Лекции.Орг


Поиск:




Целенаправленноемоделированиеэмоций




 

А теперьперейдем ктехнике целенаправленногомоделированияэмоций. Она нераз вас выручитв трудных ситуациях,как выручаламеня и тех, ктообращался комне за помощью.

 

Основныепринципы

 

Целенаправленноемоделированиеэмоций осуществляетсяпо следующейсхеме: удивление— интерес —радость. Если человек,занимающийсяцеленаправленныммоделированиемэмоций, беспокоитсяо том, как онбудет выглядеть,у него ничегоне получится.

Итак,удивление ядолжен вызватьсвоим собственнымнетрадиционнымповедением.Как-то я проводилзанятия с кандидатамив депутаты. Мнедали словопоследнему.Совещание шлоуже четыречаса. Иногдакандидаты вдепутаты переходилина крик и взаимныеоскорбления.Все очень усталии на меня смотрели,как на врага.Начал я своюречь так: «Дорогиетоварищи! Япопал в уникальнуюситуацию. Обычнона собранииприсутствуетодин кандидатв депутаты и100—150 избирателей.Сейчас же имеется178 кандидатовв депутаты иодин избиратель— я. Должен сказать,что никого извас я бы не избрал,по крайней мереиз тех, кто выступалздесь». Сразуже установиласьмертвая тишина.Я говорил околополутора часов.Проводили меняаплодисментами.

Довольночасто послеудивлениявозникаетинтерес, и дальшеможно продолжитьконтакт и решитьконкретныевопросы, чтопринесет вашемупартнеру пообщению радость(удовлетворение).Многие в ходецеленаправленногомоделированияэмоций делаютодну принципиальнуюошибку: онистараются сразуже вызвать ксебе расположение,а иногда и статькумиром, понравитьсяс первого раза.Это очень опасно,на цыпочкахдолго не простоишь.Через некотороевремя в васразочаруются(вспомним, чток хорошему людибыстро привыкают).Поэтому заинтересоминогда следуетвызвать у партнерагнев. Вспомним,что гнев держитчеловека внастоящем истимулируетмышление исилы.

Как этосделать? Самыйпростой и безопасныйприем — несогласитьсяс какими-то егодоводами, высказатьпрямо противоположноемнение, в общем,«уколоть» его.Здесь будьтевнимательныи не доведитесвоего партнерадо такого состояния,что он броситсяна вас с кулаками.Снять гневочень легко— согласитесьс партнером,используяпринцип амортизации,который подробноописан в главе«Психологическоеайкидо». У партнеравозникнетощущение победынад вами, чтовызовет у негочувство радости.Он станетснисходительными в чем-то другомуступит вампри решениитех или иныхвопросов. Крометого, радостьспособствуетотдыху, восстановлениюсил.

Интереси радость могутменяться местами.Если вам надо,чтобы ваш партнерработал, основныеусилия следуетнаправить наподдержаниеустойчивогоинтереса. Кактолько он падает,развиваетсяскука. При первыхее признакахнеобходимоначинать новыйцикл по предложеннойвыше схеме.

 

Клиническаяпрактика

 

Ко мнена прием пришлаинтереснаяженщина 42 лет,болеющая ужеоколо трех лет.Симптоматикаразвилась вовремя длительнойболезни свекрови,за которой ейпришлось долгоухаживать.Смерть свекровипривела к ухудшениюсостояния. Онастала подавленной,много плакала,появилисьнеприятныеощущения вобласти сердца.Вначале наблюдаласьу терапевта,потом у невропатолога,в последнийгодупсихиатра. Былоиспользованопочти все:транквилизаторы,общеукрепляющаятерапия, аутогеннаятренировка,гипноз, рациональнаяпсихотерапияс элементамиутешения и т.д.

Больнаявошла вся вслезах и протянуламне два листкатетраднойбумаги со спискомпрепаратов.

Она: Вотчто я уже принимала.Никто меня невылечит, И выне вылечите!

Я: И я вас не вылечу.

Наступилапауза. Больнаяпересталаплакать. Налице появилосьудивление, апотом гнев.

Она: Какэто не вылечите?!

Я (спокойно): Акак я могу вылечить,если вы убеждены,что вылечитьвас нельзя?Кроме того,назначенияделались правильные,а я ничем неотличаюсь оттех врачей,которые лечили васраньше.

Она (несколькоуспокоившись)-Л говорили, чтовы можете лечитьтакие болезни.

Я: Да, иногдаполучается,если больнойактивен вовремялечения и веритмне.

Она (нескольконапряженно):Так что же, выотказываетесьменя лечить?

Я: Да, так как вымне не верите.Вам лучше найтитакого врача,которому бывы доверяли.Я могу помочьвам в этом. Уменя определенныесвязи в медицинскоммире. Назовитемне имя врача,и я сведу васс ним.

Она (по-прежнемунапряженно,но уже с некоторыминтересом):Доктор, можетбыть, все-такипопробуем?

Я: Можно попробовать.Только потребуетсяваша активность.

Она (соблегчениеми энтузиазмом):Я буду выполнять всеваши инструкции.

Я: А вот этого какраз делать неследует.

Она (удивленно,но с интересом):А как же лечиться?

