Лекции.Орг


Поиск:




Теории обстоятельств, исключающих преступность деяния




Критерии невменяемости

В современном уголовном праве выделяются медицинский и юридический критерий невменяемости. Юридический критерий включает в себя неспособность лица сформировать необходимое интеллектуальное и волевое отношение к совершаемому деянию. Медицинский (биологический) критерий определяется наличием у лица признаваемого медициной состояния расстройства психической деятельности, которое является причиной наличия юридического критерия.

Как следует из названий критериев невменяемости, для определения наличия или отсутствия состояния невменяемости в каждой конкретной ситуации требуется применение как юридических, так и медицинских специальных знаний. Поэтому при установлении невменяемости используется такая процессуальная форма, каксудебно-психиатрическая экспертиза. При этом необходимо иметь в виду, что экспертизой может оцениваться только наличие или отсутствие медицинского критерия невменяемости, судебные эксперты любой специальности не вправе давать заключение о «вменяемости» или «невменяемости» обследованного ими обвиняемого[2]. Результат судебной экспертизы должен быть подвергнут юридической оценке с учётом прочих обстоятельств дела, на основе чего должен быть сделан вывод о вменяемости или невменяемости лица

· Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Наличие интеллектуального признака юридического критерия невменяемости может быть обусловлено как отсутствием у лица понимания содержания фактической стороны своих действий (например, при эпилептическом припадке лицо может в момент помрачения сознания неконтролируемыми конвульсивными движениями причинить вред здоровью другому лицу, не осознавая при этом даже факта совершения каких-либо действий), так и непониманием лицом социального смысла своего деяния, то есть в отсутствии понимания его общественно опасного характера. В этих случаях лицо осознаёт фактическую сторону своего поведения, но в связи с психическими нарушениями считает свои действия общественно полезными или нейтральными, либо вообще неспособно оценивать их общественное значение (например, прислабоумии).

· Волевой признак предполагает неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Волевой признак может как являться следствием интеллектуального (если лицо не осознаёт факта совершения им каких-либо действий, оно вследствие этого не может ими руководить), так и иметь самостоятельное значение, в случаях, когда лицо осознаёт уголовную противоправность совершения каких-либо действий, но не может воздержаться от их совершения.

Медицинский критерий характеризуется наличием у лица болезненного состояния психики. Под болезненным состоянием психики понимается наличие психического заболевания, повлекшего нарушение нормальной психической деятельности, обусловливающее неадекватное поведение больного, которое может относиться к одной из перечисленных в уголовном законе категорий:

· Хроническое психическое расстройство — длительное, трудноизлечимое или вообще неизлечимое психическое заболевание, развивающееся, как правило, вследствие органического поражения мозга. Формами проявления такого расстройства могут быть такие заболевания, как шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, старческое слабоумие и т. д.

· Временное психическое расстройство — психическое заболевание, протекающее в течение короткого промежутка времени, проявляющее себя либо непосредственно в ходе совершения общественно опасного деяния, либо непосредственно перед ним. Такое расстройство оканчивается после совершения общественно опасного деяния или через какой-то короткий промежуток времени (несколько суток). Вне этого периода времени лицо может не обнаруживать никаких психических отклонений. К числу таких расстройств относятся патологическое опьянение, патологический аффект, иные реактивные состояния.

· Слабоумие (олигофрения) — снижение мыслительной способности человека, которое является настолько существенным, что он не может осознавать характер своих действий, их социальную суть. Слабоумие является врождённым или приобретённым в результате перенесения различного рода заболеваний и травм. Различаются три степени слабоумия: лёгкая (дебильность), средняя или тяжёлая (имбецильность) и глубокая (идиотия). Как правило, невменяемыми признают лиц, страдающих средней, тяжёлой или глубокой степенью олигофрении.

· К иным болезненным состояниям психики относят такие болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в медицинском смысле, но сопровождаются существенными нарушениями психики (например, опухоли и травмы головного мозга).

