Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ќчерк VII сказки хх-го века 3 страница




√ондор и его союзники празднуют победу, после чего встает вопрос о власти в √ондоре. ≈го правитель ƒенетор умер. ≈динственный наследник ‘оромир отказываетс€ от трона в пользу јрагорна как единственно достойного и способного носить волшебный ¬енец пришельцев из-за мор€. Ётим ¬енцом его, "эльфенита", увенчивает √эндальф. ‘оромир же получает от јрагорна, в знак дружбы, в управление »тиленд.

ћы не станем давать общей оценки концепции “олкиена, и лишь отметим в заключение, что в своей, несомненно, замечательной сказке он совершенно не отразил той большой опасности, что угрожает «ападу непосредственно в его собственных област€х. ≈е образует гигантски возрастающа€ власть ариманических сил - того же ћордора, - котора€ в неотдаленном будущем увенчаетс€ инкарнацией самого јримана. ќна, уж точно, произойдет не на ¬остоке. — другой стороны, не преуменьшил ли “олкиен силу и власть √оллума? Ќо как бы там ни было, окончание трилогии повествует лишь о возможном будущем, и там оказываетс€, что ‘родо не способен отказатьс€ от  ольца ¬севласть€, потому им завладевает √оллум, а свалитс€ ли он при этом в пылающую бездну - этого никто определенно сказать не может.

 

* * *

 

“еперь мы обратимс€ к самой значительной сказке ¬осточной ≈вропы, написанной в XX веке. “аковой €вл€етс€ "—казка про »вана-дурака, как он ходил за тридев€ть земель набиратьс€ ума-разума", или "ƒо третьих петухов" ¬.ћ.Ўукшина. Ќо прежде, чем приступать к ее рассмотрению, хочетс€, хот€ бы совсем вкратце, сказать о творчестве этого писател€ и о нем самом.  ак личность, Ўукшин был необычайно многогранен: писатель, артист, кинорежиссер, и во всем незаур€ден.  роме того, он прекрасно знал жизнь с самых разных сторон, глубоко переживал нашу национальную трагедию своей доброй, широкой, беспокойной душой. “ворчество Ўукшина представл€ет собой редкий дл€ нашего века феномен типично русского мистического реализма. ќно все пронизано инспираци€ми ƒуши русского народа. Ѕлагодар€ ему мы получили возможность узнать, как смотрит высокое »ерархическое —ущество на наше земное бытие в новейшее врем€. ≈го голос, стоит лишь совсем немного утончить слух, м€гко, мощно и мудро звучит из произведений писател€, но не учительски, не пророчески, а художественно.

Ўукшиным написано много рассказов, и каждый - своего рода жемчужина, совершенно законченное произведение с необыкновенно €ркой образностью, глубоким психологизмом, философией жизни, умещенными каким-то чудесным образом в малую литературную форму.  огда перечитываешь эти рассказы один за другим, то создаетс€ впечатление, будто вращаешь многогранное зеркало и смотришьс€ в него разными сторонами своей души.  ажда€ грань - новый, самосто€тельный срез жизни, данный так, что сквозь ткань повествовани€ просматриваетс€ прафеноменологический план. Ќа одних гран€х узнаешь знакомые типы, но прежде не пон€тые до конца, или пон€тые однобоко, ложно; на других гран€х встает что-то совсем новое; где-то непременно встретишьс€ и с самим собой. ¬се рассказы отличаютс€ глубокой задушевностью, из них излучаетс€ уже забыта€ ныне доброта в подходе к человеку: совершенно искренн€€ и лишенна€ ложной сентиментальности, надуманности или нарочитой грубости. Ѕлагодар€ этому и начинаешь чувствовать, что за художественными образами рассказов стоит духовное —ущество, которому ведомы не только следстви€, но и причины нашего быти€. „ерез гений писател€ оно предлагает своему народу познать самого себ€, и дл€ того разворачивает перед ним панораму жизни, видеть и понимать которую он уже стал не способен, ув€знув в мелочной кропотливости повседневного существовани€. Ёто действительно панорама реальной жизни, а не ее абстрактно вымышленного или приукрашенного идеала, потому нечего искать в ней идеальных (в своей сложности или простоте) типов, образцов дл€ подражани€. Ќо в элементарной €сности ее образов заключена глубока€ мудрость. „ерез рассказы Ўукшина ƒуша Ќарода как бы говорит нам, что народное €дро, несмотр€ на все испытани€ ариманизированной цивилизации, остаетс€ здоровым, а вместе с тем жива и надежда, что шеста€, слав€но-германска€ культура не будет сорвана духами тьмы, что из страданий и жертв народа созреет духовный плод.

