Правда уставлена руськои земли... 5 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Правда уставлена руськои земли... 5 страница




Исторически кровная месть сложилась как непосредственная обязанность рода потерпевшего расправиться с преступником. Процесс феодализации Древнерусского государства, увеличение роли князя и княжеского суда внесли изменения и в применение обычая кровной мести. Появилась возможность выкупать себя кунами при посредничестве князя (хотя, без сомнения, и раньше убийца мог договориться с родственниками убитого). Выделяется категория лиц, нуждающихся в особой защите князя в связи с оторванностью их от своих родственников (купцы, изгои), а также служащие князя, дружинники (гридни, ябетники, мечники). Княжеский суд постепенно вытесняет общинный, хотя какое-то время они сосуществуют (см., напр., ст. 33). Одновременно вытесняется практика самовольной расправы с преступником: кровная месть, личная месть и некоторые разновидности самосуда. Можно предположить, что князь дает свою санкцию на кровную месть, и это положение впервые закрепляется первой статьей Правды Ярослава. Кровная месть по Русской Правде, таким образом, носит характер переходный от непосредственной расправы рода (а может быть, уже и патриархальной семьи) к наказанию, налагаемому и исполняемому государственным органом. В защиту тезиса о послесудебном характере кровной мести после принятия Правды Ярослава можно привести пример расправы Яна Вышатича с волхвами. (Ян Вышатич был послан князем на подавление восстания на Белоозере. Руководили восстанием волхвы. После разгрома восстания и поимки зачинщиков Ян Вышатич разрешил родственникам погибших отомстить.) Речь здесь идет о государственном преступлении, поэтому, строго говоря, статьи Правды в этом случае неприменимы. Но если все же считать, что Ян Вышатич видел в преступлении волхвов лишь убийства отдельных частных лиц, то разрешение им мстить («мстите своих») указывает на то, что он выполнял обязанности княжеского суда.

Упоминаемая в статье дважды 40-гривенная плата рассматривается исследователями двояко: как штраф в пользу князя (т. е. вира) или как платеж родственникам убитого в случае их отказа от мести (т. е. головничество). Иногда различают платеж, о котором говорится в первой части статьи, от такового во второй ее части. А. А. Зимин, например, в первом случае видит головничество, а во втором – виру.

Братучаду – дети братьев, т. е. двоюродные братья; иногда переводится как племянник со стороны брата.

Сестрину сынови – дети сестры, т. е. племянники.

Русин – 1) житель Киевской Руси; – 2) горожанин.

Гридин – княжеский дружинник, младший дружинник.

Ябетник – 1) княжеский приказчик; тиун; – 2) судебное должностное лицо.

Мечник – княжеский дружинник, судебный служитель.

Изгой – человек, вышедший из общины; имеются и другие толкования этого слова (см., например, Церковный Устав кн. Всеволода Мстиславича).

Словенин – 1) житель Новгородской земли; – 2) селянин.

Статья 2

Статья содержит нормы уголовного, гражданского и процессуального права. Некоторые положения статьи являются, по-видимому, общими для нескольких последующих статей. Таковы доказательства совершения преступного деяния. Статья дает два вида доказательств: во-первых, внешний вид потерпевшего и, во-вторых, наличие свидетеля. Обращает на себя внимание техническое несовершенство статьи. Закон считает достаточным один вид доказательства (внешний вид или свидетель). Однако наличие синяков и кровоподтеков еще ничего не говорит о том, кто нанес эти телесные повреждения. Поэтому альтернатива в выборе доказательств не оправдана. В статье говорится об одном свидетеле, в то время как в других статьях требуется не менее двух (ср. ст. 10).

Допускается возможность мести; как и в первой статье, месть стоит на первом плане, и лишь потом говорится о штрафе за обиду. Штраф назначается только в том случае, если мстить по какой-то причине нет возможности.

