Лекции.Орг


Поиск:




Признаки военного общества




 

Государственный централизм Иерархия индивидов Повсеместное принуждение

Одним из существенных признаков военного общества является государственный централизм: государственная власть выступает «центром системы, контролирующей всю жизнь»; «все жители подчинены чиновникам»; все подчи­нено «государственному надзору». Государственная власть стремится контролировать как внешнюю, так и домашнюю жизнь народа. Например, у перуанских инков контроль до­ходил до требования, чтобы народ обедал и ужинал «при открытых дверях, так, чтобы судьи могли входить свободно (для надзора, все ли идет так, как предписано)».

Другой, существенный признак военного общества — иерархия индивидов, которая обусловливает их юридичес­кое неравенство. Положение индивидов определялось при­надлежностью к той или иной ступени иерархии. В таком обществе субъективное право того или иного лица явля­лось лишь несправедливой привилегией по отношению к другим лицам, у которых этих прав не было. Количество привилегий зависело от занимаемого лицом места в обще­ственной иерархии. Общество строилось по образцу ар­мии, где у генерала больше прав, чем у унтер-офицера.

Право на свободу от вмешательства государственной власти в личную жизнь народа не признавалось: «Лич­ность, собственность и труд народа принадлежали всецело государству; народ переселялся из одной местности в дру­гую по указанию власти; люди, не служившие в армии, но жившие под такой же строгой дисциплиной, как и армия, были просто единицей централизованной военной машины и направлялись в течение всей своей жизни к наивозможно большему выполнению воли власти и к наивозможно мень­шему действию по своей собственной воле».


ю*


292 Глава 19. Проблемы государства и права в социо логии...

Еще одним признаком военного общества является по­всеместное принуждение, которым обеспечивается дей­ствие объективного права как системы запретов и прика­зов: «Черта, повсюду характеризующая военное строение, состоит в том, что различные совместные действия единиц совершаются принудительно».

По закону эволюции, который вывел Спенсер, общество военного типа сменяется обществом промышленного типа. Члены этого общества заняты промышленной деятельнос­тью, а не войнами. Вместо права как некоторой привилегии действует право как формальное равенство, т.е. за каждым индивидом признается равная правоспособность и осуще­ствляется принцип равенства всех перед законом. В про­мышленном обществе государством признаются личные права: «Жизнь, свобода, собственность граждан обеспече­ны государством, где принимаются во внимание интересы всех».

Отношения между индивидами в таком обществе возни­кают на основе добровольно заключаемых договоров, а не в силу отдаваемых государственной властью приказов. Объективное право представляет собой только систему запретов: «Члену промышленного общества правительство говорит: «ты не должен делать того-то и того-то», но не го­ворит: «ты должен делать то-то и то-то».

Концепция правового государства. Спенсер верил в про­мышленный прогресс и поэтому отдавал предпочтение не военному типу общества, а промышленному. В промыш­ленном же обществе необходимо появление правового го­сударства — государства, признающего неотчуждаемые права человека.

В отличие от Огюста Конта, который отрицал даже саму идею субъективных прав, Спенсер выступил за признание за каждым человеком следующих личных прав:

• право каждого на жизнь, чистый воздух и солнечный
свет (узкие и темные улицы средневековых городов для
Спенсера — это следствие того, что «дома строили без вся­
кого соображения с правами других людей пользоваться
солнечным светом»);

• «заниматься своими делами, как ему угодно, каковы
бы ни были его занятия, лишь бы они не нарушали свобо­
ды других»;

• иметь собственность {«полная индивидуальная соб­
ственность есть спутник промышленного прогресса»);


19.2. Политико-правовое учение Герберта Спенсера 293

свободно передвигаться;

• пользоваться свободой совести, печати, предпринима­
тельской деятельности.

Проект социократии Огюста Конта, в основе которого лежало признание лишь обязанностей за индивидами, Спенсер оценил как проекцию милитаризма на промыш­ленный быт.

Спенсер считал, что права человека не являются созда­нием государства. В этом вопросе он расходится с Иереми­ей Бентамом: «Следуя Бентаму, стали утверждать, что го­сударство есть творец права и что нет другого источника права». Напротив, Спенсер считал, что «не законодатель­ство есть источник права, а право есть основа законода­тельства».

В отличие от Бентама, который верил в возможность ре­ализовать принцип утилитаризма — достижение счастья для миллионов людей, Спенсер не ставил перед государ­ственной властью такого рода задачу. Спенсер как предста­витель теории либерализма выступал за невмешательство государства в экономическую, социальную и духовную жизнь общества. Напротив, он считал, что все достижения людей в материальной и духовной жизни возникали «пу­тем частной инициативы, а правительственное вмешатель­ство не только не приносило никакой пользы, но даже бы­вало прямо вредным». Спенсер писал: «Не правительству мы обязаны множеством изобретений, начиная с лопаты и кончая телефоном; переполненные товарами магазины на наших улицах, система розничной торговли, доставляющая все, что необходимо, прямо к вашим дверям, — все это ре­зультаты свободной деятельности граждан».

