Лекции.Орг


Поиск:




Эдипов комплекс» и полоролевая идентификация у девочки.




Итак, давайте поговорим про девочек, потому что несчастным девочкам в эдипальной ситуации труднее.

Что происходит с девочками в эдипе? Девочка достигла объектного постоянства в три года и выходит на фалло-нарциссическую подстадию. Все, что она делает, она делает ради мамы. Она очень нравится себе, она знает уже, что она девочка, и она очень хочет быть для мамы самой лучшей. Она больше всего хочет, чтобы ею восхищалась мать.

 

И тут постепенно она начинает замечать, что у мамы есть папа. Она тоже, как и мальчик, видит только внешние отличия. И поэтому первая мысль у девочки, что надо стать такой, как папа. И поэтому первая фаза у девочки выглядит совсем по-другому. Ее просто пропускают, когда ребенок маленький, но она необычайно хорошо видна, когда ребенок выходит в эдип поздно. Что происходит? Девочка смотрит на папу и пытается подражать папе, она превращается в сорванца, начинает плохо себя вести, говорить грубости, она начинает кувыркаться, она демонстрирует неженское поведение. Дело в том, что, как правило, это неженское поведение не поддерживается родителями. Кроме случаев, когда родители хотели мальчика, и тогда здесь природа дает возможность это отыграть. Я сама видела, как папа водил пятилетнюю девочку в гараж, ей было все так интересно. С помощью папы в данной ситуации девочка может получить все мужские качества и если эдипальная ситуация здесь зависает, то потом получаются «мужики в юбке».

 

Так вот, изначально это часть нормального развития. Мы сегодня должны с вами понять, почему столько анекдотов про тещу и мало анекдотов про свекровь. Значит, девочка изначально хочет быть, как папа (объект идентификации – папа, цель – любовь мамы), но мама это поведение не поддерживает. Мама хочет, чтобы она подметала, стирала, играла не в машинки. Многие девочки в это время начинают себе солдатиков требовать, машинки. Если мама показывает девочке, что ей это не нравится, то девочка провисает. Она думает: “Что же теперь делать-то?” Девочка испытывает очень сильную тревогу, потому что она не знает, какой надо быть, чтобы нравиться маме. Девочка опять смотрит на папу и тут она замечает, что у папы есть пенис, у папы есть борода и девочка замечает, что у нее этих частей нет (в общем, символическом смысле такая идея). Мальчику намного проще, потому что у мальчика есть шанс стать таким, как папа (идентифицироваться с папой, цель – мамина любовь). А девочка, уверенная во всемогуществе своей мамы, уверенная, что мама может сделать абсолютно все, начинает требовать от мамы, чтобы мама ей дала недостающее. Понимаете, если у одного ребенка чего-то нет, а у другого ребенка – есть, то мысль такая – ему этого просто не дали. У него нет мысли, что ему не положено. Я еще не видела ни одного ребенка, у которого была бы мысль, что ему не положена Барби, просто ему ее не купили, почему-то не дали. Нет ни одного ребенка, который бы думал, что ему не положено конфет, просто ему не дали и не купили. И поэтому девочка пребывает в полной уверенности, что мама просто не дала ей недостающих деталей. И она начинает чего-то хотеть от мамы. Причем, поскольку процесс бессознательный, она начинает постоянно придираться к маме, чего-то от нее хотеть. Эта фаза в эдипе выглядит, как приставание и бесконечное «канючинье» ребенком чего-либо. Поскольку мама вообще не понимает чего девочка от нее хочет, а девочка начинает злиться, т.к. она просит, а ей не дают (на сознательном уровне девочка тоже не понимает, чего на самом деле она просит. Но условимся с вами, что в рамках психосексуальной концепции З.Фрейда именно так все и происходит – это такой символический смысл) - в отношениях мамы с дочкой начинает накапливаться агрессия. Это первая фаза агрессии между мамой и дочкой.

