бум в зональных делах? „Некоторые аномалии“ изучать они приперлись! Исследователи! Узкая специализация, что ли? „Трамплинологи“ и „Воронковеды“? Интересует только то, что производит карманные артефакты, а если артефакт – это целый город, так и ну его, не по нашей части? Вот уж ученые так ученые!»

Озвучивать свои сомнения Андрей не стал. Что толку? Да и вообще кое‑какие мысли и догадки лучше держать при себе.

– Странного в Зоне много, – продолжая играть отставного прапорщика, назидательным тоном заявил сталкер. – Те же мутанты. Другим видам миллионы лет потребовались, чтоб измениться, а эти… понятно, что радиация, аномальная энергия и прочее, но все равно странно. Или взять подземелья под Припятью. Целый тайный город. Кто его построил?

– Как и этот Лиманск – сама Зона, – предположила Татьяна.

– Вот я и говорю, сплошные странности кругом. Сектора закрываются‑открываются, мутанты буянят, аномалии штампуют артефакты, Выбросы перетасовывают все это в произвольном порядке… Короче, Зона это вам не автомат Калашникова, в котором все просто и понятно. Театр военных действий странный, дальше некуда. Особенно центр.

– Вы там бывали? – осторожно поинтересовался Артур.

– Случалось. – Андрей вновь вскинул руку. – Теперь ша, господа туристы, подходим.

К удовольствию «туристов», вид на городок открылся весьма удачный. Группа выбралась из зарослей на узкое, выщербленное шоссе в тот момент, когда ветер на минуту прорвал завесу низкой облачности, и в просвет выглянула луна. Плюс к этому спутники находились на вершине холма, и весь Лиманск лежал перед ними как на ладони. Днем, конечно, вид был бы получше, но и в ночной полуреальной панораме имелось свое очарование.

Городок был компактным, невысоким – в основном на кривых узких улочках стояли старинные двухэтажные дома – и выглядел уютным, несмотря на резкие тени темных подворотен и черные провалы тесных двориков. По мере приближения к окраине становилось понятно, что мертвые дома далеко не такие уютные, какими казались издалека, а улочки, постоянно ныряющие в ложбины и круто взбирающиеся на очередной холм, не располагают к романтическим прогулкам, но ощущение, что Лиманск – местечко неопасное, никуда не девалось. Ну, отказывался разум верить интуиции и все тут!

Да, на три уцелевших дома приходилась хотя бы одна груда кирпича – все, что осталось от домиков, взорванных во время стычек группировок. Да, на пути часто встречались кучи хлама, остовы сожженных машин, обломки скамеек, осколки мозаичных панно, украшавших когда‑то стены и витрины местных заведений, и зловещие торсы гипсовых статуй, с торчащей на месте утерянных голов и конечностей арматурой. В тротуарах зияли дыры провалившихся колодцев, а ржавые фонарные столбы иногда исполняли роль шлагбаумов. Запнувшись о вывороченные бордюрные камни, можно было запросто сломать ногу, а в темных двориках легко было попасть в аномалию. Здесь в отличие от других секторов Зоны аномалии не выдавали своего присутствия почти ничем. Пока не бросишь болт, не обнаружишь. И шорохи из подвалов доносились очень даже подозрительные, и голоса какие‑то вдали звучали, и оружие бряцало…

И все‑таки ничто не могло испортить первого впечатления. Может быть, после близкого знакомства исчезало очарование и ощущение уюта, но страх им на смену все равно не приходил. Нелогично? Да. Но что в Зоне имеет стопроцентно логичное объяснение?

Лунев поймал себя на том, что поддается гипнотическому влиянию Лиманска, будто попал сюда впервые. Что же ощущали клиенты, пришедшие сюда действительно в первый раз? Андрей обернулся. Артур и Татьяна шли, совершенно не глядя под ноги. За очками и фильтрующими масками сталкер не видел их лиц, но был почти уверен, что рты у клиентов приоткрыты, а взгляды блуждают, будто у стукнутых пыльными мешками. Их следовало немедленно встряхнуть!

Лунев собрался было сказать что‑нибудь ободряющее, но его опередили. По мостовой, высекая искры и поднимая фонтанчики каменного крошева, брякнули тяжелые пули. Андрей тут же схватил клиентов за руки и потянул под прикрытие ближайшего дома, подальше от жужжащих свинцовыми шмелями рикошетов.