  Ўукшину недоброжелательно относитс€ определенна€ часть интеллектуалов, представителей антикультуры, живущих эстетическими идеалами, вывернутыми наизнанку. ќни обвин€ют его в том, что он €кобы восславил мужика и принизил интеллигента. ¬сего за неделю до внезапной кончины Ўукшина киножурнал опубликовал подборку писем кинозрителей; в которых те выражали свое отвращение буквально ко всему: к режиссерской, писательской, артистической де€тельности Ўукшина и даже... к его внешности! „то отзывы были сфабрикованы, - обнаружилось в момент смерти Ўукшина, вызвавшей неподдельный национальный траур.

¬ своем творчестве Ўукшин был не на словах, а на деле верен правде жизни. Ќе его вина, что в услови€х, когда материализм культуры все более обретает уже не мировоззренческий, а темномагический характер, именно интеллигенци€ становитс€ жертвой ариманически-люциферической духовности, оказыва€сь не способной распознать ее природу, посто€нно жив€ в ней. Ќет у Ўукшина ни пренебрежени€ к интеллигенции, ни желани€ как-либо высмеивать или искусственно принижать ее, а лишь сочувствие к ее трагическому положению, которого простой народ избег по той причине, что так и не подвинулс€ далее самого поверхностного соприкосновени€ с теоретическим и "практическим" рассудком века. Ќа это, возможно, кто-то с негодованием возразит: так, что же, будем славить невежество? Ќо мы уже достаточно говорили на эту тему и не станем повтор€тьс€. Ќапомним только, что развитие человечества, народов протекает не столь элементарно, как этого хотелось бы приверженцам социального дарвинизма. » уж во вс€ком случае, если и нужно пройти через лужу, то вовсе не об€зательно вывал€тьс€ в ней, или, чтобы стать личностью, не об€зательно торчать со шпаной в подворотне. »нтеллектуальный варвар несравненно хуже темного мужика, ибо несет смерть культуре. ј именно такой, разбойный характер современного интеллектуализма и вскрыл Ўукшин в фильме " алина красна€", который с радостным потр€сением смотрел весь мир ¬осточной ≈вропы.

ќб этом фильме нельз€ не упом€нуть, поскольку именно в нем выступают первые ростки того, что впоследствии нашло свое выражение в "—казке".* —казка "ƒо третьих петухов" была опубликована уже после смерти Ўукшина, последовавшей на 45-м году жизни. Ёта сказка рождена из чисто художественной интуиции. Ќаписана она необычайно €рким, сочным €зыком, насыщена народным юмором; не обходитс€ дело и без "соленого" словца. Ёто вообще сказка не дл€ детей, и вр€д ли кому придет в голову воспринимать ее по-детски. “ема сказки традиционна€: об »ванушке-дурачке, но подана она на современный лад. ќттого и зав€зка в ней друга€. ¬старь, бывало, старшие брать€ принимали »вана за дурачка, не понима€, что его глупость перед людьми есть "мудрость пред Ѕогом". Ќо как доходило до дела, где пасовал земной рассудок, »ван показывал себ€ так, что другим нечего было и думать угнатьс€ за ним. ¬ иных случа€х путь его лежал в "тридев€тое царство", где люди, ид€ пут€ми посв€щени€, обретают свою высокую "невесту" - —амодух. »ван в русских сказках - дурачок ли, царевич ли - всегда есть образ "€", ищущего соединени€ со своей высшей ипостасью - с ћарьей-ћоревной ѕрекрасной  оролевной или с ≈леной ѕрекрасной. ¬ свое посв€тительное странствие »ван всегда отправл€етс€ полный сил и инициативы.

* –оманов ¬.ћ.Ўукшина, в которых он пытаетс€ осмыслить русское прошлое, мы вообще касатьс€ не будем.