Спенсер предлагал реально оценивать как правитель­ство, так и народ. Правительство представлялось ему лишь простым собранием людей, среди которых лишь «некото­рые талантливы, большинство же не выходит из обыкно­венного уровня, а многие положительно тупоумны». Одна­ко «несправедливость правительства может существовать при помощи народа, соответственно несправедливого в своих чувствах и действиях».

В отличие от Джона Остина, который считал, что суве­ренитет государственной власти ничем не ограничен (от этой власти нет легальной защиты для гражданской и по­литической свободы), Спенсер ограничивал государствен­ную власть неотчуждаемыми правами человека.


■■:-■>-<§


294 Глава 19. Проблемы государства и права в социологии...

Критика теории государственного социализма («научно­го социализма» К. Маркса и Ф. Энгельса). Спенсер допускал возможность социального переворота, в результате которо­го установится государственный социализм: «социализм неизбежен, но будет величайшим несчастьем, которое ког­да-либо переживал мир, и кончит самой резкой формой во­енного деспотизма».

Государство при социализме приобретет новые черты: «создастся государство, в котором ни один человек не бу­дет иметь возможности делать то, что ему нравится, но вся­кий обязан делать то, что ему прикажут».

Как представитель теории либерализма Спенсер отри­цательно относился к идее централизованного управления трудом при социализме с помощью государства. Для него осуществление этой идеи на практике — это движение на­зад, к военному обществу: «Такой социалистический строй вполне соответствует устройству армии. Делай свое дело и получай паек».

Спенсер предполагал, что при социализме появится но­вый, более могущественный, чем ранее, государственный аппарат, что приведет к увеличению статусных различий между управляющими и управляемыми. Он считал, что, «владея по доверию от общины всей землей, капиталом, средствами передвижения, имея в своем распоряжении войско и полицию, это всемогущее и организованное чи­новничество, состоящее из людей, отличающихся таким же агрессивным эгоизмом, как и управляемые, но не подчи­ненных, как они, контролю высшей власти, обязательно начнет извлекать выгоды из своего положения за счет уп­равляемых».

Правовое учение. В очерке «Грехи законодателей», кото­рый был опубликован в сборнике «Личность против госу­дарства» (1884), Спенсер обратился к исследованию роли^р законодателей в общественной жизни и их грехов, явив­шихся результатом «не их личных амбиций или классовых интересов, а следствием отсутствия тех знаний, без кото­рых законодатель не имеет морального права приступать к работе».

Спенсер не разделял общепринятых иллюзий, что госу­дарство через своих выборных законодателей «способно решить все проблемы». Напротив, он считал, что «прекло­нение перед всемогуществом законодательной власти ме­нее простительно, чем преклонение перед идолом».


19.2. Политико-правовое учение Герберта Спенсера. 295

< 'иенсер предложил изменить представление о «плохом i.i коне как о чем-то абстрактном» и отнестись к нему как к (рсдству влияния на человеческие жизни и увидеть, «сколь-n(i страданий, болезней и даже смертей он принес». Он срав­ни к ает последствия непрофессионализма врачей и аптека­рей для больных с последствиями непрофессионализма ллконодателей для своего народа. Зло, которое могут прине­сти непрофессиональные законодатели, перевешивает зло ирачей и аптекарей: «Достаточно лишь одного взгляда на ис­торию, чтобы убедиться, насколько бедствия, причиненные 1 ювежественными законодателями, многочисленнее тех, что произошли из-за невежественных врачей».

Спенсер указывает на следующие опасности, которые могут подстерегать непрофессионального законодателя:

1) не всегда принятый закон достигает цели, сформули­
рованной законодателем: «Век за веком издавались законы
против ростовщичества, ухудшавшие положение должни­
ка, тогда как имели цель его улучшить»;

2) не всегда удается предусмотреть косвенные (прежде
всего негативные) последствия принятого закона:

■S законы о ростовщичестве «препятствовали эффектив­ному использованию свободного капитала и накладывали намелкихсобственников бесчисленное количество обязан­ностей»;

S принятые в Англии в 1327 г. статуты о рабочих, кото­рыми устанавливалась заработная плата, «мешали разви­тию промышленности и увеличивали страдания населения до тех пор, пока 60 лет назад парламент не отменил право чиновников устанавливать заработную плату»;

3) принятые законы могут противоречить существую­
щим законам, что не дает возможности индивидам само­
стоятельно и однозначным образом уяснить свои права:

■S английский парламент ежегодно добавляет «к множе­ству старых законов сотни новых, им противоречащих»;

S частные лица, для того чтобы разобраться в этой «за­конодательной кутерьме», должны за отдельную плату об­ращаться к юристам.