Вопрос о досудебном или послесудебном характере мести решается в литературе по-разному. И. Ф. Эверс, например, рассматривает ее как «частную месть», а В. О. Ключевский как послесудебную расправу. Аргументы В. О. Ключевского в пользу послесудебного поединка вызывают определенные сомнения. Если рассматривать месть, о которой говорится в этой статье, как «личную послесудебную расправу по приговору суда», то в том случае, если она соединялась с лишением обвиненного возможности защищаться, то это было телесное наказание, исполнителем которого являлся обиженный, если же у обидчика оставалась возможность дать отпор мстителю, выходила драка сторон по приговору суда, т.е. нечто вроде судебного поединка. Поскольку телесные наказания были неизвестны русскому светскому праву, В. О. Ключевский приходит к заключению, что в статье имеется «намек на судебный поединок, поле». Но по обычному праву поле являлось само по себе лишь способом доказательства вины. Хотя поле отсутствует в Русской Правде, на практике оно все же применялось. Представляется странной организация по решению князя поля для наказания обидчика. Скорее всего статья содержит альтернативу: либо личная скорая месть обидчику, т. е. исстари применяемый порядок, освященный обычаем, не требующий ничьей санкции, либо, в случае затруднительности мести, в силу ли физического состояния потерпевшего или общественного положения обидчика – княжий суд, определяющий плату за правонарушение.

3-гривенное взыскание с ответчика по Правде Ярослава представляется здесь вознаграждением обиженному – взять ему за обиду. Статья содержит также норму, согласно которой обидчик должен был уплатить лекарю за услуги, оказанные потерпевшему. Хотя это правило и содержится только в одной статье, представляется, что оно применялось во всех случаях, касающихся телесных повреждений.

Надъражен – поражен (от слова надразити – нанести удары).

Видок – свидетель, очевидец.

Знамение – зд.– знак, следы, отмета.

Лечець – лекарь.

Статья 3

Если в ст. 2 основное внимание уделено характеру телесных повреждений, то ст. 3 рассматривает орудия, какими наносятся побои: батог, жердь, ладонь, чаша, рог, тупая сторона острого орудия. Перечень предметов говорит о том, что для закона не имеет значения степень опасности для здоровья потерпевшего орудия, которым наносятся побои. Важен не столько сам удар, сколько обида, им нанесенная. Поэтому и ответный удар, т. е. месть, должен был следовать сразу за оскорблением. Чаще всего, по-видимому, местом совершения преступления являлись пиры: статья говорит о чаше и о роге (сосудах для напитков) как о возможных орудиях совершения преступления. В случае, если обиженный по той или иной причине не мог сразу же отомстить, обидчик подвергался денежному взысканию в размере 12 гривен. Размер взыскания также указывает, что удары в данном случае рассматривались как оскорбительные для мужчины (ср. со ст. ст. 4 и 7, где речь также идет об оскорблении).

Конец статьи вызывает определенные сомнения: слова то ту конець, по мнению некоторых авторов (А. И. Соболевский), не несут никакой смысловой нагрузки. Впрочем, они могут подчеркивать стремление княжеской власти быстро прекращать распри, возникающие в результате частных ссор.

Пясть – ладонь.

Тылеснь – тыльная сторона ладони; тупая сторона острого орудия.

Постигнути – догнать, настигнуть, найти.

Статья 4

Статья является логическим продолжением предшествующей. Удар мечом в ножнах или рукоятью меча рассматривался также как оскорбление. Этим обусловлен и столь высокий штраф (ср. ст. 6: за отнятие пальца – 3 гривны).

Утяти, утнеть – ударить, ранить, отсечь.

Статьи 5, 6, 7

Членовредительству посвящено в Правде Ярослава три статьи. Выделяются три вида членовредительства: травма руки, ноги, пальца. Отнятие руки или лишение возможности ею пользоваться рассматривалось наравне с лишением жизни: за это преступление полагалась плата в 40 гривен, равная штрафу за убийство.

