Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


II. ќбласть исторической мысли




 

я должен начать с попытки определить собственную сферу исторического знани€, возража€ тем, кто, утвержда€ историчность всех вещей, стремитс€ растворить вс€кое знание в историческом знании. »х аргументаци€ в основном строитс€ следующим образом.

 онечно, говор€т они, методы исторического исследовани€ были распространены на историю человеческих де€ний. Ќо ограничиваютс€ ли они этой сферой? ќбласти их применени€ уже были существенно расширены в прошлом. Ќапример, методы критической интерпретации, разработанные историками, в свое врем€ использовались дл€ анализа только письменных источников повествовательного характера, затем их научились примен€ть к неписьменным данным, предоставл€емым в распор€жение историков археологией. –азве не может подобное или даже более радикальное расширение вовлечь в сеть исторической мысли весь мир природы? »ными словами, не €вл€ютс€ ли природные процессы фактически историческими процессами, а бытие природы Ц историческим бытием?

—о времен √ераклита и ѕлатона стало общим местом, что вещи, принадлежащие к миру природы, не в меньшей степени, чем объекты человеческой действительности, наход€тс€ в процессе посто€нного изменени€ и что весь мир природы €вл€етс€ миром Ђпроцессаї, или Ђстановлени€ї. Ќо не это подразумеваетс€ под историчностью объектов, ибо изменение и истори€ не одно и то же. ¬ соответствии с давно выработанным представлением, специфические формы природных объектов образуют неизменный набор строго определенных, типов, и природный процесс Ц это процесс, в ходе которого возникают и исчезают конкретные про€влени€ этих форм (или их квазипро€влени€, вещи приближенно воплощающие их). ¬ области же человеческих де€ний, как €сно показали к восемнадцатому столетию исторические исследовани€, не существует такого неизменного набора специфических форм.   тому времени было признано, что процесс становлени€ распростран€етс€ не только на про€влени€ или квазипро€влени€ этих форм, но и на них самих. » действительно, политическа€ философи€ ѕлатона и јристотел€ учит, что города-государства приход€т и уход€т, но иде€ города-государства как такового пребывает неизменной в качестве некоторой социальной и политической формы, к осуществлению которой всегда будет стремитьс€ человеческий интеллект, коль скоро он остаетс€ по-насто€щему разумным. |201| ¬ соответствии с иде€ми нового времени город-государство как таковой столь же преход€щ, как и ћилет, и —ибарис. Ёто не вечный идеал, а просто политический идеал древних греков. ƒругие цивилизации до них знали другие политические идеалы, и человеческа€ истори€ свидетельствует об изменени€х не только в индивидуальных случа€х, когда эти идеалы осуществл€ютс€, но и об изменени€х самих идеалов. —пецифические типы организации людей Ц город-государство, феодальна€ система, представительное правление, капиталистическа€ промышленность Ц все это характеристики определенных исторических эпох.

¬начале преход€щий характер видовых форм считалс€ особенностью жизни людей.  огда √егель говорил, что у природы нет истории, он как раз и противопоставл€л изменени€ видовых форм человеческой организации во времени неизменности форм природных организмов. ќн признавал, что есть различие между высшими и низшими специфическими формами в природе и что высшие формы развиваютс€ из низших; но это развитие имеет только логический, а не временной характер, и во времени все Ђуровниї природы существуют одновременно *. ќднако этот взгл€д на природу был опровергнут учением об эволюции. Ѕиологи€ установила, что живые организмы не дел€тс€ на роды, каждый со своими неизменными отличительными признаками; их современные характерные формы развились в процессе эволюции во времени. » эта теори€ не ограничиваетс€ областью биологии. ќдновременно оказалось, что эволюционна€ биологи€ тесно св€зана с исследованием окаменелостей в геологии. —егодн€ даже звезды дел€тс€ на типы, которые могут быть описаны как более старые и более молодые; а видовые формы материи не мысл€тс€ больше в плане ƒальтона как элементы, всегда отличающиес€ друг от друга, подобно биологическим видам в додарвиновской биологии. »х считают подверженными аналогичному изменению, так что химическое строение нашего современного мира Ц только одна из фаз процесса, ведущего от очень отличного от современности прошлого к очень отличному будущему.

