Зона, 10 декабря, 5 часов утра 4 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Зона, 10 декабря, 5 часов утра 4 страница




Полковник открыл шкаф и окинул взглядом оружие и снаряжение.

«А как тут не сбежишь? Это ведь и есть жизнь. Настоящая, с эмоциями, с адреналином, со смыслом каким‑никаким. Вот это все, что здесь упрятано, и то, что валяется под дождем в радиоактивной грязи. А что на Большой земле – это… туф. Пустая порода. Нет на Большой земле жизни, как на Марсе. Одна видимость».

Бибик стянул повседневную униформу и принялся облачаться в боевой костюм. Верной была пришедшая в голову версия или нет, особого значения не имело. Вывод из полученной информации следовал однозначный. Альфе приспичило попасть в лагерь неизвестных контрабандистов, двигаясь тем же маршрутом и примерно в то же время, что и группа Старого. Параллельно группе или в ее составе – тоже не имело значения. В любом случае Андрея следовало подстраховать и сделать это требовалось лично. Бибик не то чтобы не доверял своим бойцам, просто есть в жизни вещи, которые никому не передоверишь. Например, рождение детей. Или возврат долгов. Особенно, если задолжал не энную сумму денег, а целую жизнь.

 

* * *

 

Торговец Федор Колода, мужчина грузный, невысокий, с рыжей бородой и недобрым взглядом из‑под вечно нахмуренных бровей, не любил новых клиентов. Он и старых‑то не жаловал, встречал как незваных гостей и выпроваживал, едва заключалась сделка. Но цену за артефакты он давал честную и не кобенился. Даже если сталкер приносил полный мешок дешевки, брал все. Поэтому к Федору ходили, его уважали и не хаяли даже за глаза. Работать с Колодой было выгодно и надежно, а что до скверного характера – у каждого свои тараканы в башке. Ради лишней сотни можно было стерпеть и тяжелый взгляд, и недовольное фырканье, и вечное ворчание торговца. Те, кто работал с Федором давно, вообще не обращали на эти моменты внимания, а новички, поначалу робеющие, быстро привыкали. Ко всему прочему, клиентам Федора не приходилось делать длинных концов, чтобы сдать хабар. Склад Колоды находился прямо в Зоне, более того, на полпути к центру, можно сказать, на перекрестке караванных путей, на берегу пруда‑охладителя, неподалеку от Копачей.

Заявившийся на исходе дня клиент пришел на склад Колоды уже в третий раз, но, несмотря на это, был допущен на территорию только после долгой беседы с охраной и утомительного получасового ожидания у запертых ворот. Наконец торговец дал «добро», и клиента впустили.

В отличие от многих своих коллег, Федор всегда принимал товар лично, не доверяя это дело помощникам. На огромном, по меркам Зоны, складе у него вкалывало не меньше двух десятков человек, имелся даже свой специалист по артефактам, бывший ученый, согласившийся за неплохие деньги поработать «товароведом», но полностью доверял Колода только самому себе. Да и время экономил; осмотрел товар, разложил по кучкам и тут же назначил цену. Никаких тебе совещаний приемщика с оценщиком, того – с начальником и в обратном порядке, только не до приемщика, а до кассира. Федор был един во всех лицах, а кассой служил карман его уникальных кожаных штанов, единственных в своем роде во всей Зоне.

Сегодня Колода был, как обычно, не в духе, но почти не ворчал, только зыркал на клиента исподлобья, будто примеряясь, как бы поточнее засветить ему промеж глаз. Клиент оказался не из пугливых и на мрачные взгляды торговца не отреагировал. Спокойно прошел в комнатку с широким дощатым столом, над которым на длинном шнуре висела яркая лампа с рефлектором вместо абажура, развязал мешок и принялся неторопливо выкладывать хабар. Согласно традициям, этот процесс форсировать было нельзя, а, кроме того, пока предметы сделки раскладываются на столе, полагалось обменяться новостями.

Традиции Колода уважал, хотя и предпочел бы обойтись без лишних разговоров.

