Лекции.Орг


Поиск:




Этапы деятельности человека-оператора 11 страница




Когда речь идет о мотивах, имеются в виду некото­рые субъективно переживаемые побуждения к деятель­ности. Для субъекта мотив выступает как непосредствен­ная побудительная сила, как непосредственная причина деятельности. При этом источник мотива нередко ус­матривают в мышлении, в сознании.

Но действительной основой мотива человека явля­ются потребности, т. е. объективная необходимость — его нужда в веществе, энергии и информации. Приня­то различать потребности материальные (в пище, одеж­де, жилище) и духовные, или культурные (в общении с людьми, образовании, чтении и т. д.). Эти потребности так или иначе отражаются в сознании. Мотив и есть осознанная, т. е. отраженная в сознании, потребность. Человеческие потребности, а следовательно и мотивы, развиваются в процессе исторического развития об­щества.

Цель деятельности — это идеальный, или мыслен­но представляемый ее результат. Отношение «мотив — цель» образует своего рода «вектор», направляющий деятельность человека. Этот «вектор» существенно влияет на протекание психических процессов (перцеп­тивных, мнемических, интеллектуальных), включенных в деятельность, на психические состояния и динамику работоспособности человека. В течение жизни у каж­дого человека формируется определенная система мотивов, одни из которых становятся доминирующи­ми, другие — подчиненными. Определенную систему образуют также и цели, которые человек перед собой ставит.

Нужно отметить, что идеальная подготовка к той или иной трудовой деятельности и образование целей с развитием производства становятся все более слож­ными. Формирование представления о результате тру­да у современного человека предполагает овладение системой знаний о технике, технологии, о производстве в целом.

Конечной целью любой трудовой деятельности яв­ляется получение некоторого полезного (и для данно­го человека, и для общества) результата. Но достига­ется эта цель поэтапно, путем решения частных задач. Так, цель деятельности диспетчера аэропорта состо­ит в том, чтобы обеспечить безопасный взлет, пролет и посадку в районе данного аэропорта. Выполняя эту деятельность, он решает такие задачи, как установле­ние связи с бортом самолета, оценка воздушной об­становки, получение информации о погоде и т. д. Каждая такая задача состоит из более мелких: про­смотр расписания, наблюдение за экраном радиоло­катора, запросы и т. д.

Элемент деятельности, направленный на выполне­ние простой текущей задачи, в психологии принято называть действием. Более детальный анализ позво­ляет разложить действие на составляющие его рабо­чие движения (в случае, когда речь идет о моторных действиях). При таком рассмотрении действие высту­пает как система определенным образом организован­ных движений (рук, ног, всего тела). Фактором, орга­низующим движения в систему (в действие), является задача.

В принципе деятельность человека может быть описана как система последовательно выполняемых действий. Иногда некоторые действия выполняются параллельно, т. е. одновременно. Нужно отметить, од­нако, что деятельность не есть простая сумма элемен­тарных действий. Описание деятельности как адди­тивного процесса дает лишь весьма приблизительное представление о ее структуре. В действительности соотношение действий в структуре деятельности бо­лее сложно. В процессе ее выполнения происходит объединение и расчленение действий, переходы од­ного в другое, преобразование действий и т. п. Дей­ствие характеризуется высокой динамичностью и пластичностью. Каждое из них формируется по ходу деятельности. Одно и то же действие человек может выполнять разными способами. Способ выполнения каждого последующего действия зависит от результа­тов предшествующего и конкретных условий деятель­ности. В процессе деятельности так или иначе прояв­ляются творческие способности человека.

Деятельность выступает как сложная, иерархи­чески построенная, многоуровневая и динамически развивающаяся структура с большими возможностя­ми переключения от уровня к уровню.

Все это создает трудности для использования ме­тодов ее формального описания. Пожалуй, только сте­реотипная, доведенная до автоматизма («задолблен­ная») деятельность может быть описана как сумма последовательно выполняемых действий. Но в этом слу­чае нецелесообразно заменить человека автоматичес­ким устройством.

