Лекции.Орг
 

Категории:


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...


Назначение, устройство и порядок оборудования открытого сооружения для наблюдения на КНП командира МСВ


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...

Наблюдение как метод исследования



Наблюдение – это целенаправленное, организованное восприятие и регистрация поведения исследуемого объекта. Задача наблюдателя, как правило, не связана с вмешательством в «жизнь» путем создания специальных условий для проявления наблюдаемого процесса или явления.

От пассивного созерцания окружающей действительности наблюдение отличается тем, что оно: а) подчинено определенной цели; б) проводится по определенному плану; в) оснащено предметными средствами для осуществления процесса и фиксации результатов.

Наблюдение – активная форма чувственного познания, дающая возможность накапливать эмпирические данные, образовывать первоначальные представления об объектах или проверять исходные предположения, связанные с ними. Наблюдение исторически является первым научным методом психологических исследований.

Термин «наблюдение» используется в трех разных значениях: 1) наблюдение как деятельность; 2) наблюдение как метод; 3) наблюдение как методика.

Наблюдение как деятельность относится к некоторым областям общественной практики. Оператор энергосистемы наблюдает за показаниями приборов, дежурный смены проводит осмотр оборудования по определенному плану, врач осматривает больного, следователь наблюдает за поведением подозреваемого и т. п. В отличие от наблюдения как научного метода наблюдение как деятельность направлено на обслуживание практической деятельности: наблюдение необходимо врачу для постановки диагноза и уточнения процесса лечения; следователю – для выдвижения и проверки версий и раскрытия преступления; оператору энергосистемы – для принятия решения о распределении потоков электроэнергии.

Наблюдение как метод науки включает в себя систему принципов познавательной деятельности, положений о сущности и специфике психологического наблюдения, о его возможностях и ограничениях, об орудийном оснащении и разновидностях деятельности человека в роли наблюдателя. Наблюдение как метод психологии отличается универсальностью, т. е. применимостью к изучению широкого круга явлений, гибкостью, т. е. возможностью по мере необходимости менять «поле охвата» изучаемого объекта, выдвигать и проверять по ходу наблюдения дополнительные гипотезы. Для проведения исследования методом наблюдения необходимо минимальное аппаратурное обеспечение.

Специфика наблюдения как научного метода психологии состоит в типе отношения к объекту изучения (невмешательстве) и наличии прямого визуального или слухового контакта наблюдателя с наблюдаемым. Основными характеристиками наблюдения как метода психологии являются целенаправленность, планомерность, зависимость от теоретических представлений наблюдателя.

Наблюдение как методика (методика наблюдения) учитывает конкретную задачу, ситуацию, условия и орудия наблюдения. Под методикой наблюдения понимается социально фиксированная, изложенная понятно для других, предметно представленная система сбора и обработки эмпирических данных, которая адекватна четко очерченному кругу задач. В зарубежной психологической литературе синонимом «методики наблюдения» является «техника наблюдения». Методика наблюдения содержит самое полное описание процедуры наблюдения и включает: а) выбор ситуации и объекта для наблюдения; б) программу (схему) наблюдения в виде перечня признаков (аспектов) наблюдаемого поведения и единиц наблюдения с подробным их описанием; в) способ и форму фиксации результатов наблюдения; г) описание требований к работе наблюдателя; д) описание способа обработки и представления полученных данных.

Объект и предмет наблюдения. Объектом внешнего наблюдения может быть отдельный человек, группа людей или общность. Объект наблюдения характеризуется уникальностью, неповторяемостью, очень малой или очень большой длительностью психических явлений.

Главная проблема, возникающая при проведении наблюдения, – воздействие присутствия наблюдателя на поведение наблюдаемого. Чтобы минимизировать это воздействие, наблюдатель должен «примелькаться», т. е. чаще присутствовать в окружающей среде, заниматься каким-либо делом, не акцентировать внимание на наблюдаемом. Кроме того, можно объяснить присутствие наблюдателя какой-либо приемлемой для наблюдаемого целью, либо заменить человека-наблюдателя регистрирующей аппаратурой (видеокамерой, диктофоном и т. п.), либо вести наблюдение из смежного помещения через стекло с односторонней проводимостью света (зеркало Гезелла). Скромность, такт, воспитанность наблюдателя ослабляют неизбежное влияние его присутствия.

Существует также прием включенного наблюдения, когда наблюдатель является реальным членом группы. Однако этот прием влечет за собой этическую проблему – двойственность позиции и невозможность проводить наблюдение за собой как членом группы.

Предметом наблюдения могут быть только внешние, экс-териоризированные компоненты психической деятельности:

– моторные компоненты практических и гностических действий;

– движения, перемещения и неподвижные состояния людей (скорость и направление движения, соприкосновения, толчки, удары);

– совместные действия (группы людей);

– речевые акты (их содержание, направленность, частота, продолжительность, интенсивность, экспрессивность, особенности лексического, грамматического, фонетического строя);

– мимика и пантомимика, экспрессия звуков;

– проявления некоторых вегетативных реакций (покраснение или побледнение кожи, изменение ритма дыхания, потоотделение).

При проведении наблюдения возникает сложность однозначного понимания внутреннего, психического через наблюдение внешнего. В психологии существует многозначность связей внешних проявлений с субъективной психической реальностью и многоуровневая структура психических явлений, поэтому одно и то же поведенческое проявление может быть связано с различными психическими процессами.

Позиция наблюдателя по отношению к объекту наблюдения может быть открытой или скрытой. Включенное наблюдение также можно отнести к разряду открытого или скрытого в зависимости от того, сообщает наблюдатель о факте наблюдения или нет.

Человек-наблюдатель обладает избирательностью восприятия, которая обусловливается его установками, общей направленностью деятельности. Определенная установка активизирует восприятие, обостряет чувствительность к значимым воздействиям, однако излишне фиксированная установка приводит к предвзятости. Общая направленность деятельности может послужить стимулом к переоценке одних фактов и недооценке других (учителя обращают внимание на познавательную деятельность, тренеры – на особенности телосложения, ловкость движений, портные – на покрой одежды и т. п.).

Существует также феномен проекции собственного «Я» на наблюдаемое поведение. Интерпретируя поведение другого человека, наблюдатель переносит на него собственную точку зрения. Индивидуальные характеристики наблюдателя (преимущественная модальность восприятия – зрительная, слуховая и др., способность к концентрации и распределению внимания, объем памяти, когнитивный стиль, темперамент, эмоциональная устойчивость и т. п.) также оказывают значительное влияние на результат наблюдения. Хорошему наблюдателю необходима специальная тренировка наблюдательности, которая позволяет несколько уменьшить влияние индивидуальных характеристик.

В зависимости от ситуации выделяют полевое наблюдение, лабораторное наблюдение и спровоцированное наблюдение в естественных условиях. Полевое наблюдение проводится в естественных условиях жизни наблюдаемого, искажения поведения в этом случае минимальны. Данный вид наблюдения очень трудоемок, так как ситуация, интересующая исследователя, мало поддается контролю и поэтому наблюдение чаще всего носит выжидательный характер. Лабораторное наблюдение проводится в более удобной для исследователя ситуации, однако искусственные условия могут сильно исказить поведение человека. Спровоцированное наблюдение осуществляется в естественных условиях, однако ситуация задается исследователем. В возрастной психологии это наблюдение сближается с естественным экспериментом (наблюдение в процессе игры, в ходе занятий и т. п.).