– Давно не заходил, – буркнул он, не глядя на клиента. – Отдыхал?

– Дырки штопал. – Клиент повернул голову, чтобы стал виден шрам на шее. – От чирьев.

– Семь, шестьдесят две, чирей был, – заметил Колода. – Кто это тебя так сглазил?

– Не поверишь. – Клиент приосанился. – Сам Меченый!

– Не поверю, – Колода кивнул. – У него оружие другого калибра. Да и пропал он куда‑то почитай год назад. Ты, когда для солидности врешь, на конкретные цифры не ставь, ставь на «цвет». К примеру, «Монолит» гнал, гнал, да так и не догнал. Тоже весомо звучит.

– Не веришь, не надо, – клиент ничуть не обиделся. – А у тебя как дела? Бизнес цветет и пахнет, да?

– Так. – Колода кивнул.

– Мутанты с гоблинами не докучают?

– Ты ж видел, какие ворота, – торговец поскреб в бороде. – Зверья в секторе вообще мало стало, и военные давно сюда не захаживали. Даже аномалии почему‑то образуются не ближе версты. Потряхивает во время Выбросов, но это мелочи.

– Это понятно, в таком бункере можно конец света пережить. Сколько тут подземных уровней, три?

– Что за кордоном слыхать? – ушел от ответа Колода.

– Как тебе сказать… – Клиент на секунду прервал процесс и глянул в потолок. – Военные мутят. Как бы не жахнули по Зоне изо всех стволов.

– С чего вдруг? – Федор выгнул одну бровь дугой.

– А кто их поймет? На базе поговаривают, есть опасение, что Зона способна расшириться. В один момент, скачком. И насколько она скакнет, неизвестно. Может, гоблины потому и засуетились. А может, зверье их достало. Его в центре знаешь сколько? Тьма! У тебя тут, в Копачах, просто курорт, Ливадия сплошная.

– Может, отсюда все туда перебрались?

– Может.

Клиент закончил раскладывать артефакты, но мешок не свернул, видимо, оставил что‑то «на десерт». Улов можно было считать средним, если бы не пара весомых «но». Кроме пригоршни «Батареек», двух «Пустышек», трех «Колючек», «Крови камня» и «Выверта», сталкеру удалось раздобыть «Мамины бусы» и «Золотую рыбку». В последнее время эти артефакты встречались нечасто, и спрос на них серьезно вырос. Особенно на «Бусы». Увидев хоть что‑то ценное среди «ширпотреба», Федор слегка подобрел, даже перестал хмуриться. Когда же клиент выложил на стол последний артефакт, брови Колоды и вовсе поползли против обыкновения вверх. Он осторожно взял вещицу, повертел так и этак, положил на стол и поднял взгляд на сталкера.

– Лихо кроешь. Редкая карта.

– Знаю. – Клиент, щербатый парень с простецкой круглой физиономией и носом картошкой, расплылся в довольной улыбке. – Дашь хорошую цену, еще принесу.

– Погодь. – Федор указал на задвинутый под стол табурет. – Присядь пока.

Колода взял со стола «десерт» и вышел. Вернулся он минут через пять. С каким решением, по непроницаемой физиономии было не определить. Зато это легко определялось по тому, как он держал артефакт – сжимал в кулаке абсолютно по‑хозяйски, как свое кровное.

– Цену скупки знаешь?

– Смотря где. – Клиент кивнул. – В Дитятках пятьсот дают, а в Гдене можно и за семьсот толкнуть.

– До них еще дойти надо. – Федор пригладил бороду. – С таким хабаром опасно светиться.

– Потому и не пошел туда. – Парень снова разулыбался. – Сразу к тебе направился, Федор Степаныч.

– Ты не скалься, не скалься, – Колода попыхтел немного и кивнул. – Дам тебе сотню по доброте душевной. Принесешь еще, получишь полторы.

– Не‑е, маловато будет, – клиент скомкал улыбку. – Я лучше рискну, до базы прогуляюсь.

– Двести.

– Четыреста.

– Двести пятьдесят.

– Триста и триста пятьдесят за каждый следующий!

