Глава 17. Голос из прошлого
Лекции.Орг

Поиск:


Глава 17. Голос из прошлого




Ничто так не преображает человека, как инстинкт самосохранения. Ибо, когда он срабатывает, моральные ценности отступают на задний план. От него не избавиться, и подавить его крайне трудно. Он заложен в человеке природой — всего лишь еще один защитный механизм… наряду с иммунитетом, кашлем, слезами… Вроде бы так просто, но отчего-то редкие «приступы» этого чувства чаще всего идут вразрез с нашими представлениями о храбрости, силе духа, морали и прочих эфемерных материях. Оттого ли человек страшится проявления инстинкта самосохранения, что он обнажает в нем те самые низменные потребности и пороки, от которых общество всеми силами пытается нас удержать? Он гонит человека прочь от источника угрозы, заставляет не замечать беды ближнего, принуждает воровать, отнимать, убивать… И человек бежит, не замечает, ворует, отнимает и убивает — все в угоду этому беспринципному существу внутри себя, которое кричит ему: «Живи!». Лишь потом, когда шкура спасена, приходит раскаяние, и человек мучится совестью. Впрочем, не все. Для многих эти мучения сродни икоте после сытного обеда.

Икота проходит, совесть тоже со временем успокаивается. Опять же не у всех. Души человеческие слишком разные, чтобы вывести общее правило. Но вот что: одни учатся бороться с совестью, а другие — с инстинктом самосохранения.

* * *

Ступив на гулкий металлический пол, Глеб осмотрелся. Узкая винтовая лестница спирально поднималась на самый верх маяка. Ржавые ступени выглядели очень подозрительно, но куда деваться? Достав пистолет, мальчик двинулся вперед. Поднимаясь все выше, он напряженно всматривался в следующий изгиб узкого коридора. Казалось, за очередным поворотом его поджидает враг, но пока что на пути не встретилось ни единой живой души. Лишь крыса метнулась из-под ног, с пронзительным писком скрывшись во тьме.

Миновав несколько промежуточных этажей, Глеб неумолимо приближался к макушке конструкции. Ближе к концу подъема он наткнулся на неожиданное препятствие. Проход был заставлен какими-то железными сундуками, от которых вверх по ступеням тянулся толстый кабель. Присмотревшись, мальчик распознал в странных агрегатах громоздкие аккумуляторы. Нечто похожее стояло в генераторной на Московской на тот случай, когда ветхий дизель выходил из строя. Правда, эти аккумуляторы были не в пример больше.

Преодолев затор, Глеб вошел в круглое помещение. Ступени здесь обрывались. В дальней части комнаты виднелась короткая лесенка выхода на радиальный балкон. Тусклый луч фонаря высветил еще несколько аккумуляторных батарей, в беспорядке сваленных у стены. Здесь же прямо на каменном полу обнаружились следы недавней стоянки — серое пятно кострища, пустые бутылки, кости… Мальчик, стараясь не приглядываться к остаткам трапезы, прошел в глубь помещения. Почти всю мебель здесь разобрали на дрова, лишь громоздкий шкаф, забитый склянками, ветошью и прочим скарбом, одиноко возвышался у дальней стены, обреченно ожидая своей участи.

Проследив взглядом направление змеившегося через всю комнату кабеля, Глеб взобрался по лесенке на самую макушку башни и вышел, наконец, на балкон. Панорама огромного водного пространства открылась перед ним с головокружительной высоты. Мальчик судорожно вцепился в перила и зажмурился. Пронизывающий ветер остервенело трепал складки капюшона. Казалось, длинная башня раскачивается под порывами стихии.

Отсюда отчетливо просматривались контуры прибрежных высоток Василеостровского района. Где-то там, за многими километрами безбрежной водной глади, теплится жизнь. Пусть под землей, пусть без света солнца, но все-таки жизнь. Глебу отчаянно захотелось домой. На Московскую. Или хотя бы в убежище Тарана. Хотя без сталкера это место уже никогда не будет таким уютным, как прежде. Мальчик вздохнул. Было бы здорово начать поиски сначала. Прямо отсюда! Только не знать ничего про метрополитен… Просто шагать рядом с Тараном и живыми сталкерами из отряда Кондора в надежде отыскать новый дом и обнаружить в конце концов… питерскую подземку с ее уютными станциями! Войти на Московскую…

А ведь по сравнению с верхним миром подземка — это самый настоящий рай. Ходить без противогаза, не бояться нападений голодных хищников, пить пускай и не очень чистую, но все-таки безопасную воду… Чем не земля обетованная? Стоит ли искать что-то еще?

Глеб с тоской смотрел на линию горизонта, где на фоне темно-синего сумрачного неба угадывалась полоска далеких городских построек. Тяжело вздохнув, он перевел взгляд на верхушку башни. Судя по разбитым вдребезги светоотражающим пластинам, фонарь маяка, похоже, уже давно не использовался и вряд ли когда-нибудь заработает вновь. Зато совсем рядом с массивной треноги, установленной тут же, на балконе, бил сноп ослепительного света. Похоже, это тот самый сигнальный прожектор, о котором упоминал Таран. Ну что ж. Сообщение дошло до адресата. И даже «адресат» уже на месте. Вот только «отправителей» не видать. Как-то все-таки не вязались друг с другом два этих факта — полудикие каннибалы и прожектор на маяке. Хоть убей.

От загадок раскалывалась голова. Мальчик спустился в комнату с аккумуляторами, осмотрелся и, недолго думая, что было силы дернул кабель. Провода соскочили с клемм, свет погас. Теперь-то загадочный «контактер» объявится. Кто бы то ни был.

Перезарядив «Пернач», мальчик уселся у стены, аккуратно положил пистолет на пыльный бетон, изготовившись ждать. В голове не осталось ни единой мысли, только безразличие и какая-то бесшабашная отрешенность. Будь что будет. Ни сил, ни опыта, ни припасов на дорогу домой у него не хватит. Так зачем оттягивать неизбежное? Холод стены довольно быстро добрался до тела. Поежившись, мальчик почувствовал, как что-то твердое уткнулось в живот. «Дневник!» — вспомнил Глеб.

Судорожно распахнув комбез, он извлек ежедневник и принялся его перелистывать. В суматохе он совсем позабыл про свою находку, так и не узнав, чем закончилась история узников бомбоубежища… А теперь времени у него хоть отбавляй. Непослушные руки дрожали. Тусклый свет фонаря упал на пожелтевшие страницы.

 

«Время шло. Явился как-то к нам тот самый офицер. Сказал, что нужны добровольцы, чтобы туннель до поверхности быстрее прокопать. И жилье на объекте пообещал. От желающих отбоя не было. Савушка в первых рядах отправился. Все меня звал, а я как-то… забоялся вдруг. Офицер нервный какой-то… Испарина на лбу, пальцы дрожат… Говорит, а сам глаза прячет. Не поверил я ему, короче… Предчувствие у меня было нехорошее. Не пошел, в общем. Лежал все и надеялся на что-то. Ждал, когда туннель наконец-то докопают.

Часы мои к тому моменту уже давно остановились. Время без часов по-другому бежит. Полдень-полночь, месяц-год — какая разница? Когда в склепе живешь, на такие мелочи уже не обращаешь внимания. По приемам пищи я ориентировался. Два раза пайку теперь приносили. Утром и вечером. «Полупансион» — как пошутил тот самый старик, что в «Чапаева» раньше резался.

Прошло несколько дней с того момента, как Савушка на объект ушел. И тут во время ужина поперхнулся я чем-то непонятным. Твердое что-то, а не кость. К свету подошел, посмотрел. А в руке у меня ноготь Савушкин. Я бы его ни с чем не спутал. Так и стоит у меня перед глазами Савушка и ногтем этим самым в зубах ковыряется.

