Обстановка в стране в начале ХХ в. Первая русская революция
Лекции.Орг

Поиск:


Обстановка в стране в начале ХХ в. Первая русская революция




Тема 13. Россия в начале ХХ века: проблема исторического выбора

Обстановка в стране в начале ХХ в. Первая русская революция

Россия и мир в начале XX века. Глобализация общественных процессов. Проблема экономического роста и индустриальной модернизации России. Дискуссии историков и современников об основных направлениях модернизации: формировании эффективных рыночных отношений, элементов гражданского общества и правового государства. Пределы самодержавного реформирования. Русско-японская война и ее итоги. Причины и задачи революции 1905-1907 гг. Этапы революции.

Начало российского парламентаризма. Политические партии в России: их генезис, классификация, программа и тактика

Изменения в политической системе. Формирование политических партий. РСДРП, Социалисты-революционеры (эсеры). Конституционные демократы (кадеты), Союз 17 октября (октябристы). Черносотенные организации, анархисты. Программы, социальный состав, тактика партий. Деятельность Государственной Думы.

Столыпинская аграрная реформа

Потребность в аграрной реформе. П.А. Столыпин. Цель реформы. Методы реформы: разрешение свободного выхода из общины; попытка создания крепкого единоличного крестьянского хозяйства; создание фонда земель, ссуды Крестьянского банка; политика переселения за Урал. Итоги и значение реформы.

Февральская и Октябрьская революции 1917г.

Неудачи России в Первой мировой войне и обстановка внутри страны. Февральская революция в России. Отречение Николая II. Образование Временного правительства. Советы как один из центров власти. Двоевластие. Основные социальные, экономические и политические проблемы и политика Временного правительства. Классы и партии в 1917 г. Изменение соотношения социально-политических сил. Альтернативы развития после Февраля. Кризисы власти и характер их разрешения. Выступление генерала Корнилова. Причины краха государственности в России. Деятельность большевиков по подготовке вооруженного восстания. Октябрьское вооруженное восстание. Второй Всероссийский съезд Советов и его декреты. Советы и Учредительное собрание: проблема политического выбора.

 

Обстановка в стране в начале ХХ в. Первая русская революция

 

 

Поражение в русско-японской войне и революцион­ный кризис. Уже в 1901 г. министр юстиции Н. В. Му­равьев писал: «Общее недовольство настоящим режимом охватило все слои общества». В стране сложилась рево­люционная ситуация. Ее развитию способствовала начав­шаяся русско-японская война 1904 — 1905 гг., явивша­яся результатом столкновения интересов России и Япо­нии в Маньчжурии (Северном Китае) и Корее.

Начало войны стало свидетельством неудовлетворенно­сти России пассивной внешней политикой после 1856 г. Тогда Россия в основном играла роль миротворца. Наибо­лее яркой страницей миротворческой политики страны был созыв в 1899 г. по инициативе Николая II Гаагской конференции, впервые поставившей вопрос о разоруже­нии, создании системы международной безопасности. Для этого в Гааге был создан международный суд (существую­щий и поныне) — прообраз Лиги Наций и ООН.

Однако колониальные захваты России в Средней Азии и на Дальнем Востоке продолжались. Претензии! Николая II распространялись на Маньчжурию и Корею, Афганистан, Персию и Тибет. Не решаясь вступать в прямой конфликт с европейскими державами, царизм счел возможным бросить вызов более отсталой Японии, которая, однако, переживала в начале XX в. период бур­ного экономического развития. Одной из целей этой войны было достижение национального единения внутри страны и подавление либерального и революционного движений. Политические цели, как и в первой половине XIX в., вновь ставились выше задач модернизации обще­ства. Государственный традиционализм начал определять направления не только внутренней, но и внешней поли­тики.

Но «маленькая победоносная война» против Японии, какой ее видели в Петербурге, обернулась позорным по­ражением.

Почти сразу же была выведена из строя порт-артурская эскадра российского флота. Господство на море перешло к японцам. Подвоз войск на Дальний Вос­ток был затруднен, так как Транссибирская магистраль не была закончена. Японская армия вступила в Корею и Маньчжурию. Русская армия потерпела поражение в многодневной битве под Ляояном, в конце 1904 г. был сдан Порт-Артур.