Следует отличать действие как элемент человечес­кой деятельности от операции; являющейся элементом технологического процесса. Иногда операция может выполняться человеком при помощи одного действия, иногда ее выполнение требует нескольких действий. В автоматизированном производстве многие операции выполняются машинами, т. е. без участия человека. В этой связи возникает важный вопрос о согласовании хода технологического процесса с деятельностью человека, об учете особенностей человеческой деятель­ности при организации технологического процесса и режима труда.

В каждый момент выполнение действие характе­ризуется высокой степенью соответствия (адекватнос­тью) предмету, орудиям и условиям труда. Это возможно только потому, что предмет, орудия и условия труда отражаются в сознании человека, а возникающее от­ражение (субъективное отражение) выступает в роли регулятора выполняемого действия.

Иначе говоря, информация о текущем состоянии предмета, на который направлено действие, а также о внешних условиях выступает в форме его субъектив­ного образа. Существенной его характеристикой явля­ется оперативность. «Оперативный» — значит приспо­собленный для правильного и быстрого практического выполнения тех или иных задач.

Идеальное специализированное отражение преоб­разуемого в действии объекта (предмета, процесса, яв­лений), складывающееся по ходу выполнения конкрет­ного действия и подчиненное задаче этого действия, называется оперативным образом [130]. Оперативный образ и выступает в роли основного регулятора действия, обеспечивая его адекватность предмету, орудиям и ус­ловиям труда. Именно благодаря оперативному образу отдельные движения органов человеческого тела орга­низуются в единую систему — действие. Оперативный образ формируется в ходе процессов приема и перера­ботки информации и вместе с тем является фактором, направляющим их течение и организацию.

Важная роль в регуляции действий принадлежит сигналам обратной связи, несущим информацию о результате выполненного действия. Эти сигналы вклю­чаются в оперативный образ, корректируют его.

Итак, механизм регуляции действия представляет собой замкнутую систему (рефлекторное кольцо), вклю­чающую процессы приема и переработки информации, принятия решения и сигналы обратной связи, возни­кающие при выполнении действия.

Все, что говорилось выше, относится, прежде все­го, к так называемым внешним действиям: действиям, посредством которых человек преобразует веществен­ные предметы (перемещает их в пространстве, раз­деляет на части и соединяет и т. д.) и которые доступ­ны непосредственному наблюдению. Но любая тру­довая деятельность человека включает и внутренние, умственные действия (действия, выполняемые в уме). Как показывают исследования, эти внутренние дей­ствия формируются на основе внешних в результате интериоризации (что в переводе с латинского значит «превращение во внутреннее»). При этом структура внешнего действия подвергается специфической трансформации. Внутреннее действие является свер­нутым и обобщенным. Решающая роль в процессе интериоризации принадлежит слову, в котором фикси­руются существенные свойства предметов (и явлений) объективной действительности, а также способы опе­рирования как самими предметами, так и информа­цией о них. Существенным условием интериоризации является общение человека с другими людьми.

Оперирование словами и другими знаковыми си­стемами дает возможность человеку решать определен­ный класс задач в идеальном плане (без обращения к материальным предметам и оперирования с ними). Именно во внутреннем плане формируются програм­мы деятельности человека.

В трудовой деятельности человека имеет место не только интериоризация действий, но и их экстреоризация (от слова «экстериус» — внешний), т. е. превра­щение внутренних действий во внешние.

Таким образом, механизм психической регуляции деятельности человека имеет сложное строение. Он включает несколько уровней:

• уровень ощущений ивосприятия;

• уровень представлений;

• уровень рече-мыслительных процессов.

Первый уровень относится к отдельным действи­ям, он обеспечивает в основном регуляцию внешних действий, соответствие данного конкретного действия данным конкретным условиям, предмету и орудию труда.

