Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


‘еноменолого-герменевтическое направление




¬ теории справедливости

ѕроанализировав взгл€ды современных представителей социальной философии, следует отметить, что справедливость св€зана с взаимодействием социальных субъектов и содержит множество аспектов: экономический, политический, правовой, нравственный, социальный. ¬ рассмотренных выше теори€х преобладают экономический и политико-правовой аспекты. ќднако западна€ философско-правова€ наука не ограничиваетс€ исследованием места справедливости в социуме. ‘еноменологи€ и герменевтика сместили акценты на индивидуальное сознание человека, которое постмодернизм вывел на первый план различного рода изысканий. –ассмотрев концепции мыслителей, работавших в русле рациональной философии, обратимс€ к феноменолого-герменевтическому направлению.

ќбраща€сь к правовой проекции справедливости, ∆. ƒеррида приходит к выводу, что вопрос о справедливости Ђвнутри праваї рассматриватьс€ не может. ќднако возможно поставить вопрос о справедливости самого права. » тут мы неизбежно упираемс€ в проблему насили€ (принуждени€), которое сопутствует праву. ѕраво основываетс€ на принуждении не столько в смысле применени€ конкретных санкций в определенных случа€х, сколько в том смысле, что оно изначально содержит в себе стойкую возможность применени€ силы дл€ насаждени€ законности. Ќасилие, сопутствующее праву, по мнению ƒерриды, не €вл€етс€ его результатом, но скорее свойственно самой форме права[348].

—леду€ своим лингвистическим интенци€м, ƒеррида проводит параллель между обобщенным насилием права и насилием €зыка. ѕраво обобщает определенное действие, которое не адресуетс€ конкретному субъекту, и данный факт содержит в себе потенциально неизбежное насилие, которое не может быть совместимо с идеей полной справедливости. язык при этом также предполагает применение определенных правил и отсутствие единичности, как ситуации, так и адресата. ¬ этом смысле проблема некоего насили€ (принуждени€) неотделима и от €зыка, поскольку ничто в нем не может выйти за пределы коммуникации и оказываетс€ св€занным ее жесткими правилами.

Ќо может ли быть разрешен вопрос насили€ в праве? ќтвет ƒерриды безапелл€ционен Ц Ђнетї. ‘илософ указывает, что уже в той мере, в какой право стремитс€ легитимировать свое происхождение, оно в конечном счете всегда будет обращатьс€ к первичному созидающему его акту Ц акту насили€, на котором собственно и основана легитимность его (права) происхождени€. –азрешение конфликтов, которое и €вл€етс€ основополагающим назначением права, дл€ ƒерриды невозможно путем ненасильственных методов. » поскольку, таким образом, элемент насили€ (принуждени€) пронизывает и форму, и саму сущность права, то вполне логичным представл€етс€ вывод философа: Ђѕраво не есть справедливостьї.

ƒеррида не усматривает справедливости внутри права, равно как и легитимности Ц вне права. —амо право не предполагает Ђчистыхї объ€снений, хороших решений и должно принимать свой насильственный характер так же, как это делает и €зык. — точки зрени€ философа, наве€нной все теми же лингвистическими размышлени€ми, все, в чем задействовано посредничество (а право, как и €зык, наиболее под это подход€т), с необходимостью Ђзагр€зненої элементом насильственности, который имманентно содержат в себе правовые методы, предполагаемо ведущие нас к справедливости.

¬нутри права логика справедливости в своем развитии несколько парадоксальна. ƒеррида демонстрирует это на следующих примерах[349]. ¬о-первых, в праве €вно доминирует принцип законности, выступающий ориентиром дл€ судей. ќднако право оказываетс€ Ђподвешеннымї, зависимым от судебного решени€, так как правовые акты несут в себе не только применение норм, но и их установление. » в значительной мере с этим нельз€ не согласитьс€, если вдуматьс€ в то, что право (правова€ норма) полноценно про€вл€ет себ€, демонстрирует свою сущность только в конкретной ситуации, а значит, Ц в правоприменительном акте. ¬о-вторых, в праве существует идеал справедливого решени€. ќднако ƒеррида называет это Ђпосещением призрака неразрешимогої, поскольку правило, предполагаемое к применению об€зательно Ђуступаетї конкретному случаю в его единичности. “аким образом, идеальной, обобщенной модели справедливого решени€ ожидать не приходитс€. », в-третьих, в правовой сфере распространено утверждение, что дл€ юридических дискуссий и размышлени€ о правовой оценке ситуации знани€ в принципе достаточно. ќднако, как указывает философ, решение казуса всегда приходит слишком рано и неизменно несвоевременно прерывает юридические дискуссии, поскольку, справедливость Ђне ждетї, и Ђсправедливое решение всегда требуетс€ немедленної. —ледовательно, несмотр€ на все логические усили€ в построении юридической квалификации дела, его решение приходит к судье спонтанно, практически на интуитивном уровне.