– Да? – Колода насторожился. – И много их у тебя?

– Пока только этот, но я добуду еще, не сомневайся.

– Двести пятьдесят и по триста за следующую дюжину.

– А если больше принесу?

– Больше – меньше, – назидательным тоном заявил Колода. – Оптовые скидки. Хм… «Если» ему! Ты принеси сначала. Что, на золотую жилу нарвался?

– Соображение имею. – Клиент горделиво выпрямился. – Но это мое нахуяу.

– Чего?! – озадачился Федор.

– Ну, это… нау… ху…

– Ноу‑хау?

– Во‑во, оно. Секрет фирмы!

– Так бы и говорил, а то слушать срамно. – Колода выложил на стол карманный комп. – Доставай машинку, платить буду. Полтинник за остальное, скопом.

– Согласен. – Парень достал комп и положил рядом с «электронным кошельком» Федора.

Несмотря на то что сделка завершилась полным удовлетворением сторон, шампанское Федор не выставил и вообще, мягко говоря, не стал задерживать клиента. Тому, впрочем, не сильно и хотелось оставаться. Получив что причиталось, он откланялся и убыл в неизвестном направлении разрабатывать с помощью своего «нахуяу» загадочное месторождение артефактов типа «Джокер».

Колода бережно уложил артефакты в картонный ящик, но вышел из комнатки налегке, с одним только «Джокером». Все остальное по полкам могли разложить и помощники, а вот особо ценное приобретение Федор решил упрятать подальше, в личный сейф. Известное дело, подальше положишь, поближе возьмешь. Торговец прошел в дальний конец склада и спустился по узкой лестнице в подвал, на уровень «минус два», где его возвращения, едва не приплясывая от нетерпения, ждал «товаровед».

– Ну что, Федор Степанович, купили?!

– Купил, – буркнул Колода и подбросил на ладони артефакт. – Теперь продать бы да в живых остаться.

– Ну что вы, право дело, нагнетаете? – Ученый вытаращился на покупку, как на самую изумительную женщину, какую только мог себе представить. – Прекрасный экземпляр!

– А ты много их видел? – Федор подошел к левой стене и нащупал секретную кнопку.

– Три. – Ученый замялся. – Это третий. Но вживую вижу первый раз. Два других – в Интернете.

– Хм… – Колода скривился. – Все‑то у вас в Интернете. Вся жизнь. Даже спите в нем. Скоро есть‑пить в нем научитесь. Лет через сто такими темпами сплошной Интернет кругом будет вместо жизни.

– Раньше, Федор Степанович, гораздо раньше. – Ученый протянул руку. – Позвольте взглянуть, пока не спрятали… Но кое‑что сетью все же не накрыть. Зону, например. Так что дикая жизнь останется.

– Тоже не жизнь, – Федор нехотя отдал артефакт ученому и коротко махнул рукой. – Аномалия сплошная.

– Все‑то вам не нравится, Федор Степанович. – «Товаровед» поднял на лоб очки и поднес вещицу поближе к глазам. – Прекрасный экземпляр!

– Заладил, – недовольно проворчал Федор. – Вертай взад! Спрячу пока, от греха подальше. Чует мое сердце, хлебнем с этой стекляшкой кислых щей, ой, хлебнем! Не похож тот щербатый на крутого ходока, слямзил «Джокера» как пить дать.

– Думаете, артефакт краденый?

– А я о чем сейчас толковал? – удивился Колода.

– А‑а, да, я не сразу понял. Но нам‑то какая разница?

– А такая. – Торговец угрюмо взглянул на ученого. – Искать «Джокера» будут. Так что рот на замок, Сергей Сергеич. Пусть полежит стекляшка в сейфе пару недель, а там поглядим.

– Я мог бы исследовать, пока артефакт у нас, и даже…

– Нет! – прервал его Колода. – Забудь, как и не было его.

– Но мы могли бы…

Федор хотел было снова прикрикнуть на упрямого «товароведа», но тут зазвенел тревожный сигнал, и по лестнице затопали сапоги кого‑то из охранников.