Первой в себя пришла Татьяна. Когда Лунев прижал ее к стене, Татьяна невольно вскрикнула и дернулась, пытаясь освободиться от навалившейся тяжести.

– Я локоть ушибла!

– Тихо! – прошипел Андрей. – Переживете! Артур, лезьте в окно!

– Там… шуршит кто‑то, – заглянув в разбитое окошко, сказал клиент.

Лунев вскинул автомат, сунул в окно и дал короткую очередь.

– Вперед! Снова зашуршит, стреляйте на звук!

Артур кивнул и полез в окно. По мостовой снова застучал свинцовый град. На этот раз пули легли гораздо ближе к ходокам, чем в первый раз. Лунев схватил Татьяну за ремни «разгрузки» и буквально забросил в окно следом за Артуром. Весила дамочка немного, даже с тяжелым рюкзаком за плечами, но от резкой нагрузки у Андрея в левом плече что‑то отчетливо хрустнуло. Боли почти не было, и сталкер принял «по умолчанию», что немного растянул плечо. Авось не подведет в ответственный момент. Лунев ухватился за подоконник и тоже запрыгнул в окно.

Поврежденное плечо все‑таки подвело, левая рука сорвалась с подоконника, и Андрей рухнул на засыпанный хламом пол. Как выяснилось долей секунды позже, это был как раз тот самый случай, когда нет худа без добра. Третья очередь из «бесшумного» автомата подняла пыльные фонтаны там, где мог оказаться сталкер, не свались он мешком прямо у окна.

Лунев быстро отполз под прикрытие толстой стены и поднялся на ноги. Клиенты сидели здесь же, прикрыв головы руками. Об оружии они, естественно, даже не вспомнили. Андрей прибавил мощность ИК‑подсветки и отыскал в груде мусора брошенный Артуром дробовик.

– Держи! – Сталкер сунул оружие в руки клиенту. – И не вздумай опять бросить, зубы пересчитаю!

– Зачем они… – Артур прижал дробовик к груди. – Кто это… стреляет?

– Без разницы. – Лунев ухватил сразу обоих подопечных за рюкзаки и заставил подняться на ноги. – Ходу, пока гранатами не закидали, ходу!

Набрать существенный «ход» не удалось. Сначала этому помешали обломки мебели в коридоре и заколоченная гнилыми досками дверь подъезда, а затем, когда Луневу удалось вышибить преграду ударом ноги, обнаружилось, что путь перекрыт небольшой «Воронкой». Ночью этот вид аномалий обнаружить было вдвойне сложно, разве что учуять, но Андрей легко справился с задачей. Опыт все‑таки. А быть может, обострение чутья простимулировал лежащий в кармане подарок Бибика? В принципе, разницы не было. Учуял, и славно. Прежде чем шагнуть во двор, сталкер не поленился поднять с пола ржавый гвоздь и швырнул его в кромешную темноту дворика. Результат не обрадовал, путь отхода был перекрыт почти наглухо. Аномалия занимала большую часть тесного двора, и пройти «по стеночке» мимо нее удалось бы, только имея в подсумках хотя бы по одному артефакту вроде «Ночной звезды».

«И от пуль заодно прикрыли бы „Звездочки“. – Лунев бросил беглый взгляд по сторонам. – Но на нет и суда нет. Придется как‑то выкручиваться».

Андрей подозревал, что, будь он один, ничего выдумывать ему не пришлось бы. В кармане у сталкера лежал артефакт гораздо мощнее «Ночной звезды». Лунев испытывал новинку в полевых условиях всего во второй раз, но готов был поспорить, что мимо «Воронки» под таким прикрытием можно пройти легко. Да и мимо прочих «стандартных» аномалий тоже. Но это в случае, если идешь в одиночку. Сейчас же за Андреем шел обоз, подсумки которого были пусты, как стреляные гильзы. Не то что «Джокера», даже завалящей «Медузы» в них не было. Так что путь через дворик группе был заказан.

«Но плюс в ситуации все‑таки имеется. По крайней мере, можно не опасаться атаки с этого направления».

