Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


—труктурализм как де€тельность. 7 страница




я защищаю здесь право на €зык, а вовсе не на свой индивидуальный Ђжаргонї. ƒа и могу ли € рас≠суждать о нем как о некоем объекте? √лубокое беспо≠койство (св€занное с ощущением личностной самотож≠дественности) вызывает сама мысль, что ты можешь владеть словом как вещью и что тебе необходимо защи≠щать эту вещь, словно какое-то добро, обладающее не зависимой от теб€ сущностью. ƒа неужели же € су≠ществую до своего €зыка? » что же в таком случае представл€ет собой это €, будто бы владеющее €зы≠ком, между тем как на самом деле именно €зык вызывает € к бытию? ћогу ли € пережить собственный €зык как простой атрибут своей личности? ћожно ли поверить, что € говорю потому, что € существую? ѕодобные иллю≠зии, на худой конец, возможны за пределами литера≠туры; однако литература как раз и не допускает их.

50 Picard R., op. cit., p. 52.

«апрет, налагаемый вами на все чужие €зыки, Ч это всего лишь способ самим себ€ исключить из литературы: отныне более невозможно, не должно быть возможно, как это было во времена —ен-ћарка ∆ирардена 51, служить надсмотрщиком над искусством и вместе с тем претендовать на то, чтобы сказать о нем нечто.

јсимболи€

¬от каким предстает в 1965 году адепт критического правдоподоби€: о книгах надлежит говорить Ђобъек≠тивної, Ђсо вкусомї и Ђ€сної. ѕредписани€ эти роди≠лись не сегодн€: последние два пришли к нам из класси≠ческого века, а первое Ч из эпохи позитивизма. “ак возникла совокупность неких расплывчатых норм Ч наполовину эстетических (св€занных с классической ка≠тегорией ѕрекрасного), а наполовину рациональных (св€занных со Ђздравым смысломї); тем самым был построен удобный мост между искусством и наукой, по≠звол€ющий не находитьс€ полностью ни там, ни здесь.

”казанна€ двойственность находит выражение в по≠следней теореме, котора€, похоже, целиком владеет великой заповедальной мыслью старой критики, посколь≠ку она формулирует ее с неизменным благоговением; это Ч представление о необходимости уважать Ђспеци≠фикуї литературы 52. Ќазванна€ теорема, подобно не≠большой военной машине, направлена против новой критики, обвин€емой в равнодушии ко всему Ђлите≠ратурному в литературеї, в разрушении Ђлитературы как особой реальностиї 53; эта теорема, которую по≠сто€нно повтор€ют, но никогда не доказывают, имеет очевидное, но неоспоримое преимущество, свойственное вс€кой тавтологии: литература Ч это литература; тем самым можно одновременно и вознегодовать на новую критику, бесчувственную ко всему, что, по решению адепта правдоподоби€, есть в литературе »скусного,

51  оторый предостерегал молодежь против Ђморальных иллюзий и путаницыї, повсюду распростран€емых Ђсовременными книгамиї.

52 Picard R., op. cit., p. 117.

53 Ibid., p. 104, 122.

«адушевного, ѕрекрасного и „еловечного 54, и притвор≠но призвать критику к обновлению науки, котора€ займетс€-де, наконец, литературным объектом Ђв себеї и отныне уже ничем не будет об€зана никаким другим наукам Ч ни историческим, ни антропологическим; меж≠ду тем от подобного Ђобновлени€ї попахивает доволь≠но-таки старой плесенью: еще Ѕрюнетьер примерно в тех же выражени€х упрекал “эна за излишнее пре≠небрежение к Ђсамой сути литературы, иными словами, к специфическим законам жанраї.