Я: Мы будем работатьвместе. Из моихрекомендацийвы выберетете, которые вампо душе и понятны.Прежде всегомы должны разобратьсяв механизмевашей болезни.

Дальнейшаябеседа вызвалау больной большойинтерес. Когдаудалось определятьистинную причинузаболевания(напряженныеотношения смужем) и возможностькоррекцииситуации, настроениеу нее сталоприподнятым.

 

А вотвариант вводнойбеседы пригрупповойпсихотерапии.

 

Я: Для чего выздесь собрались?

А.: Чтобы вылечитьсяот невроза.

Я: Это ясно. А длячего здесь я?

Б.: Чтобы нас лечить.

Я: Конечно, и дляэтого, А длячего еще? Какаямоя основнаяцель?

Больные (недоуменно):Какая?

Я: Подумайте сами.Два-три днятому назад ядаже не подозревало вашем существовании.У меня в жизнисвои задачи,связанные с семьей,работой и т. п.

Напряжениев группе нарастает.Раздаютсявозмущенныеголоса.

В. (гневно):Так зачем вывзялись лечитьнас, если занятысвоими задачами?

Я: Делов том, что решитьэти задачи ясмогу тольков том случае,если удастсядобиться вашегобыстрого истойкоговыздоровления.Это для меняединственныйпуть, так какничего другоготолково я делатьне умею. Поэтомубуду старатьсявылечить васкак можно лучше,но не для вас,а ради себя.

Г.: Такчто, вы больныхне любите?

Я (твердо): Нет,терпеть немогу. А за чтовас любить?Постоянныежалобы, приставания.Другое дело,когда вы поправитесь!Тогда мне свами будеточень интересно,ведь неврозамиболеют чащевсего люди соспособностямивыше среднегоуровня. А отбольных я стараюсьпоскорее избавиться.

Средибольныхоживление.

Д.: Как?

Я: Ну, вылечить,конечно.

Е.: А если не удается?

Я: Тогда я их убиваю.Не могу же япозволитьпортить моипоказатели.

Больныесмеются.

3.: И как же вы ихубиваете?

Я: Ну, это уже секретфирмы.

Послетого как затихаетсмех, в группевозникает живойинтерес. В ходедискуссиинагляднымстановитсяположение отом, что личныеинтересы неотделимыот общественных,что решить ихможно, толькопродуктивновзаимодействуясо своими партнерами,и что этомунужно учиться.

 

И ещеодин примерцеленаправленногомоделированияэмоций в практикегрупповойпсихотерапии.

При ролевомтренинге больныеи врач выбираютсебе определенныероли. Врач обычнобывает солнцемили луной (чтобынельзя былововлечь егов игру, а он могбы обогреть,осветить). Как-тогруппе былодано заданиена кораблеотправитьсяв далекое путешествиеи вести себяв соответствиис их ролями.Когда пригласилименя на корабль(им стал стол,находящийсяв кабинете), яотказался,ссылаясь насвою роль. Тогдаодин из больныхвелел мне, разя солнышко,залезть нашкаф, что я исделал. Со шкафая и управлялигрой.

В этойгруппе былапациентка,учительницаматематики55 лет. Заболелаона около годаназад. Причинойзаболеваниябыл семейныйконфликт: мужпривел другуюжену, и в течениегода они жиливтроем. Послеострого шоканаступиладепрессия, ночипревратилисьв пытку из-застойкой бессонницы,во время которойв голову лезлимысли о неудавшейсяжизни: «Всюсебя посвятилаработе и мужу.В результате— черная неблагодарность».

В клиникесостояниепациенткиулучшилось.Перед выпискойя попросил,чтобы она рассказаламне, как шелход выздоровления.

Послушайтеее рассказ.

 

«Первыетри дня в клиникеосматривалась.Днем как-тоотвлекалась,как и дома, ноночи былимучительными.Первое занятиев группе меняошарашило.Когда началасьигра и больныеползли кто настол, кто подстол, у менявозникла мысль,что здесь всесумасшедшие,а я одна нормальная.Но когда вызалезли нашкаф, я подумала,что из всехбольных самыйтяжелый —мой лечащий врач(ведь говорят,что все психиатрычокнутые). Когдалегла спать,все эти мысликрутились уменя в голове.Я удивлялась,возмущаласьпорядкамиклиники, но вто же время и немногорадовалась,что нормальная...Сама не заметила,как уснула.Потом я, конечно,во всем разобралась,и мне стало,грустно. Поняла,что не так прожиласвою жизнь.Почему нам недали верноговоспитания?Боже мой, какуюерунду я говориласвоим ученикам!Но теперь, еслине отправятна пенсию, ясмогу поработатьпо-настоящему.А мужа мне надобыло броситьчерез три дняпосле свадьбы!»

В комментарияхслучай не нуждается.Удивление,которое вначалевозникло упациентки,отвлекло ееот болезненныхпереживаний.После групповогозанятия появилисьгнев и радость,создавшиеоптимальныеусловия дляпоследующегоразвития интереса.На фоне этойэмоции произошлоусвоениепсихотерапевтическогоматериала иизменениеотношения ксебе и окружающим,что в конечномитоге привелок выздоровлению.