Все это вызвало в стране антиправительственные вы­ступления, в ответ на которые правительство ответило предложением установить отношения «доверия» с обще­ством. Но критические выступления в печати против бю­рократического строя, за необходимость коренной ре­формы продолжались. Конец 1904 г. был ознаменован оживлением либерального движения. Происходило мас­совое создание профессиональных союзов лиц свободных профессий: юристов, врачей, учителей, журналистов. Они выступали с требованиями конституции и народного правительства. К ним впервые присоединился и предста­вительный орган буржуазии — Московская городская дума. Однако Николай II отверг эти требования,' согла­сившись лишь на отдельные реформы.

Революционное настроение в стране все время подо­гревалось поражениями русской армии. В феврале 1905 г. японцы одержали победу под Мукденом. В мае рус­ская эскадра была полностью разгромлена в Цусимском проливе. В августе 1905 г. был заключен мир с Япо­нией. Япония получила южную половину Сахалина, к ней отошли на правах аренды, с согласия Китая, Ляодунский полуостров вместе с портами Порт-Артур и Дальний, Южно-Маньчжурская железная дорога. Поло­жение напоминало времена после Крымской войны. Од­нако сейчас всколыхнулись не только либералы, но и низы российского общества.

Подъем революционного движения. В начале ян­варя 1905 г. начались забастовки рабочих Петербурга с требованиями 8-часового рабочего дня и повышения зарплаты. Движение возглавил «зубатовец» священник Г. Гапон. Под его руководством рабочими была вырабо­тана петиция, включавшая требования созыва Учреди­тельного собрания для проведения демократических ре­форм и передачи земли крестьянам. Однако в целом пе­тиция носила царистский характер и могла стать пово­дом для «единения царя с народом». В это время рево­люцию еще можно было бы предотвратить относительно безболезненными уступками власти народу, проведе­нием либеральных реформ, улучшением положения ра­бочих и крестьян. Но для этого Николаю II надо было пойти на диалог с обществом, признать возможность уступок. На это царь, искренне преданный идее са­модержавия и к тому же слабовольный, решиться не мог.

Когда 9 января 1905 г. рабочие с разных концов Пе­тербурга двинулись к Зимнему дворцу с иконами и цар­скими портретами, их встретили пули солдат и шашки казаков. Этот день вошел в историю как Кровавое вос­кресенье. В ответ забастовали рабочие многих городов России. В январе 1905 г. участвовали в стачках около 440 тыс. рабочих, т. е. больше, чем за период 1895 — 1904 гг. Выступили студенты высших учебных заведе­ний. В стране началась революция. Самым существен­ным последствием событий 9 января было то, что вера народа в царя была отчасти подорвана.

Это не входило в планы правительства, стремивше­гося опереться на силы традиционализма. Царь 19 ян­варя принял делегацию рабочих, обязал Сенат рассма­тривать петиции об «усовершенствовании государствен­ного благоустройства». Это на время оживило царист­ские настроения, особенно среди крестьян. Только вес­ной 1905 г. царю было послано 60 тыс. прошений крес­тьян о прирезке земли и уравнении в правах с другими сословиями. 18 февраля Николаем П был подписан ре­скрипт (предписание) на имя министра внутренних дел А. Г. Булыгина о разработке проекта закона о созыве в России законосовещательной Думы.

Особенностью этой Думы, получившей название «булыгинской», было то, что она создавалась с опорой на: крестьянство как общественную силу, до конца верную царю. В губернских избирательных собраниях крестьяне имели 43% голосов против 34% у дворян. Помимо воли крестьян в Думу не мог пройти ни один либерал (кроме представительства крупных городов). На это и был рас­чет правительства.

Мера была своевременной, так как после Цусимы часть либералов резко «полевела». П. Н. Милюков при­знал тогда, что «все средства законны против нынешнего правительства». Складывались условия для блока рево­люционеров и либералов. Промежуточным звеном между ними стал созданный в начале мая 1905 г. в Москве Союз союзов, объединивший как союзы интеллигенции, так и возникавшие в ходе революции профсоюзы рабо­чих. Призывая к бойкоту «булыгинской» Думы, Союз союзов занял более решительную позицию, чем либе­ралы из промышленников и земцев. Местом столкнове­ния мнений и поиска компромиссов между либералами и революционерами стали аудитории университетов, по­лучивших в августе 1905 г. автономию. Отныне вход по­лиции на их территорию был запрещен. В университетах проходили массовые революционные митинги.