Второй уровень относится также и к внутренним действиям; обобщенность и панорамность представле­ния (вторичного образа) создает возможность варьи­рования приемов выполнения действий и их переноса из одних условий в другие.

Третий уровень относится главным образом к внут­ренним действиям (умственному плану деятельности). Благодаря тому что в рече-мыслительных процессах отражаются общие и существенные связи между явле­ниями (их закономерности), этот уровень обеспечива­ет возможность предвидения хода событий и планиро­вания деятельности в целом.

В реальной трудовой деятельности перечисленные уровни ее регуляции выступают в неразрывном един­стве.

Однако в зависимости от конкретных задач тот или иной уровень становится ведущим. Так, при выполне­нии задачи слежения за движущимся объектом (особен­но преследующего слежения) ведущим является первый из перечисленных уровней. При поиске неисправнос­тей в аппаратуре ведущую роль берет на себя второй и третий уровни.

Соотношение между этими уровнями изменяется в процессе обучения и тренировки, при формирова­нии навыков. Стадии формирования навыка связаны с изменением уровней регуляции.

Принципиально структура операторской дея­тельности такова же, как и любой другой трудовой деятельности. Однако она обладает некоторыми спе­цифическими особенностями, определяемыми тем, что оператор не имеет возможности взаимодейство­вать с предметом своего труда (объектом управления) непосредственно: информация об объекте управле­ния передается ему через систему технических ус­тройств, его воздействие на объект также передает­ся через систему технических устройств. Оператор воспринимает не самый объект, а его информаци­онную модель, манипулирует же он с органами уп­равления.

Элементарная схема деятельности оператора мо­жет быть описана следующим образом.

Есть некоторый объект управления. Цель деятель­ности человека-оператора состоят в том, чтобы пере­вести этот объект из одного состояния в другое (из состояния а' в состояние а") или, напротив, удержать объект в некотором состоянии (состоянии а'), преодо­левая внешние возмущения. На основе имеющейся в его распоряжении информации (в том числе и накоп­ленной в профессиональном опыте) в голове человека-оператора формируется некоторый образ задаваемого (будущего) состояния объекта управления, т. е. образ того состояния, которое должно быть достигнуто в результате деятельности. Назовем его образ-цель. Вос­принимая сигналы, поступающие от средств отобра­жения информации, человек-оператор оценивает теку­щее состояние объекта управления, сличает его с образом-целью, анализирует возможные способы дос­тижения цели, принимает решение и выполняет управ­ляющее действие (или систему действий). Сигналы, возникающие в результате этого действия, передают­ся через технические устройства к объекту управле­ния, изменяя его состояние. Сигналы об изменившем­ся состоянии поступают к оператору. Он оценивает, достигнута ли цель (или решена ли задача, если речь идет об отдельном действии), и в зависимости от ре­зультата оценки либо прекращает деятельность, либо выполняет новое управляющее действие: в последнем случае цикл управления повторяется.

Человека-оператора принято рассматривать как звено системы «человек—машина». Но это звено осо­бого рода, организующее всю систему и направляю­щее ее на достижение определенного, заранее задан­ного результата. Именно на долю человека приходится постановка цели и определение частных задач, реше­ние которых обеспечивается ее достижением, выпол­нением управляющих действий и оценкой достигаемых благодаря им результатов. Технические устройства — это средства, которыми человек пользуется при выпол­нении действий и которые несут ему информацию о результатах этих действий.

Формирование в сознании оператора образа-цели в системах «человек—машина» опосредствуется тех­ническими устройствами. Образ строится с учетом этих средств. Вместе с тем он определяет критерии се­лекция информации о текущем состоянии объекта, а также ее интеграции. Формирование образа-цели свя­зано с прогнозированием (предвидением) изменений объекта управлений. Как показывают исследования, прогнозирование является неотъемлемым компонентом любой целенаправленной деятельности. Если средства отображения информации затрудняют прогнозирование событий (что иногда бывает), то это приводит к нарушению деятельности: к ошибкам, сбоям, запазды­ванию в выполнении действий.