ѕоказыва€, таким образом, несосто€тельность рационального выведени€ справедливости внутри права, ƒеррида предлагает говорить об Ђидее справедливостиї. ќн называет ее Ђбесконечнойї, не имеющей границ и видимых очертаний, этическим требованием, которое никогда не может быть полностью удовлетворено. —ущность справедливости в праве дл€ философа заключаетс€ в самом стремлении к ней. ќна всегда пребывает в состо€нии Ђприближени€ї (in coming), вызывает в нас ощущение ожидани€. » жела€ познать справедливость в праве, мы сталкиваемс€, по крайней мере, с двум€ опытами. ¬о-первых, с опытом того недеконструируемого, что внутренне присуще праву, с тем, что может быть прочувствовано и, по сути, должно оставатьс€ на уровне чувств, интуиции. ѕоскольку все прит€зани€ правового дискурса на претворение справедливости ƒеррида расценивает как абсурдные, подчеркива€ Ђмистическое основаниеї справедливости в праве и называ€ единственной реальной ее проекцией Ђжажду справедливостиї[350]. ¬о-вторых, другим опытом при попытке познать справедливость в праве оказываетс€ опыт Ђнерешенностиї, который приверженцев правового дискурса приводит к парадоксальной необходимости в совершении акта, который на самом деле невозможен.

—очетание элементов Ђнедеконструируемогої и в то же врем€ Ђнеразрешимогої находит свое отражение в общих воззрени€х ƒерриды на справедливость в праве. — одной стороны, эта справедливость необъ€тна, неисчисл€ема, с другой Ц Ђнеисчисл€ема€ справедливость заставл€ет нас исчисл€тьї. ‘илософ одновременно указывает на справедливость как на непременный ориентир дл€ правоприменител€, устанавливающий границы принимаемого решени€, как на об€зательство дл€ права, и в то же врем€ обосновывает необходимость субъекта быть как можно ближе к праву, даже если оно вообще не содержит в себе справедливости. ѕозитивным моментом при этом считаетс€ потенциально заложенна€ в праве Ђбудуща€ї справедливость. “аким образом, можно с достаточной уверенностью заключить, что при всем трансцендентном характере идеи справедливости в праве, описываемом ƒерридой, рассуждени€ вывод€т его на все тот же процедурный компонент справедливости, который прослеживаетс€ во взгл€дах рассмотренных выше философов.

—реди представителей феноменолого-герменевтического направлени€ философии права наиболее €рко выдел€етс€ концепци€ французского философа ѕол€ –икера (1913Ц2005 гг.), в которой органично сочетаетс€ рассмотрение философских и собственно правовых аспектов проблемы справедливости. ѕодпитыва€сь иде€ми јристотел€, ».  анта и ƒж. –олза, ѕ. –икер рассматривает распределительную и компенсаторную справедливость, объедин€€ их идеей равенства. » в сущностном аспекте иде€ справедливости сопр€жена у него с пон€тием распределени€[351]. ќднако приближение к правовой составл€ющей справедливости заставл€ет его, как и других, обратитьс€ к формальным, процедурным аспектам.

ѕоскольку концепци€ –икера глубоко герменевтична, то его взгл€ды на справедливость основываютс€ на диалогическом взаимодействии сторон общественных отношений. » в самом общем виде синонимами (даже Ђвеликими синонимамиї) чувства справедливости дл€ него станов€тс€ Ђсправедлива€ дистанци€ї, Ђбеспристрастностьї, Ђпосредничество кого-то третьегої[352]. ‘илософ указывает на вполне очевидный факт, что люд€м в большей мере свойственно распознавать несправедливое, чем справедливое. ѕри столкновении с несправедливостью возникает естественное чувство негодовани€, которое, с одной стороны, выступает мерилом справедливости, а с другой Ц не может полностью уравн€тьс€ с ней ввиду сопутствующего ему желани€ мести. ј потому Ђдобродетель справедливости устанавливаетс€ в отношении дистанцированности от другогої[353].