 

Организационныйпроцесс

 

На факультетеусовершенствованияврачей, где ясейчас работаю,целенаправленноемоделированиеэмоций помогаетнам и организоватьпедагогическийпроцесс, иподдерживатьдисциплинуна цикле.

Раньшенаша вводнаябеседа имелапримерно такуюформу: «Дорогиеколлеги! Высюда приехалидля того, чтобыпополнить своизнания, а потомеще более эффективнолечить больныхи тем самымспособствоватьпроцветаниюнашей Родины...Наша кафедравполне способна...»

Пока мыговорили этиобщие фразы,внимание слушателейускользало,и их души оказывалисьв другом месте.Когда же мыначинали рассказыватьо содержаниипрограммы,большинствослушателейуже находилисьв психологическомсне, т. е. не жили«здесь и теперь»,а мысленно былив прошлом илибудущем.

Теперьнаша беседапроходит следующимобразом.

 

Преподаватель: Длячего мы здесьсобрались?

А.: Для того, чтобыпополнитьзнания, а потомлучше лечитьбольных.

Преподаватель (скучнымтоном): Нет, этонеинтересно.Мы не сможемуспешно работать,если не найдемту единственнуюцель, котораяобъединит всехнас.

Б. (с легким возмущением):Ну, для чего жееще?

Преподаватель: Подумайте!

На лицахкурсантов —удивление инедоумение.

Преподаватель: Каждыйруководительдолжен запомнить,что успешноможно руководитьтолько такимколлективом,где у всех егочленов общаяцель. Так вот,общая цель,которая объединяетвсех нас, — этополучить бумагу.Вы заинтересованыее получить,а мы выдать.

Б.: Нет, мы не такие,мы приехализа знаниями!

Преподаватель: Верно.Что касаетсявас, то вы приехализа знаниями.Но не ручайтесьза всех. Многие,может быть,знают предметне хуже нас, ане исключено,что и лучше, нодля дальнейшегопродвиженияаттестациибумажка нужна.Вот они и приехализа ней, а заоднонемного отдохнуть.

Курсанты (почтихором): Нет, мыприехали зазнаниями. Мыслышали о вашейкафедре многохорошего!

Преподаватель: Ладно.Давайте проведемэксперимент.Знания мы вамдадим, а удостоверениенет. Поднимитеруки, кто останется.

В аудитории— смех, затемвосстанавливаетсятишина.

Преподаватель: Мыпостараемсяорганизоватьнаш педагогическийпроцесс так,чтобы получитьудостоверениесмогли толькоте, кто овладеетзнаниями.

 

Руководителюнеобходимоиметь достовернуюинформациюне только опроизводственныхпоказателяхили показателяхуспеваемости,но и о психологическомклимате в коллективе.К сожалению,многие пользуютсяуслугамиосведомителей.Это очень опасно,ведь дажедобросовестныйосведомительизлагает своюточку зрения.Кроме того,осведомителейдовольно быстроразоблачаюти подсовываютим для передачидезинформацию.

Одинкомандир части,пройдя у насспециальныйтренинг, научилсяполучать объективнуюинформацию,не прибегаяк помощи осведомителей.В неформальнойобстановкеон беседуетс несколькимивоеннослужащими.Говорит примерноследующее: «Мнеочень приятноприходить квам. Вы такиедружные, никтоникого неподсиживает,любого офицерахоть сейчасповышай вдолжности...»Здесь кашумаслом не испортишь.Через пять —десять минутон уже имеетполную информацию.При этом участникибеседы дажене замечают,что они самиобо всем рассказали.Проведя две-тритакие беседы,командир получаетдовольно объективноепредставлениео делах и взаимоотношенияхв своей части.Конечно, лучшеприглашатьдля этой целив коллективпсихолога, ноесли нет такойвозможности,подойдет итакой прием.Ход моделированияэмоций здесьне нуждаетсяв разъяснениях.

 

Спортивнаяработа

 

Скукаподстерегаетспортсмена,когда ему приходитсятренироватьвыносливость,нудно наматываякилометры навелотренажере.Кроме того, унего нарушаютсяи некоторыефизиологическиепоказатели.

Чтобыизбежать этого,профессор Л.И. Калинкиниспользовалидею целенаправленногомоделированияэмоций. К велотренажеруподключалсямонитор. Велосипедистначинал вращатьпедали. Скоростьпостепенноувеличивалась,и на мониторепоявлялсянеясный силуэтдевушки. Велосипедисткрутил педалибыстро, и прорисовывалисьдетали. Интенсивностьдвижений нарастала,и изображениестановилосьсовсем четким.При достиженииочень высокойскорости девушканачинала раздеваться.Если в это времявелосипедистпрекращалвращать педали,девушка исчезала.Когда педалиначинали вращатьсявновь, циклповторялся.

Моделированиеэмоций здесьначалось синтереса, которыйпомогал довольнодлительноевремя поддерживатьработоспособностьна высокомуровне. Но самоеинтересное,что при такойметодике артериальноедавление, частотапульса и дыханиене достигалитаких высокихпоказателей,которые отмечалисьна обычнойтренировке.

 

Часть4

Я и ОНИ

 

Психологияпубличноговыступления

 

Жизньзаставила меняобратитьсяи к этой теме.