По способу организации выделяют несистематическое и систематическое наблюдение. Несистематическое наблюдение широко применяется в этнопсихологии, психологии развития, социальной психологии. Для исследователя здесь важно создание некоторой обобщенной картины изучаемого явления, поведения индивида или группы в определенных условиях. Систематическое наблюдение проводится по плану. Исследователь выделяет некоторые особенности поведения и фиксирует их проявление в различных условиях или ситуациях.

Выделяют также сплошное и выборочное наблюдение. При сплошном наблюдении исследователь фиксирует все особенности поведения, а при выборочном обращает внимание только на определенные поведенческие акты, фиксирует их частоту, продолжительность и т. п.

Различные способы организации наблюдения имеют свои преимущества и недостатки. Так, при несистематическом наблюдении могут быть описаны случайные явления, поэтому предпочтительнее организация систематического наблюдения в изменяющихся условиях. При сплошном наблюдении невозможна полная запись всего наблюдаемого, поэтому в данном случае желательно использовать аппаратуру или привлечь нескольких наблюдателей. При выборочном наблюдении не исключается влияние на его результат установки наблюдателя (видит только то, что хочет увидеть). Для преодоления такого влияния возможно привлечение нескольких наблюдателей, а также поочередная проверка как основных, так и конкурирующих гипотез.

В зависимости от цели исследования можно выделить поисковые исследования и исследования, направленные на проверку гипотез. Поисковое исследование проводится в начале разработки какой-либо научной области, ведется экстенсивно, имеет целью получить наиболее полное описание всех присущих данной области явлений, охватить ее целиком. Если в таком исследовании используется наблюдение, то оно, как правило, сплошное. Отечественный психолог М.Я. Басов, автор классического труда по методике наблюдения, обозначает цель такого наблюдения как «вообще наблюдать», наблюдать все, чем проявляет себя объект, без отбора каких-либо определенных проявлений.[28] В некоторых источниках такое наблюдение называют выжидательным.

Примером поискового исследования, проведенного на основе наблюдения, может служить работа Д.Б. Эльконина и Т.В. Драгуновой.[29] Общая цель данного исследования состояла в том, чтобы получить описание всех проявлений новообразований психического развития ребенка в подростковом возрасте. Систематическое, длительное наблюдение проводилось для выявления фактического поведения и деятельности подростков во время уроков, подготовки домашних заданий, кружковой работы, различных соревнований, особенностей поведения и взаимоотношений с товарищами, учителями, родителями, фактов, связанных с интересами, планами на будущее, отношением к себе, претензиями и стремлениями, общественной активностью, реакциями на успех и неуспех. Регистрировались оценочные суждения, беседы ребят, споры, реплики.

Если цель исследования конкретна и строго определена, наблюдение строится иначе. В данном случае оно называется исследующим, или выборочным. При этом производится отбор содержания наблюдения, расчленение наблюдаемого на единицы. Примером может послужить исследование стадий познавательного развития, проведенное Ж. Пиаже.[30] Для изучения одной из стадий исследователь выбрал манипулятивные игры ребенка с игрушками, имеющими полость. Наблюдения показали, что способность вкладывать один предмет в другой возникает позднее, чем необходимые для этого моторные навыки. В определенном возрасте ребенок не может сделать это, потому что не понимает, каким образом один предмет может находиться внутри другого.

По использованию средств наблюдения различают непосредственное и опосредованное (с использованием наблюдательных приборов и средств фиксации результатов) наблюдение. К средствам наблюдения относятся аудио-, фото– и видеоаппаратура, карты наблюдения. Однако технические средства не всегда доступны, а применение скрытой камеры либо диктофона представляет этическую проблему, поскольку исследователь в данном случае посягает на внутренний мир человека без его согласия. Некоторые исследователи считают их использование недопустимым.

По способу хронологической организации различают лонгитюдное, периодическое и единичное наблюдение. Лонгитюдное наблюдение проводится в течение ряда лет и предполагает постоянный контакт исследователя и объекта изучения. Результаты таких наблюдений обычно фиксируются в виде дневников и широко охватывают поведение, образ жизни, привычки наблюдаемого человека. Периодическое наблюдение проводится в течение определенных, точно заданных промежутков времени. Это наиболее распространенный вид хронологической организации наблюдения. Единичные, или однократные, наблюдения, как правило, представлены в виде описания отдельного случая. Они могут быть как уникальными, так и типичными проявлениями изучаемого феномена.

Фиксация результатов наблюдения может проводиться в процессе наблюдения или по прошествии некоторого времени. В последнем случае, как правило, страдают полнота, точность и надежность в регистрации поведения испытуемых.

Программа (схема) наблюдения включает в себя перечень единиц наблюдения, язык и форму описания наблюдаемого.

Выбор единиц наблюдения. После выбора объекта и ситуации наблюдения перед исследователем встает задача проведения наблюдения и описания его результатов. Прежде чем наблюдать, необходимо из непрерывного потока поведения объекта вычленить определенные его стороны, отдельные акты, доступные прямому восприятию. Выбранные единицы наблюдения должны быть согласованы с целью исследования и давать возможность интерпретации результатов в соответствии с теоретической позицией. Единицы наблюдения могут значительно различаться по величине и сложности.

Часто исследователь не может заранее предусмотреть все варианты проявлений наблюдаемого объекта, и тогда он указывает наиболее адекватные цели исследования категории, в соответствии с которыми осуществляется запись наблюдаемой активности. (Категории – это понятия, обозначающие определенные классы явлений.) Они должны иметь одинаковую степень общности, не пересекаться, по возможности исчерпывать все проявления активности. Наиболее высокий уровень концептуализации имеет место в том случае, если категории образуют систему, которая охватывает все теоретически возможные проявления изучаемого процесса. Наблюдение, опирающееся на систему категорий, называется систематизированным. В качестве примера можно привести структуру категорий для описания взаимодействия членов малой группы при совместном решении задачи, предложенную американским психологом Р. Бейлзом.[31] Все поведение человека в указанной ситуации Бейлз разделяет на 12 категорий, распределенных на три социально-эмоциональные области: позитивную, негативную и нейтральную. Например, первая категория: «выражает солидарность, повышает статус другого человека, оказывает помощь, вознаграждает», девятая категория: «просит дать совет о направлении, возможном способе действия». Подведение единицы наблюдения под определенную категорию – начальный этап интерпретации—может проводиться в процессе наблюдения.