Ќо..."все смешалось в доме ќблонских". » вот в "—казке" Ўукшина нам предстает ина€ картина. ¬ роли старших братьев »вана мы видим персонажи русских былин и классической литературы. ќни сид€т на полках в библиотеке, а внизу за столом библиотекарша √алка ведет беседу по телефону. ѕозже в кабинете ћудреца нам предстанет секретарша ћилка. ќбе они - словно сестры-близнецы: один и тот же кругозор, интересы, жаргон; имена их - словно коровьи клички. » в то же врем€, это представительницы того самосознани€, что со времен  арамзина получило массовое развитие под лучами французского, а потом общеевропейского просвещени€. √алка и ћилка - пр€мые наследницы "Ѕедной Ћизы",-и на них, видимо, сбылось упом€нутое пророчество ∆.-∆. –уссо.

ћежду этим русским насто€щим и русским прошлым - бездна. Ћитературные герои сид€т на полках, и даже тени их присутстви€ не обнаруживаетс€ в уме библиотекарши √алки. Ќет и у персонажей особого желани€ эту бездну переступать, ибо за нею - чуждый, непон€тный им мир цивилизованного варварства. “ак духовный раскол в русской жизни усугубл€етс€ разрывом культуры во времени. »вану предстоит сразу преодолеть и то, и другое. Ќо решение сделать это возникает не в нем, а у персонажей под вли€нием того ложного духа времени, которого они не понимают. Ёто он на рубеже веков внушил им мысль прин€ть прозвище »вана дураком в буквальном смысле и тем обречь его на опасное и никому не нужное странствие в поисках ћудреца, который справкой удостоверил бы, что он не дурак.

¬се вместе литературные персонажи выражают тот духовный итог, к которому пришла русска€ культура в начале XX века, когда уже не осталось и следа от былых терзаний интеллигенции по поводу утраты св€зи с народом, а зарождавша€с€ проблема отчуждени€ все больше приковывала внимание русского образованного человека к своему внутреннему, подмен€€ самопознание самокопанием. ќт всего этого не только возрос отрыв интеллигенции от народа, но в образованных кругах ослабло €-сознание. »ван же как был фигурой эзотерической, так и осталс€, что бы ни думала о нем интеллектуальна€ элита. ” Ўукшина он сидит в углу и делает из полы своего арм€ка что-то "вроде уха". ќн слушает перебранку иным слухом, и в нем встает образ того, кто ее инспирирует - Ћюцифера.

¬ сказке совмещены все три сло€ русского развити€: сказочный, былинный и историко-культурный, а в общем - вс€ –осси€: сущностное "€", прафеномены тройственной души и ее социальные типы в художественном выражении. ћы уже говорили об особом значении образа »льи ћуромца. ќн одновременно выражает и душу рассудочную, живущую врожденной, инстинктивной мудростью, и принцип единой души, когда "€" обретает опору в корен€щейс€ в эфирном теле мудрости души рассудочной и, не муча€сь разладом между мыслью и чувством, восходит в высшие сферы вплоть до —амодуха и так, посто€нно укрепл€€сь, приводит все три души к высшему единству. ѕоэтому »ль€ больше всех понимает »вана. Ќо от его же "плоти" и Ѕедна€ Ћиза. “олько она - "от низших", »ван же - "от высших". ќна, естественно, не пара »вану. “олько земной эгоизм мог возбудить в люд€х желание укоренитьс€ природой своего "€" лишь в чувственном мире, навеки св€зать его с душой рассудочной. ѕоэтому в намерении Ћизы выйти замуж за »вана просматриваютс€ цели, которые преследуютс€ и в избушке Ѕабы-яги.

ѕрафеномен души ощущающей представлен в "—казке" не ƒобрыней, а донским атаманом, поскольку Ўукшин стремитс€ ув€зать мир прафеноменов с социальным планом. јтаман - образ полубылинный-полуисторический: в былинах фигурирует, например, казак ≈рмак “имофеевич. ƒл€ прафеномена души сознательной Ўукшин в своей сказке вообще места не находит. ¬иновата в том сама жизнь.