Дорогойчитатель! Проститеменя, что частоссылаюсь наличный опыт.Дело в том, чтоэта работаявляется результатоммоих научныхисследованийи обобщенияклиническогоопыта и опытаконсультирования.И если бы всето, что происходилосо мной, происходилобы только сомной, я вряд липисал бы о себе.Но нечто подобноенаблюдалосьу многих пациентови клиентов. Таккакая разница,чей случай яопишу? Да иисследованияпсихологиилитературноготворчестваговорят, чтописатель обычнопишет о себе.

Так вот,позднее началопедагогическойкарьеры (напятом десятке)не давало возможностипостепеннонабиратьпедагогическийопыт, как этоделали моиболее удачливыеприятели, ставшиепедагогамив 25—30 лет, а к 40 годамдостигшиемастерства.Мне надо быловсе делатьбыстро. Темболее что сразуже у меня былабольшая лекторскаянагрузка ичастые выступленияперед незнакомымиаудиториями(отсюда названиечасти: «Я и ОНИ»).Неудачныевыступленияприводили ктому, что неудавалосьзавязать длительныхделовых контактовс интересующимименя людьми.Особенно тяжелыбыли мои выступленияперед ученымимужами: билосьсердце, перехватывалодыхание, пересыхалов горле. Я вынужденбыл выступатьпо бумажке, аесли и без бумажки,то все равнопо «бумажке»,ибо выучивалтекст наизусть.Выступленияоказывалисьскучными. Даи в беседе одинна один я такжемало кого могубедить. Так,например, в1982 году мне грозилоувольнениес работы, хотяименно тогдая высказал теидеи, которыесейчас признанынаучным миром.Итак, я вынужденбыл готовитьсебя по науке.А когда в страненачалисьпреобразования,появился ещеодин источникстресса у нашихполитическихдеятелей:необходимостьубеждать народв своих достоинствах.Я стал консультироватькандидатовв депутаты.Пользовалисьмоими услугамии руководителипри составленииречей, подготовкеделовых переговоров,завязыванииновых контактов.

Пройдяречевую подготовку,я стал иначебеседоватьс людьми: больными,учениками,близкими. Думается,сейчас я приношуим меньше огорчений.По крайней меретеперь болееуверен, что то,о чем говорю,слушатели исобеседникипонимают также, как и я. Конечно,не всегда всепринимают, ново всяком случаестановитсяясным тот пункт,по которомумы расходимся.

Еще одинэффект: педагогическаяи лечебнаядеятельностьстала приноситьрадость и невосприниматьсякак работа.Сейчас иногдая читаю лекциипо восемь часовв день, и особогоутомления нет.А ведь в основномприходитсяиметь дело слюдьми малознакомымиили совсемнезнакомыми(ОНИ). Довольночасто я слышуот знакомыхпедагоговразного уровняквалификации,что каждаялекция для них— экзамен. Ноэто же ужасно!Каждый деньбыть в бою минимумтри часа!

У менянет основанийподозреватьих в кокетстве.Я понимаю, чтовсе дело в плохойпсихологическойподготовке.

Думаю,этот материалбудет полезенне только тем,кто часто стоитза трибуной,но и тем, кточасто общаетсяс малознакомымилюдьми, потенциальнымиделовыми партнерами,будущими мужьямии женами и т.п. Ведь еслидолго вестиразведку, можноостаться одному.Основное вниманиездесь уделенопсихологиипубличноговыступленияи ораторскимприемам. В результатевы познакомитесьс новой методикойпубличноговыступления,а может быть,и новым состояниемдуши, котороемною названо«интеллектуальныйтранс». Я непретендую наполное изложениепроблемы, нохотелось быувлечь вас вволшебный мирслова, чтобы,познавши еготайну, «убеждая,побеждать».А если мне этоудастся, вынайдете болеесолидные руководстваили придетев нашу школуораторскогоискусства.

 

Немногоистории

 

Вначалебыло Слово, иСлово было уБога, и Словобыло Бог. Онобыло вначалеу Бога. Все чрезНего началобыть, и без негоничто не началобыть, что началобыть. В нем былажизнь...»ТакначинаетсяЕвангелие отИоанна. А вотеще несколькоизречений изБиблии. «Еслиподуешь наискру, онаразгорится,а если плюнешьна нее, угаснет:то и другоеисходит из усттвоих». «Ударбича делаетрубцы, а ударязыка сокрушаеткости». «И глупец,когда молчит,может показатьсямудрым».

А Сократкак-то сказалкрасивомумолодому человеку:«Теперь, чтобыя смог тебяувидеть, скажимне что-нибудь».

Емупринадлежити следующеерассуждение:«...Не следуетлечить тело,не леча душу...Ибо все — и хорошее,и плохое —порождаетсяв теле душою...Потому-то инадо преждевсего и преимущественнолечить душу,если хочешь,чтобы головаи все остальноетело хорошосебя чувствовали.Лечить же душудолжно известнымизаклинаниями,последниепредставляютсобою не чтоиное, как верныеречи (здесьи далее выделеномною. — М.Л.): отэтих речей вдуше укореняется рассудительность, а ееукоренениеи присутствиеоблегчаютвнедрениездоровья и вобласти головы,и в областивсего тела».Вообще, древниегреки почиталивладеющихсловом. Вот чтоговорил Одиссейсвоему обидчику:

 

Боги некаждого всемнаделяют: некаждый имеет

Вдруги пленительныйобраз, и ум, имогуществослова;

Тот понаружному видувнимания малодостоин —

Прелестьюречи зато наделенот богов; веселятся

Люди,смотря на него,говорящегос мужествомтвердым

Или приветливойкротостью; онукрашеньесобраний;

Бога внем видят, когдаон проходитпо улицам града.