– Степаныч, шухер! – К Федору подбежал начальник охраны. – Пацана, который к тебе приходил, прямо у ворот завалили!

– Кто?

– А я знаю? Из кустов шмальнули, и амба.

– Кого‑то убили? – поинтересовался Сергей Сергеич.

– Завалили и ушли? – проигнорировав вопрос ученого, спросил Колода у охранника.

– Не видать отсюда. Но, думаю, нет. Грамотно сталкера «уговорили», с позиции, значит, давно тут топчутся. Думаю, обложили нас, Степаныч. Лучше бы нам задраиться по полной программе и пару деньков пересидеть по‑тихому.

– Обложили? – снова вмешался ученый. – Но в связи с чем?

– А я знаю?!

– Я знаю, – буркнул Колода. – Быстро они.

– Кто?

– Это не важно. Груздь, глухая оборона, командуй.

– Во, это дело, – обрадовался охранник. – Я мигом!

– И все же, кто нас обложил, как вы думаете? – когда умчался охранник, спросил Сергей Сергеич.

– Кто‑кто… кони в пальто. – Федор спрятал артефакт в сейф и направился к лестнице. – У тебя работы нет? Учетом займись, раз уж мы временно закрылись. А то бардак на складе, будто не люди тут дела делают, а мутанты резвятся. Работай, давай, головастик!..

…Все получилось легко, как в тире. Снайпер забросил «Винторез» на плечо и бесшумно отошел поглубже в лес, где его ожидали трое товарищей. Встретившись взглядом с командиром группы, он выразительно моргнул и сел поближе к небольшому костерку.

Командир вынул из кармана куртки спутниковый телефон и нажал кнопку вызова.

– Сталкер отдыхает, – доложил он, как только установилась связь.

– А хабар? – поинтересовался абонент.

– Он на складе у Колоды. Наскоком эту цитадель не взять. Если хочешь, могу спланировать операцию. Завтра утром.

– А если до того момента артефакт перепрячут?

– Не думаю. Пока поперек ворот лежит труп, Федор не рискнет даже нос высунуть из своей берлоги.

– Если это действительно цитадель, как ты в нее проникнешь?

– Моя забота, командир. Завтра я тебе расскажу, как мы это сделаем. Во всех подробностях расскажу. Ты пока распорядись насчет наблюдения, чтобы эти крысы все‑таки не драпанули с перепугу врассыпную. Пошли сюда оцепление, сориентируй спутник… ну, сам знаешь. Я возвращаюсь к себе на базу.

По команде лидера трое бойцов в серой униформе с черно‑красными шевронами «Долга» дружно поднялись, тщательно затоптали костерок, построились в колонну и двинулись след в след курсом на северо‑запад.

 

Глава 3

 

 

Зона, 10 декабря, 5 часов утра

 

Лунев прибыл в условленное место на берегу речки Вересня, неподалеку от заброшенного поселка Терехов, минут за десять до назначенного часа. Клиенты были уже там, в полной готовности, и даже с надетыми рюкзаками. Сил у них пока было не меньше, чем энтузиазма, и оба «наполнителя» буквально выплескивались наружу. Честно говоря, Андрея не радовало ни первое, ни второе. В Зоне и силы, и энтузиазм следовало расходовать экономно, буквально по каплям. Типичная ошибка всех новичков: они, как правило, забывают, что дойти до цели – это лишь половина задачи. Надо ведь еще и вернуться. И вот на путь домой обычно сил у новичков не остается. Вместо них иногда можно использовать тот самый энтузиазм, но и с этим у дилетантов возникают серьезные проблемы. Задор обычно иссякает даже раньше сил, после первого же щелчка по носу. А уж если Зона макнет «свежее мясо» физиономией в радиоактивную грязь, да там повозит, от энтузиазма не остается и следа, будто его никогда и не было. В таких случаях сталкерам приходится тащить клиентов обратно на горбу. Или бросать. Такое тоже случалось, и не раз. Не с Луневым, с другими, ведь в роли проводника Андрей выступал впервые, но правила для всех одни.