Вменяемость — это психический статус лица, который определяет его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.
Классическим российским уголовным нравом и законодательством не было сформулировано позитивное определение понятия вменяемости. Не было принято и понятие ограниченной вменяемости. Отсутствие того и другого понятия восполнялось «способностью ко вменению», которая рассматривалась как субъективная предпосылка уголовной ответственности. По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и Уголовному уложению 1903 г. способность ко вменению могла быть: 1) развитой; 2) неразвитой и 3) утраченной.
Например, среди обстоятельств, определяющих неразвитую способность ко вменению, дореволюционное российское уголовное законодательство выделяло: а) особенности естественного роста человече-. ского организма; б) болезненное состояние организма (безумие, глухонемота); в) вредное действие условий воспитания. Согласно статье 98 Уложения о наказаниях не вменяемыми признавались глухонемые от рождения или с детства, «если они не получили через обращение с другими людьми надлежащего понятия о своих обязанностях». К лицам с неразвитой способностью ко вменению относились находившиеся в состоянии «дикости» (ст. 168 Уложения), «когда лицо выросло в такой среде, в которой не существует идей о праве и нравственности, законе и его требованиях». К этой категории относились и лица, совершившие преступление под влиянием суеверного невежества.
Болезненные расстройства психики в числе обстоятельств, влияющих на способность ко вменению, занимали не главное место. Если вменяемость — это внутреннее качество личности, отражающее ее

См. пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда России от 11 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» / / Судебная практика по уголовным делам. С. 154.
168 способность нести ответственность за свое поведение, то для определения такой способности недостаточно одних лишь медицинских критериев — необходим также учет тех обстоятельств, которые влияют на развитие этой способности.
Как видим, способность ко вменению в классическом уголовном праве трактовалось шире, чем психический статус лица. По существу, эта способность являлась таким признаком субъекта преступления, который охватывал собой не только психические, но и психологические, а также социальные (и социально-психологические) качества человека для определения его способности выступать субъектом уголовной ответственности. Не случайно поэтому возраст (малолетний, несовершеннолетний или престарелый) также рассматривался классическим российским уголовным нравом как обстоятельство, влияющее на вменение.

Теории обстоятельств, исключающих преступность деяния

Существует несколько теорий, касающихся природы таких обстоятельств.

Согласно первой, наиболее известной и общепринятой теории, преступность деяния исключается ввиду того, что отсутствует материальный признак такой преступности: общественная опасность совершённого деяния; при этом вред, который причиняется деянием рассматривается как «общественно нейтральный» или даже «общественно полезный». Данная концепция была разработана советской уголовно-правовой доктриной.

В последнее время учёными предпринимаются попытки создать новые объяснения юридической природы таких обстоятельств.

Интерес представляет, например, теория «внешнего фактора», согласно которой исключается признак не общественной опасности деяния, а его противоправности: причинённый вред считается допустимым при наличии предусмотренных законом оснований такой допустимости.

Например, Уголовный кодекс РФ предусматривает шесть оснований допустимости вреда, которые формально исключают его признание преступным, и, следовательно, противоправным. Фактически закон предоставляет неопределённому кругу лиц право причинить вред объектам уголовно-правовой охраны в определённых чётко ограниченных ситуациях: при необходимой обороне, крайней необходимости, обоснованном риске и т. д.; причинение вреда при реализации данного права не влечёт ответственности и наказания.

Согласно ещё одному мнению, обстоятельства данной категории исключают ответственность в силу социальной полезности деяний, совершаемых в предусмотренных законом условиях.

Наконец, некоторые специалисты указывают, что основания исключения преступности деяния носят комплексный характер: отказ государства от уголовного преследования (исключение противоправности) в данной ситуации связан с отсутствием общественной опасности деяния, а также с возможным отсутствием винылица в его совершении.

Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путём причинения вреда посягающему лицу.

Основным отличительным признаком необходимой обороны, отграничивающим её от других обстоятельств, исключающих преступность деяния, является причинение вреда именно посягающему, а не другим лицам

Крайняя необходимость — случаи, когда лицо для того, чтобы предотвратить ущерб своим личным интересам, интересам других лиц, общества и государства, вынужденно причиняет вред другим охраняемым интересам.