Плюс, понятно, был условный. С каждой минутой задерживаться в доме становилось все опаснее, ведь невидимые стрелки наверняка приближались, и очень скоро дело могло дойти до штурма.

Андрей немного сдал назад и жестом указал на лестницу. Если уж суждено принять бой, то лучше находиться в этот момент на высоте.

На площадке второго этажа было четыре двери, вернее – четыре зияющих дверных проема. Квартирный вопрос в Лиманске не стоял вообще. Выбирай любую жилплощадь и располагайся. Если, конечно, она не занята еще какими‑нибудь ушлыми типами без прописки. Лунев выбрал крайнюю левую дверь и осторожно вошел.

В квартирке было относительно чисто, под ногами всего лишь похрустывали осколки стекла и шуршала смесь из штукатурки и сухих листьев, занесенных сюда ветром через выбитые окна. Андрей подкрался к одному из окон и осторожно выглянул на улицу.

Темные фигуры неизвестных стрелков угадывались в тени домов на противоположной стороне улочки. Лунев отпрянул и на секунду замер. Что‑то тут было не так. Судя по тому, что последняя очередь резанула удирающему сталкеру едва ли не по пяткам, стрелки точно знали, где укрылись ходоки. Значит, красться им следовало по той же стороне улицы, чтобы не превращаться в удобные мишени, если засевший в доме сталкер вздумает огрызнуться. Андрей снова выглянул и присмотрелся к фигурам повнимательнее.

Да, эти бойцы шли явно «по цели». Вот только не факт, что их целью был дом, где затаились ходоки. Андрей закончил изучение приближающихся бойцов и подвел итог: люди, которые крались в тени домов по другой стороне улочки, не были стрелками, атаковавшими группу Лунева. Кроме тактически неверного подхода к делу, имелся еще один немаловажный момент – эти люди, все, как один, были вооружены штурмовыми винтовками «LR‑300». А Лунева и спутников обстреливали из отечественного «бесшумного» оружия, скорее всего, из «Валов». Что же касается других примет, они ни о чем существенном не говорили. Двигались люди качественно, сохраняя дистанцию и без лишнего шума. Были одеты в униформу, похожую на форму «Долга», но Лунев был уверен, что это не долговцы. Какого цвета их одежда, понять было нереально, однако она была явно очень темная, вероятнее всего – черная. Шлемы, ноктоскопы и фильтрующие маски тоже вызывали вопросы. Допустим, такие маски в Зоне кое‑кто носил. Модель редкая и дорогая, но встречалась. А вот шлемы – один в один бундесверовские каски – и сверхлегкие американские ПНВ, похожие на простые очки, не встречались Луневу… до сегодняшней ночи. Андрей обернулся к спутникам.

«К вопросу об очках. У этой сладкой парочки почти такие же. Модель другая, но фирма та же. Может быть, простое совпадение, а может… нет, все‑таки совпадение. Факт, что качественно и дорого, это следует взять на заметку, а остальное из головы лучше выкинуть. Получается, „черные“, имеют неплохой бюджет. Чья‑то частная армия? Не бундесвер же, на самом деле, высадился потренироваться!»

По улице вдруг будто просыпали горох. Короткое эхо выстрелов прокатилось вниз и утонуло в ложбине между холмами. Лунев снова выглянул из окна. «Бундесбойцы» рассредоточились и открыли беглый огонь в нужном направлении. Примерно оттуда, по расчетам Андрея, его и обстреливали неизвестные.

Ответного огня не последовало, но лично Лунева этот факт не успокоил. Стрелки проигнорировали бойцов в черной униформе, поскольку пришли в Лиманск не по их души, они имели иную боевую задачу. Теперь Андрей не сомневался, что мишенью неизвестных был либо он, либо его подопечные. Дело, как говорится, пахло керосином, но любая боевая ситуация имеет текучесть не хуже, чем у вышеупомянутой горючей жидкости. Всего минуту назад ходоки сидели в натуральной ловушке, теперь же они имели возможность из нее выскочить и преспокойно удрать.

Лунев подтолкнул ведомых обратно к лестнице. Клиенты уже отошли от шока и теперь соображали достаточно быстро. Через три секунды группа была внизу, а еще через три – в полном составе распласталась по стене снаружи дома и медленно двинулась вверх по улице.