Вывернуло меня там же. «Вот тебе и полупансион! Вот тебе и запасы с бункера!» Не сказал тогда никому. Ушел в свой угол, думать стал. Ежели всем раззвонить про «стряпню» военную, народ взбунтуется. Тут всех и положат, как одного… Нет. Тут по-другому надо. Страшно мне стало тогда до трясучки. Мозг себе сломал, как бы под нож не попасть. Мыслишка одна появилась.

В очередной раз, когда добровольцев на земляные работы объявили, вызвался я. Еще двоих забрали. Повели нас вниз, на объект. Иду я, а глаза слезятся от света яркого. Не привыкнуть никак. И ведь правда — тепло, светло, сухо. Вели нас окольными коридорами, а откуда-то смех детский слышен, музыка… Вот тебе и экономия ресурсов. Обустроились, гады… Пару раз по пути местных встречали. Вполне ничего себе такие… А взгляд холодный, пренебрежительный… Уж потом только сообразил я — а как иначе-то на «мясо» смотреть?

Не помню, сколько шли. Здоровый бункер оказался. Только вдруг осознал я, что пора бы мне план свой в реальность воплощать. Потому как впереди кафель белый замелькал. То ли кухня, то ли… Зашептал я конвоиру, так, мол, и так — дело крайней важности. Парнишка адекватный попался. То ли пожалел, то ли просто решил на чужие плечи проблему перекинуть. Подумал, подумал, да и отвел к начальству.

Вошел я в кабинет. А там, за столом, тот самый чинуша восседает. В руке — бокал с коньяком. Сигарета в зубах. Жирует, сволочь. Посмотрел я в глаза его масляные и понял, что шансов-то выжить у меня практически никаких. Затараторил я так быстро, как мог. Убеждал. Что знаю про мясо. Что молчать буду и пользу могу принести. Что копать буду как проклятый, а потом остальным рассказывать про успехи с туннелем, про подмогу из Питера. Про что угодно… Лишь бы не под нож…

Усмехнулся пузан тот. Какой, говорит, туннель? Резервный выход с объекта изначально был. Он и сейчас есть. И на поверхность давно уже вылазки совершаются. Только здесь пока безопаснее. Да и с провизией вопрос решен, хоть и временно. А что поделаешь, выживает сильнейший…

Кое о чем он проговорился тогда — видать, пары алкогольные поспособствовали… Поначалу, я так понял, только жителям бомбоубежища человечину скармливали. Иначе запасов съестного надолго не хватило бы. Когда мясные консервы закончились, элита поголодала малость, да и перешла на общий «рацион». Так бомбарь в загон для «скота» и превратился. Когда я про главный выход спросил, он сказал, что его опоздавшие завалили. К лучшему, как он выразился.

Сошлись на том, что я про мифический туннель байки распускать буду. А еще информацию сливать. Чтобы хворых, бунтарей да недовольных первыми в расход… Сам себя я возненавидел, а поделать ничего не мог. Когда из затхлого бомбоубежища в бункер на доклад ходил, кружку сока давали. И пайку дополнительную. И ведь жрал. Съедал все до крохи. Ненавидел себя, а жрал. А потом назад, в этот ад кромешный возвращался. И врал своим же товарищам. В глаза врал. Безбожник.

Грешен я. Грешен. И ведь исповедоваться некому. Тетрадь вот умыкнул, прямо со стола душегуба этого. Молю, чтобы лампочка, единственная на все убежище, не перегорела. Пока карандаша хватит, хоть на бумаге выговорюсь. Сил нет терпеть все это.

Так прошло еще сколько-то… Дней, недель, месяцев? Не знаю. Время словно остановилось. На людей смотреть было жалко. Лохматые, грязные… Поскуливают во мраке и лишь на кормежку выползают. Один раз в сутки, кстати. Потому как снова норму урезали.

Не все, конечно, одичали. Кто-то держится еще. Надеется. Только народу с каждым днем все меньше остается. Так что и надеяться вскоре уже некому будет. Когда я последний раз в бункер спускался, краем уха про плывун услышал. Вроде как и до тех мразей водичка добралась. В суете тогда никто и не заметил, как я ключик из стола чинуши выудил. От замка ключик, что герму входную блокировал. Как чувствовал — неладное затевается. Надзиратели наши срочный переезд затеяли. Куда-то на поверхность. А нас бросили…»

 

Дальше запись обрывалась. Перевернув несколько пустых страниц, Глеб увидел продолжение. Теперь это был корявый сбивчивый почерк. Буквы наслаивались друг на друга, читалось все это с трудом:

 

«Пишу вслепую — лампочка погасла. Сутки прошли без паек. Вторые идут. Дверь в комплекс так и не открылась. Понял я, что оставили нас гнить заживо. Да с голодухи загибаться. Собрал всех, кто на ногах еще стоять мог, да пошли мы к выходу. Гермодверь распечатали, к воротам поднялись. Инструмент нашли, что оставался еще с первой попытки наверх выбраться. Решили, будем пробиваться, пока силы есть. Работаем по очереди. Только чувствую, недолго мне осталось. Очень кушать хочется. Жажда пока не мучает — грунтовую воду пьем из подтопленного зала…

На третьи сутки голода случилось то, что неминуемо случается, когда разум уступает инстинктам. Проснулся я от громких воплей. Страшно стало. Жуть как страшно. Люди кругом совсем обезумели. На смертоубийство пошли, чтобы голод утолить. Помню, поднялся я кое-как, пошел на крики. Говорю: «Опомнитесь! Вы же люди, не звери какие!» А мне в ответ: «Заткнись, если жрать хочешь. А то и тебя сожрем…»

А голод — страшная штука. Прошло немного времени, и рассудил я так: раз сам не убивал, то и не такой уж это грех. Ел с остальными… Ел и думал, что теперь-то уж точно ничем мы не отличаемся от людоедов из бункера. Такие же мы. И если поменять нас местами, ничего бы не изменилось. Так же бы хитрили, так же выживали. А посему для всех нас одна судьба уготована… Кто следующим будет, не знаю. Не хочу я ждать, бояться. Не могу больше. Вены себе вскрою, и вся недолга…

На одно надежда — что не везде вот так закончилось, не по-людски. Оттого и пишу, что надеюсь на тех, кто спустится сюда потом, прочтет… Поймет и простит… Видит Бог, не хотел я этого… Свою жизнь за чужой счет продлевать… И лгать не хотел… И руки на себя накладывать…

Грешен. Каюсь. Да простит всех нас Господь».

 

Мальчик захлопнул дневник, поднял голову.

На душе было мутно. Будто протухшие консервы вскрыл. Жалко, конечно, человека этого… Да и как осуждать его за желание выжить?

По крайней мере, с каннибалами теперь все стало ясно — выродки из бункера и их дети.

Снизу послышался шум — скрипнула входная дверь. Чуть позже донеслись неторопливые шаги. Металлическая лестница еле слышно гудела. Кто-то медленно поднимался наверх. Похоже, загадочный хозяин маяка все-таки объявился…

Глава 18. Исповедь

Эхо шагов усиливалось с каждым мгновением, неприятный гул от вибрации ступенек делал ожидание невыносимым. Глеб поднял «Пернач», наставив на лестничный проем. Сейчас все решится. Мальчик был намерен отстреливаться до конца. В кармане припасена последняя обойма, а самый последний патрон в ней — для себя. Но это все потом, а пока… Пока необходимо взять себя в руки и унять противную дрожь в коленях. Как-никак, Таран не зря в свое время остановил выбор именно на Глебе. Значит, все получится. Главное, не паниковать. Тем временем снизу забрезжил неяркий колеблющийся свет. В проеме появилась одинокая фигура в плаще, с накинутым на голову капюшоном. В руке — старый керосиновый фонарь. Сквозь сетку защитного колпака виден язычок неровного пламени. Свет, исходящий от фонаря, оставлял лицо незнакомца в тени. Мальчик силился разглядеть ускользающие черты поверх прицела, но это ему не удавалось. Пистолет казался тяжелее обычного, пальцы на курке свело от напряжения.