Согласно «легенде» Луневу следовало изображать бывшего военного, не слишком умного, но опытного и хваткого, однако в наставлениях от Бибика ничего не говорилось о разговорчивости. Вроде бы само собой разумелось, что на трезвую голову Андрей должен быть немногословен, и это сталкера вполне устраивало. Ему не то чтобы не понравились клиенты – люди как люди, типичные заумыши с академическим пафосом и московскими замашками, – однако сближаться с ними Лунева почему‑то не тянуло. Даже с дамочкой. Вообще не тянуло.

Возможно, это была ответная реакция, ведь сами клиенты относились к сталкеру как к части экипировки или ходячему GPS‑навигатору. А может быть, проблема заключалась в том, что они напомнили Андрею о прошлой жизни, теперь уже навсегда потерянной. В ней было много таких вот умников, причем половина из них были друзьями Лунева, и как бы Андрей ни пытался забыть о прошлом, оно нет‑нет, да всплывало в памяти. Эпизодами, какими‑нибудь крошечными отрывками, обязательно позитивными и забавными, прошлое частенько просачивалось сквозь кровавую коросту, покрывшую руки наемника по кличке Старый.

На сегодняшний день криминальная страница биографии тоже была перевернута, но это вовсе не означало, что Андрей готов вернуться к той, «позапрошлой» жизни. Наладить новую, тоже более‑менее нормальную жизнь, было, скорее всего, реально, вернуться в старую – нет.

– Добрый вечер, Андрей. – Мужчина протянул руку. – Мы готовы.

– Вижу. – Лунев пожал руку и смерил его взглядом. – Только не вечер, а утро. Железа в рюкзаке много?

– Это важно? – В голосе клиента мелькнула нотка подозрительности.

– Важно, раз спрашиваю, – сталкер нахмурился. – Вопросом на вопрос отвечать не надо, вы не в Одессе. Аппаратура, что ли?

– В том числе.

Нет, этот худощавый, жилистый брюнет Луневу определенно не нравился. Типаж классический, подобных фруктов Андрей повидал предостаточно, однако принимать их такими, какие они есть, до сих пор не научился.

«Скорее всего, в свободное от науки время этот мачо занимается каким‑нибудь у‑шу или лазает по горам, не пьет ничего крепче пива, да и то по большим праздникам, не курит, а женской компании предпочитает велосипед. Людей, не читавших модных заумных книг, он не видит в упор, а тех, кто игнорирует интеллектуальное кино или плохо ориентируется в философских и культурологических вопросах, вовсе не считает за людей. Но хуже всего, что он не допускает и мысли о существовании в природе хотя бы одного более умного и достойного человека, чем он сам. В общем, вещь в себе. Дорогая оправа, приличная сумма знаний и пустая душа. Сноб. Ну и кто для него сталкер? Быдло. Пустое место. Одноразовый попутчик».

Коротко кивнув клиенту, Андрей переключил внимание на женщину.

«Те же… нет, не они, но то же в профиль. Лет тридцать, красивое… скорее „правильное“ лицо, гладкая кожа… явно следит за собой, хоть и не перед кем ей выделываться. Нет, возможно, у нее есть друг или даже муж, но это чистая формальность. Ее любовь – наука, а земные страсти для нее – досадные помехи. По глазам видно, что умная, стервозная и холодная, как Снежная королева. И даже теплый рыжеватый оттенок волос не обманывает. Прохладой от нее веет, как от Ледовитого океана. Один плюс – хорошая фигура, только любоваться некогда, да и не видно ее под униформой. Ходила бы, как героиня компьютерного фэнтэзи: в бронелифчике, кожаной мини‑юбке и кевларовых стрингах – другое дело, а когда поверх прелестей надет костюм радиохимзащиты, легкий бронежилет и дождевик, смотреть не на что. Плюс маска на лице будет. Одни глазищи останутся на виду. Они у дамочки красивые, большие, насыщенно зеленые, но уж столько в них равнодушия и даже отторжения, просто не подходи. Да и вообще клиент есть клиент, пол значения не имеет. Для них сталкер одноразовый знакомец, для проводника – они такие же. Ничего личного быть не может, чистый бизнес. Но попытаться понять, чем дышат клиенты, все‑таки надо. И желательно до выхода. Во избежание сюрпризов. В моем случае особенно. Только как их понять, если душевные контакты ну никак не залипают, а разговор не клеится? – Лунев обошел клиентов по кругу, проверяя экипировку. – Да и черт с ними! Время покажет, чего они стоят. Вернее – Зона покажет».