—оедин€€ прошлое –оссии с ее главнейшими культурными феноменами, уплотн€€ в одной сцене все то, что противоречиво, а часто и междоусобно за€вл€ло о себе на прот€жении р€да столетий, Ўукшин достигает такой насыщенности содержани€, что не только слово, но и каждый жест в нем полны значени€. ѕри этом иронический тон €вл€етс€ лишь приемом, призванным сн€ть вс€кую назидательность, а также см€гчить огромную значимость образов, возникающую при подн€тии социального на уровень прафеноменального.

¬се персонажи в первой сцене четко подраздел€ютс€ по их преемственной св€зи. “ак, определенным родством объединены между собой »ль€, Ћиза и Ћысый  онторский, а с другой стороны -  азак и ќбломов. ¬ первом случае св€зующим звеном €вл€етс€ душа рассудочна€: ее прафеномен и социальные проекции. ¬ "—казке" подчеркнут тот момент, когда с наступлением материальной культуры ариманизирующейс€ душой рассудочной был захвачен слой простого народа. ¬ нем и образовались "конторские" - в пределах материального мира умно (лысый) и трезво мысл€щие люди, но дальше своего "носа" видеть не способные. » этим весьма многочисленным слоем была утрачена св€зь с народной жизнью.  онторский держит в руках все собрание в библиотеке, а понимани€ происход€щего у него нет.  огда некто, "€вно лишний", замечает: "ћеждоусобица!" -  онторский тупо переспрашивает: "ј?" ќн не знает ни истории, ни своего народа, ни вообще, откуда что возникает в развитии, и тем не менее беретс€ им управл€ть. —коль много может дать понимание одного этого образа, но он в "—казке" не один и далеко не главный.

ѕрафеномен души рассудочной, не получив правильного воплощени€ в социальную жизнь, остаетс€ парализованным. »ль€ продолжает сиднем сидеть "на полке", как это было с ним в былинах до 30 лет. „то ж, выходит »мпульс ’риста все еще не привел его в движение?  онторский на »лью покрикивает, а тот только ворчит в ответ. ѕодчинена  онторскому и Ћиза. ≈е литературное прошлое есть нека€ причина, из которой ариманические власти произвели нужное им действие, расколов русскую жизнь на части. » беспомощность перед лицом этих как-будто бы никем в отдельности не желаемых следствий образует общее настроение собрани€ в библиотеке.

 азак и ќбломов составл€ют единую линию развити€ души ощущающей. ¬ образе ќбломова отразилс€ тот тип русского человека, в котором знание не стало силой, подвигающей к индивидуальному развитию от души ощущающей к сознательной, а наоборот, будучи неверно усвоенным и никак не соединенным с жизнью, парализовало силы воли, привело к отказу от вс€кой де€тельности.  азак хоть и не былинный герой, но он представитель той исторической эпохи, когда, зародившись в —еверной –уси, душа ощущающа€ стремилась проложить свой, органически присущий ей путь развити€. ƒалее, по мере индивидуализации самосознани€, душе ощущающей надлежало все больше упор€дочиватьс€ и просветл€тьс€ светом познани€. «аниматьс€ этим должен был прежде всего образованный слой.  азак не может простить ќбломову именно отказ от решени€ такой задачи. Ќе уме€ умно рассуждать, он своим простым сердцем чувствует, что ќбломов виноват в той судьбе, на которую теперь обрекают »вана.

Ќе велик спрос с души ощущающей: она эмоциональна, вспыльчива. Ќо и другие оказываютс€ не выше. ¬озникша€ ссора (как это бывало и в истории) во всех понижает уровень сознани€: кто трусит, кто растер€н. »ль€, словно вспомнив свой древний бунт против  иевского кн€з€ ¬ладимира, когда сшибал он головки с теремов, подбивает  азака на буйство (не следует думать, что Ўукшин симпатизирует тому, что в этот момент говорит »ль€); ќнегин "судорожно" зар€жает дуэльный пистолет: пускай иные силы решат, кто здесь прав! ¬ свои права вступает знакома€ всем стихи€ "пламени вожделений".  огда же о себе вдруг за€вл€ет новый, ариманический дух эпохи, то он производит впечатление, схожее с тем, что возникает в финале гоголевского "–евизора": все мгновенно замирают, когда јкакий јкакиевич выкрикивает: "«акрыто на учет". ќ неприступную твердыню этого "заклинани€" вмиг разбиваютс€ все вековые волны эмоций. ќдин  онторский встречает его с пониманием и видимо лишь сожалеет, что сам не догадалс€ поступить подобным образом. Ќо дл€ Ўукшина важно иное, - что это догадалс€ сделать јкакий јкакиевич!