При использовании категоризированного наблюдения возможна количественная оценка наблюдаемых событий. Существуют два основных способа получения количественных оценок в ходе наблюдения: 1) оценка наблюдателем интенсивности (выраженности) наблюдаемого свойства, действия – психологическое шкалирование;2) измерение длительности наблюдаемого события – хронометраж. Шкалирование в наблюдении осуществляется методом балльных оценок. Обычно используются трех-, десятибалльные шкалы. Балл может быть выражен не только числом, но и прилагательным («очень сильный, сильный, средний» и т. д.). Иногда применяется графическая форма шкалирования, при которой оценка выражается величиной отрезка на прямой, крайние точки которого отмечают нижний и верхний баллы. Например, шкала наблюдений за поведением ученика в школе, разработанная Я. Стреляу для оценки индивидуальных характеристик человека, предполагает оценку по пятибалльной шкале десяти категорий поведения и очень точно определяет реактивность как свойство темперамента.[32]

Для хронометража в процессе прямого наблюдения необходимо: а) уметь быстро вычленять из наблюдаемого поведения искомую единицу; б) заранее установить, что считать началом, а что – концом поведенческого акта; в) иметь хронометр. Следует, однако, помнить, что хронометрирование деятельности, как правило, неприятно человеку, мешает ему.

Способы записи наблюдений. Общие требования к записи наблюдений сформулированы М.Я. Басовым.[33]

1. Запись должна быть фактологична, т. е. всякий факт должен быть зафиксирован в том виде, в каком он реально существовал.

2. Запись должна включать описание ситуации (предметной и социальной), в которой происходит наблюдаемое событие (запись фона).

3. Запись должна быть полной, чтобы в соответствии с целью отражать изучаемую реальность.

На основе изучения большого числа записей М.Я. Басовым было предложено различать три главных способа словесной фиксации поведения: истолковательная, обобщающе-описательная и фотографическая записи. Использование всех трех видов записей позволяет собрать наиболее подробный материал.

Запись нестандартизированных наблюдений. В поисковом исследовании предварительные знания об изучаемой действительности минимальны, поэтому задача наблюдателя – фиксировать проявления активности объекта во всем их многообразии. Это фотографическая запись. Однако в нее необходимо включение элементов истолкования, так как отразить ситуацию «беспристрастно» практически невозможно. «Одно-два метких слова исследователя лучше потока длинных описаний, где „за деревьями не видно леса“», – писал А.П. Болтунов.[34]

Обычно в ходе поисковых исследований используется форма записей наблюдений в виде сплошного протокола. В нем обязательно указываются дата, время, место, ситуация наблюдения, социальное и предметное окружение, при необходимости – контекст предшествующих событий. Сплошной протокол – это обычный лист бумаги, на котором запись ведется без рубрикаций. Чтобы запись была полной, необходимо хорошее сосредоточение наблюдателя, а также использование условных сокращений или стенографии. Сплошной протокол используют на фазе уточнения предмета и ситуации наблюдения, на его основании может быть составлен перечень единиц наблюдения.

В длительном полевом исследовании, проводимом методом нестандартизированного наблюдения, формой записи является дневник. Он ведется при многодневных наблюдениях в тетради с пронумерованными листами и большими полями для последующей обработки записей. Для сохранения точности наблюдений на протяжении длительного времени следует соблюдать точность и единообразие терминологии. Дневниковые записи также рекомендуется вести непосредственно, а не по памяти.

В ситуации скрытого включенного наблюдения регистрацию данных обычно приходится вести постфактум, поскольку наблюдатель не должен раскрывать себя. Кроме того, как участник событий он не может что-то записывать. Поэтому наблюдатель вынужден перерабатывать материал наблюдений, суммируя и обобщая однородные факты. Следовательно, в дневнике наблюдения используются обобщающе-описательные и истолковательные записи. Однако при этом некоторые наиболее яркие факты воспроизводятся наблюдателем относительно фотографично, без обработки, «как таковые и единственные» (М.Я. Басов).

Каждая запись в дневнике наблюдений должна содержать небольшое введение, позволяющее лучше понять поведение, ставшее предметом фиксации. В нем отражаются место, время, обстановка, ситуация, состояние окружающих и т. п. Наряду с введением к записи может прилагаться и заключение, в котором отражаются изменения обстановки, произошедшие за время проведения наблюдения (появление значимого человека и т. п.).

Сохраняя полную объективность при фиксации данных, наблюдатель затем должен высказать свое отношение к описываемым явлениям и свое понимание их смысла. Такие записи должны быть четко отделены от записей наблюдения и поэтому делаются на полях дневника.

Запись стандартизированных наблюдений. Для категоризированных наблюдений используются два способа записи – запись в символах и стандартный протокол. При записи в символах каждой категории могут быть присвоены обозначения – буквенные, пиктограммы, математические знаки, что сокращает время записи.

Стандартный протокол применяется в тех случаях, когда количество категорий ограничено и исследователя интересует только частота их появления (система для анализа вербального взаимодействия учителя и ученика Н. Фландерса). Такая форма записи результатов наблюдения имеет свои достоинства и недостатки. К достоинствам можно отнести точность и полноту фиксации проявлений, к недостаткам – потерю «живой ткани взаимодействия» (М.Я. Басов).

Результатом наблюдения является «поведенческий портрет». Такой результат очень ценен в медицинской, психотерапевтической, консультативной практике. Основные параметры при составлении поведенческого портрета на основе наблюдения таковы:

1) отдельные особенности внешнего вида, имеющие значение для характеристики наблюдаемого человека (стиль одежды, прически, насколько он стремится в своем внешнем облике «быть таким, как все» или же хочет выделиться, привлечь к себе внимание, равнодушен ли он к своей внешности или придает ей особое значение, какие элементы поведения это подтверждают, в каких ситуациях);

2) пантомимика (осанка, особенности походки, жестикуляции, общая скованность или, наоборот, свобода движений, характерные индивидуальные позы);

3) мимика (общее выражение лица, сдержанность, выразительность, в каких ситуациях мимика значительно оживляется, а в каких остается скованной);

4) речевое поведение (молчаливость, разговорчивость, многословие, лаконизм, стилистические особенности, содержание и культура речи, интонационное богатство, включение в речь пауз, темп речи);

5) поведение по отношению к другим людям (положение в коллективе и отношение к этому, способы установления контакта, характер общения – деловое, личностное, ситуативное общение, стиль общения – авторитарный, демократический, с ориентацией на себя, с ориентацией на собеседника, позиции в общении – «на равных», сверху, снизу, наличие противоречий в поведении – демонстрация различных противоположных по смыслу способов поведения в однотипных ситуациях);

6) поведенческие проявления (по отношению к себе – к внешности, личным вещам, недостаткам, преимуществам и возможностям);

7) поведение в психологически трудных ситуациях (при выполнении ответственного задания, в конфликте и т. п.);

8) поведение в основной деятельности (игра, учеба, профессиональная деятельность);

9) примеры характерных индивидуальных вербальных штампов, а также высказываний, характеризующих кругозор, интересы, жизненный опыт.