Ќа первый взгл€д может показатьс€, что эта эволюционна€ концепци€ природы, выводы которой весьма убедительно были разработаны такими философами, как Ѕергсон, јлександер и ”айтхэд 2 , устран€ет различие между природным процессом и историческим и тем самым раствор€ет природу в истории. » если бы понадобилс€ еще один шаг в том же направлении, то здесь бы нам могла помочь доктрина ”айтхэда, согласно которой само приобретение природным объектом его атрибутов занимает определенное врем€. |202| ѕодобно тому как јристотель доказывал, что человек не может быть счастлив сразу и что весь жизненный путь человека уходит на приобретение счасть€, ”айтхэд доказывает, что дл€ по€влени€ атома водорода необходимо врем€ Ц врем€, требуемое дл€ стабилизации специфического ритма движени€, отличающего его от других атомов, так что Ђприроды сразуї не существует.

Ётот современный взгл€д на природу, несомненно, Ђсерьезно считаетс€ со временемї. Ќо точно так же, как истори€ нетождественна изменению, она нетождественна и Ђвременностиї, что бы ни понимали под последней Ц эволюцию или же существование, занимающее определенный промежуток времени. ¬се эти взгл€ды, безусловно, сузили пропасть между природой и историей, пропасть, столь €сно осознаваемую мыслител€ми начала дев€тнадцатого века; они сделали невозможным определение различи€ между ними так, как это делал √егель. Ќо чтобы решить, действительно ли была преодолена эта пропасть и различие между природой и историей, мы должны обратитьс€ к концепции истории и посмотреть, совпадает ли она в своих существенных чертах с вышеуказанной современной концепцией природы.

≈сли мы поставим этот вопрос перед обычным историком, то он ответит на него отрицательно. ƒл€ него вс€ка€ истори€ в подлинном смысле слова представл€ет собой историю человеческих де€ний. —пецифическа€ методика его исследовани€, основывающа€с€ фактически на интерпретации документов, в которых люди прошлого выражали или выдавали свои мысли, не может быть применена в том виде, в каком он ее употребл€ет, к исследованию природных процессов; и чем детальнее разработана эта методика, тем невозможнее становитс€ ее использование в этих цел€х. —уществует известна€ аналоги€ между интерпретацией археологом культурных слоев первобытных поселений и подходом геолога к природным сло€м с включенными в них окаменелост€ми. Ќо и различие здесь не менее €сно, чем сходство. »спользование археологом его стратифицированных реликтов определ€етс€ его пониманием их в качестве артефактов, служащих определенным человеческим цел€м. “ем самым они выражают определенный способ мышлени€ людей о своей собственной жизни. — его точки зрени€, палеонтолог, упор€дочивающий свои окаменелости во временн ы е р€ды, действует не как историк, а только как естествоиспытатель, мысл€щий в лучшем случае квазиисторически.

—торонник анализируемой доктрины мог бы сказать, что историк в данном случае проводит произвольное разграничение между вещами, которые в сущности €вл€ютс€ одними и теми же, и что его концепци€ истории узка, лишена философского обосновани€, ограничена недостаточным развитием его техники исследовани€; это во многом напоминает поведение некоторых историков, которые в силу неадекватности их методического аппарата при изучении истории искусства, или науки, или экономической жизни ошибочно ограничили область исторической мысли историей политики. |203| ѕоэтому неизбежно возникает вопрос, почему же историки обычно отождествл€ют историю с историей человеческих де€ний? „тобы ответить на него, недостаточно рассмотреть особенности исторического метода в его нынешней форме, ибо спорным как раз и оказываетс€ вопрос, покрывает ли этот метод в его современной форме всю область проблем, которые должны решатьс€ с его помощью. ћы должны задать себе вопрос, каков общий характер тех проблем, дл€ решени€ которых был создан этот метод. » когда мы это сделаем, то окажетс€, что специфической проблемой историка оказываетс€ проблема, не возникающа€ в области естествознани€.