 

В какой-то момент мама не выдерживает приставаний дочки и тоже начинает злиться. Девочка понимает, что раз мама злится, значит, может дать, но специально не дает. Девочка начинает еще больше приставать, и отношения между мамой и дочкой накаляются очень сильно. И вот здесь происходит удивительная вещь. Не из любви к папе, а из-за злости на маму, из-за агрессии на маму, из ненависти к маме девочка решает: “Ну, хорошо (изначально это защита), я стану как ты, я буду как ты, я вырасту такая же большая и могущественная и все себе сама дам ”. Так девочка меняет объект идентификации с папы на маму, теперь она идентифицируется с мамой, но тактической целью является не любовь, а отмщение маме, любовь мамы – стратегическая цель.

 

То есть эдипальная ситуация с девочкой вертится изначально вокруг матери. Вы получите массу ответов из этого заключения. Женщины правильно говорят, что одеваются ради себя и ради других баб. Многие думают, что они одеваются ради мужчин. Нет, изначально все крутится вокруг женского образа. Девочка хочет, чтобы ее любила мама. Но поскольку мама не дает ей шанса стать самым лучшим, самым важным человеком в ее жизни, потому что мама лишила ее тех органов, которые есть у папы, она говорит: “Ладно, я стану, как ты, вырасту, стану могущественной и все себе дам сама, и тогда-то ты меня полюбишь”.

 

Итак, получается, что в ходе эдипальной ситуации девочка должна отказаться от мужественности в пользу женственности (но с целью – обрести член). Здесь заложена вся аналитическая идея. «Посмотрите, – я отказываюсь от того, чтобы быть, как папа – на время. Я буду теперь, как мама, я обретаю женственность, но смыслом этой женственности является идея - потом заиметь член, и этим «членом» будет ребенок». Дети - это мужское проявление у женщины. Неправдоподобная логическая цепочка, но именно так все и работает на символическом уровне. Поймите, что не надо это воспринимать чрезмерно буквально, так как это проявление бессознательных «филогенетических фантазий». То есть, тех фантазий, которые являютсяотголосками развития человечества, как вида, и имеют многовековой исторический контекст. Такие своеобразные фантазийные «атавизмы», если можно так выразиться - мифологемы, которые всегда подтверждаются доподлинно в клинической работе с детьми и с взрослыми. У детей просто это все более очевидно.

 

 

Изначально все мы бисексуальны. В эдипальной фазе мы начинаем обретать пол. Мы подошли к фаллической стадии с тем, что мы – и мальчики и девочки в одном лице, и теперь нам предстоит что-то одно оставить, а другое убрать. И очень важно, что мы делаем со второй своей частью.

 

Так вот, изначально девочка хочет быть мальчиком, но поскольку мужественность не дает ей решить проблему, она готова отказаться от нее для того, чтобы стать сильной. Вообще, по своей сути женственность – это отказ. Отказ в пользу чего-т о. Что значит принятая женственность? Нам приходится отказываться от карьеры, чтобы сидеть дома с детьми, от работы на время беременности, еще от чего-то ради карьеры мужа. Женственность, по своей сути, это способность отказаться от своей активной роли для того, чтобы потом получить больше. И ведь действительно мы потом получаем больше.

 

Итак, изначально девочка боролась за маму и вот здесь есть один очень важный момент, который тоже нужно понять. Смысл эдипальной ситуации у девочек вертится вокруг матери. А что это значит? В норме девочка не хочет больше быть мальчиком, она становится, как мама и начинает строить отношения с отцом. Произошел поворот – это вторая часть эдипа, девочка поменяла объект своей цели (с женского на мужской). И здесь очень важно, чтобы отец принял женственность девочки.

 

Но есть одно «но»! Девочка начинает строить отношения с папой, она хочет быть с ним, она начинает конкурировать с мамой. Но все равно, смысл этой конкуренции – борьба за маму. И вот здесь имеет место один очень важный аспект: если мама принимает и любит девочку, и если девочка уверена в маминой любви, тогда она будет с мамой конкурировать за любовь отца (а конкуренция на этой фазе необходима девочке). Девочка «сливает» на маму агрессию, но мама должна продолжать ее любить. Понимаете, в чем дело: если у меня идеальные отношения с мужем, то я смогу флиртовать с другими мужчинами, сколько захочу, ведь он все равно меня любит, он мне простит. Если у меня сложные отношения с мужем, то флиртовать с другими мужчинами я не смогу, потому что он может не простить и все закончится плохо. Так вот, если у меня гарантированно хорошие отношения с мамой, то я могу с ней конкурировать за папу, но если мои отношения с мамой какие-то сомнительные, то я не буду с ней конкурировать, я тут же поворачиваюсь и возвращаюсь к первоисточнику. И вот в этом весь парадокс, потому что девочка борется за любовь мамы. Там есть и любовь, и ненависть. В какой-то момент ненависть перевешивает и девочка решает: “Хорошо, буду, как ты и буду назло тебе любить папу”. И в тот момент, когда девочка начинает строить отношения с отцом, папа ей показывает, как стать такой могущественной и сильной, как мама, что надо сделать, чтобы потом стать такой же. Но если мама в этот момент перестает девочку любить, девочка тут же отказывается от папы и возвращается к своей маме.