 

Метод экспертных оценок

Специфическим видом опроса является опрос экспертов. К этому методу обращаются чаще всего на начальном этапе исследования при определении его проблемы и цели, а также на заключительном этапе – как к одному из методов контроля полученной информации. Основные этапы экспертного опроса: подбор экспертов, их опрос, обработка результатов. Подбор экспертов – наиболее ответственный этап. Эксперты – это люди, компетентные в исследуемой области, крупные специалисты с большим стажем работы в данной области. Наиболее распространенными методами подбора экспертов являются: а) документальный (на основе изучения социально-биографических данных, публикаций, научных работ и т. п.); б) тестологический (на основе тестирования); в) на основе самооценок; г) на основе оценок специалистами.

Экспертный опрос может быть как анонимным, так и открытым. Обращение к конкретному эксперту в анкете по имени и отчеству часто способствует установлению контакта между ним и исследователем. В опросе экспертов чаще используются открытые вопросы, что требует при ответе значительных временных затрат, поэтому следует особо поблагодарить эксперта за участие в опросе (подробно об открытых и закрытых вопросах см. 3.3).

Экспертный опрос может быть проведен и в форме интервью. Чаще всего интервьюирование экспертов проводится на этапе уточнения проблемы и постановки целей исследования. После обработки данных интервью с экспертами составляется анкета, которая затем используется в массовом опросе.

Опрос как процесс общения. Понимание опроса как метода сбора данных отражает несколько упрощенную трактовку. В этом случае респонденты выступают как источник информации, а исследователь – как ее приемник и регистратор. Однако, как показывает опыт проведения опросов, на практике дело обстоит гораздо сложнее. Опрос представляет собой особую форму общения. Любые участники опроса и в роли респондента, и в роли исследователя в процессе опроса оказываются не простыми объектами воздействия, а напротив, воздействующими лицами. В общение вступают активные личности, которые не только обмениваются репликами, отмечают согласие или несогласие, а выражают определенное отношение к ситуации общения, его условиям и средствам.

Вместе с тем общение в процессе опроса обладает рядом специфических черт, таких как целенаправленность, асимметричность, опосредованность. Целенаправленность опроса определяется тем, что цель общения в процессе опроса задается задачами исследования.

Процесс общения в психологии рассматривается как субъект-субъектное взаимодействие. Партнеры по общению попеременно выступают в роли источника и адресата сообщений и имеют обратную связь, на основе которой строят свое последующее поведение. Общение, основанное на равноправном участии сторон, называется симметричным. Такое общение наиболее эффективно. Беседа как разновидность опроса является симметричным видом общения и поэтому позволяет получить наиболее глубокие сведения о респонденте. В реальной жизни имеют место и асимметричные модели общения (ситуации экзамена, допроса и т. п.), когда одна сторона преимущественно задает вопросы, а другая должна на них отвечать. В асимметричном общении одна из сторон берет на себя преимущественно функции воздействия, т. е. субъекта, а другая – объекта.

Ситуация опроса во многом несимметрична. В любой ситуации опроса, особенно при проведении анкетирования или интервью, инициативу в установлении контакта берет на себя исследователь. Составление вопросника для интервью или анкеты – также функции исследователя. В этом случае активность респондентов проявляется далеко не в полной мере. Существуют специальные методические приемы, позволяющие исследователю приблизить опрос к ситуации более симметричного общения, с тем чтобы расположить к себе опрашиваемого и получить более искренние ответы.

Опосредованным является такое общение, для осуществления которого привлекаются посредники. Опрос очень часто является опосредованным общением. В качестве посредника может выступать третье лицо (интервьюер), письменный текст (анкета), техническое средство (телевидение). В таком общении утрачивается контакт исследователя с респондентом, затрудняется или задерживается во времени обратная связь.

Опрос можно рассматривать как разновидность массового общения. Он ориентирован на большие группы людей, которые интересуют исследователя как носители определенных свойств и качеств, представители тех или иных социальных групп. Респондент как личность исследователю неизвестен.

Таким образом, при проведении опроса исследователю следует принимать во внимание влияние особенностей, присущих данному виду общения, на результаты.

Получение при опросе недостоверных сведений может спровоцировать сам исследователь. Это происходит вследствие многих причин, к которым можно отнести следующие.

Отношение исследователя к опросу. Ситуация опроса парадоксальна в том отношении, что исследователь, преследуя научные цели, обращается к рядовым людям и собирает информацию, почерпнутую из их обыденного сознания. Он строит исследование исходя из собственных предположений, которые могут отразиться и в формулировке вопросов, и в интонации, с которой эти вопросы будут заданы в беседе.

Предположения исследователя об уровне сознания респондентов. Предметом изучения чаще всего являются интересы, склонности, симпатии, а все это осознается разными людьми в разных обстоятельствах неодинаково. В любом психическом акте можно выделить осознанные и неосознанные компоненты. Респондент, как правило, может дать отчет только об осознаваемых фактах психической реальности.

Проблема «языка». При составлении вопросника, конструировании анкеты исследователь формулирует свои мысли с помощью слов. Использование определенных слов может вызвать разночтения. Понимание респондентом вопроса может не совпадать со смыслом, вложенным в него исследователем. Кроме того, разные респонденты могут понимать смысл вопроса по-разному.

Отношение исследователя к респонденту. Если респондент рассматривается только с позиций получения информации и не представляет для исследователя интереса как активная самостоятельная неповторимая личность, то процесс общения значительно обедняется.

У исследователя могут быть и неадекватные установки по отношению к респондентам, например он может полагать, что все респонденты, попавшие в выборку, примут участие в опросе или с одинаковым интересом отнесутся к этому мероприятию. Исследователь может также считать, что все участники опроса правильно понимают содержание предлагаемых вопросов, способны разобраться во всех видах вопросов и в одинаковой степени формулировать свои ответы, все без исключения добросовестно отвечают на все вопросы, включенные в список, говорят о себе только правду, объективны в оценках и т. п.

Отношение к анкете, вопроснику. Анкета или вопросник – не прибор, позволяющий «замерить» исследуемое явление. Проблема анкеты – это проблема посредника (в более явной форме она проявляется в том случае, если к проведению опроса привлекаются помощники – интервьюеры и анкетеры). Как при составлении анкеты, так и при привлечении помощников необходимо соблюдать особые правила (подробнее о них см. 3.3).

Тем не менее при проведении исследования с использованием вербально-коммуникативных методов главным источником недостоверности результатов является респондент. Рассмотрим причины этого подробнее.

1. Отношение респондентов к опросу. Степень согласия для участия в опросе может быть различной. Одни люди с удовольствием участвуют в опросах, другие соглашаются с неохотой, третьи отказываются. Поэтому не исключено, что исследователь сможет узнать мнение только определенной группы людей. Среди тех, кто принял участие в опросе, также можно выделить различные виды отношения к нему – недобросовестность, опасение последствий, что приводит к пропускам отдельных вопросов. Скрытое нежелание участвовать в опросе может состоять в специфической фиксации ответов (все ответы «да», все ответы «нет», все ответы «не знаю», высший балл по всем шкалам, фиксация ответов в шахматном порядке и т. п.).