– Местность изучали? – Андрей остановился перед мужчиной.

– По картам и отчетам. – Тот взглянул сквозь сталкера. – Прикажете забыть все, что мы читали и слышали о Зоне?

Он едва заметно ухмыльнулся.

– Забудьте. – Лунев на миг недовольно поджал губы. – Но не все. Главное рекомендую помнить всегда – слово сталкера для вас закон. Логичные приказы, не логичные, даже если вам покажется, что мои слова полная дурь, выполнять беспрекословно. Ясно?

– Вполне.

– Оружие к осмотру.

– Мы безоружны.

– Что?! – Лунев едва не лишился глаз, настолько они вылезли из орбит. – Вы на пикник собрались, что ли?

– Мы намерены исследовать некоторые аномалии, только и всего, – спокойно ответил клиент. – Воевать мы ни с кем не собираемся.

– Знаете что… Артур, да?

– Артур Дмитриевич.

– Знаете что, Артур Дмитриевич, шагайте‑ка вы… на автобусную станцию. Последний рейс на Киев уходит в час ночи. Вы, Татьяна Сергеевна, тоже. Было приятно познакомиться.

– Мы заключили контракт. – Артур Дмитриевич даже бровью не повел. – Вы не можете отказаться.

– У нас есть оружие, – вмешалась женщина. – Одно на двоих. Вот.

Она вынула из кармана небольшой пистолет и протянула Андрею. Будь на ее месте мужчина, Лунев не сдержался бы и посоветовал засунуть эту мухобойку туда, где ей самое место, но Татьяна была все‑таки женщиной, и сталкер прикусил язык. Он взял миниатюрный пистолетик двумя пальцами и повертел перед глазами. Как и большинство женщин, Татьяна предпочитала все французское. Изрядно потертый «Микрос», древнее подражание системе Вальтера номер девять, калибра шесть тридцать пять, конечно, мог считаться оружием, пока его носили в дамской сумочке, но в Зоне полагаться на него было бы роковой глупостью. Андрей коротко замахнулся и выбросил пистолетик в речку.

– Зачем?! – В голосе женщины проявились хоть какие‑то эмоции.

– Бабушкино наследство? – усмехнулся сталкер.

– Нет, но… зачем выбрасывать?

– Вы же не поедете на велосипеде к Северному полюсу? – Андрей снял свой рюкзак. – Да еще в бикини. Лыжи нужны хотя бы. А лучше снегоход. И комбинезон на гагачьем пуху.

– Но ведь… оружие, – Татьяна запнулась, – вы сами сказали.

– Из такой хлопушки вы даже тушкана не убьете, – терпеливо пояснил Лунев. – Это самообман, а не оружие. А самообман и вообще иллюзии в Зоне – верная смерть. Вот ваше оружие… Артур Дмитриевич, получите.

Сталкер бросил клиенту дробовик со складным прикладом и две пачки патронов. Клиент все это ловко поймал, но восторга на его лице не отразилось.

– Я не люблю оружие.

– А я его вообще ненавижу, – акцентируя каждое слово, заявил Андрей. – Заряжается снизу, перезаряжается автоматически, ничего дергать не надо. Патроны с картечью. Берете обеими руками, большим пальцем правой руки снимете с предохранителя – он вот здесь – направляете на цель и нажимаете указательным пальцем на спусковой крючок. Все просто. Усвоили?

– Очень надеюсь, что мне это не пригодится. – Артур сунул одну пачку патронов в карман, а другую распечатал и принялся заряжать дробовик.