Задача, стоящая перед оператором (перевести объект управления из состояния а' в состояние а"), выступает субъективно, т. е. для него, как «рассогласо­вание» образа-цели и оперативного образа. Это «рас­согласование» определяет направление поиска реше­ния, в процессе которого происходит выдвижение гипотез, их оценка и принятие решения. Обычно этот процесс протекает в плане внутренних действий, но иногда (у неопытных операторов) в поиск решения включаются и внешние действия.

Принятие решения неразрывно связано с форми­рованием плана, или программы деятельности. Одна­ко такая программа обычно не представляет собой жесткой однозначной системы предписаний, а высту­пает в обобщенной форме; в зависимости от конкрет­ных условий пути ее «развертки» могут быть различ­ны. Она представляет скорее систему подзадач, чем детальный перечень всех элементов действия (входя­щих в него движений).

Программа, так же как и все другие компоненты механизма, регулирующего операторскую деятель­ность, строится с учетом тех технических устройств, при помощи которых она реализуется.

Как отмечалось, выполнив то или иное управляю­щее действие, оператор изменяет состояние управляе­мого объекта. Возникающий при этом и передаваемый через систему технических устройств сигнал является не просто сигналом о новом состоянии объекта управ­ления, но вместе с тем и сигналом о результате выпол­ненного оператором действия (обратная связь). Он несет информацию о том, достигнута ли цель (решена ли задача). Образ этого сигнала сличается с образом-целью.

Итак, основными «психологическими составляющи­ми» операторской деятельности является образ-цель, оперативный образ, прогнозирование хода событий, принятие решения, программа (план) действий, воспри­ятие информации об их результатах (обратная связь).

При разработке систем «человек — машина» и ее технических звеньев важно учитывать не только харак­теристики отдельных анализаторов, перцептивных, мнемических и интеллектуальных процессов, но и структуру операторской деятельности в целом. Систе­мы отображения информации и органы управления должны конструироваться с учетом основных «психо­логических составляющих» операторской деятельнос­ти. Структура операторской деятельности должна учи­тываться также при определении роли и места человека в системе «человек—машина», выявлении факторов, влияющих на ее эффективность и надежность, распре­делении функций между оператором и машиной, обу­чении и тренировке операторов.

4.5. Физиологическая характеристика деятельности оператора

Формирование рассмотренных психологических составляющих деятельности обеспечивается сенсорно-перцептивными, мнемическими и интеллектуальными процессами, которые выступают как различные формы субъективного отражения реальной действительности. Материальным субстратом этих психических процес­сов являются нервные процессы, изучаемые физиоло­гией. Поэтому их исследование предполагает анализ не только отношений образа к его объекту, не только дина­мики отражения и его регулирующей роли в деятельно­сти, но и отношения отражения к его носителю — моз­гу, а следовательно, и к нервным процессам.

Нейрофизиологической основой деятельности яв­ляется функциональная система, теория которой раз­работана П.К. Анохиным [6]. Функциональная система представляет собой динамически формирующуюся организацию, которая избирательно объединяет разно­родные центральные и периферические аппараты на основе их взаимодействия для получения полезного для организма результата. П.К. Анохин, изучая поведение живых организмов, установил факт обратной аффе-рентации о достигнутом конечном приспособлении эффекта. Это дало возможность рассматривать фун­кциональную систему как замкнутое физиологическое образование с непрерывной обратной информацией об успешности данного приспособительного действия.

Функциональная система имеет следующие узловые механизмы (рис. 4.7).

Рис. 4.7. Функциональная система (по П.К. Анохину): А- афферентный синтез; ОА- обстановочная афферентация; ПА- пусковая афферентация; Б- принятие решения; В- формирование акцептора результатов действия и афферентной программы самого действия; Г- Д- получение результатов действия и формирование обратной афферентации для сличения полученных результатов с запрограммированными.