»сторик, исследу€ любое событие прошлого, проводит грань между тем, что можно назвать его внешней и внутренней стороной. ѕод внешней стороной событи€ € подразумеваю все, относ€щеес€ к нему, что может быть описано в терминах, относ€щихс€ к телам и их движени€м: переход ÷езар€ в сопровождении определенных людей через реку, именуемую –убикон, в определенное врем€ или же капли его крови на полу здани€ сената в другое врем€. ѕод внутренней стороной событи€ € понимаю то в нем, что может быть описано только с помощью категорий мысли: вызов, брошенный ÷езарем законам –еспублики, или же столкновение его конституционной политики с политикой его убийц. »сторик никогда не занимаетс€ лишь одной стороной событи€, совсем исключа€ другую. ќн исследует не просто событи€ (простым событием € называю такое, которое имеет только внешнюю сторону и полностью лишено внутренней), но действи€, а действие Ц единство внешней и внутренней сторон событи€. »сторик интересуетс€ переходом ÷езар€ через –убикон только в св€зи с его отношением к законам –еспублики и капл€ми крови ÷езар€ только в св€зи с их отношением к конституционному конфликту. ≈го работа может начатьс€ с вы€влени€ внешней стороны событи€, но она никогда этим не завершаетс€; он всегда должен помнить, что событие было действием и что его главна€ задача Ц мысленное проникновение в это действие, проникновение, став€щее своей целью познание мысли того, кто его предприн€л.

¬ отношении природы этого разграничени€ между внешней и внутренней стороной событи€ нет. —обыти€ в природе Ц просто событи€, а не действи€ лиц, замыслы которых стремитс€ проследить естествоиспытатель. ¬ерно, конечно, что естествоиспытатель, как и историк, должен выходить за пределы простого открыти€ событи€; направление, в котором он при этом движетс€, весьма отличаетс€ от направлени€ историка. ”ченый-естествоиспытатель не трактует событие как действие и не пытаетс€ воспроизвести замысел лица, совершившего его, проника€ через внешнюю сторону событи€ к его внутренней стороне. ¬место этого ученый выходит за пределы событи€, устанавливает его отношени€ к другим событи€м и тем самым подводит их под некоторую общую формулу, или закон природы. |204| ƒл€ естествоиспытател€ природа всегда только Ђфеноменї, Ђфеноменї не в смысле ее недостаточной реальности, но в смысле того, что она €вл€етс€ некоей картиной, данной сознанию разумного наблюдател€; в то же врем€ событи€ истории никогда не выступают как простые феномены, картины дл€ созерцани€. ќни объекты, и историк смотрит не Ђнаї них, а Ђчерезї них, пыта€сь распознать их внутреннее, мысленное содержание.

ѕроника€ таким образом во внутреннюю сторону событий и вы€вл€€ мысли, которые они выражают, историк делает нечто такое, что не об€зан и не может делать естествоиспытатель. ¬ этом смысле задача историка более сложна, чем задача натуралиста. Ќо с другой точки зрени€, она проще: историк не об€зан и не может (не перестава€ быть историком) подражать естествоиспытателю, занима€сь поиском причин и законов событий. ƒл€ естествознани€ событие открываетс€ через его воспри€тие, а последующий поиск его причин осуществл€етс€ путем отнесени€ его к его классу и определени€ отношени€ между этим классом и другими. ƒл€ истории объектом, подлежащим открытию, оказываетс€ не просто событие, но мысль, им выражаема€. ќткрыть эту мысль Ц значит пон€ть ее. ѕосле того как историк установил факты, он не включаетс€ в дальнейший процесс исследовани€ их причин. ≈сли он знает, что произошло, то он уже знает, почему это произошло.