Однако если меньшевики охотно шли на союз с ли­бералами, то большевики прилагали все силы, чтобы изолировать их. Единственной их целью было развитие революционной инициативы рабочих и крестьян. При этом оказывалось, что в революционной борьбе рожда­лись органы власти, основанные на принципах традици­онной культуры. Примером этого было появление во время всеобщей стачки иваново-вознесенских рабочих в мае — июле 1905 г. Советов рабочих депутатов. Воз­никнув как стачечный комитет. Совет осенью и зимой взял в свои руки всю полноту власти. Ленин видел в Со­ветах, которые были созданы и в других городах, форму народной демократии, противопоставляя их буржуазному парламентаризму. При этом характерной чертой Советов было единение законодательной, исполнительной, подчас и судебной власти. Они обозначили противостояние «на­родной власти», основанной на традиционном правосоз­нании, и либерального принципа разделения властей. Впоследствии подчинение Советов партии большевиков обеспечило ей всевластие в России.

Однако в некотором смысле большевики были недо­статочными традиционалистами. Их призыв к крестья­нам создавать революционные крестьянские комитеты и проводить забастовки батраков долго оставался неуслышанным. Массы крестьянства шли за созданным летом 1905 г. Всероссийским крестьянским союзом, который высказался за общенародную собственность на землю, но отказался от лозунга свержения самодержавия и уста­новления демократической республики. Во главе Крес­тьянского союза стояли либералы и эсеры. Он опирался на мощное движение крестьянства. В январе — сентябре 1905 г. было зафиксировано 1,6 тыс. крестьянских вы­ступлений, часто сопровождавшихся поджогами помещи­чьих усадеб. Поднялись армия и флот, состоявшие в основном из крестьян. В июне 1905 г. произошло восста­ние на броненосце «Князь Потемкин-Таврический».

Высший подъем революции 1905 — 1907 гг. был связан с Октябрьской политической стачкой. Ее инициа­торами стали железнодорожники Московского узла. С 7 по 13 октября 1905 г. стачка охватила всю страну. В го­родах бездействовали водопровод, освещение, телефон, не выходили газеты, закрылись школы, театры, мага­зины. Вся торгово-промышленная жизнь замерла. Всюду происходили демонстрации и митинги. Главными требо­ваниями забастовщиков были 8-часовой рабочий день, провозглашение демократических свобод и созыв Учре­дительного собрания.

Силу забастовке обеспечивало единодушие общества. Лишь некоторые фабриканты и помещики остались на стороне правительства. В Нижнем Новгороде, Самаре, Харькове, Одессе и других городах возникли «комитеты общественной безопасности», объединившие городские думы, биржевые комитеты, либералов, меньшевиков и эсеров.В 55 городах возникли Советы, наиболее извест­ным из которых был Петербургский Совет, во главе ко­торого стояли Г. С. Хрусталев-Носарь, а затем Л. Д. Троцкий. Началось создание рабочих дружин. Часто деньги на оружие рабочим давали предприниматели.

Октябрьские события обозначили крайний предел «полевения» русской буржуазии в 1905 — 1907 гг. Именно в эти дни была создана партия Народной сво­боды (или конституционно-демократическая, кадетская), во главе которой стоял П. Н. Милюков. Своей задачей партия ставила объединение либералов и демократов. Поэтому ее программа, которой кадеты пытались при­дать внеклассовый, национальный характер, была рас­плывчатой. Вопросы о республике, национализации земли, немедленном введении 8-часового рабочего дня

окончательно решены не были. Отчасти это способствовало расширению числа членов партии, которое к 1917 г. достигло 100 "тыс. человек. Наряду с интеллиген­цией в нее входили помещики, промышленники и тор­говцы, богатые крестьяне, отдельные рабочие. Но это не позволяло укрепить союз с решительно настроенными революционными силами. Большинство рабочих шло за социал-демократами. Стать во главе революционного движения русским либералам не удалось.

Подъем революционного движения усилил авторитет крайних революционных партий, социал-демократов и эсеров. Чтобы предупредить распространение в народе республиканских идей, Николай II издал 17 октября 1905 г. манифест о даровании народу «незыблемых основ гражданской свободы» — неприкосновенности лич­ности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Было обещано создание Государственной думы с законодатель­ными правами. Это была победабуржуазного конститу­ционализма.

Появление манифеста вызвало взрыв радости практи­чески во всех слоях общества. Оно было воспринято как победа общества над самодержавным государством, на­чало эры конституционализма и процветания, глубокой модернизации российского общества на основе буржуаз­ного правопорядка. На этой позиции стояли как либе­ралы, так и меньшевики и эсеры. Большевики призы­вали к дальнейшему развитию революции.