Интересный момент мы часто наблюдаем в жизни: как только у дочки начинают налаживаться отношения с мужчиной, мама сразу же начинает болеть или портить с ней отношения. И дочка отказывается от мужчины (вот вам - непройденный эдип) и возвращается к маме. Почему столько анекдотов про тещу? Потому что теща – это «девочкина мама», и она конкурирует с ее мужчиной. Как только девочка налаживает хорошие отношения с мужем, мама устраивает ей что-то нелицеприятное. Получается, что муж тут как-будто не причем. Сначала папа был не причем – «так и быть, я буду строить отношения с папой, чтобы потом стать могущественной, но если мама меня перестанет любить, я тут же отойду от папы и повернусь в сторону мамы». На место папы потом приходит муж, и он всегда чувствует, что теща сильнее.

 

Я думаю, что огромное количество мужской агрессии направлено на тещу, потому что мужчины всегда знают, что она сильнее. И во многих культурах можно удачно пройти эдипальную ситуацию и тогда женщина остается с мужем. Но когда уже на этой стадии все качается, то тогда теща – это огромная угроза для семейных отношений.

Понимаете, свекровь, по большому счету, никогда не будет угрозой для отношений. Потому что мальчик любит свою маму, если он потом от нее отделится, то это хорошо, там нет этого поворота, отказа. А если не отделился, то будет выбирать жену, как мама, очень важно, чтобы они соединились в кучку (жена и мама). Многие этим пользуются – «хочешь замуж, подружись со свекровью». Здесь никогда не будет ножниц. С тещей не этот номер. Очень многим тещам хорошо то, что зятю плохо. Теща появилась не просто так в наших легендах, она появилась в связи с тем, что у девочки - ступенчатый эдип.

 

Еще раз, «изначально я борюсь за маму, у меня не получается, я жутко злюсь, но я решаю, что буду, как мама, вырасту, и все себе дам сама. Но поскольку я идентифицируюсь с мамой и строю отношения с папой, то начинается конкуренция, но смысл ее – завоевать любовь мамы». Это генеральная идея.

А вообще, на этой стадии начинается формирование женственности, которое является необычайно важным. Что происходит? Дело в том, что к женственности подводит девочку отец. Именно отец показывает девочке, какие качества ему нравятся в маме. Потому что мама не может этого показать, она конкурент. Если мужчина влюблен в женщину, и она ему говорит сделать то и то, и он делает и ей это нравится, а если я девочка и влюблена в мужчину, и мне моя соперница говорит сделать то и то!? Да сейчас, знаю я, зачем ты мне это говоришь. Выслушай конкурентку и сделай наоборот. Получается, что сказать-то должен мужчина.

 

И действительно, для того, чтобы вырастить девочку, нужен мужчина. И в этом плане вырастить девочку получается значительно сложнее, чем вырастить мальчика, потому что при всей злости, при всей агрессии на маму девочке нужен путь, чтобы стать такой же, как она. И вот здесь папа показывает, что мама готовит, мама стирает, убирает. И насколько по-разному мы все относимся к своей женственности. Одна говорит: – “ Господи, четыре часа за плитой стояла, за полчаса все сожрали, и ничего не осталось”. А другая будет стоять у плиты целый день, чтобы потом пять минут ели какие-нибудь маленькие блинчики с двадцатью четырьмя начинками и она от этого получит огромное удовольствие, которое окупит это стояние у плиты. Есть женщины, которые с огромным удовольствием стирают, убирают, готовят, занимаются своим домом – и это для них большая радость. А для других – это невероятная пытка. И вообще, к женской роли можно относиться по-разному, к ней можно относиться как к празднику, а можно относиться как к временной пытке, которая скоро закончится.