ѕопытка установить структуру литературных произ≠ведений Ч важна€ задача, и многие исследователи посв€тили ей себ€, правда, использу€ при этом методы, о которых стара€ критика и не заикаетс€; и это естест≠венно, поскольку, прит€за€ на изучение структур, она в то же врем€ не хочет быть Ђструктуралистскойї (слово, вызывающее раздражение и подлежащее Ђиз≠гнаниюї из французского €зыка). –азумеетс€, крити≠ческое прочтение произведени€ должно осуществл€тьс€ на уровне самого произведени€; однако при этом, с од≠ной стороны, остаетс€ не€сным, каким образом, устано≠вив известные формы, мы сможем избежать последую≠щей встречи с содержанием, корен€щимс€ либо в исто≠рии, либо в человеческой психее, короче, в тех вне-литературных факторах, от которых стара€ критика хочет откреститьс€ любой ценой; с другой стороны, цена структурного анализа произведени€ намного выше, чем можно подумать. ¬едь если оставить в стороне из€щную болтовню по поводу замысла произведени€, такой ана≠лиз можно осуществить, лишь исход€ из определенных логических моделей: в самом деле, о специфике лите≠ратуры можно говорить лишь после того, как послед≠н€€ будет включена в некую общую теорию знаковых систем; чтобы получить право на защиту имманентного прочтени€ произведени€, нужно предварительно знать, что такое логика, истори€, психоанализ; короче, чтобы вернуть произведение литературе, следует сначала вый≠ти за ее пределы и обратитьс€ к культурной антропо≠логии. —омнительно, чтобы стара€ критика была к

Ђ...јбстракции этой новой критики, бесчеловечной и антилитера≠турнойї (ЂRevue parlementaireї, 15 но€бр€ 1965).

этому готова. ѕохоже, что она стремитс€ к защите сугубо эстетической специфики произведени€; она хочет отсто€ть в нем некую абсолютную ценность, не зап€тнанную множеством презренных Ђвнелитературных факторовї, каковыми €вл€ютс€ истори€ или глубины нашей психеи: стара€ критика жаждет отнюдь не ор≠ганизованного, но чистого произведени€, свободного как от компромисса с внешним миром, так и от неравного брака с внутренними влечени€ми человека. ћодель сего целомудренного структурализма имеет просто-напросто этическую природу.

Ђќ богах, Ч советовал ƒеметрий ‘алерский, Ч говори, что они богиї. ќкончательное требование адепта кри≠тического правдоподоби€ носит тот же характер: о ли≠тературе говори, что она литература. Ёта тавтологи€ от≠нюдь не безобидна: сначала делают вид, будто о литера≠туре можно что-то говорить, то есть превращать ее в объект высказывани€, но затем это высказывание тут же и пресекают, ибо оказываетс€, что сказать-то об этом объекте совершенно нечего помимо того, что он €вл€етс€ самим собой. » действительно, адепт кри≠тического правдоподоби€ в конце концов приходит либо к молчанию, либо к его субституту Ч праздно≠словию: из€щна€ болтовн€ Ч еще в 1921 году говорил –оман якобсон об истории литературы. Ѕудучи пара≠лизован множеством запретов, которых требует Ђуваже≠ниеї к произведению (предполагающее сугубо бук≠вальное понимание текста), адепт критического правдо≠подоби€ с трудом может даже приоткрыть рот: сквозь все его многочисленные табу способен просочитьс€ лишь тоненький словесный ручеек, позвол€ющий ему за≠€вить о правах социальных институтов в отношении мертвых писателей. „то же до возможности надстроить свое собственное слово над словом произведени€, то адепт правдоподоби€ лишает себ€ необходимых дл€ этого средств, поскольку не желает идти на соответст≠вующий риск.

¬ конце концов замолчать Ч значит дать пон€ть, что намереваешьс€ покинуть собеседника. ќтметим же на прощание неудачу, которую потерпела стара€ критика.  оль скоро ее объектом €вл€етс€ литература, она могла бы зан€тьс€ вы€снением условий, делающих возможным