Тот же,напротив, бессмертнымподобен лицакрасотою,

Прелестиж бедное словоего никакойне имеет.

Так и твоякрасота беспорочна,тебя и Зевесбы

Краше несоздал, затоне имеешь тыздравого смысла.

 

Теперьобратимся кдревнеримскомуписателю Апулею:«Язык, осужденныйна вечное молчание,приносит пользыне больше, чемнос, постояннозаложенныйнасморком, уши,забитые грязью,глаза, затянутыебельмом. Чтопользы от рук,которые закованыв кандалы, отног, которыестиснуты колодками?..Конечно, отупотреблениямеч начинаетблестеть, аоставшись бездела ржавеет;точно так жеи слово: спрятанноев ножны молчания,оно слабеетот длительногооцепенения.

Впрочем,развиватькриком человеческийголос — напрасныйтруд, пустаятрата времени,слишком уж оннесовершененво многих отношениях.Ведь человеческомуголосу недоступныни грозный ревтрубы, ни трогательнаяжалоба флейты,ни милый шепотсвирели, нидалеко разносящиесясигналы рога.Я уже не говорюо многих животных,чей безыскусственныйкрик вызываетвосхищениесвоим разнообразием;например, важноемычание волов,пронзительныйвой волков,печальныйслоновий рев,веселое ржаниескакунов, а ктому же и птицвозмущенныйкрик, и львовнегодующийрык, и все остальныезвуки того жерода, угрожающиеи мирные, которыеисторгает изглоток живыхсуществ жестокаяярость илирадостноенаслаждение.

Вместовсего этогочеловеку дансвыше голос,который, правда,не столь могуч,как у зверей,но зато доставляетбольше пользыуму, чем наслажденияуху. Поэтомуприменять егоследует какможно чаще».

Я будуцитироватьмногих авторов,известныхораторов длятого, чтобыдать образцыкрасивой речи.Те, кто всерьеззаймется изучениемприемов ораторскогоискусства,сможет использоватьсравнения иметафоры изприведенныхотрывков дляобогащениясвоей речи.

В обученииораторскомуискусству можновыделить триэтапа. Напервом ораторчитает текст,не отрываясьот него («каксвинья»). Ине следуетстеснятьсяэтого. Если втексте дело,будут слушать. Навтором этапеуже накопленопыт публичныхвыступлений.Оратор выступаетто без текста,то опять утыкаетсяв него («каккурочка»). Натретьем этапе— не глядя вбумажку («каксоловей»). Нои теперь можновыходить кслушателямс полным текстомлекции иливыступления.Текст — это каклонжа для цирковогоакробата, работающегопод куполомцирка. Текстудобно иметьеще и потому,что он, как нитьАриадны, можетвывести на светосновной идеи,когда ораторбудет делатьотступленияот основнойтемы. А отступлениянеобходимыдля того, чтобыречь была яркой,образной изапоминалась.

Как заметилЦицерон, великийоратор древности,каждый, кторешается напубличноевыступление,должен: научитьслушателя,доставить емунаслаждениеи повести засобой. Обэтом я писалв главе «Психологическаядиета», но неисключено, чтокто-то началчтение книгис этого раздела,так что можнои повторить.В соответствиис этим выделяютсятри красноречия:низкий (тонкий,простой) — длядоказательства. Онуместен впедагогическомпроцессе. Средний— дляуслаждения. Онхорош в торжественныхобстоятельствах.Высокий (бурный)— дляподчиненияслушателя,ведения егоза собой. Впоследнемпроявляетсявся сила оратора.

 

Типы ораторов

 

Ораторпростого стиляскромен и прост.Его язык близокк обиходному.Когда его слушаешь,создаетсявпечатление,что сам бы таксказал, еслибы знал сутьдела. Но этапростота кажущаяся.Когда сам выходишьна трибуну ипытаешьсярассказатьдаже то, чемзанимаешьсяежедневно,получаетсянечто несвязное.Сердце бешеностучит, покрываешьсяпотом. Слушателизанимаютсячем угодно,только не слушают.До сих пор помню,как на однойиз первых своихлекций я пыталсяобъяснить, чтотакое спектральныйанализ, которымзанималсянесколько лети знал достаточнохорошо. Мойучитель потомспросил меняс известнойдолей иронии:«Миша, о чемэто ты там говорил?»И он был прав!Потом я понял,в чем трудности.Они не стольков незнании,сколько в психологии.

Все мынеплохие ораторы.Посмотрите,как мы говоримодин на одинили в небольшихзнакомых компаниях.Но здесь жеОНИ, эти незнакомыеОНИ. Кто егознает, что отних ждать! Возникаеттревога, котораямешает спокойновыступить итолково рассказатьто, о чем ты пятьминут назадспокойно рассуждалсо своим приятелем.Поэтому преждечем переходитьк изложениюправил риторики,давайте снимемэто предстартовоеволнение. Разберемсяв его причинах.