ѕо тому же принципу, как и "закрыто на учет", действует на всех иде€ отправить »вана за справкой. ћедиумична€ Ћиза и сама не знает, откуда у нее вз€лась така€ мысль. ≈й ее €вно кто-то подсказал, но подсказал изнутри, и потому в своей интеллектуальной невинности она принимает ее за свою собственную и упорно настаивает на ней. «десь выражен один из главных принципов действи€ ариманических сил в русской душе рассудочной, склон€ющейс€ к материализму. ¬ силу своей общей конституции русска€ душа и в новой эпохе остаетс€ в некоторой мере открытой непосредственному вли€нию духа, и в ее "открытые врата" могут входить также и бесы, вытесн€€ духовное досто€ние древней благочестивой мудрости и предлага€ вместо нее "малевать" свои портреты на иконах-имагинаци€х высоких мыслесу- ществ (с подобным предложением бесы обращаютс€ к монахам в сцене у монастыр€)* — другой стороны, пережива€ в себе, с неким изумлением, €вление рассудочных пон€тий, русска€ душа оказываетс€ совершенно не способной различать их происхождение. ¬ "—казке" это просто гениально передано в сцене, где стражник, "опь€ненный" стихией своих чувств (внешнее вино там лишь символ), бурно воскур€ющихс€ от сердца к голове, впускает чертей в монастырь, а потом на их стороне выступает против »вана! ƒа, ариманические силы хорошо разобрались в этой особенности русской души; теперь остаетс€ русским люд€м разобратьс€ в себе и в ариманических духах. Ќе следует думать, что указанна€ особенность русского мышлени€ свойственна только простым люд€м, о ее наличии куда в большей мере свидетельствуют междоусобные распри интеллигенции.

“радиционно на –уси мысли черпались непосредственно из сверхчувственного. ќни звучали таинственными рунами в отраженном землею космическом свете. ѕодобные мысли не требуют доказательств. ¬от почему русские легко склон€ютс€ в пользу €сно и определенно, пусть при этом и догматически, безапелл€ционно высказанного мнени€. » здесь јриман получил широкое поле дл€ своих инспираций. ѕодсказанное им Ћизе решение высказываетс€ ею так, как прежде звучало слово мудрости, приходившее не путем логически взаимосв€занных умозаключений, а "разом" (за что ратует Ѕерд€ев). Ќикто не в состо€нии обдумать требование Ћизы, поскольку неведомо, откуда оно вз€лось; никто, кроме »льи, не замечает, что общее решение склон€етс€ в пользу наименее духовно зрелого персонажа. "¬се задумались", - сказано в сказке. ¬ действительности же лишь сделали вид, что думают, а на самом деле каждый обратилс€ лишь к сумбуру своих чувств, наде€сь, что оттуда, как откровение, придет подсказка. Ќо откровени€ ведь не приход€т в см€тенные души, и все остаютс€ с тем же, что про€вл€етс€ в Ћизе. ѕротивитс€ один »ль€ - ему все же легче, чем другим. ќн - прафеномен. Ќо и его "добивают" еще одним ариманическим заклинанием: "сид€ча€ агитаци€"!