≈сли межличностные взаимоотношени€ стро€тс€ по отношению к другому как к Ђтыї, то отношени€ по поводу установлени€ справедливости выводит стороны по отношению друг к другу на уровень Ђкаждогої. —обственно, дл€ приближени€ к справедливому разрешению ситуации необходимо относитьс€ к другому как к обезличенному Ђкаждомуї, что невозможно дл€ конфликтующих сторон. ѕоэтому возникает потребность в другом Ц Ђтретьемї, который бы в силу своей изначальной беспристрастности к ситуации, относилс€ бы к сторонам как к Ђкаждымї, без от€гощени€ эмоциональной составл€ющей. “аким Ђтретьим во второй степениї дл€ конфликтующих сторон становитс€ судь€, способный максимально дистанцированно и беспристрастно оценивать ситуацию.

ƒл€ описани€ существа справедливости –икер использует вертикальную шкалу нравственных оценок поступков человека, двига€сь по которой среди различных предикатов мы на определенном уровне достигаем максимально полного отображени€ справедливости. ѕервым на данной шкале выступает предикат Ђблагойї. ѕоскольку –икер убежден, что благо составл€ет существо, Ђтелосї всей жизни, он утверждает, что все человеческие действи€ так или иначе обусловлены (ведомы) нехваткой и желанием получить что-либо. ѕри этом справедливость выступает неотъемлемой частью стремлени€ к благой жизни, так как она всегда также выступает объектом желани€ и нехватки. “аким образом, первичное определение справедливости происходит уже на первом, телеологическом, уровне предикатов и сопр€жено с поиском ответа на вопрос Ц Ђкак бы € хотел прожить жизнь?ї.

Ќо любое наше стремление всегда св€зано с императивом, а желание Ц с запретом[354], поскольку каждое действие всегда предполагает способность действовать и провоцирует вопрос о власти одного действовател€ над другим. —ама по себе возможность такой власти открывает простор дл€ насили€ в различных его формах, а потому на вертикальной шкале –икера предикат Ђблагойї дополн€етс€ предикатом Ђоб€зательныйї в негативном смысле недопустимости ущемлени€ прав защищаемого. »менно в силу того, что пользу€сь своей властью, один человек причин€ет другому несправедливость, моральное суждение относительно поведени€ субъектов добавл€ет к Ђблагомуї предикат Ђоб€зательныйї. Ќо об€зательность как недопустимость ущемлени€ прав субъекта может быть основана только на идее закона, отстаивание универсальной значимости которой и есть то, что собственно об€зывает в Ђоб€зательномї. ѕоэтому предикат Ђоб€зательныйї €вл€етс€ дл€ –икера синонимом Ђзаконногої.

“ребование законности само по себе достаточно абстрактно и не позвол€ет полностью приблизитьс€ к пониманию, улавливанию сути справедливого, хот€ и заключает его в себе как основополагающую идею. »менно потому –икер усматривает единственную возможность нахождени€ справедливости в переходе от абстракций к конкретике, и в качестве третьего уровн€ предикатов на вертикальной иерархической шкале выдвигает Ђплоскость практической мудростиї. ƒо тех пор, пока Ђзаконноеї остаетс€ общим требованием, мы не способны ощутить конкретику справедливости, котора€ про€вл€етс€ лишь в отдельно вз€той ситуации. –азрешение казуса основано на беспристрастной фигуре судьи, осуществл€ющего, в конце концов, тот самый акт суждени€ (произносит Ђслово, устанавливающее между антагонистами справедливую дистанциюї), посредством которого происход€т устранение несправедливости и восстановление справедливости. “аким образом, третьим предикатом на иерархической шкале –икера становитс€ предикат Ђбеспристрастныйї, в котором находит свое окончательное воплощение иде€ справедливости.