Хотя текст ст. 6 явно дефектен, М. Н. Тихомиров предполагает, что в ней содержались те же положения, что в предшествующей, т. е. в первоначальном виде она звучала так: Оже ли утнеть ногу, и отпадеть нога, любо усохнеть, то 40 гривен. Возможен и такой вариант: Оже ли утнеть ногу и отпадеть нога, любо будеть нога цела или начьнеть храмати…Конец ст. 6 также недостаточно ясен из-за дефекта текста. Можно присоединиться к точке зрения Б. А. Романова и М. Н. Тихомирова о допущении в этой статье кровной мести – чада смирять. Такое разрешение логически вытекает из всего духа Правды Ярослава. Кровная месть разрешается в случае убийства, мстить разрешается и в случае оскорбления и побоев (см. ст. ст. 2 и 3). Было бы странным, если бы в случае увечья, которое, судя по санкциям, приравнивалось к убийству (штраф как за убийство – 40 гривен), месть была бы запрещена. Однако если в случае нанесения побоев и оскорбления мстить должен был лично сам оскорбленный, то в случае причинения увечья мстить могли близкие потерпевшего, поскольку сам он сделать это был не в состоянии.

Чадо – дитя.

Чадь – домочадцы, подвластные домовладыке.

Смирять – 1) примирить, смирить; 2) смирить обидчика,

Статья 8

Особо выделяет Правда Ярослава оскорбление, выражавшееся в повреждении бороды и усов. Статья содержит только указание на размер штрафа за это действие. Понятно, что здесь подразумеваются и условия, при которых можно осудить обидчика (они изложены в ст. 2: необходимо иметь или свидетеля, или соответствующее знамение).

Статья 9

Статья трактовалась по-разному. Одни исследователи видели в ее диспозиции покушение на совершение преступления; другие – оконченное преступление (угроза, оскорбление). Текст дает возможность принять и то и другое толкование, поэтому оценивать статью нужно исходя из характера Правды Ярослава в целом. Это памятник раннего, неразвитого права. Допустить возможность, что законодательная техника выделила стадии совершения преступления, вряд ли будет обоснованно: учение о стадиях совершения преступления появляется позже. Скорее всего, правы М. Ф. Владимирский-Буданов, В. И. Сергеевич, А. Е. Пресняков и другие историки, рассматривавшие упомянутые деяния как оконченное преступление. Очевидно, имелась в виду именно угроза, а не оскорбление (В. И. Сергеевич считал, что и то и другое). Обнаженным мечом можно угрожать, нанести же оскорбление им, по понятиям того времени, было нельзя. Если взять примерный перечень предметов, удар которыми считался оскорбительным, то обнаженного меча в нем нет, хотя оговаривается удар мечом в ножнах и рукоятью меча (ст. ст. 3 и 4).

Тнети – ударить, ранить, отсечь, убить.

Ринути – бросить, толкнуть.

 

Ил.:Восстание 1071 года. Миниатюра Радзивиловской летописи конца XV века

 

Статья 10

Обида, о которой идет речь в статье, может рассматриваться двояко: или оскорбление действием, или нанесение побоев. В пользу первого говорит то, что в варианте статьи, встречаемом в Пространной редакции Русской Правды, это правонарушение, дается вместе с явно оскорбительными действиями – ударом по лицу и ударом жердью (ст. 25). Однако в пользу второго предположения говорит сравнительно невысокая плата – 3 гривны (за оскорбление взималось 12 гривен – ст. ст. 3, 8). Таким образом, если рассматривать ст. 10 лишь в контексте Правды Ярослава, то здесь, скорее всего, имеется в виду физическое насилие.

Статья интересна как первая статья, определяющая статус иностранцев. Они упоминаются в Краткой Правде дважды: в ст. ст. 10 и 11. Терминами варяг и колбяг здесь обозначались иностранцы вообще, независимо от их национальной принадлежности. Варяги и колбяги чаще, чем остальные иностранцы, служили князю в качестве дружинников, торговали, имели свои дворы. Хотя они и жили в древнерусских городах, в частности в Новгороде, они не всегда находились в равных условиях с коренными жителями. Найти свидетеля им было труднее. Вину обидчика иностранцам допускалось поэтому доказывать личной присягой. Вероятно, что такой облегченный порядок представления доказательств иностранцами применялся и в других случаях.

Варяг – житель Скандинавии.

Колбяг – предположительно житель северных районов Руси.

Рота – присяга, клятва.