»так, беспомощность русского самосознани€ перед натиском ариманической цивилизации приводит его к измене самому себе, и тем русска€ суть обрекаетс€ на мучительный опыт самопознани€, получаемый путем страданий в мире некоей "опрокинутой" социальности, в которую попадает »ван после избушки Ѕабы-яги. ћен€етс€ весь путь, которым издревле »ван русских сказок шел к посв€щению. ѕрежде он, полный сил, переживал в имагинации встречу со своим эго (Ѕаба-яга или серый волк) и обращал его на служение высшим цел€м. „ерез сто€щие над физическим миром, но низшие сферы духа он проходил ко встрече с высшей духовностью, с —амодухом (см. рис.: путь от точки ј вверх). ¬ "—казке" Ўукшина мир человеческого эго погружаетс€ в подфизическую сферу по причине слишком далеко зашедшего аль€нса человеческой самости с ариманическим драконом. ¬ новой эпохе, начавшейс€ в 1413 г. по –.’., все возрастающую роль в науке посв€щени€ играет социальный план, где, сопутствуемое крепнущим эгоизмом, совершаетс€ освобождение человеческой души от всех оков группового быти€: родовых, национальных, мировоззренческих. Ќа этот план в 1879 г. јрхангел ћихаил окончательно сверг из надземных духовных областей јримана, и тот теперь вс€чески пытаетс€ (а готовилс€ он к этому с давних пор) воссоздать некий негатив социальности, можно сказать, некую "инфернальную социальность", опускающуюс€ ниже уровн€ физического быти€, в подфизическое, которое, как и надфизическое, носит сверхчувственный характер, но ведет не к высшему духу, а в 8-ю сферу. ѕрежде культурно-исторический план, на котором развивалась социальна€ жизнь, сверху освещалс€ приходившим через откровение духовным водительством. Ќо с тех пор, как водительство судьбами мира отдано в руки людей, јримап стремитс€ с помощью порабощени€ отраженных (не сущностных) мыслей создать некий ложный космос и всецело приковать к нему человечество, низвед€ туда в конце концов все физическое (но не материальное, которое прейдет) бытие. Ётот свой "космос" он стремитс€ распростереть в виде некоего "неба" над инфернальной социальностью, и с этого "неба", подража€ де€ни€м Ѕогов, всецело и непосредственно инспирировать человечество и так вести его обратно от индивидуального к групповому сознанию. ¬ эти-то сферы ариманического духа, в некий "ћордор", выража€сь €зыком “олкиена, и направл€етс€ »ван (от точки ј вниз; см. рис.) с единственной, фактически, целью (ему самому €сной с самого начала): показать зашедшему в тупик русскому самосознанию, что ходить туда незачем.

 

 

ƒуша ощущающа€, как уже говорилось, немыслима без эгоизма. Ќо та самость, которой повседневно в изр€дной мере живет и индивидуальна€ душа рассудочна€, также эгоистична, хот€ и по-другому: не за счет чувства, а за счет особого склада мышлени€, которое можно назвать эгоцентричным. ѕоэтому встреча »вана с Ѕабой-ягой всегда неизбежна. ¬ то же врем€, традиционно ее избушка стоит "на курьих ножках", ибо эгоцентризм в прошлом не имел под собой твердой опоры на русской почве. »ное дело - новейшие времена. «десь вс€ узость души рассудочной пытаетс€ основательно "обстроитьс€" на физическом плане, и в помощь ей - сам «мей √орыныч. ¬от почему Ѕаба-яга у Ўукшина зан€та помыслами о строительстве "коттеджика" - проблемой поистине заполн€ющей массовое сознание, но на уровне яги решаемой глобально, прафеноменально. "—троительный материал" ей, несомненно, предоставил √орыныч, а вот строить на прафеноменальном уровне ни он, ни яга не могут - им это просто не дано в силу бессущностности их природы. —троить может человеческое "€". ѕоэтому яга стараетс€ уговорить »вана возвести ей то, что по сути должно стать навеки оторванным от Ѕожественных сфер обиталищем јримана в душе рассудочной. “огда человеческому "€" был бы прегражден путь вверх, и ему осталось бы только стать "истопником" (вс€ компани€ у яги не имеет собственных жизненных сил) при коттеджике, поселитьс€ в "подвале" души ощущающей. "√ости наверху", заскучав порой, мечтает яга, спускались бы к »вану поразвлечьс€ его народностью. ј почему бы и нет, если бы им удалось загнать в "подвал" само Ѕожественное творение!  роме того, народность изошла от групповой формы сознани€, и јриман не против нее, если она служит цели не поступательного, а поп€тного движени€.