Глеб вздрогнул, когда человек без лица вскинул руку в предупреждающем жесте и заговорил:

— Погоди… Не стреляй! Это же я…

Голос пришельца показался до боли знакомым. Мальчик даже и не сообразил сразу, что уже видел этот плащ множество раз. Ишкарий скинул капюшон, улыбнулся:

— Ты жив! Черт побери, жив!

Глеб бросил пистолет, радостно кинувшись к сектанту. Они обнялись как закадычные друзья. Мальчик смеялся и плакал одновременно. Так приятно было сознавать, что рядом есть кто-то, с кем можно разделить тяготы и невзгоды этой, казалось бы, безвыходной ситуации…

— Я даже и не понял, как ты с баркаса исчез!

— Выпрыгнул! А ты-то как выжил? — Глеб утер слезы радости и все разглядывал Ишкария, словно боялся, что тот исчезнет ненароком, как чудный сон.

— Убег я! Когда эти психи напали, я в воду сиганул! Бежать нам надо, слышишь, бежать!

Сектант поднял с пола пистолет и протянул Глебу. Мальчик потянулся было за оружием, но в следующее мгновение Ишкарий наотмашь ударил его рукоятью. Ослепленный болью, Глеб рухнул на пол. Из рассеченной скулы заструилась горячая кровь. Взгляд затуманился, фигура сектанта расплывалась, а пол зашатался. Мальчик попытался приподняться, но снова упал. Холод бетонного пола на мгновение остудил его и привел в чувство. До слуха донеслись смутно различимые слова:

— Не двигайся, щенок. Или схлопочешь свинца. С удовольствием поставлю жирную точку в героической истории с экспедицией. Как-никак, ты единственный, кто еще не подох из всей этой шайки неудачников.

Сектант прошелся вдоль комнаты, поставил фонарь на полку шкафа. Придирчиво осмотрев нагромождение агрегатов, щелкнул неприметным тумблером, склонился над лохмотьями проводов. Подсоединив кабель, включил установку. Глеб перевернулся на спину, наблюдая за действиями Ишкария, подтянулся на руках, оперся спиной о стену. Боль немного притупилась, а комната перестала раскачиваться.

— Ты, малыш, ясно, не очень понимаешь, о чем речь… Дай, объясню. — Сектант ухмыльнулся. — Понравилась тебе эта моя идея с маяком? Да, моя. Не ожидал? Тебе еще не раз придется удивляться сегодня. Если будешь сидеть смирно и без фокусов — протянешь еще какое-то время. Так что наслаждайся последними мгновениями. Говорят, перед смертью не надышишься… Чушь это. Все те, кого я прирезал, только и молили об отсрочке. Хоть на несколько минут. Жизнь в этом поганом мире — штука безрадостная, брат, но отчего-то люди безумно за нее цепляются.

Сектант подошел к шкафу, открыл ссохшуюся дверцу, вытащив пыльную бутыль. Взболтнув мутное содержимое, сделал несколько жадных глотков, отдышался.

— Ух… Неделю ничего не пил. Без спиртного здесь тоска. — Сектант утерся рукавом. — Так о чем это я? Ах, да! Маяк… Начать, пожалуй, стоит с бомбоубежища под заводом.

— Я знаю о нем, — Глеб подтолкнул ежедневник к Ишкарию.

Тот пролистал несколько страниц, мельком просмотрев содержимое, усмехнулся в который раз.

— Что ж, это облегчает мне задачу. Да, эти бедняги на острове действительно бывшие обитатели объекта. Только не все из них опустились до такого состояния. — Ухмылка вдруг сошла с лица сектанта. — Я родился в этом бункере. И, считай, с самого детства жрал человечину. Нормальный рацион. Что давали, то и ел. Никогда не пробовал? Мясо как мясо. Получше крысятины уж точно. Сладенькое.

Сектант прервался, но лишь для того, чтобы сделать еще один жадный глоток сивухи.

— Когда бункер подтапливать начало, решили предки наши в город перебираться. А куда денешься? Чахоточных тех в бомбоубежище подыхать оставили. Побрезговали ими. Поначалу зверьем питались. Да только не напасешься этого добра. Быстро всю живность схарчили, что на острове съедобной была. Со стороны Ломоносова в первое время выжившие приходили. Ими и перебивались.

Много чего было… Набеги делали в поисках выживших… Потом, правда, нашлись герои какие-то — подорвали кусок дамбы, чтобы на острове нас запереть. Но в один прекрасный день нам повезло — корабль туристический к острову подошел. Побитый весь, обшарпанный. Народу на нем прилично было. Во время удара океан пересекали. Вот и выжили.

С этими гостями мы уже осмотрительнее обошлись. У нас и оружия с патронами вдосталь тогда было, и аппетит неплохой. Согнали всех в кучу и в сухой док, под охрану. Тот самый док, кстати, через который Таран вел. Теперь-то пустует он, подъели давно всех. А раньше отличный загон был. И места много, и деваться некуда. Слонялись как овцы… Там же и плодились, кстати. Человек по натуре своей — приспособленец. Куда ни кинь его, везде выживает. Даже там, где крысы дохнут…

Чем дольше говорил Ишкарий, тем больше ужасался Глеб той легкости, с какой сектант роняет эти не укладывающиеся в голове фразы.

— Так бы и жили дальше, горя не знали. Так нет. Мор прошел по городу. И наших полегло прилично, да и «скот» весь передох. С голодухи друг друга валить стали. Потом старейшины наши покумекали малость, да и придумали «Исход». Да, да, парень, «Исход» появился здесь, в Кронштадте. Красивая сказка про Ковчег… После того как прожектор смонтирован был, нескольких человек тайно на баркасе в Питер переправили. Так проповедники в метро появились. Я тоже поехал — голод одолел. А в подземке с харчами полегче все-таки. Хотя и воротило меня первые дни со свинины вашей. — Сектант скривился, изобразив отвращение. — Наивных лохов в метро тоже хоть отбавляй. Стоило маяку заработать, верующие появились. Словно ждали. Первую партию к отправке уже подготовили, осталось баркас пригнать под видом спасителей… А тут Приморский альянс объявился с экспедицией этой. Все карты спутал. Я ближе всех к Техноложке оказался. Успел отряд перехватить. С «Исходом» сейчас считаются. Как-никак, прихожан полно почти на каждой станции. В общем, в команду взяли, хоть и со скрипом.

— Если «Исход» — выдумка, почему тебя тогда «болотные дьяволы» не тронули? — спросил Глеб, хватаясь за соломинку: ему мучительно не хотелось расставаться с последней, единственной мечтой.

— Обычный репеллент от комаров. Он и от этих москитов отлично спасает. — Ишкарий достал с полки шкафа продолговатый флакон. — Вот ведь ирония судьбы… Жрачки не хватало, а этого добра в бункере — завались… Думал я, сталкеры спасать меня кинутся, попадут под раздачу. А они не повелись…

Сектант искоса посмотрел на мальчика. В глазах его разгорался недобрый огонь.