– Теперь вы, – Андрей обернулся к дамочке. – Навыки обращения с пистолетом у вас имеются, насколько я понял.

– Да, – Татьяна с сожалением взглянула на водную гладь.

– Держите вот это, – Лунев протянул ей «Беретту». – Модель «92Ф», калибр девять миллиметров, пятнадцать патронов в магазине, предохранитель с обеих сторон, можно стрелять с двух рук.

– Я так не умею.

– И не надо, просто информирую. В общем и целом все так же, как и в вашей хлопушке… было. Только крепче держите. Будете пробовать?

– Нет. Я стреляла из такого оружия. В тире.

– Вот и славно. – Андрей вручил ей пару запасных магазинов. – Далеко не прячьте.

– А сами? – Женщина смерила сталкера холодным взглядом.

– За меня не волнуйтесь. – Лунев присел над рюкзаком и быстро собрал «Вал». – Готовы?

– У этого ружья нет ремня, – сообщил Артур.

– Знаю. – Андрей кивнул. – Это чтобы вы всегда держали его в руках. Дамочка вторая, вы замыкающим, за мной, шагом марш!

Примерно час Лунев наслаждался относительной тишиной. Мерный звук шагов, едва слышные вздохи ветра, цепляющего косматой бородой голые ветви берез, редкие голоса ворчащего во сне зверья и сопение перегруженных поклажей спутников – вот и вся звуковая дорожка первой серии начавшегося кино. Несколько раз ведомые запинались о сучья и кочки, но не проронили и словечка. Андрея вполне устраивало такое отношение клиентов к делу. Меньше разговоров, меньше шансов вляпаться по невнимательности в какое‑нибудь дерьмо. Лунев знал маршрут как свои пять пальцев, да и не бывало на окраине Зоны, практически на подступах к ней, серьезных ловушек, но бдительность лишней не бывает. Так что молчаливость спутников Андрей только приветствовал.

Отмахать за этот «тихий час» удалось километров пять – для ночного рейда с новичками вполне приемлемый результат – но давать передышку взмокшим клиентам Андрей не спешил. Он планировал устроить первый привал в Иловнице, деревеньке, практически исчезнувшей среди диких зарослей вскоре после первой катастрофы, но до сих пор обозначенной на картах. До намеченного пункта оставалось совсем немного, вскоре впереди маршрут ходоков должна была пересечь выщербленная асфальтовая дорога, в прошлом трасса Чернобыль – Термаховка, и почти сразу за ней, через узенькую речушку, при желании можно было разглядеть остатки Иловницы.

Сталкер, не останавливаясь, достал из кармана комп и сверился со спутниковыми данными. В чем было преимущество вольной жизни – не приходилось все держать в голове, запоминать ненадежные приметы, ориентиры и тропинки. Сверился с GPS или Глонас, что больше нравится, и прощай, головная боль. В бытность наемником такой роскошью приходилось жертвовать ради скрытности. Теперь скрытность была на втором плане, и Лунев с удовольствием пользовался всеми доступными техническими средствами.

«Блага цивилизации, безусловно, расслабляют, но… черт возьми, как же удобно!»

Лунев собрался было выключить комп, однако передумал и увеличил масштаб. Метка его приборчика была видна четко, вот только… не там, где нужно! Судя по показаниям навигатора, ходоки давно пересекли старую трассу, необъяснимым образом форсировали, не заметив, речушку, миновали мертвую деревеньку и сейчас топали в направлении пионерлагеря, некогда располагавшегося севернее Иловницы.

Андрей поднял руку, предупреждая спутников, и остановился. Лес вокруг ничем не отличался от того, который окружал группу, например, полчаса назад. Те же березы, изредка сосны, разросшийся до неприличия подлесок и голый сухой кустарник. Лунев прислушался. Ночные звуки тоже не особо отличались от тех, что царили на берегу Вересни.

«Неужели элементарно заблудился? Вот уж будет потеха. Бывший наемник заплутал в трех соснах. Цирк уехал, а клоуны остались».