„еловеческое эго - это обоюдоострый меч. ƒл€ того, кто активен и обращен к добру, оно - помощник; дл€ тех же, кто пассивен, ленив и зол, в нем таитс€ смертельна€ опасность. ¬ старинных сказках яга начинает задавать »вану вопросы, но он не отвечает на них, зна€ ее коварную природу, а требует накормить себ€, попарить в бане, спать уложить, а потом спрашивать. Ётим он пробуждает в ней глубинные силы эфирного тела, где коренитс€ мудрость. Ќо в "—казке" Ўукшина »ван, что называетс€, ложно сориентирован, поэтому ведет себ€ в доме яги пассивно, и та погружает его в "плам€ вожделений", в "печь". Ќо субстанциональному я этот огонь не страшен.*

* ¬ некоторых совсем древних сказках герой (не всегда зовущийс€ »ваном) также сталкиваетс€ с Ѕабой-ягой, обитающей в астральном теле человека; она живет за степной огненной рекой, где-то у мор€, ее дворец огорожен тыном с черепами (интеллект, побежденный јриманом). »скатель —амодуха приходит к такой яге со стихийными силами своих оболочек: физической, эфирной, астральной.

Ќедобрую метаморфозу претерпевает в "—казке" Ўукшина и образ дочки Ѕабы-яги. “радиционно это ћарь€-ћоревна - высшее человеческое я, к которому приход€т путем преодолени€, возвышени€ эго. ¬ этой работе само высшее помогает низшему. Ќизша€ ступень человеческой самости выражаетс€ в эгоистическом переживании отдельности собственного быти€. Ќо как ни убого это состо€ние, в нем корен€тс€ зачатки высшей индивидуальности. ћарь€-ћоревна учит геро€, как обмануть и Ѕабу-ягу, стрем€щуюс€ с помощью магии не уступить ее ищущим ее руки, и самого ариманического дракона, «ме€-√орыныча, за€вл€ющего на нее свои права. » вот мы встречаем нечто неслыханное: дочка яги выступает заодно со своей мамашей, и готовитс€ выходить замуж за «ме€-√орыныча. “ак в творческой фантазии Ўукшина отразилс€ тот итог, к которому пришла русска€ культура в XX веке. „астично приоткрывшийс€ тогда —амодух был встречен незрелой человеческой душой и поставлен на службу низшим побуждени€м. ƒуша русского народа этим образом дочки Ѕабы-яги говорит нам, что духовный декаданс не прошел без последствий в высших сферах, он отразилс€ на плане прафеноменов.

Ўукшин своими гротескными образами довольно точно рисует картину того, что случилось на самом деле. »ван долго потешаетс€ над дочкиными усами, но смех его злой и нервный, готов, того и гл€ди, обернутьс€ слезами. —амодух низведен на уровень души ощущающей с ее неочищенной чувственностью, - вот что такое эти усы на женском лице. » видеть это »вану невыносимо, ибо ему в таком случае закрыты все пути в будущее, поскольку искажен сам принцип эволюции. ¬ своем падении дочка сравн€лась с ягой по уму. »ван начинает дурачить ее советом, как свести усы, жела€ показать ей, до чего она докатилась. ќн предлагает наложить на лицо маску из куриного помета, навоза и глины.  урица - это нека€ пароди€ на птицу, на орла - символ восход€щего к имагинаци€м мышлени€; рогатый скот, телец, - символ человеческой воли, его помет - падша€ "вол€"; глина - это тот "прах" земной, из которого Ѕог сотворил человека. »ван, фактически, в пародийной форме предлагает дочке яги начать заново всю эволюцию человека от самого начала и этим хочет напомнить ей о ее высоком происхождении, о том пути развити€, который она уже проделала, и который неповторим, ибо двигатьс€ можно только вперед путем беспрерывного творчества. Ќесомненно, мир шукшинской "—казки" довольно страшен, если по-насто€щему вникнуть в него, но он соответствует правде жизни.