— А ведь ты первый подохнуть должен был… Там, в подвале под Константиновским. Думаешь, люк сам захлопнулся? Запомни, пацан, само по себе ничего не случается. Тарану спасибо скажи, что хватился тебя, проснувшись. Не успел я выход из подвала раскупорить. Чтобы видимость создать, что ты наружу сбежал. Вот и стал он тебя по подвалу искать…

Потом все как-то возможности не подворачивалось завернуть команду вашу. Одному вот только с винтовкой поспособствовал… Как, бишь, его звали-то? А, ну да, точно — Бельгиец. Я ему патрон кривой подсунул в магазин. Как чувствовал, что сработает рано или поздно. Как, впрочем, и с дозиметром Окуня получилось. Я как приметил, что боец этот до наживы падок, сразу смекнул, что его на самоволку спровоцировать можно. А про радиацию в порту Ломоносова все наши знают. Обожглись в свое время… Короче, нашептал я ему про склады нетронутые, про корабли неразграбленные. А он и купился. Да еще и дозиметр не проверил. Там, знаешь ли, в аккумуляторном отсеке пружинка такая есть…

— Сука! — заорал Глеб.

Его трясло от гнева. Вот прямо сейчас перед ним стоял человек, загубивший всех этих неплохих, незлых людей, и буднично так рассказывал о том, как их убивал. Нет, он не человек… Он — что-то страшное…

Сектант поднял пистолет, покачав им перед глазами мальчика:

— Не перебивай старших, пацан. Разве не учили тебя манерам в вашем высокоморальном метро? Брал бы пример с Дыма. Вот уж интеллигент, каких свет не видывал. И ведь тоже плохо кончил. Ты, небось, и не знал, что он по Нате сохнет? А я вот сразу приметил. И ведь даже не думал, что он на такую чушь поведется. Я ему тогда, на переправе, шепнул лишь, что крики ее слышу, а он, дурак, и сиганул вниз. А так, может, и пожил бы еще… Психология — мощная штука, парень. В людях разбираться надо и уметь бить по слабым местам. Прямо как в драке.

Ишкарий опорожнил бутыль почти наполовину, уже порядком захмелев. Взгляд его затуманился. Людоед замечтался, улыбнулся сам себе…

— Ксива на страхе своем погорел. Трусоват оказался. Мне и делать-то почти не пришлось ничего. Мы как в туннеле под дамбой встали на ночлег, я в чаек дури подсыпал. Плесень такая галлюциногенная. Тут недалеко растет. Забористая штука. Много примешь — спишь пластом чуть ли не сутки, мало — приход сперва начинается. Видения всякие. Думал, уснут все, тут я на экспедиции вашей крест и поставлю. Раньше все момента подходящего не было. А тут вроде подфартило. Успел…

Только Кондор привязался — пей, говорит. Пришлось тоже хлебнуть… Ксива, кстати, свою дозу из-за тебя не добрал. Ты ж его кружку опрокинул, помнишь? Пришлось импровизировать. На психику давить. Ксива быстро сломался. Когда вырубились все, он наружу поперся. Видать, привиделось чего. Я — за ним. Подошел к нему, а он словно и не видит меня. Лицо закрыл, сидит и бубнит чего-то. Не иначе как с дружком покойным общается. Неплохо его накрыло… Тюкнул я бедолагу по темечку да вены ему вскрыл. Для отвода глаз. Ну и подкрепился заодно. Не пропадать же добру.

Потом и меня рубить стало. До каморки-то я еще добрался кое-как, а вот сил на то, чтоб порезать всю вашу братию, увы, не хватило. Так и отключился. В общем, помешал ты мне тогда, щенок. Недаром, значит, тебя Таран с собой таскал…

Интересней всего с девкой получилось. Там уже чистая импровизация шла. Смотрю, командир ваш ножичком балуется. Спровоцировать девчонку эту на драку — плевое дело. И на Кондора толкнуть в нужный момент — тоже не проблема. А дальше дело техники. Нож, пацан, штука опасная, и выпускать его из виду не следует. Ибо если попадает он в опытные руки… — Ишкарий ухмыльнулся. — Уж поверь мне.

Дальше все проще было. Родные стены, знаешь ли, помогают… Думал, не найдет Таран бункер. Ан нет, упорный черт оказался. Я уж и сам хотел помочь, да не пригодилось. Все бы ничего, только рановато вы наверх полезли по шахте. Не успел я вовремя до лифтовой добраться. Пока с блокиратором подъемника возился, вы уже выбрались. Хоть один утоп — и то ладно.

Глеб вспомнил глаза Фарида, когда лифт вниз обрушился, и с ненавистью глянул на сектанта. Тот опорожнил, наконец, бутылку и пнул ее ногой к лестнице. Пустая склянка, чудом не разбившись, лязгнула о металл конструкции и замерла на краю ступеньки.

— Вот так и жизнь наша. Катится себе, катится… Иногда в гору, иногда под откос. Бывает, что и по краю. А потом срывается вдруг в пропасть и летит в тартарары… Когда к баркасу вышли, понял я, что разбивать отряд надо. Потому как Таран на меня уже косо так посматривать начал. Думаю, просчитал он меня. Вот только доказать ничего не мог.

Кондор к тому времени уже совсем скис. Пальцем тронь, развалится. Тут уж я на все сто уверен был, что он не будет настаивать. Стоило только идею кинуть, сразу домой засобирался. Не думал, правда, что Шаман следом увяжется, но он, похоже, без командира своего шагу ступить не мог.

А дальше все просто. Долгожданная встреча с «контактерами» в прибрежных водах залива, рукопожатия, поздравления… Видел бы ты, как Шаман радовался, как обниматься лез… пока нож в брюхо не схлопотал… Занятный тип. Все про сигналы в эфире спрашивал…

Глеб и забыл уже про тот обрывок радиопереговоров, что удалось поймать в «Раскате». Вот и еще одна загадка разрешилась. Конечно, найти работающую аппаратуру на объекте не удалось, но вероятнее прочего, это дело рук каннибалов. Весь Кронштадт не прочешешь… Сектант тем временем устало присел на край аккумуляторного короба, с интересом осмотрел «Пернач».

— Хорошая машинка. Таран знал толк в оружии. За это его можно было уважать. В остальном — такой же недалекий выскочка, что и остальные. Хоть и более опытный. Правда, это ему не очень-то и помогло.

— Что с ним? — Мальчик с замиранием сердца следил за выражением лица сектанта.

Тот не торопился с ответом, наслаждаясь испугом во взгляде жертвы. Потом осклабился, расплывшись в мерзкой улыбке:

— Схарчили его, что ж еще…

На Глеба страшно было смотреть. Бледный, осунувшийся, с потерянным взглядом… В голове его с поразительной ясностью пронеслись минувшие несколько дней, проведенные со сталкером. Потом вдруг всплыл в памяти строгий с хрипотцой голос: «УБЕЙ!»

Это было как приказ. Мальчик вскочил на ноги, вытащил десантный нож и в упор посмотрел на врага.

— Хочешь драться? Уважаю! — усмехнулся Ишкарий. — Что ж, это будет занимательно. Надоели, знаешь ли, эти бесхребетные. Скулящее мясо… В кой-то веки — дичь, хоть и мелкая…

Сектант встал со своего места, выпростав из-под складок одежды тонкий стилет. В свете огня сверкнуло острое лезвие. Заткнув пистолет за пояс и скинув плащ, каннибал принял стойку, хищно расставив руки в стороны. Не переставая улыбаться, пошел вперед. Однако он дрогнул, заглянув в полные холодной решимости глаза подростка. Глеб, как и прежде, стоял на месте, не отступив ни на шаг. Будто ногами в пол врос. Даже дрожь исчезла. Нож зажат в опущенной руке. Взгляд внимательный, злой.

Обманутый пассивным поведением противника, Ишкарий пропустил момент, когда мальчик прыгнул вперед. Прыгнул с места, без всякой подготовки, кидаясь прямо на выставленный нож. Лезвие стилета застряло в пластинах бронекостюма, а Глебов удар оказался более удачным.

Нож обрушился на каннибала сверху, но из-за сильной инерции прыжка мальчик врезался в противника, и отполированное до зеркального блеска лезвие вспороло на спине того робу. Ишкарий отпихнул обидчика, протянул руку за спину, накрыв ладонью порез на лопатке. Сквозь одежду проступило бордовое пятно.