ќбращение к судье как Ђтретьему во второй степениї утверждает нас в мысли о том, что справедливость в праве Ц всегда есть справедливость по отношению к другому как Ђтретьемуї, Ђкаждомуї. —убъект не может оценивать справедливость собственных поступков или действий по отношению к себе, поскольку совершенно очевидно, что истинной справедливости присуща нека€ абстрагированность от личностных характеристик. »менно наличие дистанции между участниками межличностных отношений служит гарантией установлени€ справедливости, а не удовлетворени€ желани€ мести. ќсновным правилом справедливости, с точки зрени€ –икера, €вл€етс€ то, что никто не может осуществл€ть правосудие дл€ себ€[355].

Ќеобходима система посредничества, котора€ строитс€ на целой иерархии институтов:

1) государство как первоначальный институт, несущий в себе реальную возможность нав€зывать субъектам свою волю (монополи€ на легитимное насилие), лиша€ их при этом возможности осуществл€ть правосудие напр€мую;

2) учреждение корпуса письменных законов, формулирующих абстрактные, одинаковые дл€ всех требовани€;

3) судебный институт, обща€ задача которого конкретизаци€ справедливости в определенных ситуаци€х. —ам по себе данный институт одновременно конкретизирует и абстрактную возможность государственного принуждени€, и общие требовани€ правовых норм;

4) судьи как особые субъекты, способные и уполномоченные непосредственно сказать Ђслово справедливостиї. ќбособл€€ фигуру судьи, –икер детализирует таким образом судебный институт, подчеркива€, что в разрешении межличностных конфликтов непосредственное участие принимают сами субъекты, но не все, а лишь те, которые возвышаютс€ над остальными в силу особой процедуры их назначени€ и профессиональных характеристик.

“аким образом, из концепции –икера следует, что в определении справедливости наибольшее значение он придает формальным, процессуальным моментам, полага€, что наличие особых процедур (назначени€ судей, осуществлени€ судопроизводства, исполнени€ наказаний) само по себе выступает гарантом установлени€ справедливости. ѕоскольку в судебном процессе конфликт переноситс€ в плоскость €зыкового взаимодействи€, то это уже устран€ет отношени€ насили€ между сторонами и переводит их на уровень дискурса, в котором кульминацией конфликта становитс€ именно словесна€, а не действенна€, конфронтаци€.

—ледует заметить, что, как и ƒеррида, –икер осознает неотделимость насили€ даже от правовых процедур, поскольку, помимо имманентного присутстви€ идеи легитимного насили€ в праве, она всегда получает свое воплощение именно после произнесени€ Ђслова справедливостиї Ц исполнение приговора реализует власть государственных институтов над свободой, а иногда и над жизнью и смертью. Ќо это есть неизбежный атрибут правового установлени€ справедливости, который может быть только см€гчен (сохранение возможности социальной адаптации заключенных, реабилитаци€), но никак не устранен из правовой сферы.

ѕо итогам анализа проблемы справедливости в праве в рамках постмодернистского дискурса €вно усматриваетс€ его ориентированность на процедурную форму справедливости. ’от€ философы не оставл€ют вниманием распределительную и исправительную справедливость, их €вное или скрытое т€готение к формальной стороне справедливости вполне объ€снимо. —ам плюралистически настроенный постмодернистский дискурс стремитс€ объ€ть необъ€тное и, не достига€ в этом успеха, смещает акценты с сущностных характеристик предметов на их форму. —обственно формальный аспект остаетс€ единственно способным внести конкретику в постмодернистское философствование. ѕоэтому, не выража€ существа справедливости в праве, философи€ постмодернизма предлагает ее процедурную модель, котора€ в реальности может оказатьс€ как способной, так и не способной удовлетворить искани€ справедливости дл€ конкретного субъекта. Ќо субъективное чувство справедливости должно удовольствоватьс€ уже самим наличием процедуры, содержащей в себе идею справедливости как потенцию. “ем самым правова€ справедливость неизбежно ув€зываетс€ с законностью и процедурностью и предстает как некий треугольник, состо€щий из конфликтующих сторон и независимого арбитра, а их действи€ выстраиваютс€ согласно установленной правом модели.


 

√лава 9

ѕ–ј¬ќ¬џ≈ » —ќ÷»јЋ№Ќџ≈ Ќќ–ћџ:





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-24; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 689 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬елико ли, мало ли дело, его надо делать. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1718 - | 1420 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.018 с.