2. Мотивация респондентов для участия в опросе. Мотивы, побудившие респондента участвовать в опросе, могут соответствовать целям исследования, противоречить им или быть нейтральными по отношению к ним. Не существует однозначного мнения о том, насколько повышается мотивация опрашиваемых, если их участие оплачивается. К мотивации участия в опросе может быть применена известная типология. Часть опрашиваемых действует под влиянием мотивации достижения успеха, их анкеты всегда полностью заполнены, ответы подробные, содержат комментарии, замечания, пожелания. Для людей, действующих под влиянием мотивации избегания неудачи, характерен выбор общих ответов, обтекаемых формулировок. Человек боится нанести ущерб своему престижу, поэтому он, как правило, открыто не отказывается участвовать в опросе.

3. Эмоциональное отношение к участию в опросе. Эмоции вносят определенные изменения в исходную мотивацию. Чаще всего они активизируют респондента, однако в некоторых случаях происходит торможение деятельности.

4. Установки респондентов можно рассматривать как устойчивое расположение человека, готовность к определенной форме реагирования. При участии в опросах одни люди считают, что опрос помогает в решении важных научно-практических задач, и стремятся сотрудничать с исследователем (кооперативная установка), другие считают опрос не слишком важным делом, анкету – неудачной, организаторов – несерьезными людьми. Обычно эти люди участвуют в опросах формально. Для получения достоверной и надежной информации предпочтительнее наличие кооперативной установки.

5. Восприятие цели исследования. Мера информирования респондента о цели исследования остается дискуссионной. Сторонники одного подхода считают, что цель должна оставаться неизвестной не только для респондентов, но и для интервьюеров и анкетеров, другие полагают, что достаточно простого указания о проведении опроса в научных целях, по мнению третьих, цель должна быть представлена респонденту в доступной для его понимания форме.

6. Восприятие интервьюера, анкетера. Для респондентов этот человек олицетворяет и исследователя, и организацию, проводящую исследование. От восприятия опрашиваемым такого «посредника» во многом зависит его дальнейшее поведение и качество участия в опросе.

7. Проблема доверия. Установлению доверия к исследованию способствует уверенность респондента в том, что сведения, полученные от него, не пойдут ему во вред, а анонимность ответов гарантирована.

Отдельную группу составляют проблемы, связанные с восприятием респондентами вопросов. В зависимости от типа вопроса, а также от индивидуальных особенностей каждого респондента могут наблюдаться различные искажения в понимании смысла вопросов и формулировании ответов. Восприятие вопросов, с одной стороны, представляет собой процесс чувственного познания (услышать вопрос, увидеть вопрос), но, с другой стороны, не сводится к нему. Понимание вопроса – это расшифровка его смысла. Оно начинается с поиска общей мысли высказывания и только затем перемещается на лексический и синтаксический уровни. В процессе понимания часто встречаются затруднения (односторонние и обоюдные). Рассмотрим наиболее типичные из них.

Восприятие «трудного вопроса». В узком смысле трудный вопрос – это вопрос, понимание которого затруднено при восприятии письменного текста и не затрагивает соображения престижа или самооценки. Восприятие вопроса могут осложнять чисто внешние признаки (длинный вопрос, вопрос в табличной форме), неудачное расположение (начало на одной странице, окончание на другой). Затруднение вызывает понимание вопроса, содержащего незнакомые слова, термины (их лучше не использовать, а при необходимости пояснять). Иногда затруднения возникают из-за неконкретности вопроса, а также при восприятии так называемого множественного вопроса, когда в одной формулировке содержится несколько вопросов.

Трудности при формулировании ответа могут быть связаны: а) с принятием респондентом решения о совпадении его мнения с вариантом ответа (в случае, если исследователь при формулировании ответов не учитывает лексику респондентов); б) выбором множественного ответа; в) трудностями припоминания, исчисления или воображения. Все указанные трудности могут стать причиной отказа работы с анкетой.

Восприятие тенденциозного вопроса. Под тенденциозностью вопроса понимают такое его качество, при котором респондент вынужденно принимает точку зрения, навязанную исследователем. (Иначе говоря, в вопросе содержится подсказка, намек на то, какой ответ нужен исследователю.) В результате некоторая часть респондентов отказывается отвечать на такие вопросы, а другая – не утруждает себя возражениями и соглашается с исследователем. Тенденциозность вопроса достигается внушением, которое незаметно для человека и произвольной коррекции не поддается.

Иногда тенденциозность вопроса заключается уже в его формулировке, преамбуле к вопросу (внушается авторитетное мнение, мнение большинства), закрытии вопроса (жесткие рамки заранее определенных ответов), содержании подсказок. Внушающее воздействие может иметь последовательность подсказок (как правило, респонденты уделяют больше внимания вариантам, расположенным в начале или в конце списка).

Использование слов с модальным значением побуждает респондента выразить согласие с высказанной в вопросе точкой зрения (например, в вопросе «Как вы относитесь к необходимости повышения ответственности чиновников?» внушающее воздействие на респондента оказывает слово «необходимость»). Вводные слова в формулировке вопросов («Как вы считаете? Как, по вашему мнению...?» и т. п.) часто побуждают респондентов высказать именно свое мнение. С другой стороны, внушающее воздействие оказывают ссылки на точку зрения специалистов («По мнению ведущих ученых...), слова „к сожалению...“ и др.

Употребление частиц также может оказать воздействие на восприятие вопроса. Частица «ли» придает вопросу оттенок сомнения («Должны ли мы всегда ходить на родительские собрания?») и провоцирует отрицательный ответ. Использование частицы «не» тоже нежелательно, так как на двойное отрицание трудно получить достоверный ответ. («Не хотелось ли вам хотя бы раз в жизни сменить профессию?» «Да». «Нет».) Оба варианта ответа означают одно и то же.

Восприятие деликатного вопроса. Под деликатным вопросом понимается вопрос, касающийся наиболее интимных, глубоко личных свойств человека, которые редко становятся предметом публичного обсуждения. Вторжение психолога-исследователя во внутренний мир человека не оставляет последнего равнодушным. Как правило, человек старается не афишировать свои притязания, проблемы, личные переживания и т. п. При ответах на некоторые деликатные вопросы респондент стремится уклониться от ответа, чтобы сохранить свои привычные представления о чем-либо. Нужно ли избегать в исследовании постановки деликатных вопросов? Как правило, они непосредственно связаны с целью исследования, ведь деликатность вопроса как раз и заключается в оценке личных, скрытых качеств респондента, о которых он не намерен рассуждать публично. Однако следует учитывать стремление некоторых респондентов уклониться от ответов на подобные вопросы и ввести нейтральные формулировки ответов: «не задумывался», «затрудняюсь ответить». Не ответив содержательно на один-два деликатных вопроса, респондент не откажется от участия в опросе в целом, но, не имея такой возможности, он скорее всего даст неискренний ответ или просто не станет участвовать в опросе.

Следует заметить, что практически любой вопрос для респондентов может оказаться трудным, тенденциозным или деликатным, так как это связано с индивидуальностью и неповторимостью внутреннего мира каждого человека.