 

Итак, изначально у девочки присутствует стремление к мужественности, потом – принятие женской роли на время, а потом, если папа дочку принял, еще и получение удовольствия от этой роли. Последнее происходит, если папа показывает, как ему нравится, что девочка ради папы («ну, чтобы мама посмотрела, как у меня здорово получается становиться, как она») делает бутерброды, что-то может погладить ему. И здесь важно, чтобы девочке позволили быть девочкой, потому что здесь формируется не только женственность, но и отношение к этой женственности. Здесь играют огромную роль отношения между папой и мамой, имеет огромное значение, как строятся эти отношения. Ведь не зря говорят – «когда женишься, смотри на тещу». Имеется же в виду – не внешне смотри, а смотри, как строятся отношения. Потому что девочка взяла стереотип отношений из той же самой семьи. И именно здесь девочка узнает, как надо быть женщиной, что это значит и как надо себя вести, чтобы быть женщиной. И поэтому в семье эмансипированной француженки трудно ожидать грузинскую девочку, а в грузинской семье – какой-либо эмансипации.

 

Итак, девочка теперь уже начинает конкурировать за папу, она хочет быть лучшей женщиной, идет очень быстрая и мощная идентификация с мамой. Мама - какая? Мама красиво одевается, красит ногти, пользуется косметикой. И поэтому начинается шквальное крашение ногтей, ресниц, губ. Причем, чем больше неуверенность в чем-то, тем больше демонстрация. Ведь именно в этом возрасте девочке нужно подчеркнуть, что она – девочка. Почему? Потому что изначально она мальчик – изначально мужественность, потом женственность как отказ, и только потом поворот к истинной женственности. Женственность, она очень хрупкая, ее формирование проходит в несколько этапов. Поэтому девочке нужно постоянное подтверждение ее женственности. И потому все девочки хотят в это время демонстрировать и подчеркивать все атрибуты своей женственности.

Когда девочка идет в джинсах и свитере, то не понятно, что она девочка, но если на ней двадцать четыре бантика, платье все в рюшечках, в блесточках, то четко видно, что это девочка, на мальчика это не оденут. Поэтому это тот возраст, когда нужны китайские платья. На терапию приходят дети разного уровня и мне всегда очень жалко, когда они одеты не по-детски. Ко мне ходит девочка, на ней очень элегантный, женский костюм, она в нем просто как ангел, на ней шляпка, но очевидно, что ей так хочется дешевое китайское платье, где много-много мишуры. Если есть бусы в доме, то они одеваются на шею все сразу, если лак, то самый яркий, чтобы видели, что он есть. Никакого белого и прозрачного, надо, чтобы лак был синий и в крапинку! И вот здесь очень важно, чтобы мама с уважением отнеслась к потребностям девочки. Потому что если девочка в этот момент докажет себе, что она – девочка, примет женскую роль, то потом ей уже не надо будет это доказывать. Ведь когда идет девочка семилетняя в платьице с рюшечками, мы воспринимает это как норму, а когда идет женщина тридцатилетняя в платьице с рюшечками и обвешанная бусами, то начинаешь задумываться. Ну а когда в сорок лет косички и бантики – это говорит о том, что своя женская роль не принята.

 

Вот на что хочу обратить ваше внимание. Первый момент – во время прохождения девочкой эдипа, когда нужно подтверждать свою женственность, не надо стилизовать одежду, пусть будет много блесточек, бантиков, штучек женских. Потом пойдет возврат на эту стадию в подростковом возрасте, когда уж если косметика, то чтоб уж было видно издалека. Чем отличаются девочки от мальчиков? У них, во-первых – косметика, во-вторых – сережки, заканчивающиеся на уровне груди. В-третьих – короткие юбки, чтобы все видели, что члена нет. Идет попытка доказать, что я – девочка.

 

Как сказано выше, в подростковом возрасте будет возврат на эту стадию. И если остановились на фазе мужественности, то получим девочку-сорванца, стиль унисекс и вот вам, пожалуйста, – провал.