существование литературного произведени€, набросать основани€ если и не науки, то хот€ бы техники литера≠турного анализа; однако же она предоставила заботу Ч и хлопоты Ч об этом самим писател€м, которые Ч от ћалларме до Ѕланшо Ч к счастью, не отказались от по≠добной задачи: эти писатели всегда признавали, что €зык составл€ет самую плоть литературы, и, таким образом, на свой лад также продвигались к объектив≠ной истине своего искусства. ѕо крайней мере можно было бы дать свободу критике (не €вл€ющейс€ наукой и не претендующей на этот статус) с тем, чтобы она рас≠крыла нам смысл, который современный человек спосо≠бен придать произведени€м прошлого. Ќеужели же мож≠но поверить, что –асин затрагивает нас Ђсам по себеї, силой одних только буквальных значений своего текста? —кажите серьезно, какое может быть нам дело до театра Ђнеистовых и целомудренных страстейї? „то может сказать нашему современнику выражение Ђгордый и благородный владыкаї?55 ¬от уж поистине странный €зык! Ќам говор€т о Ђмужественномї герое, но при этом не допускают ни малейшего намека на его пол; попав в контекст какой-нибудь пародии, подобное вы≠ражение вызвало бы смех; так, впрочем, и происходит, когда мы встречаем его в Ђѕисьме —офокла к –асинуї, сочиненном ∆изелью, подругой јльбертины, во врем€ подготовки к выпускному экзамену (Ђэтим характерам свойственна мужественностьї) 56. ¬прочем, чем же и за≠нимались ∆изель и јндре, как не старой критикой, когда, в св€зи с тем же –асином, они рассуждали о Ђтрагическом жанреї, об Ђинтригеї (вот они Ч Ђзаконы жанраї), о Ђхорошо построенных характерахї (а вот и Ђтребовани€ психологической св€зностиї), замеча€ попутно, что Ђ√офоли€ї Ч это вовсе не Ђлюбовна€ трагеди€ї (сходным образом нам указывают, что Ђјндромахаї Ч это вовсе не патриотическа€ драма), и т. п.57  ритический словарь, от имени которого нам

55 Picard R., op. cit., p. 34, 32.

56 Proust ћ. A la Recherche du temps perdu. P.: Pléiade, I, p. 912.

57 Piсard R., op. cit., p. 30. я, конечно, никогда не делал из Ђјндромахиї патриотической драмы; подобные жанровые определени€ мен€ отнюдь не занимали (что и послужило поводом дл€ упреков в мой адрес). я говорил лишь о фигуре ќтца в Ђјндромахеї Ч не более того.

предъ€вл€ют упреки, оказываетс€ словарем барышни, готовившейс€ к выпускным экзаменам три четверти века тому назад. ћежду тем с тех пор мы познакоми≠лись с ћарксом, ‘рейдом, с Ќицше. ѕозже Ћюсьен ‘евр и ћерло-ѕонти за€вили о нашем праве посто€нно переделывать историю истории, историю философии та≠ким образом, чтобы объект прошлого оставалс€ при этом целостным объектом. ѕочему же не прозвучит наконец голос, который за€вит, что литература также имеет подобное право? ћолчание старой критики и ее неудачу можно если не объ€снить, то по крайней мере описать другими словами. —тарый критик €вл€етс€ жертвой того хорошо известного исследовател€м €зыка состо€ни€, которое называетс€ асимболией 58; в этом состо€нии человек не способен ни воспринимать сим≠волы, то есть совокупность сосуществующих смыслов, ни оперировать ими; как только подобный больной выходит за тесные рамки сугубо рационального ис≠пользовани€ €зыка, символическа€ функци€, обладаю≠ща€ весьма широким диапазоном и позвол€юща€ лю≠д€м конструировать идеи, образы и произведени€, ока≠зываетс€ нарушенной, подвергнутой ограничени€м или цензуре.

–азумеетс€, о литературном произведении можно рассуждать, вовсе не прибега€ к пон€тию символа. Ёто зависит от избранной точки зрени€; о ней надо только объ€вить. Ќе каса€сь здесь литературы как не≠объ€тного социального института, порожденного историеи 59, и держась лишь отдельного произведени€, можно считать очевидным, что если мне приходитс€ говорить об Ђјндромахеї с точки зрени€ рецептов ее сценической постановки или же о рукопис€х ѕруста с точки зрени€ той роли, которую играют в них помарки, то мне, действительно, нет надобности верить или не ве≠рить в символическую природу литературных произведе-

58 Ќесаen H. et Angelergues R. Pathologie du langage. Larousse, 1965, p. 32.

59 —р. Ђќ –асинеї (Ђ»стори€ или литература?ї, с. 220 и cл. наст. сб.).