Андрей, понятное дело, шел в авангарде, поэтому «второй уровень» условного «Лиманского квеста» пришлось начинать именно ему. Заканчивать тоже, поскольку спутники не успели даже охнуть, а все уже завершилось со счетом «три – ноль».

Неизвестные стрелки не ответили на огонь черных по простейшей причине – их не было на линии огня. Не дойдя сотни метров до здания, где прятались ходоки, они свернули налево, обошли дом, затем дворик с притаившейся в темноте аномалией, и вернулись на главную улочку. Так уж вышло, что вернулись именно в тот момент, когда группа Лунева приготовилась к организованному бегству из опасной зоны.

Вряд ли для неизвестных стало неожиданностью внезапное появление бывшего наемника на расстоянии вытянутой руки, но выиграть схватку с грозным противником они все‑таки не сумели. Когда двое замыкавших ударную группу бойцов вскинули оружие, их товарищ из авангарда уже рухнул на землю, получив три пули в грудь. Две короткие ответные очереди получились неточными, а еще по разу нажать на спусковые крючки бойцы не успели. Лунев неуловимо быстрым маневром сократил дистанцию, зашел одному из оставшихся бойцов за спину, ухватил его за шею, приставил автомат ему к пояснице и выстрелил, одновременно разворачивая жертву лицом к последнему противнику. Пули прошили насквозь второго бойца и опрокинули третьего на холодный растрескавшийся асфальт. Андрей отпустил обмякшее тело и одним прыжком очутился рядом с третьим. Тот был еще жив и судорожно цеплялся за выпавший из рук автомат. Лунев резко опустился на одно колено, выхватил из ножен на голени нож и… так же мгновенно спрятал клинок обратно. Так показалось ошарашенным клиентам. О том, что в долю секунды между этими двумя движениями уложилось еще и третье, они догадались чуть позже, когда последний из неизвестных выгнулся дугой и захрипел, заливая землю хлынувшей из перерезанной глотки кровью.

– Теперь быстрее ветра, – глухо проговорил Андрей, кивком указывая влево, на узкий переулок. – Марш!

Повторять не пришлось. Ходоки действительно полетели, как на крыльях, но при этом не рискуя обгонять сталкера. Пробежав три квартала, Андрей свернул направо и сбросил темп до быстрого шага. Теперь группа снова шла в нужном направлении, только по параллельной улице. Когда позади остались еще два квартала, Лунев подал знак остановиться и указал на полуразрушенное здание школы.

В отличие от двухэтажки на окраине, это укрытие имело несколько выходов и довольно запутанную систему коридоров, так что ловушкой не стало бы и при полном окружении. Андрей провел спутников в центр «лабиринта», внимательно осмотрелся и дал очередную отмашку.

– Привал пять минут.

– А это… не опасно? – спросил Артур, озираясь.

– Опасно. – Лунев вынул из кармана комп, быстро нашел в нем нужную программу и активировал встроенный в машинку сканер. – Снимайте рюкзаки.

– Зачем?

– Разговорчики!

Спутники подчинились. Артур положил дробовик на землю, но, сняв рюкзак, быстро поднял оружие. Определенно, теперь он верил каждому слову проводника. В частности его обещанию насчет зубов.

Лунев подошел к поклаже ходоков и поводил над рюкзаками компом, будто металлоискателем. Закончив, он приблизился к спутникам.

– Руки в стороны, ноги на ширину плеч.

– Я не понимаю… – Артур проглотил окончание фразы.

Сталкер быстро обследовал экипировку клиентов, изъял у них коммуникаторы и повторил процедуру. Повторными результатами он остался доволен.

– Вы «маячки» ищете? – дрогнувшим голосом спросила Татьяна.

– Ничего личного, – сказал Лунев. – Я вам верю. Но факты есть факты. «Маячки» или «жучки», а может быть, просто кто‑то в курсе официальных позывных наших коммуникаторов… все это надо исключить. За нами следят, и мне это не нравится.

– Нам… тоже, – согласился Артур.

– Вот и договорились. – Лунев бросил все три компа на бетонный пол и тщательно растоптал.

От такого варварства у клиентов, казалось, перехватило дыхание.