Статья 11

Статья говорит об укрывательстве иностранцами челядина. Челядин – термин, не получивший в современной литературе единого толкования. Челядь в интерпретации Б. Д. Грекова – familia, т. е. не только рабы, но и все подвластные домовладыке, феодально-зависимые люди. Для С. В. Юшкова челядь – рабы. А. А. Зимин занимает промежуточную позицию, видя в челяди X – начала XI века рабов, пленных, а в XI – XII веках – совокупность феодально-зависимых людей. Укрывательство челядина иностранцами выделяется не столько из-за казуистичности изложения, сколько из-за большей возможности такого укрывательства. Варяги и колбяги могли жить особыми общинами, а это затрудняло поиски беглых. Позднее норма была распространена на всех подданных (ст. 26 Пространной Правды). В статье наказывается именно укрывательство беглого, а не увод, похищение: за последнее штраф гораздо выше (ср. ст. 34 Пространной Правды).

Порядок истребования челядина заставляет предполагать о применении заклича, т. е. объявления на торгу о пропавшей вещи и обязанности незаконного владельца в трехдневный срок вернуть вещь (в том числе челядина). В случае невозвращения виновный платил 3 гривны за обиду.

Статья 12

В какой-то степени статья является продолжением предыдущей. Если в ст. 11 речь идет о незаконном укрывательстве чужого челядина, то в ст. 12 говорится о незаконном пользовании имуществом. Для законодателя здесь важен лишь сам факт незаконного пользования, поскольку кража коня каралась особо (кража коня рассматривается в статьях Правды Ярославичей – ст. ст. 28, 31 Краткой Правды).

Статьи 13, 14

Статьи содержат нормы права, определяющие порядок изъятия собственником своей вещи у владельца. Можно рассматривать ст. 13 как статью, содержащую норму материального права, в то время как в ст. 14 видеть изложение процедуры изъятия вещи, т. е. норму процессуальную. На это указывает и то, что штрафную санкцию содержит только ст. 13. Существует точка зрения, что обе рассматриваемые статьи содержат нормы процессуального права. Считают, что в Правде Ярослава предусмотрено два случая: 1) когда вещь найдена внутри общины и 2) когда владелец не является членом данной общины,

Однако возможна и иная трактовка статьи. В первом случае речь идет о недобросовестном владельце: вещь изымается без свода не потому, что дело происходит в одном миру, а потому, что свод не нужен – правонарушитель известен. В ст. 14 говорится о добросовестном владельце. Свод необходим, ибо нужно выявить истинного правонарушителя. Поскольку до его обнаружения вещь находится у добросовестного владельца, то для обеспечения интересов собственника должен быть выставлен поручник.

Поиметь – взять.

Порт – зд. одежда.

Мир – община, как сельская, так и городская. Термин, применяемый чаще всего в Новгородской Руси.

Свод – процесс отыскания недобросовестного владельца вещи (см. комментарий к ст. 16 Краткой Правды).

Поручник – поручитель или свидетель.

Друзе – другой, иной, следующий.

Проче – впредь, наконец.

Прок – остаток имущества.

Статья 15

Статья вызывала множество толкований. Можно согласиться со старой точкой зрения Н. М. Карамзина, развитой в наше время А. А. Зиминым. Речь в статье идет о том случае, когда в результате свода похититель найден, но, помимо обнаруженной вещи, им были похищены и другие, не найденные, возвращения которых требует истец. Такой вывод соответствует и помещению статьи после статьи о своде.

12 мужей, о которых говорит статья, рассматриваются или как общинный суд, или как послухи. Если считать 12 мужей общинным судом, то следует признать, что этому суду подлежали все дела о кражах имущества, расследуемые при помощи свода. Территориально такой суд был ограничен землями общины. Общинный суд, возможно, и существовавший в это время, вряд ли в данном случае имеется в виду. Скорее всего названные 12 мужей фигурируют здесь в качестве свидетелей доброй славы – послухов. Тем более что в Пространной Правде (ст. 47 Троицкого списка) в аналогичной ситуации говорится именно о послухах.

В случае невозвращения ответчиком вещи он должен был возместить ущерб и заплатить штраф.

Извод – показания свидетелей.

Достоино – (как) следует.

Скот – 1) скотина; – 2) деньги; – 3) имущество.