¬се это не означает, что такой термин, как Ђпричинаї, совершенно неуместен при описании исторических событий; это значит только то, что он используетс€ здесь в особом смысле.  огда натуралист спрашивает: Ђѕочему этот кусочек лакмусовой бумаги стал розовым?ї Ц то его вопрос имеет следующий смысл: Ђѕри каких обсто€тельствах кусочки лакмусовой бумаги розовеют?ї  огда историк спрашивает: Ђѕочему Ѕрут убил ÷езар€?ї, Ц то его вопрос сводитс€ к тому: Ђ аковы были мысли Ѕрута, заставившие его прин€ть решение об убийстве ÷езар€?ї ѕричина данного событи€ дл€ него тождественна мысл€м в сознании того человека, действи€ которого и вызвали это событие, а они не что иное, как само событие, его внутренн€€ сторона.

ѕриродные процессы поэтому с полным правом могут быть описаны как последовательность простых событий, исторические же процессы Ц нет. ќни не последовательность простых событий, но последовательность действий, имеющих внутреннюю сторону, состо€щую из процессов мысли. »сторик ищет именно эти процессы мысли. ¬с€ истори€ Ц истори€ мысли.

Ќо как историк воспринимает мысли, которые он пытаетс€ открыть? ≈сть только один способ это сделать: историк воспроизводит их в своем собственном сознании. »сторик философии, чита€ ѕлатона, пытаетс€ узнать, что думал ѕлатон когда он выразил свои мысли определенными словами. ≈динственный способ, каким это можно сделать, Ц продумывание платоновских мыслей самим историком. |205| Ёто фактически мы и подразумеваем, когда говорим о Ђпониманииї слов. “ак, историк политики или военного дела, сталкива€сь с описанием определенных действий ёли€ ÷езар€, пытаетс€ пон€ть их, т. е. определить, какие мысли в сознании ÷езар€ заставили его осуществить эти действи€. Ёто предполагает мысленный перенос самого себ€ в ситуацию, в которой находилс€ ÷езарь, и воспроизведение в своем мышлении того, что ÷езарь думал об этой ситуации и о возможных способах ее разрешени€. »стори€ мысли, а потому и вс€ истори€ Ц воспроизведение мысли прошлого в собственном сознании историка.

Ёто воспроизведение, имеющее в случае в ѕлатоном и ÷езарем ретроспективный характер, может быть осуществлено только при условии, что историк использует дл€ этого все возможности собственного ума, все свои познани€ в области философии и политики. Ёто не пассивное подчинение ума магической силе ума другого Ц это труд, предпринимаемый активным, а потому критическим мышлением. »сторик не просто воспроизводит мысли прошлого, он воспроизводит их в контексте собственного знани€, и потому, воспроизвод€ их, он их критикует, дает свои оценки их ценности, исправл€ет все ошибки, которые он может обнаружить в них. Ёта критика мысли, историю которой он прослеживает, не €вл€етс€ чем-то вторичным по отношению к воспроизведению ее истории. ќна Ц неотъемлемое условие самого исторического знани€. Ѕыло бы серьезной ошибкой в отношении истории мысли считать, что историк как таковой просто устанавливает, Ђчто думал такой-то и такой-тої, оставл€€ кому-то другому решение вопроса, Ђбыл ли он правї. ¬с€кое мышление Ц критическое мышление; мысль, котора€ воспроизводит мысли прошлого, критикует их поэтому в самом процессе этого воспроизведени€.