Психологическийанализ такогосостоянияпоказывает,что на неосознаваемомуровне имеются желаниепонравитьсявсем и недовериек людям, жаждастопроцентногоуспеха. Вотименно этитеоманическиеидеи (т. е. идеи,реализациякоторых принципиальноневозможна)вытесняютсяв бессознательноеи проявляютсяв виде тревоги.Как их ликвидировать,описано в главе«Психологическаядиета». Кактолько человекпоймет, чтонеудача даетему больше вплане личностногороста, чем успех(анализ ошибок,очищение социальногоокружения оттех, кто надошибкой илинеудачей смеялся,и т. п.), тревогауйдет, и можноприступитьк овладениюораторскимискусством.В общем, успокойтесь,настройтесьна неудачу впервый раз, явам гарантируюпровал. Дажесейчас, имеябольшой опытпубличныхвыступлений,я раз в три-четыремесяца проваливаюлекцию, и, каквидите, жив идаже стал здоровее.Далее на конкретныхпримерах будетпоказано, какработать надошибками.

Итак,хотя этомустилю и несвойственноособое полнокровие,все же он долженобладать известнойсочностью,чтобы, несмотряна отсутствиебольших сил,производитьвпечатлениекрепкого организма.При низкомстиле ораторсвободен отоков ритма.Речь должнабыть свободной,даже нескольконесвязной, ноне беспорядочной.«Подгонкой»слова к словуможно пренебречь.Начинающиеораторы стараютсянигде ни разуне споткнуться.Речь у них«каллиграфическая»,что называетсябез сучка изадоринки.Слушатели оттакой речивеликолепнозасыпают, хотяизредка и стараютсяпродиратьглаза.

Но необходимоочень тщательноотнестись костальному,раз в этих двухмоментах можночувствоватьсебя свободнее.Как вы думаете,какие должныбыть фразы:длинные иликороткие? Лучшеговорить короткимифразами. Конечно,они просты, ноэта простотапродуманная.Как писал Цицерон,про некоторыхженщин говорят,что они не наряженыи что именноэто-то им к лицу,так и эта простаяречь нравитсябез всякихприкрас. И тути там происходитнечто, от чегои то и другоевыигрываетв привлекательности— и женщина, иречь. Далееследует устранитьвсякое бросающеесяв глаза украшение.Наконец, и всякиеискусственныесредства длянаведениябелизны и румянцапридется отвергнуть.Останутсятолько одноизящество иопрятность.Прочитайтееще раз отрывок.Как здоровонаписано! И вотуже тысячи летработы Цицеронавызывают восхищение.

Но пойдемдальше. Речьтакого ораторачиста, ясна ипонятна, говоритон, предусмотрительновыбирая приличествующиеслучаю выражения.Оратор бросаетостроумные,быстро смещающиесямысли, извлекаяих из никомуневедомыхтайников, иосторожен виспользованииарсенала ораторскихсредств (этоего основноекачество).

Ораторунизкого стиляпозволительнопользоватьсядвумя приемами— риторическимвопросом и метафорой, сравнением.Но и здесь следуетсоблюдать меру.

Почемунеобходимопользоватьсяриторическимвопросом? Вотвидите, и вписьменнойречи он применим.Во-первых, задаваявопрос, я какбы принуждаюслушателядумать, ставлюего во взрослуюпозицию. Слушательобдумываетвопрос, и еслия потом делаюнебольшуюпаузу, он самнаходит ответ.Через несколькосекунд он отменя получаетподтверждение,что мыслилправильно!Следовательно,во-вторых, унего возникаетчувство радости.Процесс слушаниястановитсятворческим.В него постепенновтягиваетсявсе большееколичествослушателей.Это происходитпо механизмамидентификации.Иногда я прошуслушателейвслух ответитьна риторическийвопрос. И чтоя делаю, когдаполучаю правильныйответ? Правильно,хвалю ответившего.Так создаетсяатмосфератворчества. В такойатмосфере услушателейв кровь выбрасываютсяморфиноподобныевещества —эндорфины, которыеспособствуютусвояемостиидей. Слушателиначинают думатьтак не потому,что я сказал,а потому, чтоубедил. Теперь,когда они услышатпротивоположноемнение, то бездоказательствуже не откажутсяот той идеи, кправильностикоторой пришлисами. Я простопомогал.

Второйораторскийприем, которыйпозволителеноратору низкогостиля, — этометафора, сравнение.Обратите вниманиена свежестьметафор древнихавторов. Кажется,что все этонаписано сегодня.

Давайтепоучимся строитьметафоры исравнения.

Здесьможно сформулироватьдва правила.

 

Правилопервое: учетзнаний слушателей. С чемсравнить устройствоорганизма, еслия говорю обэтом с производственником?Конечно, с заводом.Организм устроенкак завод. Егоснабжают сырьем,после обработкикоторого получаетсяготовая продукция,а отходы необходимокак-то ликвидировать.Если я говорюо воспитаниисо строителями,то сравниваюего с постройкойздания, а еслиэтот разговоридет с крестьянином,то с выращиваниемрастений.