Основанием действий лица, совершаемых в состоянии крайней необходимости, является наличие угрозы причинения вреда его личным интересам или интересам третьих лиц. Угроза может быть обусловлена действием сил стихии, носить и техногенный характер, вызываться физиологическими процессами в организме человека, а также противоправными действиями людей. Вред при крайней необходимости причиняется интересам третьих лиц, не имеющих отношения к возникшей опасности, в этом заключается её отличие от необходимой обороны. Поэтому общим условием правомерности причинения вреда считается меньший размер причинённого вреда по сравнению с предотвращённым.

Физическое или психическое принуждение — это противоправное применение насилия (физического или психического) к лицу, которое осуществляется с целью добиться совершения данным лицом вопреки его воле общественно опасного деяния.

Ответственность в такой ситуации исключается вследствие того, что действия совершаются лицом не по своей воле и, следовательно, невиновно.

Как правило, безусловно признаётся исключающим ответственность непреодолимое принуждение, лишавшее лицо возможности действовать по своему усмотрению. Если же возможность выбора непреступного варианта поведения у принуждаемого сохранялась, имеет место ситуация, схожая с крайней необходимостью: для предотвращения вреда своим охраняемым законом интересам принуждаемый причиняет вред интересам третьего лица. Вред, причинённый в таких ситуациях, оценивается как причинённый в состоянии крайней необходимости: то есть, для признания его причинения правомерным он должен быть меньше предотвращённого вреда и причинение вреда должно являться именно крайним выходом из сложившейся ситуации[12].

Обоснованный риск представляет собой правомерное поведение (действие или бездействие) лица, направленное на достижение общественно полезной цели, при осуществлении которой имеется вероятность наступления неблагоприятных последствий, в том числе причинения вреда охраняемым уголовным правом интересам и благам[13].

Примером ситуации, связанной с обоснованным риском, могут быть испытания новых транспортных средств (автомобилей, самолётов и т.д.), направленные на выявление скрытых дефектов проектирования, так как при таких испытаниях всегда существует вероятность аварии данного транспортного средства, результатом которой может стать причинение материального ущерба или даже гибель испытателя. Другими сферами, в которых ситуация обоснованного риска также встречается достаточно часто, являются медицина и коммерческая деятельность.

Может быть освобождено от ответственности лицо, осуществлявшее общественно опасные действия в рамках исполнения обязательных для него приказа или распоряжения. Данный институт пришёл в национальное уголовное право из практики международных уголовных судов и трибуналов.

Условиями освобождения от ответственности за исполнение приказа являются: наличие у лица, отдавшего приказ, соответствующих полномочий; наличие обязанности исполнить приказ и ответственности за его неисполнение; отсутствие заведомой незаконности приказа.

Отдача заведомо незаконного приказа может рассматриваться как подстрекательство к преступлению (покушение на подстрекательство к преступлению, если приказ не был исполнен)[14], либо как посредственное причинение (если исполнитель не осознает незаконности приказа)[15]. Исполнитель несёт ответственность за исполнение заведомо незаконного приказа наряду с отдавшим его лицом. Лицо, не исполнившее заведомо незаконный приказ, не может быть привлечено к ответственности за его неисполнение.

Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

Как правило, соучастие считается более опасной формой преступной деятельности, чем совершение преступления одним лицом. Указывается, что сущность соучастия составляет «не простое сложение сил нескольких преступных элементов, а такое объединение усилий, которое придаёт их деятельности новое качество. При совместном совершении преступления несколькими соучастниками… как правило, наносится более серьёзный ущерб, чем при совершении того же преступления одним лицом».Признаки соучастия

В соучастии выделяются объективные и субъективные признаки. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков исключает признание преступления совершённым в соучастии. Ниже приводятся признаки соучастия, выделяемые в российской уголовно-правовой теории.