ний: ведь и афатик способен великолепно плести кор≠зины или стол€рничать. ќднако как только мы захотим изучить произведение как таковое, как конституиро≠ванное целое, окажетс€ невозможным не выдвинуть самых широких требований, св€занных с его символи≠ческим прочтением.

»менно это и сделала нова€ критика. ¬се знают, что вплоть до сегодн€шнего дн€ она работала совер≠шенно открыто, исход€ из представлени€ о символичес≠кой природе произведени€, а также учитыва€ €вле≠ние, которое Ѕашл€р назвал вероломством образа. ћежду тем никому из тех, кто нав€зывал новой критике полемику, даже и на минуту не пришло в голову, что символы-то и могли стать предметом обсуждени€ и что, следовательно, спорить надо о свободе и границах от≠крыто за€вленной символической критики: нам говори≠ли о безраздельных правах буквы, и никто ни разу не предположил, что символ также может обладать своими правами, причем правами, отнюдь не сводимыми к нескольким второстепенным свободам, которые буква соблаговолила оставить символу. »сключает ли буква символ или же, наоборот, допускает его? Ќесет ли произведение буквальный или символический смысл Ч означает Ђбуквально, а также и во всех прочих смыс≠лахї, говор€ словами –ембо 60? ¬от каков мог быть пред≠мет спора. ¬ предисловии к книге Ђќ –асинеї € спе≠циально отметил, что весь критический разбор, пред≠прин€тый в ней, основан на определенной логике сим≠волов. —ледовало либо в целом оспорить факт сущест≠вовани€ или даже возможности существовани€ такой логики (это, по крайней мере, создало бы так назы≠ваемую Ђпочву дл€ дискуссииї), либо показать, что автор книги Ђќ –асинеї не сумел как следует исполь≠зовать правила этой логики, что он охотно признал бы, особенно два года спуст€ после выхода этой книги и через шесть лет после ее написани€. Ќам дают весьма странный урок чтени€, когда спор€т против каждого конкретного места в книге, ни разу не обмолвившись

–ембо писал матери, не пон€вшей ЂЋето в адуї: Ђя хотел сказать то, что сказал, Ч буквально, а также и во всех прочих смыслахї (Œuv≠res complètes. P.: Pléiade, p. 656).

о том, уловлена ли ее обща€ иде€, или, проще говор€, ее смысл. —тарый критик во многом напоминает тех Ђдикарейї, о которых рассказывает ќмбредан: впервые увидев кинофильм, они не заметили в показанной им сцене ничего, кроме курицы, бежавшей через деревен≠скую площадь. Ќет никаких причин надел€ть, букву абсолютной властью, а затем, ни слова не говор€, от≠вергать любой символ во им€ принципа, который к символам вообще неприложим. Ќеужели же вы станете упрекать китайца (раз уж нова€ критика представл€етс€ вам каким-то чужеземным €зыком) за то, что, говор€ по-китайски, он делает ошибки во французской грам≠матике?

ќднако откуда же в конце концов вз€лась эта глу≠хота к символам, эта асимболи€?  акую угрозу таит в себе символ? ѕочему множественный смысл, будучи основой вс€кой книги, ставит под угрозу слово по поводу этой книги? » почему, спросим еще раз, это происходит именно сегодн€?

II

Ќет ничего более важного дл€ общества, чем тот способ, каким оно классифицирует свои €зыки. »зменить этот способ, сместить слово Ч значит совершить револю≠цию. ≈сли на прот€жении целых двух столетий француз≠ский классицизм определ€лс€ самим фактом разгороженности, иерархической организации и неподвижности составл€вших его типов письма, то романтическа€ революци€ подорвала саму идею классификации. ƒалее, вот уже в течение ста лет, то есть, очевидно, со времен ћалларме, в нашей литературе происходит как бы перераспределение мест; процесс обмена, взаимопро≠никновени€ и консолидации протекает внутри двойст≠венной Ч поэтической и критической Ч функции пи≠сьма 61, дело не только в том, что отныне многие пи≠сатели сами занимаютс€ критикой, но и в том, что не≠редко их творчество как таковое начинает свидетель≠ствовать об обсто€тельствах ее рождени€ (ѕруст) или

61 —р.: Genette Gérard. Rhétorique et enseignement au XXe siècle Ч In: Genette G. Figures II. P.: Seuil, 1969.