Статья 16

В статье описывается свод – процесс, при помощи которого отыскивается недобросовестный владелец вещи. Статья говорит о частном случае, когда предметом свода является челядин. Процесс свода, выработанный еще в древнейшие времена, был, видимо, достаточно хорошо урегулирован обычаем, поэтому мы не встречаем в Русской Правде подробного описания свода. В статье содержатся исключения из общего правила: свод ведется истцом до третьего покупателя. Далее его должен вести уже добросовестный покупатель, передав истцу своего челядина (ср. ст. 38 Пространной Правды).

Пояти, поняти – взять, принять, поймать, схватить.

Скот – зд. деньги (ср. ст. 38 Пространной Правды).

Статья 17

Статья интересна двояким отношением к холопу в древнерусском обществе. С одной стороны, холоп не субъект права – за свои действия он не отвечает, и отвечать не может, поскольку имущественные санкции к нему даже и применить нельзя, т. к. он не имеет собственности. За холопа отвечает его господин. С другой стороны, на холопа, возможно, распространяется обычай мести. С этой точки зрения, может быть допустимо признание его в какой-то мере субъектом права. Такое отношение могло быть обусловлено патриархальным характером рабства в Древней Руси (ср. ст. о свидетельстве холопа – ст. 66 Пространной Правды).

12-гривенный штраф и является скорее штрафом за оскорбление, нанесенное холопом свободному: удар раба для свободного всегда оскорбителен. Трактовка А. А. Зиминым 12-гривенного штрафа как суммы выкупа жизни холопа вызывает сомнение: в более поздних статьях Правды Ярославичей цена холопа определена в 5 гривен (ст. 26).

Статья дает также представление о статусе жилища в Киевской Руси. Холоп, укрывшийся в доме своего господина, не может быть изъят оттуда. Нет в Русской Правде и статей, говорящих о праве обыска. Даже в случае уличения в краже Правда считает достаточным ограничиться показаниями послухов.

Налезуть – зд. встретить, найти.

Бити, бью – 1) бить; – 2) иногда переводится как убить.

Статья 18

Статья говорит о повреждении чужого имущества. Ее первая часть регулирует случаи, когда испортивший вещь желает оставить ее у себя. В таком случае собственнику вещи возвращается ее цена. Во второй части говорится о случае, когда сломанную вещь хотят вернуть собственнику помимо его воли. В этом случае цена вещи все равно должна быть возмещена.

Правда уставлена руськои земли...

Вторая часть Краткой редакции Русской Правды (начиная со ст. 19) носит в литературе название Правды Ярославичей (к ней относят первые три, восемь или двадцать две статьи). В литературе существует своеобразное, хотя и не очень убедительное мнение (Б. Д. Греков), что эта часть Русской Правды посвящена правовой регламентации жизни княжеской вотчины, ее охране от посягательств извне, в частности от свободных общинников, оказывающих сопротивление феодалам. Позднее положения этого закона были распространены и на другие феодальные владения.

И. Я. Фроянов считает, что в принятии Правды Ярославичей участвовали представители общины. На съезде Ярославичей, помимо князей, присутствовали наиболее именитые княжеские дружинники – наместники Киева и Вышегорода. И. Я. Фроянов утверждает, что они представляли интересы общины, земства и что «киевская и вышегородская общины через своих представителей оказались сопричастны к составлению Правды Ярославичей»21 [Фроянов И. Я. Киевская Русь .., с. 41].

Более точной будет, пожалуй, все же иная характеристика Правды Ярославичей. Эта часть Русской Правды посвящена охране феодальной собственности и жизни лиц, служащих князю, находящихся в той или иной форме зависимости от него, а также имущества и личности других феодалов.

Приметати  1) прикидывать, подбрасывать;  2) отдавать, уступать.

Статья 19

В статье устанавливается наказание за убийство в обиду. Представляется неверной точка зрения А. А. Зимина, что это убийство с целью кровной мести. Под обидой на древнерусском языке отнюдь не понималась месть. Местью нельзя было оскорбить, месть не могла рассматриваться как убийство в обиду: в Пространной Правде ст. 2 говорит о кровной мести как об убиении за голову. Кроме того, с чисто логической точки зрения невозможно ввести наказание за совершение мести, если не отменена сама месть. Скорее всего, в статье имеется в виду не кровная месть, а убийство в отместку, в ответ на действия жертвы, убийство за обиду (как предполагал А. И. Соболевский). Это вполне вероятно в связи с обострением классовой борьбы.