Объективные признаки:

1. Совершение преступления двумя и более лицами, обладающими признаками субъекта преступления. Не образует соучастия совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу недостижения им возраста уголовной ответственности или невменяемости. Некоторые преступные деяния могут быть совершены только путём совместной деятельностью большого числа участников (например, в уголовном законодательстве России это ст. 212 — массовые беспорядки и ст. 279 — вооружённый мятеж).

2. Совместность деятельности выражается в том, что поступки нескольких лиц направлены на выполнение общего, единого для всех соучастников преступления. Совместность, таким образом, предполагает и объединение усилий виновных по совершению преступления, и достижение ими единого преступного результата. Ещё Н. С. Таганцев писал: «К соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института». Совместность отсутствует, например, если несколько лиц одновременно и независимо друг от друга расхищают товар, находящийся на складе.

3. Имеется общий для всех соучастников преступный результат, который находится в причинной связи с действиями всех соучастников. В преступлениях сформальным составом необходимо установить наличие причинной обусловленности действий исполнителя и действий других соучастников, в преступлениях сматериальным составом должна также присутствовать причинная связь между действиями соучастников и наступившими преступными последствиями. Например, лицо, передавшее исполнителю убийства пистолет будет считаться соучастником убийства лишь если смерть причинена с использованием этого пистолета.

Субъективные признаки:

1. Осведомлённость соучастников о наличии друг друга, наличие двусторонней субъективной связи между ними. Если некто втайне от исполнителя оказывает ему содействие в совершении преступления, соучастия быть не может. Наличие двусторонней субъективной связи не предполагает обязательного знания каждым соучастником о наличии всех остальных, достаточно осознания наличия исполнителя преступления и всех прочих признаков преступного деяния, необходимых для наступления ответственности.

2. Общность умысла: направленность его на совершение одного и того же деяния, причинение одних и тех же последствий. Различие мотивов и целей соучастников не препятствует общности умысла. Например, в заказном убийстве исполнитель может действовать из корыстных побуждений, а заказчик может руководствоваться другим мотивом: злости, ненависти, обиды, мести.

Соучастие, как правило, осуществляется путём активных действий соучастников, но может иметь место и соучастие путём бездействия (например, если охранник, по предварительной договорённости с другими лицами, которые намереваются совершить преступление, допускает этих лиц на охраняемый объект, не исполняя таким образом своих служебных обязанностей).

Соучастие может иметь место как в преступлениях с материальным, так и с формальным составом, а также в длящихся и продолжаемых преступлениях, на любойстадии преступления вплоть до его окончания (за исключением заранее обещанных действий пособника по сокрытию следов преступления, его предмета или преступника).

Формы соучастия

Форма соучастия — это отдельная юридически значимая разновидность соучастия, выделяемая на основе субъективно-объективного критерия, которым является характер связи соучастников в совершаемом деянии. Формы соучастия могут получать закрепление в общей части уголовного законодательства (например, это имеет место в УК РФ) или именоваться в его особенной части: например законодательство США, Франции, Германии, Испании и других стран называет такие формы соучастия как группа лиц, преступное сообщество, банда, заговор, формирование, организованная группа.

Вопрос о формах соучастия в уголовно-правовой теории является спорным. Различные учёные предлагали следующие классификации форм соучастия:

· Простое соучастие (без предварительного сговора), соучастие, осложнённое предварительным сговором соучастников, соучастие особого рода — преступная организация или преступное сообщество.

· Совиновничество и соучастие в узком смысле этого слова (соучастие с распределением ролей).

· Выделение группы лиц как единственной формы соучастия, включающей в себя все возможные варианты связи между соучастниками[37].

· Сложное соучастие, соисполнительство, преступная группа и преступное сообщество.

Помимо форм соучастия выделяют также виды соучастия:

1. Простое соучастие без разделения ролей, или соисполнительство.

2. Сложное соучастие с распределением ролей (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник).

Виды соучастия имеют уголовно-правовое значение при назначении наказания за преступление[40].

Основным критерием выделения форм соучастия в современной русскоязычной литературе по праву признаётся характер предварительного сговора на совершение





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-12-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 462 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Лучшая месть – огромный успех. © Фрэнк Синатра
==> читать все изречения...

604 - | 564 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.