— Щенок! — Сектант с негодованием посмотрел на окровавленную ладонь. — Я буду резать тебя медленно, кусочек за кусочком…

Сбитый с толку поведением мальчика, теперь он подбирался к жертве с некоторой осторожностью. Казавшаяся занимательной поначалу, травля становилась опасной. Но он и предположить не мог, во что может вылиться затея поиграть с беспомощным, на первый взгляд, подростком в «кошки-мышки». Похоже, пацан решил огрызаться до последнего…

Глеб резво вскочил на ноги, прихватив с пола тяжелый плащ сектанта. От резкого взмаха длинными полами по помещению прошла упругая волна воздуха. Язычок пламени в допотопном фонаре затрепетал и погас, оставив после себя лишь исходящий белесый дымок. Комната погрузилась во тьму. Без света мальчик, выросший в метро, чувствовал себя намного увереннее.

Тотчас что-то грохнуло сбоку от сектанта, заставив того, слепо щурясь, обернуться на шум. Но Глеб обрушился на противника с другой стороны, полоснув ножом по ноге, вторым ударом метя в пах. Каннибал увернулся-таки от последнего выпада, предугадав направление удара, и взмахнул стилетом наотмашь. Острое лезвие полоснуло по пластинам брони, не причинив мальчику вреда. Тот вновь откатился назад. В это мгновение обжигающая боль в ноге дала о себе знать. Сектант, неловко припав на раненую ногу, попятился, не удержался и рухнул навзничь. Прокатившись кубарем, приник к земле и выставил стилет перед собой. Только теперь Ишкарий обнаружил пропажу пистолета. В напряженной тишине раздался отчетливый щелчок. Следом за этим помещение озарилось частыми вспышками. В руках Глеба загрохотал выставленный на автоматическую стрельбу «Пернач». В отсветах пламени мальчик заметил врага, стремительно метнувшегося с линии огня. Глеб повел стволом вслед за фигурой сектанта. Тугая очередь вспорола шкаф, взорвавшийся фонтаном деревянной щепы, и стену за ним. Бетонное крошево брызнуло во все стороны, послышался звон разбитых вдребезги склянок, взметнулись в воздух ошметки мусора.

Магазин опустел внезапно. Драгоценные мгновения ушли у Глеба на перезарядку. Новый магазин с отчетливым щелчком встал на место, когда сектант врезался в мальчика всей массой. Противники повалились на пол. Словно в замедленной съемке, мальчик увидел хищное жало стилета, падающее сверху. Рефлекторно выбросив руку, он смог отвести удар в сторону. С протяжным звоном острое лезвие вошло в щель между бетонными плитами. Рванувшись, мальчик отчаянно двинул локтем по стилету. Узкое лезвие сломалось у самой рукояти.

Откинув бесполезное оружие, каннибал что было силы ударил Глеба по лицу.

В глазах у мальчишки вспыхнули мириады ярчайших точек. От звона в ушах, казалось, можно было оглохнуть. Голова безвольно мотнулась назад. Ударившись затылком об пол, мальчик словно в тумане увидел повторно мелькнувший кулак.

Глеб сжался в ожидании следующего удара, однако его не последовало. Вместо этого сектант задергался, вытаскивая из-под мальчика пистолет. Для этого ему пришлось немного приподняться. Тренировки и наставления Тарана не прошли даром. Тело само среагировало на смертельную угрозу: стоило Ишкарию поднести пистолет к голове мальчика, тот резко крутанулся на спине, обхватив руку каннибала, и закинул ноги ему на туловище. Сектант попытался стряхнуть пацана с руки, но мальчик с резким выдохом распрямился, изо всех сил дернув руку на себя. Масса тела помогла завершить болевой прием. Каннибал распластался на полу лицом вниз, истошно заорав. «Рычаг локтя» сделал свое дело — пистолет выпал из ослабевшей руки.

Глеб рванулся к оружию, пальцы сомкнулись на холодной рукояти. Изрыгая проклятия, сектант метнулся следом и попытался отобрать «Пернач». Застучали выстрелы, озаряя борющиеся в пыли тела. Одна за другой пули врезались в стену, рикошетом прошивая пространство в опасной близости от дерущихся. Вскоре пистолет смолк. Сектанту удалось, наконец, вывернуть «Пернач» из пальцев подростка. Но зарядов в нем уже не осталось. Каннибал откинул ненужное больше оружие, уселся на поверженного противника и обрушил на него град беспорядочных ударов.

Мальчик прикрыл голову руками и пытался хоть как-то уворачиваться, но все было тщетно. Удары сыпались один за другим. В этот момент ему под спину подвернулось что-то жесткое… «Нож!» — обожгла его внезапная догадка.

Сквозь кровавую пелену, застившую глаза, Глеб уже не мог разобрать силуэт Ишкария, поэтому, нащупав нож, просто ткнул им наугад. Сектант заорал — лезвие глубоко вошло в предплечье. Скатившись с обидчика, каннибал прижал покалеченную руку к груди и заметался по комнате словно раненый зверь.

Мальчик рывком встал на четвереньки, подполз к полуразвалившемуся шкафу и, цепляясь за полки, встал на ноги. Его шатало, голова гудела, разбитые губы сочились кровью. Сзади послышался исходящий злобой крик. Выдернув из руки нож, Ишкарий снова ринулся в атаку. Мальчик инстинктивно схватил с полки ближайший предмет. Им оказался тот самый подвесной фонарь.

Все произошло очень быстро. Уроки Тарана сами собой всплывали в памяти. Глеб не двинулся с места. Лишь когда каннибал оказался совсем рядом, он дернулся в сторону, нырнув под клинок. Нож воткнулся в иссохшую дверцу шкафа по самую рукоять, а сектант, пытаясь одновременно вытащить оружие и придержать противника, пропустил мощный удар по голове. Древний фонарь с дребезгом развалился на части, щедро обдав Ишкария керосином. Слепо щурясь, сектант отшвырнул мальчика. По комнате распространился резкий запах горючего.

Глеб в который раз упал на жесткий пол, понимая, что подняться уже не сможет. Сплюнув сгусток крови, обессиленно распластался на грязном бетоне. Конец мучений был близок.

Щека уткнулась во что-то холодное. Протянув руку, мальчик нащупал до боли знакомый металлический предмет. «Должно быть, выпала во время схватки», — пронеслось в голове. Привычным движением палец откинул крышку и чиркнул по колесику. Язычок пламени осветил высокую фигуру каннибала. Последним осознанным движением Глеб метнул заветную зажигалку во врага.

Одежда Ишкария вспыхнула, как свеча. Мгновенно превратившись в огромный живой факел, сектант истошно заорал, заметался по помещению, слепо натыкаясь на стены. Потеряв рассудок от боли, выскочил на балкон, окаймлявший башню по всему периметру. Пробежав вдоль перил, в агонии бросился на стену, отпрянул и, перевалившись через бортик, ярким снопом пламени полетел вниз, к подножию маяка.

Мальчик этого уже не видел. Он лежал почти в беспамятстве, а когда сознание чуть прояснялось, ощущал свое тело как один больной нерв.

Казалось, прошло очень много времени, прежде чем ему удалось, наконец, подняться на ноги. Вскарабкавшись по приставной лесенке, Глеб выбрался на балкон. Внизу, на изломанном асфальте, там, куда упал Ишкарий, что-то еще тлело. Глеба передернуло. Месть свершилась. Он победил смертельного врага. Вот только радости почему-то не было. Да и злость как-то незаметно ушла. Правда, осталось еще кое-что сделать…

Шатаясь от слабости, мальчик проковылял к прожектору. Взгляд Глеба блуждал по балкону в поисках чего-нибудь тяжелого. Сейчас он разобьет к чертям эту штуковину и поставит точку в истории про свет… Свет, приманивающий людей, словно мотыльков. Свет, дарующий гибель вместо спасения. Ложный свет.