Вместе с тем оживились и традиционалистские силы, видевшие в манифесте подрыв идеи самодержавия. На основе «патриотического движения» родился «Союз рус­ского народа» во главе с А. И. Дубровиным, насчитывав­ший до 100 тыс. человек. «Патриоты» называли себя «черной сотней», т. е. истинными представителями на­родных низов. В их движении соединились монархизм и имперское сознание русского народа. Социалистической альтернативе развития России черносотенцы противопо­ставили фашистскую альтернативу. В сущности это была борьба двух разновидностей традиционализма — револю­ционного и контрреволюционного. Более чем в 100 горо­дах в октябре — ноябре 1905 г. прошли «патриотиче­ские манифестации» под монархическими и национали­стическими лозунгами: «Россия для русских», «Русские люди, объединяйтесь». Они сопровождались убийствами интеллигентов и еврейскими погромами (в Киеве, Ка­зани, Кишиневе, Гомеле), так как именно в интеллиген­тах и евреях «патриоты» видели главную революцион­ную силу. Менее чем за месяц было убито до 4 тыс. че­ловек и ранено более 10 тысяч.

Если у черносотенцев реакционность проявлялась прямо, то у большевиков до поры до времени косвенно, в «ультрареволюционности» их тактики, отрывавшей ра­бочих и крестьянство от либералов. С одной стороны, это приводило к дальнейшему подъему революционной борьбы, а с другой —создавало традицию противопостав­ления идей революции и социальной справедливости идеалам буржуазного правосознания. Тем самым, провоз­глашая на словах стремление к прогрессу и модерниза­ции, большевики на делеподрывали духовные основы модернизации, способствовали закреплению традицион­ных идеалов уравнительности и«справедливости», про­тивостоящих идеезаконности.

Раскол блока либералов и революционеров был про­цессом двусторонним. Уже в октябре — ноябре буржуа­зию стал пугать растущий напор революционных сил, проявлявшийся в стачках и демонстрациях, явочном введении на фабриках 8-часового рабочего дня, крестьян­ском движении, восстаниях в армии и флоте, таких, как на крейсере «Очаков» и других кораблях Черноморского флота под руководством лейтенанта П. П. Шмидта. В ре­зультате буржуазия совместно с правыми земцами соз­дала умеренные либерально-монархические партии. Наи­более известной был «Союз 17 октября», одним из руко­водителей которого являлся А. И. Гучков. В нем насчи­тывалось 25 — 30 тыс. членов, в основном из буржуа­зии. Именно с ними правительство вело переговоры об участии в органах власти.

Вместе с тем рабочие ожидали возобновления всеоб­щей стачки. Количество участников политических вы­ступлений вдвое превысило число участников экономиче­ских забастовок. Революционный характер движения ра­бочих проявился в том, что политическим целям слу­жили и созданные социал-демократами профессиональ­ные союзы. В Западной Европе ситуация была другой. Там социал-демократические партии возникали на основе профессионального движения. Это давало возмож­ность использовать парламентские методы для достиже­ния экономических целей. В России борьба рабочих за улучшение материального благосостояния и создание профессиональных союзов служили политическим целям социал-демократов.

В ноябре — декабре 1905 г. этой задачей стало свер­жение самодержавия, созыв Учредительного собрания и создание демократической республики. 6 декабря в Мо­скве была объявлена всеобщая стачка, которая быстро переросла в вооруженное восстание. Восстания прои­зошли также на Урале, в Донбассе, Сормове, Краснояр­ске, Чите, Владивостоке, Новороссийске, Харькове, Ростове-на-Дону. Но в Петербурге они поддержаны не были. Меньшевики считали эту тактику неверной, так как таким образом пролетариат и буржуазия оконча­тельно противопоставлялись друг другу. До конца боро­лись за победу лишь большевики и эсеры.

В этот период Советы впервые взяли всю власть в свои руки, вплоть до организации торговли, выпечки хлеба, издания газет. Им подчинялись предприниматели и городские власти. Но многие причины, в том числе от­сутствие поддержки армии и координации планов, при­вели к поражению.13 — 19 декабря был подавлен по­следний очаг выступления в Москве — Пресня. Начался разгром сил восставших царскими войсками.

Вооруженные восстания поставили вопрос о проле­тарской революции. С одной стороны, это был наиболее реальный для России путь перехода к республиканскому правлению, с другой — означало разрыв с западной ли­берально-демократической традицией, оживление тради­ционных ценностей и взрыв агрессивности рабочих. «Нашей задачей было всех бить» — так понимал свою цель один из организаторов профсоюзов рабочих в Мо­скве.





Дата добавления: 2017-02-25; просмотров: 228 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.