– Мы могли бы их просто отключить! – наконец вернулся дар речи к Артуру.

– Аппаратура в рюкзаках…

– Она неактивна! – запротестовал ученый. – И вообще, приборы в металлических кейсах… экранированы! Вы же сами проверили!

– Тогда пусть живут, – спокойно согласился Лунев. – А вы, господин хороший, громкость поубавьте. Скажите спасибо, что все обошлось малой кровью. Сотня нервных клеток и три коммуникатора за три жизни – это не цена. Согласны?

– Да, – после недолгой паузы проронил Артур.

– Малой кровью, – почти шепотом повторила Татьяна. – Вы считаете, ее было мало?

– Вы удивитесь, сколько ее бывает, – холодно ответил Лунев. – Мы ведь всего‑то на окраине. И ни одного мутанта еще не встретили. Хотите повернуть, пока не поздно?

Татьяна покосилась на Артура, помолчала и, тяжело вздохнув, отрицательно качнула головой.

– Нас предупреждали, что будет трудно. В морально‑этическом плане тоже. Я не думала, что настолько, но… готова идти дальше.

– Я тоже. – Артур кивнул.

– Вот и славно, – Лунев указал на поклажу. – Навьючивайтесь и за мной. Пока ваша этика совсем не дала дуба.

 

* * *

 

Стычка с бригадой непонятных типов в черной униформе не только притормозила наемников, но еще и сбила их со следа. Это было поправимо, только «правка» могла отнять уйму сил. Во‑первых, Старый и его спутники выпрыгнули из сектора, теперь это было очевидно, а во‑вторых, что гораздо важнее, аппаратура слежения потеряла метку сталкера. Лидера бригады охотников ничуть не грела перспектива поисков почти наобум. Можно было, конечно, не усложнять и устроить засаду в Лелеве, но у наемников не принято откладывать дела на последний момент. Ведь когда объект охоты в курсе, что за ним идут, все главные козыри он припасает к финишу. А у такого опытного игрока, как Старый, козырей в колоде гораздо больше, чем обычных карт, и все короли да тузы. Чтобы его уничтожить, стрелять следовало постоянно, из любого положения и с любой дистанции. Фактически – наудачу, но иначе шансов ноль. Лучшее тому подтверждение – три трупа. Звено Индейца полегло буквально в три секунды, по одной на брата, и все остальные наемники не сумели им ничем помочь. Просто не успели.

«Исполняющий обязанности» разводящего наемников Макс Крюгер по прозвищу Механик похлопал по ржавому фонарному столбу и поднял взгляд вверх. Сидевшая на разбитом фонаре ворона коротко взмахнула крыльями и недовольно каркнула, но не улетела. Можно было снять упрямую тварь одним выстрелом навскидку, но Механик всегда отличался рациональностью и щепетильностью в финансовых вопросах. Выплеснуть досаду хотелось, но национальная привычка экономить, в том числе и на патронах, была в крови, поэтому желание вскоре исчезло, и оружие осталось на предохранителе. Крюгер еще раз хлопнул по столбу – тот ответил низким гулом – и направился через узкую улочку к двухэтажному зданию с покрытыми пулевой оспой стенами. От соседних домишек этот отличался полукруглыми балкончиками второго этажа и широкими окнами первого. В прошлом первый этаж этого дома занимало какое‑то заведеньице. Слева от крыльца валялся большой помятый железный ящик с вполне прилично сохранившейся белой надписью «почта» на синем фоне. Крюгер заглянул в зияющее окно. В помещении, заваленном мусором и осыпавшейся с потолка и стен штукатуркой, стояли в ряд три дерматиновых кресла с низкими спинками, а напротив них на стене темнели прямоугольные контуры.

«Парикмахерская, – определил Механик. – Контуры от зеркал остались. А почтовый ящик сюда кто‑то притащил. Почта на самом деле вон там, выше по улице. Где скелет грузовика стоит. Сколько хлама! Не парикмахерская, а лавка старьевщика. Специально его сюда стаскивали, что ли?»

– Ноги переломать можно, – выбираясь из домишки прямо через окно, заявил один из бойцов группы Механика. – Здесь никого.

– Сам вижу, – буркнул Крюгер. – Соскочили с поезда пассажиры, придется снова искать. Где народ?