Некоторые исследователи выражают сомнение в целесообразности использования информации, полученной в опросах, из-за большой вероятности сознательных искажений ответов, неискренности респондентов. Проблема искренности респондентов связана со свойственным каждой личности стремлением к самоутверждению. Достичь мнимого самоутверждения в ситуации опроса для респондента довольно легко – следует только выдать желаемое за действительное, показать себя не таким, каким он является на самом деле, а таким, каким ему хотелось бы быть. Поэтому тщательная работа по формулированию вопросов необходима как на этапе составления вопросника, так и при проведении пилотажных опросов, т. е. на стадии апробации вопросника.

Метод тестирования

Психологическое тестирование – это метод измерения и оценки психологических характеристик человека с помощью специальных техник. Предметом тестирования могут быть любые психологические характеристики человека: психические процессы, состояния, свойства, отношения и т. п. Основой психологического тестирования является психологический тест – стандартизированная система испытаний, позволяющая обнаружить и измерить качественные и количественные индивидуально-психологические различия.

Изначально тестирование рассматривалось как разновидность эксперимента. Однако к настоящему времени специфика и самостоятельное значение тестирования в психологии позволяют отграничить его от собственно эксперимента.

Теория и практика тестирования обобщены в самостоятельных научных дисциплинах – психологической диагностике и тестологии. Психологическая диагностика – это наука о способах выявления и измерения индивидуально-психологических и индивидуально-психофизиологических особенностей человека. Таким образом, психодиагностика является экспериментально-психологическим разделом дифференциальной психологии. Тестология – это наука о разработке, конструировании тестов.

Процесс тестирования, как правило, включает в себя три этапа:

1) выбор методики, адекватной целям и задачам тестирования;

2) собственно тестирование, т. е. сбор данных в соответствии с инструкцией;

3) сравнение полученных данных с «нормой» или между собой и вынесение оценки.

В связи с наличием двух способов вынесения оценки по тесту различают два типа психологического диагноза. Первый тип заключается в констатации наличия или отсутствия какого-либо признака. В этом случае полученные данные об индивидуальных особенностях психики тестируемого соотносятся с некоторым заданным критерием. Второй тип диагноза позволяет сравнивать нескольких тестируемых между собой и находить место каждого из них на определенной «оси» в зависимости от степени выраженности тех или иных качеств. Для этого проводится ранжирование всех обследуемых по степени представленности исследуемого показателя, вводятся высокий, средний, низкий и т. д. уровни изучаемых особенностей в данной выборке.

Строго говоря, психологический диагноз есть не только результат сравнения эмпирических данных с тестовой шкалой или между собой, но и итог квалифицированной интерпретации с учетом многих привходящих факторов (психического состояния тестируемого, его готовности к восприятию заданий и отчету о своих показателях, ситуации тестирования и пр.).

Психологические тесты особенно ярко демонстрируют связь способа исследования с методологическими воззрениями психолога. Например, в зависимости от предпочитаемой теории личности исследователь выбирает тип личностного опросника.

Использование тестов – неотъемлемая черта современной психодиагностики. Можно выделить несколько областей практического использования результатов психодиагностики: сфера обучения и воспитания, сфера профессионального отбора и профессиональной ориентации, консультативная и психотерапевтическая практика и, наконец, область экспертизы – медицинской, судебной и т. п.

Одна из наиболее удачных классификаций предложена американским психологом С. Розенцвейгом в 1950 г. Он разделил методы психодиагностики на три группы: субъективные, объективные и проективные.

Субъективные методы, к которым Розенцвейг отнес опросники и автобиографии, требуют от субъекта наблюдения за собой как за объектом. Объективные методы требуют исследования через наблюдение за внешним поведением. Проективные методы основываются на анализе реакций испытуемого на кажущийся личностно-нейтральным материал.

Американский психолог Г.У. Оллпорт предложил различать в психодиагностике прямые и непрямые методы. В прямых методах выводы о свойствах и отношениях испытуемого делаются исходя из его сознательного отчета, они соответствуют субъективным и объективным методам Розенцвейга. В непрямых методах выводы делаются на основании идентификаций испытуемого, они соответствуют проективным методам в классификации Розенцвейга.

В отечественной психологии принято подразделять все психодиагностические методики на два типа: методики высокого уровня формализации (формализованные) и малоформализованные методики (М.К. Акимова).[76]

Для формализованных методик характерна жесткая регламентация процедуры обследования (точное соблюдение инструкций, строго определенные способы предъявления стимульного материала и т. д.); в них предусмотрены нормы или другие критерии оценки результатов. Эти методики позволяют собирать диагностическую информацию в относительно короткие сроки, количественно и качественно сравнивать результаты большого числа испытуемых.

Малоформализованные методики дают ценные сведения об испытуемом в тех случаях, когда изучаемые явления плохо поддаются объективизации (личностные смыслы, субъективные переживания) или чрезвычайно изменчивы (состояния, настроения). Малоформализованные методы требуют высокого профессионализма психолога, значительных затрат времени. Однако полностью противопоставлять эти типы методик не следует, так как в целом они дополняют друг друга.

Всю группу формализованных методик иногда называют тестами. Однако в данной классификации они включают в себя четыре класса методик: тесты, опросники, проективные техники и психофизиологические методики. К малоформализованным методикам относятся: наблюдение, беседа, анализ продуктов деятельности.

В контексте рассматриваемой темы обратимся к классификации С. Розенцвейга, представленной и детально рассмотренной в работе В.В. Никандрова и В.В. Новочадова.[77]

Субъективные психодиагностические методики. При использовании субъективного диагностического подхода получение информации основано на самооценке исследуемым своего поведения и личностных особенностей. Соответственно, методики, основанные на использовании принципа самооценки, называют субъективными.

Субъективные методики в психодиагностике в основном представлены опросниками. В Словаре-справочнике по психодиагностике[78] утверждается, что к опросникам относятся психодиагностические методики, задания которых представлены в виде вопросов. Однако такое представление заданий является лишь внешним признаком, объединяющим опросники, но вовсе не достаточным для отнесения методик к этой группе, поскольку в виде вопросов формулируются задания и интеллектуальных, и проективных тестов.

По процедуре использования опросники сближаются с анкетированием. И в том и в другом случае общение между исследователем и исследуемым опосредовано анкетой или опросником. Исследуемый сам читает предлагаемые ему вопросы и сам фиксирует свои ответы. Подобная опосредованность дает возможность проведения массового психодиагностического исследования с помощью опросников. Вместе с тем существует и ряд различий, не позволяющих рассматривать анкеты и опросники как синонимы. Определяющим является различие в направленности: в отличие от анкет, выполняющих функцию сбора информации любой направленности, опросники нацелены на выявление личностных особенностей, в силу чего в них на первый план выходит признак не технологический (получение ответов на вопросы), а целевой (измерение личностных качеств). Отсюда следуют различия в специфике исследовательских процедур анкетирования и тестирования с помощью опросника. Анкетирование обычно анонимно, тестирование с помощью опросника – персонифицировано. Анкетирование, как правило, формально, ответы респондента не приводят ни к каким непосредственным последствиям, тестирование – личностно. Анкетирование более свободно по процедуре сбора информации вплоть до рассылки анкет по почте, тестирование обычно подразумевает непосредственный контакт с тестируемым.