Либо мы получим ту, которая пытается доказать, что она девочка – это когда женственность появилась, но она еще не принята. И поэтому двенадцать сантиметров шпилька, на улице лужи – все равно шпилька двенадцать сантиметров. И очень удобно, надо же чтобы все видели, какая я женственная. Мужики же на каблуках не ходят (ну, в норме). А потом, постепенно, по мере того, как женственность принимается, начинают уходить атрибуты, которые ее доказывают. Обратите внимание, в тридцать лет, как-то рюшечки отваливаются, яркая косметика начинает уходить. Понимаете, когда женщина родила двоих детей, то она слазит с высокого каблука и снимает коротенькие юбочки, рюшечки и бантики не потому, что у нее нет времени (если человеку надо, время всегда найдется), а потому что она уже дважды доказала и приняла свою женственность.

 

Мы уже с вами говорили о том, что цивилизация развивается по пути уничтожения мужественности и вообще различия полов. А для того, чтобы взрастить у девочки женственность – нужен мужчина. Нет мужчины – автоматически уничтожается женственность. Такой порочный круг. Некому принимать нашу женственность. Помните, сначала мужественность, потом женственность как защита. И если ее приняли, то я получаю кайф от того, что я женщина. А вот я повернулась, а женственность мою некому принимать, потому что для этого нужен мужчина. И вот тогда наши женщины – самые красивые. Поэтому, если по улице где-нибудь за границей идет женщина на высоких каблуках, в узком костюме и с макияжем, значит она – русская, в этом нет никаких сомнений. Потому что ни одна женщина, у которой женственность принята до конца, не будет всем проходящим мимо доказывать, что она женщина. А поскольку это действительно такой невротический симптом, наши женщины самые красивые и в Финляндии, и в Швеции, и в любой другой культуре. Потому что они всем доказывают, что они женщины.

Барышня, которая проехалась в Финляндию-Швецию, рассказывала, как выходили к завтраку она и ее подружка. Ее подружка вышла замуж за финна и, соответственно, живет в Финляндии. Барышня говорит: – “ Мы с утра в узеньких брючках, на высоких каблуках, накрашенные, причесанные, берем двоих детей, отводим в детскую комнату. И когда мы входим, финны падают, потому что там нормальные финские женщины в сарафанах, гетрах, в кроссовках – им так удобно. А мы идем по этой палубе, правда, периодически кидает от борта к борту, потому что подгибаются ноги на каблуках, но все мужчины наши”.

 

Это попытка доказать. Поэтому мне все мужчины на восьмое марта обязаны приносить цветы и абсолютно все обязаны дарить подарки, и побольше. И не потому, что мне нужны подарки, мне нужно, чтобы все доказали, что я – женщина. Я жутко обижусь, если мне не уделят внимания, и мне нужна галантность и все остальное. Джентльмен мне нужен, а они все грубые и непонятливые. Потому что, действительно, русской женщине нужно, чтобы ее женственность доказывали, а поскольку еще и природа дала, то русские женщины красивы. Но я очень хочу спросить: “Кто себя с утра в зеркало видел?” Девяносто процентов женщин скажут одно: “Кто это в зеркале?” И правильно скажут, но мы сейчас тут нарисуем, тут накрасим, тут подмажем, посмотришь – и как хороша! Смысл то в чем: где чего много – там утянем, ну и что ж, что дышать не могу. А где чего мало – там подложим.

У меня была замечательная подруга, она уникальный парикмахер, она работала в очень дорогом свадебном салоне. И она говорила так: “Все ерунда, тут накладные ягодички, тут подложим, тут подставим, тут затянем. А что ты, моя радость, хотела, мы же тебя на четыре размера утянули, какая еда? Расшнуруешься, когда выйдешь замуж”. И у нее все невесты выходили, ну как на подбор! И вся наша жизнь в этом. Тут посадим на диету, тут похудеем, в воскресенье надо идти в театр, поэтому есть не будем, и будем чувствовать себя абсолютно великолепно.

 

Так вот, действительно, наши русские женщины самые красивые, так как у них не устоялась женственность, и мы все время ее доказываем. Поэтому, если я накрываю на стол, то все должны видеть, что в доме есть женщина. То, что мы потом все это месяц доедаем - это ерунда, но все должны точно видеть, что тут есть женщина. Нельзя на тарелки положить ровно столько, сколько съедят и наедятся. А потом еще надо дать торт, который все равно вкуснее, чем магазинный, потому что домашняя выпечка вкуснее, это все знают. Это у французов, если в доме есть женщина, то пахнет французскими духами, а у нас пахнет пирогами.