Правиловторое: наглядностьметафоры. Когдая сравниваючеловека, живущегопо жесткимправилам, которыйчетко знает,что такое хорошо,а что такоеплохо, то помещаюего на гладкийвертикальныйстолб. Человекизо всех силкарабкаетсяпо нему вверх,а жизнь егосталкиваетвниз. Видны всеего муки и тщетностьусилий. Послеэтого легкопонять, почему,когда обстоятельстваменяются влучшую сторону,самоощущениетакого человекане меняется.А теперь, пожалуйста,подумайте, неживете ли и вына этом столбе?Хотите изменитьположение?Повалите столбна землю. Теперьмне уже не надосудить, хорошивы или плохи,дорогой читатель.Мне простонужно решить,хороши вы илиплохи для меня. Задача,с которой ясмогу справить-'ся. Для меня выхороши! Вы ведькупили моюкнигу, читаетеее и уже почтиподошли к концу.Конечно, для меня выхороший и умныйчеловек и ябуду с вамиобщаться. Акакой вы естьна самом деле,пусть судитБог. Мне теперьуже не нужноговорить, чтоН. — плохой человек.Просто он неподходит мне. Такпри помощиметафор можноспособствоватьпсихологическойкоррекции, иречь становитсяувлекательной.

 

Среднийстиль используетсяна званых обедах,торжественныхприемах и другихритуалах ипредназначенв основном дляуслажденияслуха. У нассейчас не товремя, поэтомуоб ораторесреднего стиляпоговорим влучшие времена.

 

Ораторвысокого стиля. Опятьвернемся к М.Цицерону. Третийрод — тот пышный,неистощимый,мощный, красивый,который, конечно,и обладаетнаибольшейсилой. Это иесть как разтот, восхищаяськрасотами речикоторого, людидали красноречиюиграть такуюкрупную рольв государстве,но именно такомукрасноречию,которое неслосьбы с грохотомв мощном беге,которое казалосьбы парящим вышевсех, вызывалобы восхищение,красноречию,до которогоподняться онине имели бынадежды. Оното врываетсяв мысли, товкрадываетсяв них, сеет новоеубеждение,исторгаетукоренившееся.Но есть большаяразница междуэтим родомкрасноречияи простым. Ктоусовершенствовалсяв том простоми точном стиле,чтобы говоритьумно и убедительнои не задаватьсяболее высокимицелями, тот,уже одногоэтого добившись,становитсякрупным, еслине величайшиморатором: емуменьше всегогрозит опасностьочутиться наскользкойпочве, и, развстав на ноги,он уже никогдане упадет. Ораторусреднему, еслион свой стильв достаточноймере обеспечилсоответствующимисредствамивыражения, непридется боятьсясомнительныхи рискованныхмоментов вораторскомвыступлении,даже если унего, как эточасто случается,иногда не хватитсил: большойопасности длянего не будет,ибо с большойвысоты ему непридется падать.А этот наш оратор,которого мыставим вышевсех, мощный,решительный,горячий, еслион рожден лишьдля этого одногорода красноречияили если онупражняетсяв нем одном, непопытавшисьсочетать своегобогатства сумеренностьюдвух предшествующихродов, то ондостоин глубокогопрезрения. Иботот простойоратор, говоряпроницательнои хитро, кажетсяуже во всякомслучае мудрым,средний кажетсяприятным, этотже со своимнеистощимымпылом, если внем нет ничегодругого, производитвпечатлениечеловека нев своем уме.Раз человекне может сказатьспокойно, просто,стройно, яснои отчетливо,и, не подготовивслушателей,начинаетзажигательнуюречь, получаетсявпечатление,будто он безумствуетна глазах уздоровых и какбы предаетсяпьяному разгулусреди трезвых.

Истиннокрасноречивтот, кто умеетговорить обудничных делахпросто, о величавыхвеличаво,а о среднихстилемпромежуточныммежду обоими.

Нижеопишу несколькоораторскихприемов высокогостиля и на примереодной публичнойлекции постараюсьпоказать, какпереходитьот низкогостиля к высокому.Сейчас же хочупривести ещеодну метафору,которая покажетсоотношениестиля низкого,среднего ивысокого. Еслисравнить ораторскоеискусство сфигурным катанием, низкийстиль соответствуетскольжению,средний — поддержкам,а высокийпрыжкам.Я личноупражнялсятолько в низкомстиле и сам незаметил, каквременами сталговорить высоким,точно так жекак долго занималсяпешей ходьбойи неожиданнопонял, что неплохобегаю.

А теперьрассмотримнекоторыепсихологическиеприемы, которыепомогают завладетьвниманиемслушателей.

В планецеленаправленногомоделированияэмоций вызываниеудивления,интереса, апотом радости(удивления,гнева, интереса,радости) позволяетудержать вниманиеаудитории.Человек, прошедшийнашу подготовку,постараетсяне стоять затрибуной, аесли ему нужнызаписи, он ихзахватит ссобой и, нестесняясь, вслучае нуждыбудет пользоватьсяими.

Послушайтерассказ одногоученика изнашей школыораторскогоискусства.