Начиная со ст. 19 более четко выступает классовое деление общества. В законе устанавливаются штрафы за убийство княжеских слуг, начиная от высших, определяются штрафы за кражу и порчу княжеского имущества. Статья 19 говорит лишь о наиболее знатных княжеских слугах – огнищанине и подъездном княжи. Она устанавливает повышенную плату за их убийство – 80 гривен, которые поступают в пользу князя. Чтобы сделать наказание более суровым, закон запрещал общине помогать преступнику в уплате штрафа.

Огнищанин – старший дружинник, боярин (княж муж по Пространной Правде), приближенный князя.

Подъездной – сборщик различных поступлений в пользу князя.

Статья 20

Второй разновидностью умышленного убийства является убийство в разбое. Оно рассматривалось в Древней Руси как наитягчайшее преступление. Именно из-за участившихся разбоев духовенство посоветовало Владимиру Красное Солнышко ввести смертную казнь, что он и сделал.

Правда Ярославичей говорит о случае, когда жертвой преступления становится огнищанин. Обязанность разыскивать преступника, совершившего преступление на территории верви, по обычаю лежала на верви. Во времена Правды Ярославичей вервь должна была выдавать преступника князю головой (ст. 5 Пространной Правды). В случае отказа верви от поиска или выдачи на нее возлагалась уплата штрафа.

Существуют различные точки зрения на сущность верви. С. В. Юшков видит в ней большую патриархальную семью. Б. Д. Греков – общину-марку. Последняя точка зрения представляется более обоснованной. Исходя из текста настоящей статьи видно, что вервь располагает определенной территорией: ...в ней же вири голова начнеть лежати. Вервь – это общественная единица; она платит штраф в случае убийства или выдает князю преступника. Следовательно, вервь – это общественно-территориальная единица. Она распадается на более мелкие единицы – семьи. Пространная Правда, описывая институт дикой виры, говорит о сложении средств отдельных членов верви, т. е., видимо, глав семейств.

Виры – по всей видимости, дефект текста; первоначально – верви, т. е. сельская община.

Статья 21

Статья вызывала много споров как в дореволюционной, так и в советской литературе: является ли огнищанин жертвой преступления или самим преступником, которого надлежит убить. Сторонники последнего суждения находят данную статью частным случаем ст. 38, когда вором явился огнищанин. Видимо, более обоснована точка зрения, что огнищанин является жертвой преступления (Б. А. Романов, А. Е. Пресняков). На это указывает несоответствие начала и конца фразы: Аще убиють огнищанина... то убить в пса место, что предполагает появление нового лица. К этому аргументу можно присоединить то соображение, что ст. 21 является третьей статьей, говорящей об убийствах чиновников князя. Статья 19: Аще убьють огнищанина в обиду..., ст. 20: А иж(е) убьють огнищанина в разбои..., ст. 21: Аще убиють огнищанина у клети... Весь строй изложения говорит за то, что речь идет именно о различных случаях убийства высших княжеских слуг. Статья 21 разрешает убить убийцу огнищанина сразу, т. е. без суда, причем в данном случае имеется в виду расправа, аналогичная расправе с ночным вором (ст. 38). Причем ст. 21 разрешает убить убийцу огнищанина в любое время суток, в то время как ст. 38 допускает расправу только с ночным, не связанным вором. Таким образом, в ст. 21 подчеркивается опасный характер преступления. Последняя фраза носит характер более поздней приписки, подобной приписке о подъездном княжи (ст. 19).

Клеть – дом, хозяйственная постройка, амбар, кладовая.

Говядо – бык, рогатый скот.

...в пса место – как собаку.

Татьба – воровство, кража.

Тивунец – 1) домоуправитель, дворецкий, – 2) сын дворецкого.