 

Получается, что женственность формируется в три этапа, в отличие от мужественности. Мужественность – это то, что принимается мамой. Женственность формируется поэтапно – изначально мужественность, потом отказ от мужественности в пользу того, что принимается на время и только потом окончательное принятие.

 

Так вот, женщина, которая с вами общается, может быть: 1) мужчиной (по типу своей идентификации); 2) женщиной, которая, «так и быть», приняла свою женственность, но на время, и тогда нужно, чтобы все подтверждали, что она женщина, и она это всем доказывает. Либо третий вариант – это женщина, которая приняла свою женственность и получает от этого удовольствие.

 

Так вот, женщина, которая печет пироги, но их не ест – она на второй позиции. Для чего печет? Чтобы все ели, а она при этом соблюдает фигуру. То есть, надо понять, что здесь возможны варианты: мужественность; женственность как временная тяжелая обязанность (потом я возьму себе член и заживу, а сейчас достираю, доубираю, доращу, выпущу и тогда вообще не буду готовить и стирать); и третий вариант, когда я все это делаю и получаю от этого кайф.

 

В целом, позитивный Эдипов комплекс означает выбор ребенком в качестве объекта цели приложения инстинктной энергии родителя противоположного пола и соперничество с родителем своего пола.

 

Возвращаемся к первоисточнику – бисексуальности. Что можно сделать со вторым полюсом?

Зигмунд Фрейд говорил о том, что этот второй полюс можно вытеснить, но все вытесненное болит и чешется. Так вот, что значит “вытесненное болит и чешется”?

Дело в том, что все, что не пережито, будет все время проигрываться в течение всей дальнейшей жизни, требуя разрешения ситуации.

 

Возьмем мальчика – он изначально и то и другое. Если полюс мужской реализуется за счет того, что мужчина отказывается от своей «анимы» (т.е. вытесняется женское начало в мужчине), то тогда он никогда в жизни не подойдет к плите, из принципа. Потому что для меня страшно столкнуться со своей женственностью, я не могу, я отрицаю ее существование. Но проблема в том, что по жизни большая часть самых замечательных вещей по своей символической структуре – женские (т.е. имеют женскую природу). И в частности, совершенно женское дело – быть беременной, рожать и потом выращивать. А вот ребенок – это символ мужского в женщине (поэтому женщина все это и делает). Это символ члена, это наша потентность. Поэтому мужчины всегда говорят, что женщине состояться легко, надо просто родить. Правда, женская роль несколько сложнее.

 

Так вот, беременеть, рожать и выращивать – это женское дело. А иметь при этом ребенка – это мужское. Дело в том, что мужчина может отыгрывать свой полюс, может его принимать. Тогда что будет: он может забеременеть идеей, ее родить, ее выращивать. Может иметь свое дело, заботиться об этом деле и относиться к нему как к ребенку. И это будет проигрывание женского полюса. Только его надо в себе принимать. Если женственность свою мужчина не принял, а вытеснил – все вышеперечисленное у него будет получаться с трудом.

 

Многие мужчины могут быть только беременны своими идеями, но так никогда и не родить, потому что очень страшно – дальше начинается женская функция. А женственность-то не принята и поэтому – облом. И вот здесь очень большое количество нарушений. Поэтому, что делает мама? Мама в этом возрасте, в эдипе помогает мальчику на бессознательном уровне принять свою женственность. Каким образом? Она помогает ему родить. Все, что делает мальчик - это его дети. В дальнейшем – это книги, произведения и т.д. Так вот, что делает мама? Она придает ценность всему, что делает мальчик – вылепленной фигурке, склеенной модельке. То есть мама придает ценность всему, что делает ребенок. Потому что если мальчик делал модельку, а мама ему говорит, чтобы он шел лучше делать уроки или на кружок, то это значит, что его моделька совершенно неважна. И тогда ребенок ее никогда не закончит.