“еперь становитс€ €сным, почему историки обычно ограничивают предмет исторического знани€ человеческими де€ни€ми. ≈стественный процесс Ц процесс событий; исторический процесс Ц процесс мыслей. „еловек рассматриваетс€ как единственный субъект исторического процесса, потому что человек считаетс€ единственным животным, которое мыслит или мыслит достаточно €сно дл€ того, чтобы сделать свои действи€ выражением своих мыслей. ”беждение, что человек Ц единственное мысл€щее животное, несомненно, ошибочно; но убеждение, что человек мыслит больше, более посто€нно и эффективно, чем любое иное животное, и что человек €вл€етс€ единственным животным, поведение которого в значительной мере определ€етс€ мыслью, а не простыми импульсами и влечени€ми, по-видимому, достаточно хорошо обосновано, чтобы оправдать эту практику историков, ограничивающих предмет своей науки миром человеческих действий.

»з этого не следует, что все человеческие действи€ представл€ют собой предмет истории; и действительно, историки согласны с тем, что это не так. Ќо когда их спрашивают, как провести границу между историческими и неисторическими человеческими действи€ми, они испытывают известные затруднени€. |206| »сход€ из наших позиций, мы можем предложить вполне определенный ответ на этот вопрос: в той мере, в какой поведение человека определ€етс€ тем, что может быть названо его животной натурой, его импульсами и потребност€ми, оно неисторично, а процесс этой жизнеде€тельности Ц природный процесс. ѕоэтому историк не интересуетс€ фактом того, что человек ест, спит, любит и удовлетвор€ет тем самым свои естественные потребности; он интересуетс€ социальными обыча€ми, которые он создает своею мыслью, как рамками, в пределах которых эти потребности наход€т свое удовлетворение способами, санкционированными условност€ми и моралью.

—ледовательно, хот€ теори€ эволюции революционизировала наше представление о природе, заменив старую концепцию природного процесса как изменени€ в пределах фиксированной системы родовых форм новой концепцией этого процесса как включающего изменение самих этих форм, она ни в коем случае не отождествила идею природного процесса с идеей исторического процесса; мода употребл€ть термин Ђэволюци€ї в историческом контексте (говор€т, например, об Ђэволюцииї парламента и т. д.), столь недавно распространенна€, была вполне естественной в эпоху, когда науки о природе считались единственно истинной формой знани€. ƒругие формы знани€, чтобы оправдать свое существование, считали себ€ об€занными подражать им. Ќо эта мода сама по себе была результатом путаного мышлени€ и стала источником последующих ошибок.

—уществует только одна гипотеза, в соответствии с которой природные процессы могут считатьс€ историческими по своей сути и характеру, а именно гипотеза, исход€ща€ из того, что эти процессы в действительности суть процессы действи€, детерминируемого мыслью, составл€ющей их внутреннюю сторону. »з нее вытекало бы, что природные процессы Ц выражение мысли, может быть мыслей божества, или конечных интеллектов ангельских или демонических сил, или сознаний, в каком-то отношении подобных нашему, пребывающих в органических или неорганических телах природы, как наше сознание пребывает в наших телах. ƒаже если оставить в стороне философскую фантастику, в ней заключающуюс€, така€ гипотеза могла бы претендовать на серьезное философское внимание лишь в том случае, если бы она вела к лучшему пониманию мира природы. Ќа самом же деле, однако, естествоиспытатель с полным основанием может сказать: ЂJe n'ai pas en besom de cette Hypotheseї [Ђя не нуждаюсь в этой гипотезеї (фр.). “ак ответил Ћаплас Ќаполеону на вопрос, почему в его космогонической системе не нашлось места божеству. ], Ц а теолог бы с ужасом отшатнулс€ от любого предположени€, что действи€ бога в мире природы напоминают действи€ конечного человеческого ума в услови€х исторической жизни. |207| ¬полне очевидно одно: с точки зрени€ нашего естественнонаучного и исторического познани€, процессы событий, образующие мир природы, совершенно отличны по своей сути от процессов мысли, образующих мир истории.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-12-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 400 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

ѕобеда - это еще не все, все - это посто€нное желание побеждать. © ¬инс Ћомбарди
==> читать все изречени€...

516 - | 541 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.013 с.