И все‑таки чутье подсказывало, что дело нечисто. Андрей нащупал прицепленный к поясу детектор аномалий. Вряд ли этот приборчик был способен ответить на возникшие вопросы, но стоять столбом и гадать, что происходит, не имело смысла.

– Мы сбились с курса? – отдышавшись, спросил Артур.

– С чего вы взяли? – Лунев направил детектор на ближайший кустарник. – Час ходу, десять минут отдыха. Как обычно на марше.

– Что же вы сразу не сказали, что привал, – почти простонала Татьяна, усаживаясь на землю.

– Разве? – Андрей состроил удивленную физиономию.

– Все ясно, – недовольно пробурчал Артур, усаживаясь рядом со спутницей. – Нас воспитывают, Татьяна Сергеевна. Как ваше самочувствие?

– Благодарю, Артур Дмитриевич, все хорошо. Просто требуется небольшая передышка. Для восстановления дыхания. А вы как себя чувствуете?

– Физические кондиции в норме. – Артур покосился на сталкера. – Присутствует некоторый моральный дискомфорт, но примерно так я себе и представлял поход в Зону, а посему будем считать, что все в порядке.

– Простите, что вмешиваюсь в вашу светскую беседу. – Лунев скривился, как будто его затошнило. – Я отойду, поблюю, а вы сидите тут, как два пня, и не шевелитесь, ясно?

– Вполне. – Даже снизу вверх Артур умудрялся смотреть высокомерно.

Сталкер углубился в кусты и снова включил детектор аномалий. Краем уха он отлично слышал, о чем говорят клиенты.

– Это он пошутил? – озадачилась Татьяна. – Что он имел в виду?

– Его тошнит от наших манер. – Артур усмехнулся. – Солдафон, что взять?

– А мне кажется, он не настолько примитивен, – возразила спутница. – Слишком умные глаза. И еще он что‑то скрывает. Паттерны прослеживаются отчетливо. Интригует, не правда ли?

– Возможно, вы правы. Я, признаться, в глаза ему не смотрел. Но, как бы то ни было, нам сейчас важнее успешно добраться до Лелева. Думаю, психоаналитические экзерсисы с быдлом лучше отложить до возвращения…

Лунев усмехнулся. Дамочка его поддержала. Он выключил детектор и беззвучно выругался. Тому имелись две причины: показания прибора и парочка интеллигентно хамящих «экзерсисов». Пообещав припомнить им эти слова чуть позже, Андрей выкинул все лишнее из головы и вернулся на тропу.

– Отдохнули?

– Относительно.

– Иначе и не бывает. – Андрей жестом приказал спутникам подняться. – У меня две новости. С какой начать?

– С первой.

Этот Артур выделывался по полной программе, только непонятно, перед Татьяной или перед проводником. Мысль о том, что клиент выпендривается в надежде на симпатии проводника, изрядно позабавила Лунева. А еще, он вдруг перестал раздражаться. Если человек пытается тебе что‑то доказывать, он слабее тебя. И если так, Артура не стоило принимать всерьез. Что же до Татьяны, ее сталкер не принимал всерьез по определению. Такое уж домостроевское воспитание. Вот и выходило, что группа Андрею попалась вовсе не проблемная. Странноватая, но не более того.

«Великая сила – самовнушение. – Лунев незаметно усмехнулся. – Взглянул на людей под нужным углом, и все встало на свои места. Теперь и поработать можно».

– Докладываю, – вспомнив о «легенде», сказал Андрей. – Мы в аномалии. Это первая новость. Если будем начеку – выживем, в этой аномалии я когда‑то бывал, не так страшен черт… Это вторая новость.

– Минуточку. – Артур поднял руку, будто подзывая официанта в ресторации. – Мы в аномалии? Как это возможно, о чем вы говорите? Может быть, мы в секторе с повышенной аномальной энергетикой? Или внутри флуктуирующей трехмерной аберрации? Или в так называемой мигрирующей пространственно‑временной бутылке Чадовича‑Клейна?





Дата добавления: 2018-11-10; просмотров: 77 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.02 с.