У меня есть замечательный пример, когда мальчик делает какие-то штучки, оригами, и они всей семьей на Новый год украшают ими квартиру. Они продлевают им жизнь, они показывают, что это может быть удовольствием и быть ценным. Потому что многие мужчины боятся «родить». Или они были беременны идеей, смогли-таки родить, а потом это все обесценили. Поэтому все свои мысли, идеи, диссертации они носят в голове. Так потом же надо родить и суметь использовать. Раньше было просто: диссертацию написал – это беременность, защитил – это роды, а потом еще имеешь детей. Почему? Потому что кандидатская – это «хлебная карточка», а докторская – была «икорная карточка». Теперь отняли. Представляете, у женщины после родов отнять ребенка!

 

Целостность – это когда гармонично развиваются обе наши части – женская и мужская. Роль, с которой я идентифицировался – она мужская, но мне не страшно столкнуться и со своей женской половиной, т.е. я могу и готовить, и убирать, и меня это не пугает, потому что я знаю, что я мужик. А если я мужчина за счет того, что я вытеснил свою женственность, то тогда я страшусь всего женского, я безумно боюсь, что обо мне что-то подумают или что-то скажут, и тогда я просто к этому не подхожу.

 

Вернемся к мальчикам. Если мама принимает в мальчике мужское, то такой мальчик может позволить себе попробовать себя и в каких-то женских ролях; если мама не принимает в мальчике мальчика, то такой мальчик вынужден демонстрировать свою мужественность.

 

Если я уверена, что я феноменально красивая женщина, то я появляюсь в любой компании и мне не надо это доказывать, но если мне надо доказывать, то я пойду либо в мужскую компанию, либо с женщинами, но которые очень сильно отстают от моей внешности. На контрасте.

Так вот, если мама принимает мужественность мальчика, тогда он может позволить себе свой женский полюс не вытеснять (а вот для этого мамой сначала должен быть принят папа). Если мама мужественность мальчика не принимает, потому что она не принимает мужественность папы, а мальчику все-таки надо стать мальчиком, то он подавляет свою женственность, чтобы на контрасте показать свою мужественность. «Я не стану этого делать, потому что тогда я – не мальчик». Там все время звучит – “ я не мальчик”. Для него важно доказать, что он – мужчина, и тогда для подтверждения - вытесняется женский полюс, но он всегда есть, он свербит и болит, и требует принятия.

_______________________________________________________________

 

Онтогенез и филогенез Эдипова комплекса.

Для полноты восприятия материала представляем вам другой вариант трактовки Эдипова комплекса (буквально по Фрейду). Впрочем, разночтения в различных вариантах трактовок ничуть не влияют на сутью подхода к этому периоду в развитии.

 

С точки зрения Фрейда, исследуя свое тело, мальчик обнаруживает свои гениталии и совершает различного рода манипуляции над ними. Застав мальчика за подобными занятиями, взрослые пытаются отвадить его от дурных привычек. В шутливой или серьезной манере, в мягкой или грубой форме они могут пригрозить ему, что, если и дальше он будет следовать дурным привычкам, то они лишат его определенной части тела, будь то непослушная рука или маленькое достоинство мальчика.

 

Ребенок вряд ли верит в реальную угрозу кастрации, продолжает заниматься мастурбацией, но уже тщательно скрывая этот факт от взрослых. И, тем не менее, невидимый след остается в его душе.

 

Позднее, проявив любопытство по отношению к маме и девочкам, он обнаружит, что они отличаются от него. Отсутствие у них пениса будет соотнесено с реально совершившейся кастрацией. Ранее услышанная им угроза со стороны родителей или воспитателей возымеет свое действие, и у мальчика появится страх насильственной утраты пениса. Этот страх в свою очередь поставит под сомнение возможность получения удовольствия на пути проявления соответствующих чувств к своим родителям.

 

Воспринимая девочку как наглядный пример кастрации за непослушание, мальчик боится наказания и готов жертвовать своей либидозной привязанностью к родительским объектам во имя сохранения своего пениса. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводит к отвращению его от Эдипова комплекса. Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика частично десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально одобренные цели.

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2017-02-28; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 725 | Нарушение авторских прав


Лучшие изречения:

Студенческая общага - это место, где меня научили готовить 20 блюд из макарон и 40 из доширака. А майонез - это вообще десерт. © Неизвестно
==> читать все изречения...

785 - | 718 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.