Статьи 22, 23, 24, 25, 26, 27

В статьях перечислены штрафы, взимаемые за убийство княжеских слуг, а также людей, находящихся в зависимости от князя. Это, во-первых, высшие слуги князя: княжеский тиун (должностное лицо, игравшее значительную роль, управитель. Он мог быть и холопом – ср. ст. 102 Пространной Правды) – ст. 22; конюх старый – ст. 23. Во-вторых, это среднее звено в управленческом аппарате княжеского домена: сельский и пахотный старосты – ст. 24. Возможно, что это были холопы князя. Интересно предположение Гётца, что в данной статье речь идет о слуге князя и о старосте свободных общинников. В связи со статьей 24 объясняет Л. Гётц и ст. 26: смерд – общинник, холоп – крестьянин, зависимый от князя. Однако все рассматриваемые статьи говорят о княжеском дворе, описывают штрафы за убийство зависимых от князя людей. Поэтому логичнее предположить, что в рассматриваемых статьях речь идет лишь о людях князя. Наконец, в-третьих, перечисляются штрафы за убийство мелких княжеских слуг – рядовичей (ст. 25). Рядовичи – полузависимая категория, возможно, лично свободные. С. В. Юшков видит в рядовиче хозяйственного агента князя, Б. Д. Греков – феодально-зависимого человека (разновидность рядовича – закуп Пространной Правды).

При всех условиях ст. 24 указывает нам на княжеское землевладение, а также на то, что князья эксплуатировали крестьян (или холопов, посаженных на землю), т. е., что они были феодалами.

Правда охраняет повышенным штрафом жизнь близких князю лиц – кормилицу и кормиличича (по всей вероятности, холопов) – ст. 27. На низшей ступени лестницы штрафов стоят холоп и смерд. По всей видимости, здесь смерд – зависимый от феодала крестьянин (наказание за убийство свободных общинников определялось ст. 1 Краткой Правды). Точки зрения на смерда как на феодально-зависимого крестьянина придерживался С. В. Юшков. Ряд авторов видят в смерде собирательное название всех крестьян, включая как свободных общинников, так и феодально-зависимых (напр., Б. Д. Греков). Существует также точка зрения на смердов как на свободных общинников.

В Археографическом списке имеется разночтение: а в смердь и в холопе, что позволяло некоторым авторам, например В. И. Сергеевичу, говорить о холопах смерда: а в смердьи в холопе. Однако такое прочтение статьи подверглось справедливой критике в литературе (Б. Д. Греков, М. Н. Тихомиров, С. В. Юшков).

Тиун – домоуправитель, дворецкий.

Конюх старый – конюший, старший конюх.

Сельский староста и ратаиный – должностные лица, следящие за производством сельскохозяйственных работ.

Кормиличич – 1) воспитатель, дядька; – 2) молочный брат.

Третьякь – животное на третьем году.

Лоньщина – животное на втором году.

Яря – ягненок.

Соотношение денежных единиц: 1 гривна=20 ногат–25 кун= 50 резан.

Статья 28

Статья устанавливает штрафы за похищение или истребление княжеского скота. Здесь же упоминается и о коне смерда. Вряд ли разница штрафов за коней князя и смерда вызвана только различным их использованием: княжеский – военный, смердий – пахотный, как полагает А. А. Зимин. Скорее всего, закон ставит княжеское имущество под большую охрану по сравнению с имуществом смерда. Однако сама постановка вопроса о коне смерда в статье, касающейся имущества князя, говорит, во-первых, о наличии собственного хозяйства смерда, в хорошем состоянии которого заинтересован и князь, и, во-вторых, о роли коней смердов в ополчении.

Статья 29

Рассматриваемая статья устанавливает размер штрафа за увод, похищение холопа. Нельзя не обратить внимания, что размер этого штрафа значительно превышает размер штрафа за убийство холопа.

Статья 30

Статья кажется выпадающей из общего смысла закона. Правда Ярославичей говорит в первых статьях о наказании за убийство слуг князя, затем за похищение имущества с княжеского двора. Статья о кровавом муже вклинивается как раз в статьи о похищении имущества. Вряд ли она представляет более древнее установление, как считает А. А. Зимин. Скорее всего, здесь имеется дефект текста. Замена видока на послуха в смысле очевидца говорит о позднейшем времени появления статьи. Послух в этом смысле появляется только в Пространной Правде.





Дата добавления: 2018-10-14; просмотров: 63 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.016 с.