ее отсутстви€ (Ѕланшо). ќдин и тот же €зык стремитс€ распространитьс€ по всем уголкам литературы и даже встать за своей собственной спиной; книга оказываетс€ захваченной с тыла тем самым человеком, который ее пишет; отныне нет больше ни поэтов, ни романистов, существует одно только письмо 62.

 ризис  омментари€

Ќо вот возникает встречный процесс, привод€щий к тому, что критик в свою очередь становитс€ писателем. –азумеетс€, желание быть писателем Ч это не претензи€ на определенный статус в обществе, а бытийна€ устрем≠ленность.  акое нам дело, что считаетс€ более пре≠стижным Ч положение романиста, поэта, эссеиста или репортера. ѕисатель определ€етс€ не в социально-ро≠левых или оценочных категори€х, но исключительно через свойственное ему сознание слова. ѕисатель Ч это человек, которому €зык €вл€етс€ как проблема и который ощущает глубину €зыка, а вовсе не его инст≠рументальность или красоту. ¬от почему на свет по≠€вились критические работы, требующие тех же самых способов прочтени€, что и собственно литературные произведени€, несмотр€ на то, что их авторы €вл€ютс€ критиками, а отнюдь не писател€ми. ≈сли нова€ кри≠тика и впр€мь существует, то реальность этого сущест≠вовани€ Ч не в единстве ее методов и тем более не в снобизме, на котором, как охотно утверждают, она держитс€, но в самом одиночестве критического акта, который Ч отмета€ алиби, предоставл€емые наукой или социальными институтами, Ч утверждает себ€ именно как акт письма во всей его полноте. ≈сли старый истре≠панный миф противопоставл€л писател€ критику как Ђвеличавого творца его смиренному служителю, каж≠дый из которых необходим на своем местеї, и т. п., то ныне они воссоедин€ютс€, раздел€€ общую нелегкую судьбу перед лицом общего дл€ них объекта Ч €зыка.

62 Ђѕоэзи€, романы, новеллы Ч все это курьезные древности, не способные больше обмануть никого или почти никого. ѕоэмы, расска≠зы Ч зачем это все нужно? ќтныне нет ничего, кроме письмаї. Ћ e  лезио ∆. ћ. √. (предисловие к ЂЋихорадкеї).

Ёто нарушение субординации, как можно было убе≠дитьс€, встречает нетерпимое к себе отношение. “ем не менее, хот€ правомерность такого нарушени€ все еще приходитс€ отстаивать, похоже, что уже гр€дет, что на горизонте уже ма€чит нова€ перестройка: теперь уже не только критика предпринимает то Ђпутешествие сквозь письмої 63, которое, быть может, останетс€ ха≠рактерной приметой нашего времени; в это путешествие оказываетс€ вовлечен весь интеллектуальный дискурс как таковой. ≈ще четыре столети€ назад »гнатий Ћойола, основатель ордена, более всего способствовавшего развитию риторики, создал в Ђƒуховных упражнени€хї модель драматизированного дискурса, подчиненного иной власти, нежели власть силлогизмов или абстракт≠ных пон€тий, что, со свойственной ему проницатель≠ностью, не преминул отметить ∆орж Ѕатай 64. — тех пор в творчестве таких писателей, как, например, —ад или Ќицше, правила интеллектуального дискурса перио≠дически подвергаютс€ Ђсожжениюї (в обоих смыслах этого слова). ѕохоже, что и ныне проблема открыто сводитс€ именно к этому. »нтеллект начинает приоб≠щатьс€ к новой логике, он вступает в необжитую об≠ласть Ђвнутреннего опытаї: одна и та же истина, объеди≠н€юща€ романическое, поэтическое и дискурсивное сло≠во, пускаетс€ на поиски самой себ€, ибо отныне она €вл€етс€ истиной слова как такового.  огда говорит ∆ак Ћакан 65, то он осуществл€ет тотальное вторжение образа в сферу речи Ч образа, вытесн€ющего традици≠онную абстрактность пон€тий, так что конкретный пример становитс€ неотделим от иллюстрируемой им мысли, а само слово оказываетс€ воплощенной истиной. Ќа другом полюсе стоит книга  лода Ћеви-—тросса Ђ—ырое, и вареноеї, котора€ также порывает с привыч-