Как назло, под рукой не оказалось ничего подходящего. Поднатужившись, мальчик опрокинул тяжелую треногу. Прожектор рухнул на бок, но не разбился. Словно насмехаясь, упрямый аппарат продолжал работать, посылая в небо яркий луч. Правда, теперь — в противоположном направлении. Сноп света бил куда-то в сторону Балтийского моря. Глеб устало посмотрел на прожектор. Чтоб его…

Снизу донесся раскатистый звук выстрела. Мальчик без особого интереса заглянул через перила, не сомневаясь, что увидит… Точно. Как он и предполагал, со стороны порта к маяку неслись еле различимые в предрассветной мгле фигурки каннибалов. Снова выстрел… Один из оборванцев рухнул замертво. Глеб с замиранием сердца обратил взор в другую сторону — туда, откуда пришел звук. Возле набережной все еще качался на волнах утлый баркас, а на палубе… Мальчик напряженно вглядывался в силуэт человека, боясь ошибиться. Человек отчаянно махал руками, пытаясь привлечь его внимание, потом вдруг повернулся в сторону порта, вскидывая к плечу огромную снайперскую винтовку…

Сердце зашлось, запрыгало в груди, а губы мальчика сами собой прошептали единственно возможное и такое дорогое для него имя:

— Таран…

Глава 19. Погоня

— Таран!!!

Мальчик перегнулся через перила, рискуя вывалиться наружу. Сомнений не осталось — это был он! Сталкер кричал что-то в ответ, но Глеб, как ни силился, не мог разобрать слов. В голове все еще шумело после ожесточенной схватки, а мысли ворочались медленно. Что делать? Бежать к наставнику? Каннибалы спешили к маяку, рассыпавшись неровной цепью. Можно не успеть…

«…Бойся бездействия. Наметь цель и выкинь из головы остальное…»

Отбросив сомнения, Глеб кинулся внутрь башни. В сумраке комнаты судорожно нашарил брошенный на полу «Пернач» и любимую зажигалку. Уже возле самой лестницы мальчик споткнулся обо что-то, чуть не упав. Кинул взгляд под ноги. На полу валялся плащ сектанта и рядом молельная книга. Повинуясь внезапному импульсу, Глеб подхватил трофей, присовокупив к остальным пожиткам, и ринулся вниз по лестнице. Круг, еще круг… Стены проносились с головокружительной скоростью. Перескакивая через несколько ступенек сразу, мальчик рисковал сломать шею, но продолжал нестись вниз. Наконец из-за поворота показался проем выхода. Толкнув дверь, Глеб выскочил наружу, пытаясь сориентироваться.

Он побежал по набережной, оскальзываясь на камнях. Сталкер палил без остановки, но Глебу казалось, что он слышит за спиной, теперь уже совсем близко, хриплое дыхание преследователей и их нетерпеливые вопли. По телу прошла неконтролируемая дрожь. Выбиваясь из сил, мальчик пробежал по прибрежной гальке и влетел в воду, взметнув фонтан ледяных брызг. До баркаса оставалось всего ничего.

Последние несколько метров до ржавого борта пришлось проплыть. Глеб не успел испугаться. Просто замолотил по воде руками и ногами, отчаянно пытаясь дотянуться до веревочного трапа. Сильная рука выдернула его из воды в тот самый момент, когда разум, будто очнувшись, запаниковал. Перевалившись через борт, мальчик хотел было обнять сталкера, но Таран, взобравшись по трапу, подтолкнул его в сторону рубки:

— К штурвалу! Быстро!

Только сейчас Глеб заметил на груди наставника потемневшую от крови повязку. Неуклюже нагнувшись, сталкер поднял винтовку с палубы.

— Не стой, м-мать!.. Выводи баркас на открытую воду!

Мальчик кинулся в рубку. Корпус судна мелко сотрясался. Старый двигатель, чихая, работал на холостых. Подскочив к штурвалу, Глеб в ступоре уставился на панель управления. Рычаги, кнопки, тумблеры… Схватившись за голову, он в панике переводил взгляд с одного прибора на другой, не зная, с чего начать…

— Черный рычаг! Жми!

Мальчик схватился за рукоять, толкнув рычаг от себя. Мотор взвыл, посудина дернулась, устремляясь вперед. Вцепившись в штурвал, Глеб облегченно выдохнул. Ушли! Живы! Вот только выстрелов отчего-то больше не слышно… Мальчик беспокойно выглянул в иллюминатор: наставник метался по палубе, сражаясь одновременно с несколькими каннибалами, успевшими вскочить в отчаливающий баркас. Размахивая длинными тесаками и цепями, выродки теснили раненого сталкера, сжимавшего десантный нож.

Глеб судорожно выхватил «Пернач», вставляя последний, припасенный для себя магазин. Мгновение спустя выскочил наружу. Загремели ритмичные выстрелы. Троих ему удалось уложить. Еще одного Таран поймал на нож, резким движением метнув его в живот противника. Последний из преследовавших бросился к борту и с отчаянным воплем прыгнул в воду.

Глеб подскочил к сталкеру, подставив плечо, помог доковылять до скамьи. То и дело мальчик украдкой косился на Тарана, словно не веря в его неожиданное возвращение из потустороннего мира.

В этот момент корпус перестал вибрировать, двигатель заглох.

— Ничего, мы уже далеко от берега. Теперь не достанут, — успокоил Таран. — Сейчас отдохнем маленько и посмотрим, что еще можно выжать из этой колымаги…

Возня с дряхлыми механизмами в ржавом нутре баркаса показалась Глебу самым чудесным времяпрепровождением, поскольку его наставник снова был рядом. Взахлеб рассказывая о последних событиях, мальчик похвастался главным трофеем — молельной книгой. Таран отнесся к его находке холодно и брезгливо посмотрел на засаленный томик. Пожав плечами, мальчик решил сам заглянуть в талмуд сектанта с гордой красочной надписью «ПУТЬ ИСХОДА», однако, перевернув обложку, с удивлением прочитал: «ЛОЦИЯ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ». Дальше следовали карты, испещренные непонятными символами, и насыщенный мореходными терминами текст, никак не вяжущийся с наставлениями «Исхода».

Надо же. И тут ложь. Вся история с «Исходом» — одна сплошная выдумка. Глеб хотел обсудить это с Тараном, но понял, что тому не до него. Морщась от боли, сталкер копался в движке. Насквозь промокшая повязка сползла, обнажив свежую, сочащуюся кровью рану на груди.

— Давай перевяжу. — Мальчик вскрыл упаковку потемневших от времени бинтов.

Не очень умело, но с большим старанием Глеб обработал рану и наложил повязку.

— Кто это тебя так? Что с тобой случилось, расскажешь?

— А что там рассказывать?.. В общем-то и нечего особо… Серьезно меня накрыло тогда, — нехотя забормотал Таран, продолжив ремонт. — Очухался я, когда меня один из этих отморозков тормошить начал. Проверял, значит, живой я или как. Вот только не люблю я, когда в меня ножиком тычут. Ответил ему. Тут другие набежали. Пришлось в город отступать. Когда отстреливался, заметил, как они подельника своего прямо там, на пристани освежевали… Нелюди… А вообще, обжились они в Кронштадте основательно. До сих пор удивляюсь, как мы их проглядели, когда отрядом шли…

— А транслятор видел? — спросил Глеб нетерпеливо.

Таран задумался, помотал головой.

— Ничего такого не заметил. Зато дизель-генератор нашел. И деды вокруг толкутся — глаза алчные, злые… Я так понял, они там аккумуляторы заряжали — для маяка, видимо. Сучье племя…

— Старейшины!.. — догадался мальчик.