А. Афферентный синтез. Здесь происходит обработка наи­более важной информации для принятия решения. Глав­ное в афферентном синтезе принадлежит мотивационному возбуждению, т. е. информации, отражающей в данный момент потребность организма. Только после аф­ферентного синтеза рождается намерение к действию.

Б. Принятие решения с одновременным формированием ак­цептора результатов действия.

В. Формирование программы действия.

Г. Реализация принятого решения в виде поведенческого акта.

Д. Сличение при помощи обратной афферентации парамет­ров результата совершенного действия с параметрами, отраженными в акцепторе результатов действия.

Главное значение в рассмотренной схеме поведен­ческого акта придается механизму, обеспечивающему сличение заданного результата с реально полученным. В процессе осуществления этого акта происходит от­работка всей информации, поступающей в органы чувств от различных рецепторов. В него включается: мотивационное возбуждение, отражающее доминиру­ющую в данный момент потребность; обстановочная афферентация (ОА на рис. 4.7), способствующая удов­летворению мотивации; извлечение из памяти резуль­татов прошлого опыта и так называемый пусковой стимул (ПС). Мотивационное возбуждение играет ре­шающую роль в формировании цели (или задачи) дей­ствия.

Теория функциональной системы открывает новые пути в изучении нейрофизиологических основ психи­ческих процессов. Смысл их состоит в том, чтобы ис­следовать не сами по себе изолированно взятые не­рвные процессы, а их организацию, системное строение [6].

На основе рассмотренного выше психологическо­го анализа деятельности и теории функциональной системы разработана общая структура психологичес­кой системы деятельности (рис. 4.8).

Рис. 4.8. Психологическая система деятельности.

Показанная на рис. 4.8 схема отражает реальные психологические процессы, побуждающие, программи­рующие, регулирующие и реализующие деятельность. Она позволяет рассматривать совокупность психичес­ких явлений, реализующих деятельность, в их взаимо­связи, как систему. Психологическая система деятель­ности включает ряд функциональных блоков (мотивов и целей профессиональной деятельности, принятия решения, программы деятельности и др.), выделенных в качестве ее основных компонентов на том основа­нии, что отражаемые в них структуры являются основ­ными компонентами реальной деятельности.

Однако несмотря на это, все блоки психологичес­кой системы деятельности теснейшим образом взаи­мосвязаны и выделение их производится лишь в целях психологического исследования деятельности. Важ­нейшим требованием такого исследования является изучение системы деятельности в развитии. Это позво­ляет использовать данную систему для решения задач, связанных с повышением эффективности трудовой деятельности и профессионального обучения.

Реализация этого положения возможна на исполь­зовании концепции системогенеза деятельности, со­гласно которой процесс освоения профессиональной деятельности не является аддитивным в том смысле, что сначала формируются одни ее составляющие (бло­ки), затем другие. Деятельность как бы «закладывается вся целиком», но вначале в неразвитой форме. В даль­нейшем ее составляющие развиваются неравномерно. При этом развитие любой из них на каком-либо этапе овладения деятельностью достигает лишь того уровня, который является для данного этапа достаточным (а не обязательно максимальным, как иногда считают). Ина­че говоря, развитие каждой из этих составляющих подчиняется развитию системы в целом [202].

В заключение отметим, что в деятельность человека так или иначе вовлекается не только нервная система, но и весь его организм: мышечная, дыхательная, крове­носно-сосудистая система и т. д. Функциональная сис­тема организует и регулирует функционирование всех органов тела, подчиняя их основной задаче деятельно­сти. Наряду с этим во всех функциях организма так или иначе проявляются все ее свойства. Поэтому регистра­ция, например, пульса, артериального давления, дыха­ния, мышечного напряжения и т. д. дает ценные сведе­ния для понимания психологических особенностей деятельности и ее нейрофизиологических основ. Поэто­му эти показатели широко используются и при прове­дении инженерно-психологических исследований.