– Недалеко, в соседнем дворе. Трупы прячут. Позвать?

Механик не ответил. Он вдруг схватился за оружие и резко обернулся. На улочке не было никого живого, кроме десятка сонных ворон на столбах, но чутье подсказывало, что лучше снять автомат с предохранителя и приготовиться к стрельбе длинными очередями.

– Чего? – громким шепотом спросил боец.

– Ничего. – Механик поднял автомат к плечу. – Иди, скажи, что сбор в сквере через двадцать минут.

– А ты чего? Один тут останешься? Опасно.

– Иди, сказал! – Крюгер сделал пару шагов по улочке в направлении почты. – Я приду, не переживай. Только перетру тут кое с кем кое‑что. Проваливай!

– Понял, не дурак, чего орать‑то? – пробурчал боец и запрыгнул обратно в окно.

Чутье не подвело Механика. Едва он поднялся к почте, из‑за остова грузовика появился человек в черной униформе. Оружие незнакомец держал на ремне и вообще вел себя спокойно, как сытый удав. Крюгер опустил автомат и бегло осмотрелся. Этот «черный» был один, как и Механик, и тоже настроен на разговор. Наемник остановился в трех метрах от незнакомца, на расстоянии наилучшей видимости в ночном режиме, демонстративно щелкнул предохранителем и закинул автомат на плечо.

– Guten Abend, Herr Kruger! – В голосе «черного» прозвучала ирония.

– И вам вечер добрый, а точнее утро… – Механик смерил незнакомца взглядом, – не припомню ваших позывных.

– «Ангел» Бета.

– Скромно. – Крюгер хмыкнул. – Откуда ты меня знаешь?

– Среди нас есть бывшие наемники.

– Понятно. – Макс покачал головой. – Кадры переманивать нехорошо. Чего хотел, небожитель?

– Хочу предупредить вас, Крюгер, нам не нравится, что вы устроили сафари в подконтрольном нашей группировке секторе.

– Плевал я на ваши предупреждения, – Механик похлопал по автомату. – Вы вообще кто? Я что‑то не пойму. Издалека на «Долг» смахиваете, если в ночном режиме на вас глядеть, но только вы не долговцы, верно?

– Я же сказал, мы «черные ангелы».

– Серьезно? – Механик усмехнулся. – Ну, бог с вами, «ангелы». Зовитесь как нравится. Теперь, значит, вы этот сектор держите? Поздравляю. Но предупреждения все‑таки засуньте себе под хвостовое оперение. Не с наемниками так шутить. Понятно?

– Вполне. – «Ангел» не смутился и вообще никак не отреагировал на пламенную речь Механика. – Я вас предупредил. Этот сектор – окраина нашей территории. Дальше, справа от главной трассы вплоть до центра Припяти, все наше.

– И саркофаг? – Наемник иронично хмыкнул.

– Подступы.

– Поздравляю, – повторил Крюгер. – И что? Визы предложите у вас покупать?

– Нам не нужны громкие дела. Ваша охота может привлечь лишнее внимание к нашим секторам.

– А вы не мешайте, охота вмиг закончится. – Механик поправил ремень автомата и сменил позу, намекая, что беседу пора сворачивать. – Хорошо. Я учту твое пожелание, «ангел». Все‑таки впервые встретились, припоминать нечего, делить тоже, зачем сразу портить отношения из‑за мелочей? Где сошли пассажиры?

– Там тоже наш сектор.

– Чего ты зацикливаешься? Сказал же – возьмем дичь и уйдем! Поможешь, уйдем быстрее.

– Я не могу этого сделать. Сталкер ведет клиентов. По моим данным, у них серьезные связи. Если вы случайно завалите всех троих, сюда вернутся военные. Нам это невыгодно.

– А если эти клиенты что‑нибудь раскопают на вашей территории? – Механик склонил голову набок. – Ты в курсе, что у них при себе два мешка научной аппаратуры? А интересует их, по моим данным, какие дела в последнее время творятся в секторах от Чернобыля, вдоль шоссе и пруда‑охладителя, до Припяти. Ваша территория? Ну и как тебе такая история с географией?





Дата добавления: 2018-11-10; просмотров: 74 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.019 с.