63 Sollers Philippe. Dante et la traversée de l'écriture. Ч ЂTel Quelї, є 23, automne 1965.

64 Ђ...«десь перед нами раскрываетс€ второй смысл слова "драма≠тизировать"; это Ч проникающее в дискурс стремление вырватьс€ за пределы обычного изложени€ мысли, всей оголенной плотью почувство≠вать пронизывающий холод ветра... ¬ данном отношении классической ошибкой €вл€етс€ отнесение Д”пражнений" св. »гнати€ к дискурсивному методуї (L'expérience intérieure. P.: Gallimard, 1954, p. 26).

65 Ќа своем семинаре в ѕрактической школе высших знаний.

ным представлением о Ђразвитииї мысли и предлагает новую риторику, основанную на принципе варьировани€, тем самым возлага€ на форму такую ответственность, котора€ Ч в области гуманитарных наук Ч дл€ нас весьма непривычна. Ќет сомнени€, что в области дис≠курсивной речи происходит в насто€щее врем€ процесс трансформации, сближающий критика с писателем: мы вступаем в эпоху общего кризиса  омментари€ Ч кризиса, быть может, столь же значительного, как и тот, которым, приблизительно в той же области, был отмечен переход от средних веков к ¬озрождению.

¬ самом деле, этот кризис становитс€ неизбежен с момента открыти€ (или повторного открыти€) симво≠лической природы €зыка либо, если угодно, лингви≠стической природы символа. Ёто-то как раз и происхо≠дит сейчас в результате совокупных усилий психоанализа и структурализма. ¬ течение длительного времени классическое буржуазное общество усматривало в слове либо инструмент, либо украшение: ныне же мы видим в нем знак и воплощение истины. ¬от почему все, к чему только прикасаетс€ €зык, Ч философи€, гуманитарные науки, литература Ч в определенном смысле оказываетс€ заново поставлено под вопрос.

Ќесомненно, это и есть та проблема, в рамки кото≠рой должен быть перенесен и вопрос о литературной критике, та ставка, куда и критика входит составной частью.  аковы отношени€ между произведением и €зыком? ≈сли произведение символично, то каких правил прочтени€ оно требует? ¬озможно ли существование науки о письменно зафиксированных символах? ћожет ли быть символическим €зык самого критика?

ћножественный €зык

∆анр интимного ƒневника был рассмотрен социо≠логом јленом ∆ираром и писателем ћорисом Ѕланшо с двух весьма различных точек зрени€ 66. ƒл€ ∆ирара ƒневник Ч это способ запечатлени€ известного числа социальных, семейных, профессиональных и т. п. об-

66 Girard Alain. Le Journal intime. P.: P. U. F., 1963; B l a n с h o t Maurice. L'Espace littéraire. P.: Gallimard, 1955, p. 20.

сто€тельств; дл€ Ѕланшо Ч это мучительный способ отсрочить неминуемое одиночество, на которое обрекает письмо. “аким образом, ƒневник несет в себе по мень≠шей мере два смысла, каждый из которых правомерен в силу того, что обладает внутренней св€зностью. Ёто самое обычное €вление, и примеры ему можно найти как в истории критики, так и в самой изменчивости прочтений, которые способно породить одно и то же произведение; подобные факты по меньшей мере сви≠детельствуют о том, что произведение обладает несколь≠кими смыслами. ¬ самом деле, люба€ эпоха может во≠ображать, будто владеет каноническим смыслом произ≠ведени€, однако достаточно немного раздвинуть гра≠ницы истории, чтобы этот единственный смысл превра≠тилс€ во множественный, а закрытое произведение Ч в открытое 67. ѕри этом мен€етс€ само определение произведени€: отныне оно оказываетс€ уже не истори≠ческим, а антропологическим €влением, поскольку никака€ истори€ не в силах его исчерпать. —казанное означает, что разнообразие смыслов проистекает отнюдь не от рел€тивистского взгл€да на человеческую натуру; оно свидетельствует не о склонности общества к за≠блуждению, а о предрасположенности произведени€ к открытости; произведение разом содержит в себе несколько смыслов в силу своей структуры, а не в силу ущербности тех людей, которые его читают. »менно в этом и состоит его символичность: символ Ч это не образ, это сама множественность смыслов 68.