На основании сказанного следует, что физиологи­ческая характеристика труда оператора предполагает также рассмотрение особенностей функционирования различного рода внутренних органов человека в про­цессе его деятельности, анализ происходящих в этих органах изменений под влиянием условий труда. «Как бы различны ни были отдельные виды полезного тру­да, или производственной деятельности, — писал К. Маркс, — с физиологической стороны это — фун­кции человеческого организма, и каждая такая функ­ция, каковы бы ни были ее содержание и ее форма, по существу есть затрата человеческого мозга, нервов, мускулов, органов чувств и т. д.» [23].

В приведенном высказывании речь в первую оче­редь идет о затратах мозга и нервов. И это не случайно. Согласно современным представлениям, физиоло­гические основы трудовой деятельности базируются на деятельности центральной нервной системы (ЦНС), обеспечивающей координацию всех органов.

Основными процессами, с помощью которых ЦНС осуществляет координирующие функции, являются воз­буждение и торможение. Возбуждение — деятельное состояние нервных клеток, продуцирующих нервные импульсы к соответствующим органам, тканям или дру­гим нервным клеткам. С помощью импульсов возбуж­дения ЦНС и осуществляет свою функцию высшего распорядителя и организатора всей деятельности орга­низма. Движущей силой процесса возбуждения являет­ся энергия химических веществ, которая используется для его обеспечения. Энергетическое обеспечение про­цессов возбуждения ограничено некоторыми рамками, которые определяют предел работоспособности чело­вечка. Этот предел даже для одного человека является величиной переменной и может меняться в зависимо­сти от конкретных условий труда оператора.

Торможением называется процесс активного умень­шения деятельности нервных клеток. Торможение, раз­вивающееся в функционирующих нервных клетках, может оказывать как положительное, так и отрицатель­ное влияние на деятельность оператора. Так, например, оно может быть охранительным по характеру (при утом­лении), предотвращая тем самым нервные клетки от перенапряжения, спасая их оттруднообратимых состо­яний. При монотонной работе, при работе в режиме ожидания сигнала торможение может привести к не­желательным явлениям, например, к потере бдительно­сти, снижению уровня готовности к экстренным дей­ствиям.

Процесс торможения всегда находится под конт­ролем сознания. Во время трудовой деятельности че­ловек может волевым усилием продолжать выполне­ние работы, несмотря на нарастающее чувство усталости, сигнализирующее ему о потребности в от­дыхе. Однако продолжение работы требует энергети­ческого обеспечения, поэтому человеческий организм начинает использовать энергетические вещества, пред­назначенные для других целей. Такое положение но­сит название нейрофизиологического конфликта.

Длительные и частые нейроконфликты являются крайне нежелательными для организма, они меняют характер многих физиологических процессов. Требуе­мый уровень работоспособности осуществляется при этом за счет процессов, менее выгодных энергетически и функционально. Например, в сердечно-сосудистой системе обеспечение необходимого кровоснабжения органов осуществляется не за счет преимущественного увеличения силы сердечных сокращений, а за счет воз­растания их частоты [75, 149]. Это приводит к истоще­нию резервных возможностей организма. Вот почему, например, работа оператора в режиме ожидания сиг­нала, несмотря на ее кажущуюся легкость, требует по­стоянных волевых усилий для ограничения процесса торможения. Это является причиной нейроконфликтов, поэтому такая деятельность с физиологической точки зрения является тяжелой и трудной. Чтобы избежать этого, конструктору следует руководствоваться прин­ципом «активного оператора» [212], суть которого зак­лючается в выходе работающего за пределы исход­ных целей, в отличие от приспособительности как ограничения действий субъекта узкими рамками задан­ного.