Спенсер представлял общество как сложный агрегат, управлять которым посредством законов — не простое дело. Его смущала самонадеянность неподготовленных за­конодателей, не обладающих специальными знаниями: «Ни в одном деле нет такого поразительного несоответ­ствия между сложностью задачи и неподготовленностью


296 Глава 19. П роблемы государства и права в социологии...

тех, кто берется за ее решение. Несомненно, что из всех чу­довищных заблуждений людей самое чудовищное заклю­чается в том, что для того, чтобы овладеть каким-нибудь несложным ремеслом, например ремеслом сапожника, не­обходимо долго учиться, а единственное дело, которое не требует никакой подготовки, — это искусство создавать за­коны для целого народа».

Законодатель должен уметь анализировать причинно-следственные связи, существующие между социальными явлениями: «прежде чем вмешиваться в социальные про­цессы, их надо тщательно изучить».

Спенсер призывал законодателя рассматривать обще­ство не как «кусок теста, которому повар может придать какую угодно форму: пирога, лепешки или торта», не как «предмет, искусственно созданный», а как продукт органи­ческого развития. Спенсер полагал, что общество имеет «свою естественную структуру, в которой все учреждения: правительственные, религиозные, промышленные, торго­вые и т.д. тесно взаимосвязаны; структуру, которая являет­ся в известном смысле органической». Законодатель должен усвоить ряд истин: S необходимо понимать, что законом достигается не только непосредственный эффект, но и отдаленный — из­менение природы личности («каждый закон, направлен­ный на изменение человеческого поведения, принуждая, сдерживая или способствуя ему, постепенно воздействует таким образом, что происходит изменение самой природы человека»;

•S необходимо считаться с побудительными мотивами человеческих поступков: «социальная деятельность явля­ется суммарным результатом человеческих потребностей, которые каждый удовлетворяет самостоятельно в соответ­ствии со своим прежним жизненным опытом и знаниями, идя тем путем, который кажется ему наиболее простым, т.е. по линии наименьшего сопротивления»; социальное пове­дение — это результат «человеческих эмоций, направляе­мых идеями или предков, или живущих»;

S необходимо исходить из того факта, что «социально­му развитию значительно больше способствовали индиви­дуальная активность людей и их добровольная кооперация, чем работа под контролем правительства»;

•/ необходимо знать, что отдельные части социальной организации связаны между собой, поэтому нельзя, воз-


19.2. Политико-правовое учение Герберта Спенсера 297

/iriir тнуя на одну часть, не воздействовать и на другие: «За-мнюдательные акты относятся к таким факторам, которые кроме прямого эффекта ведут еще к бесчисленному коли­честву побочных результатов».

Исторические типы права. Применяя свою теорию эво-шоции к праву, Спенсер выделил несколько типов права. Первым историческим типом стало обычное право перво-i м»1 тных племен, которое характеризуется значительной не­изменностью, воплощает «идеи, чувствования и привыч­ки» предков, передается по каналам внушения, возникает до появления какой-либо политической организации.

К этому праву в дальнейшем присоединяется священное право, которое предполагает существование политической организации общества (есть вождь или король); представляет собой приказы вождей и королей, после того как они стали «выдающимися покойниками», или приказы правителей, при жизни признанными существами божественными; обеспечи­вается действием религиозных санкций; требует слепого по­виновения, а любое неповиновение становится «самым гнус­ным преступлением» и чрезвычайно сурово наказывается.

Следующий этап в развитии права связан с отделением человеческого права от права священного. Человеческое право — это законы, авторитет которых основан «на уваже­нии к людям, издавшим их, и к поколениям, одобрившим их». В во'енных обществах, основанных на принудительном сотрудничестве, эти законы направлены прежде всего «на регулирование неизменных иерархических отношений, на поддержание неравенства и на усиление власти». Напро­тив, в промышленных обществах, построенных по принци­пу добровольного сотрудничества, законы признают «ра­венство прав всех людей» и имеют целью «согласование индивидуальных интересов».

В XIX веке в России идеи Г. Спенсера были особо попу­лярны в либеральной среде. Собрание его сочинений дваж­ды издавалось в русском переводе.

Спенсер оказал большое влияние на П. Сорокина, кото­рый назвал теорию военных и промышленных обществ «ге­ниальной теорией». П. Кропоткин также очень высоко оце­нил научные достижения Спенсера, признав, что «система Спенсера — первая, которая прямо утвердила верховенство личности. Государство более не главенствует как "цель че­ловеческого развития" (гегелевский стиль)».






Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2017-02-28; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 435 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Если президенты не могут делать этого со своими женами, они делают это со своими странами © Иосиф Бродский
==> читать все изречения...

1414 - | 1365 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.