— Ну ничего. Хватит им жировать. Положил я дедов этих. И дизель раскурочил заодно… Братве местной не понравилось, конечно. Гнались за мной чуть ли не через полгорода. Насмотрелся на этих выродков до тошноты… Грязные все, уродливые… С наростами какими-то… Я так понял, житуха на фонящей поверхности — не сахар. С радиацией шутить не стоит.

Потом баркас с пристани заметил. Пока пробивался да охрану снимал — огонь увидел на маяке. Красиво летел упырок тот!.. Где ж мне было знать, что это ты шороху наводишь? Как приметил тебя, думал сначала, привиделось. А оно, видишь, как обернулось… Молодчага, Глеб. Может, и не сдохнешь! — Таран широко улыбнулся, взъерошив пареньку волосы.

Мальчик заулыбался в ответ, радуясь неумелой похвале наставника. Теперь все будет хорошо… Глеб не сомневался, что они доберутся до дома. Вдвоем можно горы свернуть… А уж до подземки, да на таком транспорте — наверняка! Вот только монстра бы этого ржавого запустить…

Словно услышав немые мольбы, «ржавый монстр» вздрогнул, прокашлялся и натужно взревел. Путники почувствовали, как суденышко, закачавшись, двинулось вперед.

— Есть! — Мальчик победно вскинул руки. — Айда домой!

В следующее мгновение раздался оглушительный грохот. Что-то с металлическим лязгом застучало по борту баркаса. Корпус содрогнулся от мощных ударов извне. В стене трюма образовалось несколько пробоин.

Таран сбил ученика с ног, накрыв своим телом. Как только звуки выстрелов стихли, сталкер потащил Глеба наверх. Со стороны Угольной гавани послышался рев мотора. Из-за края мола показался силуэт буксира. Чадя сизым дымом, судно на полном ходу шло наперерез. На носу посудины отчетливо выделялся силуэт грозного длинноствольного орудия.

— Твою ж… налево. У них МТПУ[6] на палубе! Ходу отсюда!

Таран метнулся вдоль борта, подхватив снайперку, и залег на корме. Мальчик шмыгнул в рубку, дал «полный ход», крутанув штурвал. Баркас еле заметно накренился и, набирая ход, заскользил по дуге. Воду вдоль борта вспорола очередь крупнокалиберных пуль, оставляя на вспененной поверхности султаны разрывов. Еще одна прошила буруны волн за кормой корабля. Таран бил из винтовки, выцеливая фигуры каннибалов у пулемета. Глеб отчаянно боролся с управлением, выжимая из баркаса все, на что было способно утлое суденышко.

Чтобы не попасть под шквальный огонь, пришлось круто забрать вправо. Каннибалы устремились следом, отрезая дорогу на Питер. Мимо проплывали знакомые очертания порта. Миновав Петровскую гавань, они уходили все дальше. Осталась позади Купеческая гавань, Каботажная, а погоня все продолжалась.

Пока им везло. Пару раз бронебойные пули прошивали хлипкий металл переборок, не зацепив жизненно важные узлы. Буксир преследователей, похоже, был не в лучшем состоянии — дымил, как паровоз, но настигал их крайне медленно. Впереди замаячило судопропускное сооружение. Тяжело пыхтя, посудина приближалась к дамбе. Глеб сразу узнал обводы гигантских батопортов. Где-то там, в туннеле, они потеряли Ксиву…

Выстрелы с буксира раздавались все реже. Затем и вовсе смолкли. Вскоре в проеме рубки показался Таран:

— Патроны у них кончаются. Экономят, сволочи. Теперь ждать будут.

— Чего ждать?

— Пока не догонят, чего ж еще?

— А когда догонят? — Мальчик с волнением посмотрел на наставника.

— Не дрейфь. Может, горючки не хватит. У нас-то полный бак почти.

— А если…

— Вот когда наступит это «если», тогда и будем думать, — прервал сталкер.

* * *

Остров Котлин остался далеко позади. Сталкер объявил, что, по его прикидкам, они уже покидают Финский залив. Впереди расстилалась безбрежная водная гладь Балтийского моря.

Каннибалы упорно маячили за кормой. Теперь, правда, их буксир был гораздо ближе. Таран неустанно наблюдал за шевелением на палубе неприятельского судна, пытаясь не пропустить момент, когда будет предпринята новая атака.

— Неужели мы им так насолили? — в отчаянии спросил Глеб.

— Да не в этом дело. Просто, если мы раззвоним про «Исход», им крышка. Никто больше не сунется в Кронштадт, и они передохнут с голодухи.

— Что же делать?

— Двигать дальше. Попробуем взять левее, к Копорской губе. Если оторвемся, двинем на своих двоих от Соснового Бора.

В какой-то момент Глебу показалось, что им все-таки удастся сбросить «хвост». Но судно преследователей вдруг задымило сильнее и резко прибавило ход. С буксира донеслись торжествующие крики.

— Похоже, второй винт запустили-таки. — Таран задумался на мгновение, потом, приняв, видимо, решение, повернулся к мальчику. — Пистолет давай. И приготовься, сейчас будет жарко.

— Но почему ты не стреляешь? Ведь есть винтовка?..

— Всего несколько патронов. Еще немного — и из нас фарш сделают. Так что будем импровизировать. — Таран снова выскочил на палубу.

Глеб судорожно вцепился в штурвал, пытаясь собраться. Тотчас заговорила винтовка сталкера — каннибалы полезли к пулеметной установке. Двоих удалось снять, но третий проскочил-таки к орудию, открыв кинжальный огонь по баркасу. Таран рухнул на палубу, прикрыв голову. Мальчик скорчился на полу в рубке. Это был кромешный ад. Бронебойные пули кромсали податливое железо, как бумагу. Ошметки опалубки летели во все стороны. Вся корма в секунды оказалась изорвана в клочья. Каким-то чудом сталкеру удалось уползти на нос судна, тем самым избежав смерти. Вода хлынула в трюм, изрешеченный баркас стал крениться.

— ЗАДНИЙ ХОД! — заорал Таран.

Глеб приподнялся, ударяя по рычагу. Баркас взвыл, затрясся, быстро замедляясь. Не удержав равновесие, мальчик больно ударился зубами о приборную панель. Сталкер вскочил на ноги, вскинул снайперку и быстро прицелился. Прогремел выстрел. Убойная винтовка мощно толкнула в плечо. Каннибала в рубке буксира отшвырнуло от штурвала. В груди его зияла дыра.

Оставшиеся на палубе предупреждающе заорали, но рулевой их уже не слышал. Буксир на полном ходу несся на судно беглецов. Бросив винтовку, Таран сжал в руке «Пернач» и побежал по палубе. Вскинул пистолет, выстрелил, почти не целясь. Каннибал, стоявший у МТПУ, рухнул с простреленной головой. А потом буксир с оглушительным лязгом врезался в корму измочаленного баркаса. В момент удара Таран, набрав приличную скорость, мощно оттолкнулся и перемахнул на судно преследователей. Прокатившись по палубе, заскользил на спине, из положения «лежа» снимая ближайших каннибалов.

Вокруг стоял жуткий треск ломающихся переборок. Оба корабля сотрясались в агонии, вода стремительно вливалась в безобразные пробоины на корме баркаса. Оскальзываясь на мокром железе, Таран высадил остаток магазина по оборванцам, выскочившим из трюма. В последнего каннибала полетел нож. Однако, несмотря на внушительные габариты, парень оказался проворным и успел уклониться. Звякнув лезвием о борт, нож исчез в воде. Каннибал с ревом кинулся на противника, замахнувшись огромной острогой. Таран метнулся вбок. От мощного удара покрытие палубы проломилось, острый крюк пропорол железо в опасной близости от головы. В то же мгновение сталкер, распрямившись, подобно взведенной пружине, ударил здоровяка по ногам. Подсечка удалась, тучный громила рухнул на мокрую палубу. Они поднялись практически одновременно, с рыком кинувшись друг на друга. Поднырнув под толстые ручищи противника, Таран оказался за его спиной и взял шею в захват. Тот затрепыхался, катаясь по палубе, но сталкер вцепился в него мертвой хваткой и не отпускал. Спустя какое-то время агонизирующее тело затихло. Отпихнув мертвого каннибала, сталкер медленно поднялся на ноги и окинул усеянную трупами палубу цепким взглядом.