Работоспособность оператора не является посто­янной на протяжении рабочего дня. Можно выделить три фазы работоспособности (рис. 4.9). Первая фаза представляет собой период врабатываемости, который может продолжаться от нескольких минут до часа. Он характеризуется постоянным повышением всех пока­зателей работы оператора (уменьшение ошибочных действий и времени выполнения им работы, повыше­ние точности действий и стабильности результатов работы). Физиологическое содержание этого периода сводится к формированию рабочей доминанты. Доми­нанта характеризуется тем, что нервные центры, регу­лирующие рабочие функции организма, постепенно объединяются в единую функциональную систему. Период врабатываемости (особенно в условиях работы за пультом управления) характеризуется особенно высоким нервно-психическим напряжением.

 

Рис. 4.9. Динамика работоспособности человека на протяжении рабочего дня: I — период врабатываемости;

II — период устойчивой работоспособности; III — период утомления.

Второй фазой является период оптимальной рабо­тоспособности. Он характеризуется относительно ста­бильными, наилучшими для данных условий результа­тами работы оператора. Продолжительность этого периода зависит от степени тяжести и напряженности работы, степени тренированности и других личных качеств оператора. Для большинства видов оператор­ской деятельности этот период составляет 3—4 часа.

Третьей фазой работоспособности является пери­од утомления. Этот период обусловлен истощением энергетических возможностей работающих органов и развитием процесса торможения работоспособность оператора постепенно падает. В первую очередь сни­жается работоспособность органов и систем, непосред­ственно обеспечивающих выполнение данной деятель­ности. Так, например, у операторов РЛС прежде всего развивается утомление зрительного анализатора, у ра­дистов-операторов — слухового. У операторов, работа­ющих в режиме ожидания сигнала, в первую очередь нарушаются функции внимания. Начало активного раз­вития утомления должно совпадать с окончанием ра­бочего дня (рабочей смены) оператора.

Большое влияние на работоспособность оператора оказывает четкий ритм производственного процесса. Это имеет особенно большое значение в тех случаях, когда активная работа оператора непрерывна по ха­рактеру. Если же такая работа прерывается, то вхож­дение в работу (период врабатываемости) повторяется каждый раз. В результате неэкономичности работы и повышенного нервно-психического напряжения в пе­риод врабатываемости падает общий уровень работос­пособности и быстрее наступает утомление.

Устранение вынужденных перерывов — не един­ственное средство сделать работу ритмичной и снизить тем самым утомление. Другим проявлением ритмично­сти является работа без рывков, без замедления и ус­корения ее темпа. Признаком ритмичности является стабильность времени выполнения однотипных зада­ний за пультом управления. Опыт показывает, что у более подготовленных операторов стабильность значи­тельно выше, чем у менее подготовленных. Умение равномерно расходовать психофизиологические ресур­сы организма является одним из признаков професси­ональной выносливости, а следовательно, и более эф­фективной работы.

Оценка стабильности может проводиться с помощью дисперсии времени выполнения однотипных заданий. Кроме того, для определения степени неритмичности может использоваться коэффициент неритмичности К„р, определяемый по формуле

(4.2)

где tmах и tmin — соответственно максимальное и мини­мальное значения времени выполнения однотипного задания; — среднее значение этого времени.

В специально проведенном эксперименте операто­ры выполняли функции управления АСУ. В соответствии с установленными нормативами результаты их подго­товленности оценивались по четырехбалльной системе. Затем для каждой из групп операторов по формуле (4.2) определялось значение коэффициента неритмичности. У операторов, получивших отличную оценку, значение Кдр оказалось равным 0,47; у операторов, работа кото­рых была оценена «удовлетворительно», значение Кнр гораздо больше и равно 0,69%. Эти данные показывают, что величина Кнр действительно может характеризовать способность оператора к эффективной и производитель­ной работе. Это обстоятельство должен учитывать кон­структор, рекомендующий оптимальный режим труда и отдыха операторов создаваемой СЧМ.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-12-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 626 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Есть только один способ избежать критики: ничего не делайте, ничего не говорите и будьте никем. © Аристотель
==> читать все изречения...

606 - | 552 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.