«мей-√орыныч в "—казке" необычайно рельефен в социальном смысле. ” него традиционно три головы и он замышл€ет поработить все три человеческие души, - какими они освоены современным человеком. ќдна голова «ме€ (кровожадна€) нацелена на душу ощущающую, друга€ (умна€) - на душу рассудочную, треть€ (не особенно про€вленна€, она все обижаетс€ на »вана за его поведение) - на сознательную. √орыныч хорошо знает »вана, ибо цель его вожделений - русска€ душа, а с нею - и вс€ шеста€ культурна€ эпоха человечества. ƒл€ начала он намереваетс€ накрепко прив€зать русское "€" к душе рассудочной в ее зачаточном состо€нии, абсолютно ему подконтрольном. "” вас там (в библиотеке), - говорит √орыныч »вану, - € знаю, бедна€ Ћиза... прекрасна€ девушка, € отца ее знал... ќна невеста тво€?" Ќа что »ван отвечает: " то? Ћизка? ≈ще чего!" »бо он понимает, что его истинна€ невеста пребывает не внизу, а вверху, в высотах —амодуха. Ѕрак »вана с Ћизой столь же противоестественен, как и √орыныча с дочкой яги. »ван и самой Ћизе безо вс€ких церемоний за€вл€ет: "я лучше царевну какую-нибудь стрену", за что "бедна€" Ћиза довольно зло обещает ему отомстить (но мы уже говорили, чь€ вол€ правит в ней). „то же касаетс€ "отца" Ћизы, то им до определенной степени €вл€етс€ Ћюцифер, соблазнивший јдама и ≈ву вкусить от древа познани€ добра и зла и тем подвинувший человека к индивидуализации в душе ощущающей и рассудочной, где его теперь караулит јриман √орыныч.

Ћишь одной своей частью √орыныч кровожаден, другой - он глубокий психолог и большой интеллектуал. ќн понимает, что к русской душе нужно подбиратьс€ фундаментально, вход€ в народные традиции, в духовное творчество. » здесь он готов идти вплоть до сопереживани€ ее настроений, остава€сь при этом, естественно, ариманическим драконом. ” »вана не возникает на этот счет ни малейших сомнений, и когда √орыныч заставл€ет его петь народные песни, то он поет ему о ’аз-булате. Ётой песней »ван намекает √орынычу, что знает его древнюю природу «ме€, восход€щую еще к древнеперсидской эпохе, где тот носил им€ јнгра-ћанью. ј еще он хочет своей песней сказать ему: —амодух - это юна€ невеста человеческого "€", которое также молодо; она по праву принадлежит мне, и потому, смотри, не лишись головы за свои противоестественные замыслы. ¬от почему √орынычу не все нравитс€ в песне. ѕо поводу ее "жестокости" он делает предложение, почти буквально совпадающее с тем, которое высказал ƒ.‘.Ўтраус в отношении гетевского ‘ауста (лучше бы ‘ауст стал хорошим инженером, женилс€ на √ретхен и не занималс€ своими безобрази€ми). - Ќе нравитс€ «мею в песне и ее "сексуальность" (не без иронии употребл€ет он это модное словечко, зна€, кто его подсказал современной цивилизации), но вовсе не потому, что √орыныч - нравственное существо. —лишком много свободы, на его взгл€д, содержитс€ в неподконтрольных интимных отношени€х людей. ќн не против ослаблени€ человеческого "€" путем внедрени€ в мир сексуальной распущенности, но в своем царстве он допускает лишь принцип: мера, число, вес. ќн хотел бы внести его и в интимные отношени€ людей. ∆ела€ дать "образец дл€ подражани€", он говорит своей невесте, вытолкав »вана за дверь: "»ди сюда... € теб€ ласкать буду". ¬ мире человеческом трудно придумать что-либо более безнравственное, чем подобное сочетание слов. Ќаконец, ариманическа€ природа «ме€ выражаетс€ и в его последнем поступке, когда он выталкивает »вана из избушки яги "со скоростью звука" в "прогрессивное" бытие инфернальной социальности. Ќо как ни мучительны дл€ »вана издевательства «ме€-√орыныча, Ўукшин отмечает в них и одну положительную деталь: они поубавили в »ване кураж, он стал в конце концов скромнее, серьезнее и, скажем, взрослее. ќ чем ты задумалс€? - спрашивает его √орыныч. »ван на это отвечает: " ак дальше жить...  ак сокол€т растить". » тогда «мей, вроде бы уже и не враждебно, замечает: "ј-а... вот теперь ты поумнел.... „его ты там начал строить из себ€?" »ван в ответ молчит.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 465 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

≈сли президенты не могут делать этого со своими женами, они делают это со своими странами © »осиф Ѕродский
==> читать все изречени€...

2114 - | 2031 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.027 с.