Таким образом, опросник – это тест для выявления индивидуально-психологических различий на основе самоописания их проявлений испытуемыми. А вопросник в строгом смысле слова – это совокупность последовательно задаваемых вопросов, закладываемая в анкету или опросник при их конструировании. Опросник, таким образом, включает инструкцию испытуемому, перечень вопросов (т. е. вопросник), ключи для обработки получаемых данных, сведения по интерпретации результатов.

По принципу построения различают опросники-анкеты и собственно опросники. К опросникам-анкетам относятся методики, несущие в себе элементы анкеты. Для них характерно включение вопросов не только закрытого, но и открытого типа. Обработка закрытых вопросов производится по соответствующим ключам и шкалам, результаты дополняются и уточняются информацией, получаемой с помощью открытых вопросов. Обычно в опросники-анкеты включаются вопросы на выявление социально-демографических показателей: сведений о поле, возрасте, образовании и т. п. Опросник-анкета может целиком состоять из открытых вопросов, причем иногда количество ответов на вопросы не ограничено. Кроме того, к опросникам-анкетам принято относить методики, предмет диагностики которых слабо связан с личностными характеристиками, даже в том случае, если такие методики имеют формальные признаки опросника (например, Мичиганский скрининг-тест алкоголизма).

По сфере преимущественного применения различают узкопрофильные опросники и опросники широкого применения (широкого профиля). Узкопрофильные опросники, в свою очередь, делятся по сфере преимущественного применения на клинические, профориентационные, сферы обучения, сферы менеджмента и работы с персоналом и др. Некоторые опросники созданы специально для вузовской и школьной психодиагностики (опросник диагностики уровня школьной тревожности Филлипса), психодиагностики в сфере менеджмента (опросники самооценки деловых и личностных качеств менеджеров различных уровней, выявления степени лояльности к фирме и т. п.). Иногда узкопрофильные опросники со временем становятся опросниками широкого профиля. Например, известный Миннесотский многопрофильный личностный опросник (MMPI) создавался как сугубо клинический, для выявления психических заболеваний. Затем благодаря созданию значительного количества дополнительных неклинических шкал он стал универсальным, одним из наиболее употребительных личностных опросников.

В зависимости от того, к какой категории относится исследуемое с помощью опросника явление, выделяют опросники состояний и опросники свойств (личностные опросники). Существуют также комплексные опросники.

Психические состояния ситуационно обусловлены и измеряются минутами, часами, сутками, очень редко – неделями или месяцами. Поэтому инструкции к опросникам состояний указывают на необходимость отвечать на вопросы (или оценивать утверждения) в соответствии с актуальными (а не типичными) переживаниями, отношениями, настроениями. Довольно часто опросники состояний используются для оценки эффективности коррекционных воздействий, когда диагностируются состояния до и после сеанса воздействия или до и после серии сеансов (например, опросник САН, позволяющий оценить состояние по трем параметрам: самочувствие, активность, настроение).

Психические свойства представляют собой более устойчивые явления, чем состояния. На их выявление направлены многочисленные личностные опросники. Комплексные опросники сочетают в себе признаки опросника состояний и опросника свойств. В подобном случае диагностическая информация является более полной, поскольку состояние диагностируется на определенном фоне личностных свойств, облегчающих или затрудняющих возникновение состояния. Например, опросник Спилбергера – Ханина содержит шкалу реактивной тревожности (с помощью которой диагностируется тревожность как состояние) и шкалу личностной тревожности (для диагностики тревожности как личностного свойства).

В зависимости от степени охвата свойств личностные опросники делятся на реализующие принцип черт и типологические.

Опросники, реализующие принцип черт, подразделяются на одномерные и многомерные. Одномерные личностные опросники направлены на выявление наличия либо степени выраженности одного свойства. Выраженность свойства подразумевается в каком-то диапазоне от минимально до максимально возможного уровня. Поэтому такие опросники часто называют шкалами (например, шкала тревожности Ж. Тейлор). Достаточно часто опросники-шкалы используются в целях скрининга, т. е. отсеивания испытуемых по определенному диагностируемому признаку.

Многомерные личностные опросники направлены на измерение более чем одного свойства. Перечень выявляемых свойств, как правило, зависит от специфики области применения опросника и концептуальных воззрений авторов. Так, опросник Э. Шострома, созданный в рамках гуманистической психологии, направлен на выявление таких свойств, как принятие себя, спонтанность, самоуважение, самоактуализация, способность к близким контактам и т. п. Иногда многомерные опросники служат основой для создания одномерных опросников. Например, шкала тревожности Ж. Тейлор была создана на основе одной из шкал опросника MMPI. При этом на создаваемые одномерные опросники не могут автоматически переноситься показатели надежности и валидности исходных многомерных опросников. В данном случае требуется дополнительная оценка этих характеристик производных методик.

Количество шкал в многомерных опросниках имеет определенные пределы. Так, тестирование опросником 16PF Р. Кеттелла, оценивающим свойства личности по 16 параметрам и содержащим 187 вопросов, занимает от 30 до 50 мин. Опросник MMPI содержит 10 основных шкал и три контрольные шкалы. Испытуемый должен ответить на 566 вопросов. Время работы над опросником составляет 1,5–2 ч и, пожалуй, имеет предельную продолжительность. Как показывает практика, дальнейшее увеличение количества вопросов непродуктивно, поскольку ведет к росту почти в геометрической прогрессии необходимого для ответов времени, развитию усталости и монотонии и к падению мотивации испытуемых.

Типологические опросники создаются на основе выделения личностных типов – целостных образований, не сводимых к набору отдельных свойств. Описание типа дается через характеристику усредненного или, наоборот, ярко выраженного представителя типа. Указанная характеристика может содержать значительное количество личностных свойств, которое при этом не обязательно жестко лимитировано. И тогда целью тестирования будет выявление не отдельных свойств, а близости обследуемого человека к тому или иному личностному типу, что можно сделать с помощью опросника с достаточно небольшим числом вопросов.

Ярким примером типологических опросников являются методики Г. Айзенка. Широко используется его опросник EPI, созданный в 1963 г. и направленный на выявление интроверсии-экстраверсии и нейротизма (аффективной стабильности-нестабильности). Эти две личностные характеристики представлены в виде ортогональных осей и круга, в секторах которого выделяются четыре типа личности: экстравертированный нестабильный, экстравертированный стабильный, интровертированный стабильный, интровертированный нестабильный. Для описания типов Айзенком использовано порядка 50 коррелирующих между собой разноуровневых черт: свойства нервной системы, свойства темперамента, черты характера. Впоследствии Айзенк предложил сопоставить эти типы с типами темперамента по Гиппократу и И.П. Павлову, что было реализовано при адаптации опросника в 1985 г. А.Г. Шмелевым. При создании методики экспресс-диагностики характерологических особенностей подростков Т.В. Матолиным исходные типы личности по Айзенку были разбиты на 32 более дробных типа с описанием путей психолого-педагогического воздействия, что позволяет использовать опросник в работе педагога, школьного психолога, работника службы занятости.