67 —м.: Eco Umberto. L'Œuvre ouverte. P.: Seuil, 1965.

68 ћне, конечно, известно, что в семиологии слово символ имеет совершенно иной смысл; там, напротив, символическими считаютс€ системы, в которых Ђможно установить такую форму, где каждой единице выражени€ взаимно-однозначно соответствует определенна€ единица содержани€ї; эти системы отличаютс€ от семиотических систем (€зык, сновидени€), где необходимо Ђпостулировать две различных формы Ч одну дл€ плана выражени€, а другую дл€ плана содержа≠ни€, Ч не предполагающих соответстви€ между нимиї (Ruwet N. La Linguistique générale aujourd'hui. Ч ЂArch, europ. de Sociologieї, V (1964), p. 287. ќчевидно, что, согласно этому определению, символы принадлежат не области символики, а области семиотики. ќднако пока что € сохраню за словом символ тот общий смысл, который придает ему ѕ. –икЄр и который удовлетвор€ет моим дальнейшим рассуждени€м (Ђ—имвол имеет место там, где €зык создает сложно организованные знаки и где смысл, не довольству€сь указанием на предмет, одновременно указывает и на другой смысл, способный раскрытьс€ только внутри и через посредство первого смыслаї (De l'interprétation, essai sur Freud. P.: Seuil, 1965, p. 25).

—имвол устойчив. ћен€тьс€ может лишь осознание его обществом, равно как и права, которыми общество его надел€ет. ¬ средние века символическа€ свобода была не только узаконена, но в известном отношении даже кодировалась, как это видно из теории четырех смыслов 69; напротив, классическое общество обычно приспосабливалось к этой свободе с немалым трудом; оно либо игнорировало эту свободу, либо подвергало ее контролю (что, кстати сказать, имеет место и в современных пережиточных формах такого общества): истори€ символов и их свободы нередко оказываетс€ историей насили€ над ними, и, конечно же, в этом тоже есть свой смысл: символы не позвол€ют цензуровать себ€ безнаказанно.  ак бы то ни было, это уже инсти≠туциональна€, а не структуральна€, если можно так выразитьс€, проблема; что бы ни воображали и ни декретировали те или иные общества, произведение преодолевает их границы, проходит сквозь них напо≠добие формы, которую поочередно наполн€ют более или менее возможные, исторические смыслы: произведе≠ние Ђвечної не потому, что оно нав€зывает различным люд€м некий единый смысл, а потому, что внушает различные смыслы некоему единому человеку, который всегда, в самые различные эпохи, говорит на одном и том же символическом €зыке: произведение предлагает, человек располагает.

¬с€кий читатель Ч если только он не позвол€ет цен≠зуре буквы запугать себ€ Ч знает об этом: разве не чувствует он, что вступает в контакт с неким запре≠дельным по отношению к тексту миром Ч так, словно первичный €зык произведени€ взращивает в нем какие-то другие слова и учит говорить на некоем вторичном €зыке? Ёто называетс€: грезить. ќднако и в грезах, по выражению Ѕашл€ра, проложены свои маршруты, которые расстилает перед словом вторичный €зык произ-

 

69 Ѕуквальный, аллегорический, моральный и анагогический. —амо собой разумеетс€, что при этом существовало русло, по которому все смыслы устремл€лись к анагогическому.