 

«Конференцияпроходила вбольшой аудитории,заполненнойучастникамивсего на треть.Трибуна отстоялаот первогоряда, кстати,почти пустого,метра на три-четыре.На сцене, котораянаходиласьеще дальше,стоял стол, закоторым сиделпрезидиум.Зная, что лучшечитать выступление,когда от первогочеловека тебяотделяет неболее полутора-двухметров, я вышелиз-за трибуны,прихвативзаписи, и подошелна деловоерасстояниек слушателямпервого ряда(выделяют четырепсихологическихрасстояния:интимноеменее40 сантиметров,деловое40 сантиметров— 2 метра, публичноедлялекций24метра, общественноедлямитингов идемонстрацийболее4 метров) длятого, чтобыпосле установленияпсихологическогоконтакта отойтина публичноерасстояние.Но председательствующийвелел мне вернутьсяза трибуну. Явстал за трибуну,приподнял ееи пошел вместес ней к первомуряду. В залемгновеннонаступилатишина. Покая перемещалсявместе с трибуной,многие участникиконференциипересели поближе.Первый ряд былзаполнен. Теперья понимаю, наскольковажно вызватьв зале удивление.А это необязательноделать словами».

 

Действительно,движение, перемещениеочень помогаютвызвать удивлениеи тем самымудержать вниманиеслушателей.Когда я рассказываюо психологиисудьбы, о позицияхкомплекса «Я,ВЫ, ОНИ, ТРУД»,то становлюсьв аудиториина стул с четырьмяножками. Тогдавидно, чтонеполноценностьили отсутствиеодной из нихделает человеказацикленнымна своих межличностныхпроблемах. Всесилы уходятна удерживаниеравновесия.На продуктивнуюдеятельностьих уже не хватает.Демонстрируяпереход отнизкого стиляк высокому,когда аудиторияуже завоевана,можно поднятьсяи на стол. Я этопродемонстрировалво время подготовкик проведениюизбирательнойкампании кандидатовв депутаты. Приэтом я заявил,что, выступаяперед толпой,необходимобыть выше всех.Ленин ведь жев свое времястоял на броневике.Дело было в1990 г., место проведения— зал заседанийбывшего Ростовскоговластногосовета. Газетытогда писали,что деревяннаядуша этогопарадного столавозмущаласьподобным Обращением.Просто онамолчала, потомучто не моглаговорить.

Можномоделироватьэмоции с помощьюсамой речи главноеизбегатьбанальностей. Расскажуоб одном своемвыступлениив застойныевремена.

На одномиз совещанийв обществе«Знание» поднималсявопрос, каклучше вестиагитацию ипропаганду.Высказывалосьмнение, чтомало нагляднойагитации и надоувеличитьколичествосхем и плакатов.Тогда, дескать,усвояемостьидей будетвыше. Я выступили сказал примерноследующее:«Если бы я работалв ЦРУ и проводилидеологическуюдиверсию противСССР, то своихагентов внедрялбы в учебныеучрежденияна должностьпреподавателейобщественныхнаук. Они должныбыли бы выполнятьвсе инструкциинаших руководителей,но с единственнымусловием —проводитьзанятия скучно.Тогда автоматическибудут усвоеныпрямо противоположныеидеи. Скучныхпреподавателейя назвал бесплатныминаемникамиимпериализма.Через несколькодней со мнойбеседовалсотрудник КГБ.Но он оказалсяумным человеком.Кроме того, мнепомог наш классик.Через неделюя читал в КГБлекцию о психологииобщения. Значит,не всякий аппаратчиквиноват, чтоон аппаратчик.

А теперьпроцитируюклассика, а выпопытайтесьугадать, ктоэто.

«Слогпрофессорадолжен бытьувлекательный,огненный. Ондолжен в высочайшейстепени овладетьвниманиемслушателей.Если хоть одиниз них можетпредаться вовремя лекциипосторонниммыслям, то всявина падаетна профессора:он не умел бытьтак занимателен,чтобы покоритьсвоей воле даже мысли (здесьи далее выделеномною. — М.Л.) слушателей.Нельзя вообразить,не испытавши,какое вредноевлияние происходитот того, еслислог профессоравял, сух и неимеет той живости,которая не даетмыслям ни наминуту рассыпаться.Тогда не спасетсамая ученость— его не будутслушать; тогданикакие истиныне произведутна слушателейвлияния, потомучто их возрастесть возрастэнтузиазмаи сильных потрясений;тогда происходитто, что самыеложные мысли,слышимые имистороною, новыраженныеблестящим ипривлекательнымязыком, мгновенноувлекут их идадут им совершенноложное направление...

Рассказпрофессорадолжен делатьсяпо временамвозвышен, долженсыпать и возбуждатьвысокие мысли,но вместе с темдолжен бытьпрост и приятендля всякого.Он не должендовольствоватьсятем, что егопонимают некоторые;его должныпонимать все.Чтобы бытьдоступнее, онне должен бытьскуп на сравнения.Как часто понятноееще более поясняетсясравнением!И поэтому этисравнения ондолжен всегдабрать из предметов,самых знакомыхслушателям.Тогда и идеальноеи отвлеченноестановитсяпонятным». Этоцитата Н.В. Гоголя, афраза, которуюя выделил, позволиласотрудникуиз КГБ отстоятьменя.

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-12-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 267 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Стремитесь не к успеху, а к ценностям, которые он дает © Альберт Эйнштейн
==> читать все изречения...

570 - | 589 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.