По оцениваемой подструктуре личности выделяют: опросники темперамента, опросники характера, опросники способностей, опросники направленности личности; смешанные опросники. Опросники каждой из групп могут быть как типологическими, так и нетипологическими. Например, опросник темперамента может быть направлен на диагностику как отдельных свойств темперамента (активности, реактивности, сензитивности, эмоциональной возбудимости и т. д.), так и на диагностику типа темперамента в целом по одной из существующих типологий.

Из опросников диагностики темперамента большую популярность получили методики В.М. Русалова, Я. Стреляу и ряд других. Опросники составлены с таким расчетом, чтобы о свойствах темперамента конкретного испытуемого можно было бы судить по его описанию своих эмоциональных и поведенческих реакций в различных жизненных ситуациях. Диагностика темперамента с помощью таких опросников не требует специального оборудования, занимает сравнительно немного времени и может быть массовой по процедуре. Основной недостаток этих тестов заключается в том, что относимые к темпераменту поведенческие проявления несут на себе отпечаток не только темперамента, но и характера. Характер сглаживает реальные проявления некоторых свойств темперамента, благодаря чему они выступают в замаскированном виде (феномен «маскировки темперамента»). Поэтому опросники темперамента дают информацию не столько о темпераменте, сколько о типичных формах реагирования испытуемого в тех или иных ситуациях.

Опросники для диагностики характера также могут быть как опросниками отдельных черт, так и опросниками типа характера в целом. Примерами типологического подхода к характеру являются опросник X. Шмишека, направленный на выявление типа акцентуации характера по типологии К. Леонгарда, и опросник ПДО (патохарактерологический диагностический опросник), выявляющий тип акцентуации характера по типологии российского психиатра А.Е. Личко. В работах немецкого психиатра К. Леонгарда можно встретить термины «акцентуация характера» и «акцентуация личности». А.Е. Личко полагает, что правильнее было бы говорить об акцентуациях только характера, потому что в действительности речь идет именно об особенностях и типах характера, а не личности.[79]

Диагностика способностей с помощью субъективных опросников проводится редко. Считается, что дать достоверную оценку своим способностям большинство людей не в состоянии. Поэтому при оценке способностей предпочтение отдается объективным тестам, где уровень развития способностей определяется на основе результативности выполнения испытуемыми заданий тестов. Однако ряд способностей, самооценка развития которых не вызывает включения механизмов психологической защиты, можно успешно измерять и с помощью субъективных тестов, например коммуникативные способности.

Диагностика направленности личности может представлять собой определение типа направленности в целом или исследование ее компонентов, т. е. потребностей, мотивов, интересов, установок, идеалов, ценностей, мировоззрения. Из них достаточно крупные группы методик составляют опросники интересов, опросники мотивов и опросники ценностей.

Наконец, если выявляемые опросником свойства принадлежат не к одной, а к нескольким подструктурам личности, говорят о смешанном опроснике. Это могут быть адаптированные зарубежные опросники, где нет традиции проводить границы между темпераментом и характером, характером и личностью в целом. Существуют и отечественные опросники, созданные с целью комплексной диагностики, например опросник «Черты характера и темперамента» (ЧХТ).

Объективные тесты. В рамках объективного подхода диагноз выносится на основании информации об особенностях выполнения деятельности и ее результативности. Эти показатели в минимальной степени зависят от представлений испытуемого о себе (в отличие от субъективных тестов) и от мнения лица, проводящего тестирование и интерпретацию (в отличие от проективных тестов).

В зависимости от предмета тестирования существует следующая классификация объективных тестов:[80]

• тесты личности;

• тесты интеллекта (вербальные, невербальные, комплексные);

• тесты способностей (общих и специальных;)

• тесты креативности;

• тесты достижений (тесты действия, письменные, устные).

Тесты личности, как и личностные опросники, направлены на выявление личностных особенностей, однако уже не на основе самоописания этих особенностей испытуемым, а через выполнение им ряда заданий с четко структурированной, фиксированной процедурой. Например, тест замаскированных фигур (EFT) подразумевает поиск испытуемым простых черно-белых фигур внутри сложных цветных фигур. Результаты дают информацию о перцептивном стиле личности, определяющим показателем которого авторы теста считают «поле-зависимость» или «поле-независимость».

Тесты интеллекта направлены на оценку уровня интеллектуального развития. При узкой трактовке понятия «интеллект» применяются методики, позволяющие оценить только умственные (мыслительные) особенности человека, его умственный потенциал. При широком понимании категории «интеллект» применяются методики, позволяющие характеризовать в дополнение к мышлению и другие познавательные функции (память, пространственную ориентировку, речь и др.), а также внимание, воображение, эмоционально-волевой и мотивационный компоненты интеллекта.

Измерению в тестах интеллекта подлежит как понятийное (словесно-логическое), так и образное и наглядно-действенное (предметное) мышление. В первом случае задания обычно носят вербальный (речевой) характер и предлагают испытуемому установить логические отношения, выявить аналогии, произвести классификацию или провести обобщение между различными словами, обозначающими какие-либо предметы, явления, понятия. Применяются также математические задачи. Во втором случае предлагается выполнить задания невербального (неречевого) характера: операции с геометрическими фигурами, складывание картинок из разрозненных изображений, группировка графического материала и т. п.

Конечно, диада «образное мышление – понятийное мышление» не то же самое, что диада «невербальное мышление – вербальное мышление», поскольку словом обозначаются не только понятия, но и образы и конкретные предметы, а мыслительная работа с предметами и образами требует обращения к понятиям, например при классификации или обобщении невербального материала. Тем не менее в диагностической практике вербальные методики часто соотносятся с изучением вербального интеллекта, основным компонентом которого считается понятийное мышление, а невербальные методики – с изучением невербального интеллекта, основой которого выступает образное или предметное мышление.

Учитывая сказанное, было бы корректнее говорить не об изучении видов мышления или интеллекта, а о видах применяемых методик по изучению интеллекта: вербальные – невербальные методы. К первой категории относятся такие тесты, как «Простые и сложные аналогии», «Логические связи», «Отыскание закономерностей», «Сравнение понятий», «Исключение лишнего» (в вербальном варианте), школьный тест умственного развития (ШТУР). Примеры методик второй категории: «Пиктограммы», «Классификация картинок», тест «Прогрессивные матрицы» Дж. Равена и т. п.

Как правило, в современных тестах интеллекта в одной методике совмещаются и вербальные, и невербальные задания, например в тестах А. Бине, Р. Амтхауэра, Д. Векслера. Такие тесты являются комплексными. Тест Д. Векслера (WAIS), один из самых популярных, состоит из 11 субтестов: шести вербальных и пяти невербальных. Задания вербальных субтестов направлены на выявление общей осведомленности, понятливости, легкости оперирования числовым материалом, способностей к абстрагированию и классификации, задания невербальных субтестов – на изучение сенсомоторной координации, особенностей зрительного восприятия, способностей к организации фрагментов в логическое целое и т. д. По результатам выполнения заданий вычисляются коэффициенты интеллекта: вербального, невербального и общего.





Дата добавления: 2016-11-24; просмотров: 8496 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.028 с.