ведени€. Ћитература Ч это способ освоени€ имени: всего из нескольких звуков, составл€ющих слово √ер-манты, ѕруст сумел вызвать к жизни целый мир. ¬ глу≠бине души писатель всегда верит, что знаки не произ≠вольны, что им€ присуще каждой вещи от природы: писатели держат сторону  ратила, а не √ермогена. Ёто значит, что мы должны читать тем же способом, каким пишем: лишь в этом случае мы окажемс€ способ≠ны Ђвосхвалитьї литературу (Ђвосхвалитьї Ч значит Ђоб≠наружить в существе восхвал€емогої); ведь если бы у слов был только один смысл Ч тот, который указан в словаре, Ч если бы вторичный €зык не оказывал возму≠щающего, раскрепощающего воздействи€ на Ђдостовер≠ные факты €зыкаї, не было бы и литературы 70. ¬от почему правила чтени€ произведени€ Ч это не правила, диктуемые буквой, а правила, диктуемые аллюзией; это не филологические, а лингвистические правила 71. ¬ самом деле, задача филологии Ч в установлении буквального смысла высказывани€, однако ей совершен≠но неподвластны его вторичные смыслы. Ќапротив, линг≠вистика стремитс€ не к устранению €зыковых двусмы≠сленностей, но к их пониманию, и, если можно так вы≠разитьс€, к их институированию. явление, с давних вре≠мен известное поэтам под названием суггестии, или внушающей силы слова, ныне начинает привлекать и внимание лингвистов, которые пытаютс€ придать науч≠ный статус самой переливчатости смыслов. –оман якоб≠сон особо настаивал на том, что множественность

70 ћалларме: ЂЌасколько € ¬ас понимаю, Ч писал он ‘рансису ¬ьеле-√риффену, Ч ¬ы св€зываете привилегированное положение поэта как творца с несовершенством того инструмента, которым он вынужден пользоватьс€; если бы существовал некий €зык, способный адекватно передать его мысль, он уничтожил бы литератора, которому пришлось бы называтьс€ Дгосподин ѕервый ¬стречный"ї (цит. по.: Ri≠chard J. P. L'univers imaginaire de Mallarmé. P.: Seuil, 1961, p. 576).

71 Ќе так давно новую критику неоднократно упрекали в том, что она преп€тствует выполнению педагогических задач, свод€щихс€, по-видимому, к тому, чтобы научать читать. —о своей стороны, стара€ риторика претендовала на то, чтобы научить писать: она устанавлива≠ла правила творчества (подражани€), а не правила воспри€ти€. ћожно спросить себ€: не умал€ем ли мы роли чтени€, обособл€€ свойственные ему правила? ”мение хорошо читать потенциально предполагает умение хорошо писать, иными словами: писать в соответствии с логикой символа.

смысла обычна дл€ поэтического (литературного) сооб≠щени€; это отнюдь не значит, что подобна€ многосмыс≠ленность вытекает из известной эстетической концепции, утверждающей Ђсвободуї в истолковании текста, в еще меньшей степени она предполагает моральный контроль над вытекающими отсюда опасност€ми; это значит, что подобную многосмысленность можно сформулировать в категори€х кода: символический €зык, на котором пишут≠с€ литературные произведени€, по самой своей структуре €вл€етс€ €зыком множественным, то есть €зыком, код которого построен таким образом, что люба€ порождае≠ма€ им речь (произведение) обладает множеством смыс≠лов. ѕодобна€ предрасположенность свойственна уже €зыку в собственном смысле слова, содержащему гораздо больше неопределенности, чем прин€то думать; этим €влением как раз и начинает заниматьс€ лингвистика 72. “ем не менее неоднозначность практического €зыка Ч ничто по сравнению с многосмысленностью €зыка лите≠ратурного. ¬ самом деле, двусмысленности практического €зыка устранимы за счет самой ситуации, в рамках которой они по€вл€ютс€: любой, пусть даже самой не≠однозначной фразе всегда сопутствует нечто, лежащее вне ее (контекст, жест, воспоминание) и подсказывающее нам, каким образом мы должны ее понимать, коль скоро хотим практически использовать сообщаемую инфор≠мацию; смысл становитс€ €сным благодар€ внешним услови€м, в которых находитс€ текст.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 276 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќаука Ч это организованные знани€, мудрость Ч это организованна€ жизнь. © »ммануил  ант
==> читать все изречени€...

1367 - | 1222 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.039 с.