Мальчик перевел дух. Все это время, замирая, он наблюдал за отчаянной борьбой наставника, не решаясь покинуть штурвал баркаса. Почувствовав, что посудина начинает тонуть, Глеб выскочил наружу, цепляясь за косяк двери. Баркас доживал последние минуты. Большая часть кормы уже скрылась под водой. Спустившись вдоль борта, мальчик вскарабкался на палубу вражеского буксира.

Несмотря на столкновение, судно все еще держалось на плаву, хотя и заглохло. В бортах буксира виднелись неровные продольные трещины. Кое-где обшивка вскрылась по шву.

— Долго не протянем, — заключил Таран, спихивая трупы в воду. — Течь большая. Ищи спасательные жилеты… ну или что-нибудь плавучее!

Мальчик кинулся в трюм, судорожно раскидывая по сторонам ветошь, бухты отсыревших канатов и прочий хлам. Как назло, ничего путного не попадалось. Дно трюма уже покрывала вода. Где-то возле киля бил настоящий фонтанчик. В последний раз окинув трюм взглядом, Глеб выбрался на палубу.

— Пусто! — В глазах его сквозило отчаяние.

Таран чертыхнулся:

— Это корыто уже никуда не двинется. Движок накрылся.

Повисла пауза. Они стояли молча, наблюдая за скрывшимся под водой баркасом. Оба понимали, что та же участь скоро ожидает и вторую посудину.

— Мы умрем? — наконец спросил Глеб.

Он не рассчитывал на утешительный ответ и все-таки страшно хотел его услышать.

— Умрем, конечно. — Таран принялся стягивать бронежилет. — Когда-нибудь. Только не сейчас. Снимай ботинки, снарягу.

Хотелось бы Глебу верить словам наставника, но ситуация была безнадежной. Деваться некуда. И придумать уже ничего нельзя. Стянув армированный комбез и обувь, мальчик спрятал под рубаху тщательно замотанный пакет с самым необходимым. Туда же он сунул и наклейку с Владивостоком, содранную с тарелки. Металл под ногами неприятно холодил голые ступни. Таран положил на палубу ненужный пистолет — патронов больше не осталось.

С сожалением глянув на свой «Пернач», мальчик пристроил рядом второй. Не хотелось с ним расставаться, но там, куда им в скором времени предстоит отправиться, он без надобности.

— Наденешь эти штуковины. — Сталкер бросил ученику ласты, найденные здесь же, на палубе.

— Для чего это?

— Помогут держаться на воде.

Они забрались на крышу рубки и уселись на краю, свесив ноги. Сквозь туманную дымку все еще пробивался тусклый далекий свет.

— Что теперь с ними будет? — Мальчик кивнул в сторону маяка.

— Перегрызут друг друга, да и вся недолга. Если, конечно, их радиация быстрее не прикончит…

Глеб всматривался в ровную линию горизонта, стараясь запомнить внешний мир именно таким — спокойным, угрюмым и величавым. Туман тем временем сгущался, так что за пределами медленно уходящей под воду палубы вскоре трудно стало что-либо разобрать. Молочная пелена заволокла все вокруг. Если б не шум моря, напоминавший о реальности происходящего, Глеб решил бы, что видит очередной сон. Вот только теперь все происходило по-настоящему. И волны, поджидавшие их, шелестели совсем рядом.

— Почему ты выбрал именно меня? — спросил вдруг мальчик. Вопрос, мучивший его долгое время, вырвался сам собой.

Наставник вздохнул, потрепал паренька по голове, медленно, словно подбирая слова, произнес:

— Потому что ты такой же, как я… Только, в отличие от меня, еще не разучился надеяться… Это очень редкое качество в наши дни.

— Как все-таки тебя зовут? — Мальчик посмотрел в глаза наставнику.

Сталкер еле заметно дернулся и, застыв на мгновение, совсем неожиданно отвел взгляд.

— Глеб Таранов.

Мальчик растерянно замер, уставившись на белый саван за бортом. Задумался… Так они и сидели рядом, попав в какой-то нереальный мир, наполненный тишиной и спокойствием, пока вода не подобралась к самой крыше.

Поднявшись на ноги, Глеб инстинктивно ухватился за наставника. Морской бриз уже вовсю обдавал их солеными брызгами, волны нетерпеливо набрасывались на буксир, будто соревнуясь, кто первым доберется до двух еле заметных человеческих фигурок, волею судеб оказавшихся посреди безграничного морского простора.

Еще мгновение, и очередная волна захлестнула верхушку неустойчивой конструкции. Ноги съехали с покатой крыши, и сталкер с мальчиком оказались в отрезвляюще холодной воде. Баркас ушел на глубину, и лишь россыпь пузырей, всплывающих на поверхность, указывала на место затопления.

Мир опрокинулся. Перед взглядом замельтешили, сменяясь, две стихии — вода и воздух. Туманная мгла и подводный сумрак. Белое и Черное. От неожиданности Глеб растерялся и в первые же секунды наглотался воды, закашлявшись.

— Не суетись! Работай ногами! — Наставник придерживал мальчика, не позволяя тому пойти ко дну. — Шевелись, шевелись!

Мальчик принялся судорожно бултыхать руками и ногами, довольно быстро ощутив усталость.

— Не суетись! Спокойнее, говорю! Вот так.

Глеб постепенно приноровился загребать ластами и теперь нервно вертел головой. Повсюду взгляд натыкался на одну и ту же картину — волны и белесая дымка. Лишь голова наставника маячит рядом. Взгляд, как ни странно, спокойный. Чересчур спокойный… Обреченный, скорее. Глеб с удвоенной энергией замолотил по воде.

Холод пробирал до костей. Зубы отбивали чечетку. Конечности будто свинцом налились. Несмотря на помощь сталкера, держаться на поверхности становилось все тяжелее. Выхода не было.

— Я не хочу!.. — Глеб запаниковал. Слезы сами собой покатились из глаз.

Сталкер подтянул мальчика к себе за спину, заставив обхватить шею руками.

— Скоро наступит переохлаждение, и я уже не смогу ничем помочь… Но прежде чем это случится, я обещаю, что ты не умрешь в мучениях.

Мальчик беззвучно заплакал, уткнувшись в затылок сталкера. Он не сомневался, что наставник знает тысячу способов быстрой смерти. И, как бы абсурдно это ни звучало, испытал к нему глубокое чувство благодарности.

Прошло какое-то время. Пять минут, десять? Глеб не знал. Ощущение времени исчезло. Оно будто застыло на месте. В какой-то момент мальчик вдруг почувствовал, как задергалось тело Тарана, стремительно скрывшись под водой. Глеб успел ухватить сталкера за волосы и, отчаянно работая ногами, вытащил его на поверхность. Глаза наставника закатились, а на перекосившемся лице застыла гримаса боли. Очередной приступ… Мальчик не помнил, как на ощупь сражался с застежкой кармана, как вколол сыворотку, как, выбиваясь из последних сил, удерживал грузное тело сталкера на волнах. Отчаяние черной пеленой заволокло разум, и лишь какое-то недетское упрямство заставляло его двигаться еще и еще. Он не может потерять Тарана во второй раз. Только не это!

— Держись! Держись, папа! Ну пожалуйста!..





Дата добавления: 2017-03-18; просмотров: 129 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.046 с.