Лекции.Орг


Поиск:




Перенос и контрперенос в Таро-консультировании




 

Наверняка каждый мастер Таро в период своей практики рано или поздно задается вопросом, что влияет на точность его предсказаний и интерпретаций. Таро, являясь субъективной мантической системой, предполагает достаточную степень свободы в работе с символами. Тем не менее, мы вынуждены рассматривать Таро-консультацию как диалог между мастером и клиентом, и последний всегда может в обратной связи дать знать мастеру, насколько прочтение карт вызывает у него внутренний отклик и соответствует обстоятельствам его ситуации.

Мастера согласятся с нами в том, что в различных случаях работа проходит по-разному. С некоторыми клиентами удается идеально настроиться на символы и проявить удивительную точность в формулировках, от чего у клиента возникает ощущение чуда. С другими клиентами мастер, даже имея внушительный опыт и репутацию, совершает одну ошибку за другой, никак не может «попасть» в ситуацию, а после ухода данного клиента внутри у мастера остается неприятный осадок. Это ощущение можно описать как нескончаемый внутренний диалог, который он продолжает выстраивать с ушедшим клиентом в своем разуме, несмотря на то, что консультация уже завершена.

Говоря о факторах, влияющих на точность работы в Таро, мы предлагаем воспользоваться знаниями из классической психологии и психотерапии. Эти смежные дисциплины по своему формату максимально приближены к Таро-консультированию. Психотерапевт также работает один на один с клиентом или с парой или даже группой, обсуждая содержание внешней жизни клиентов и их психологической реальности. Психотерапевты всегда учатся обращать внимание на те чувства, которые возникают у них в процессе работы с клиентами. Данные чувства являются важнейшим диагностическим критерием их работы, позволяющим лучше понять то, что происходит, как на терапевтических сессиях, так и в жизни данных клиентов.

 

Конечно, все люди имеют определенный опыт выстраивания отношений. Человек начинает приобретать данный опыт, начиная с раннего детства, когда он окружен родительскими фигурами, от которых полностью зависит. Самые первые чувства он испытывает к своим родителям и сиблингам (братьям и сестрам), а также к другим взрослым, которые его окружают.

 

Разумеется, что далеко не все эпизоды подобного раннего общения проходят гладко. Желательно, чтобы при возникновении определенной потребности в детстве ребенок находил оптимальный способ ее удовлетворить. Однако очевидно то, что ребенок – во многом беспомощное и зависимое существо, и тогда продуктивность удовлетворения его базовых потребностей возлагается на окружающих взрослых.

К огромному сожалению, ни один человек не может утверждать, что в его детстве совсем не было ситуаций разочарования и фрустрации (невозможности удовлетворения определенной потребности). Наши родители принадлежат к поколению, которое родилось у свидетелей и участников войны, и говорить о том, что те имели достаточные знания и навыки правильного психологического ухода за ребенком, не приходится. Все они, так или иначе, получили в детстве некоторые травмы или почувствовали определенный эмоциональный дефицит или обделенность, которая продолжает существовать в их психике и неосознанно руководить поведением уже во взрослом возрасте. Наше поколение получило свою порцию разочарований, т. к. многие семейные схемы наследуются и передаются из поколения в поколение, если их не подвергать намеренному анализу и психологической коррекции.

 

Наша психика устроена таким образом, что возникшая однажды потребность, которая не получила правильного и своевременного удовлетворения в свое время, продолжает существовать в нашем внутреннем мире в виде определенного очага возбуждения.

 

Этот очаг далеко не всегда осознается человеком, но он влияет на поведение, толкая своего хозяина в похожие ситуации и на контакт с похожими людьми, где возможно получить долгожданную разрядку и почувствовать облегчение. Например, ребенок, не получивший в детстве достаточного восхищения от своего отца, во взрослом возрасте стремится вступить в отношения с мужчинами старшего возраста, чтобы восполнить данную потребность. Такой человек будет выбирать наделенных властью, авторитетных мужчин, выражать им свое восхищение в неосознанной надежде получить от такого «нового папы» то признание, которого не хватило в детстве. Это всего лишь один из наиболее распространенных примеров, коих, на самом деле, существует огромное количество. Биография каждого отдельного человека представляет вполне уникальный букет подобных эмоциональных зарядов.

Психоаналитическая теория вводит в данной связи понятия переноса и контрпереноса. Перенос (или «трансфер» от англ. transference) – психологический феномен, заключающийся в бессознательном переносе ранее пережитых (особенно в детстве) чувств и отношений, проявлявшихся к одному лицу, совсем на другое лицо. Это происходит в том случае, если оба лица чем-то похожи в глазах этого человека. Среди психотерапевтов это хорошо известное понятие, т. к. это постоянно можно наблюдать в своей работе. Более того, грамотная подготовка психотерапевта в современном мире заключается во многом в том, чтобы распознать и проработать собственные чувства переноса, без чего невозможно правильно работать с клиентами в дальнейшей личной практике. Если эти чувства не осознаны и не проработаны, подобный психотерапевт становится бесполезным и даже опасным, т. к. он будет неосознанно «лечиться сам» у своих клиентов, инфицируя их собственным психологическим материалом. Т. е. психотерапевт, не проработавший свои переносы, является профнепригодным и не допускается до работы с людьми в профессиональном психотерапевтическом сообществе.

Контрперенос, в свою очередь, – это своеобразная ответная реакция на перенос. В данном случае, лучше начать объяснение с примера. Предположим, клиент в своем опыте имеет эпизоды насилия и жестокого обращения, когда ему всегда доставалась незавидная роль жертвы. Разумеется, эта заученная с детства роль им не осознается, но он ее добросовестно играет во взрослом возрасте в присутствии каждого человека, хоть чем-либо напоминающего ему насильника из прошлого. Тогда психотерапевт, который вступает в профессиональные отношения с таким человеком, может ощутить два очень интенсивных чувства, самому ему вовсе не свойственных. С одной стороны, ему будет хотеться просто «разорвать на куски» данного клиента, т. к. тот всем своим видом будет несказанно раздражать и провоцировать на агрессивное отношение. С другой стороны, в присутствии такого клиента психотерапевт может неожиданно ощутить парализующий ужас, как если бы он сам был маленьким ребенком перед разъяренным всесильным взрослым. Оба эти чувства в норме не свойственны психотерапевту, они возникают только в контакте с данным клиентом и отличаются огромной интенсивностью. Это и есть примеры чувств в контрпереносе. Психологи различают два типа контрпереноса. В первом случае психотерапевт испытывает те же чувства, что и фигура из прошлого клиента. В нашем примере психотерапевт чувствует ту же ярость и агрессию, которую испытывал насильник из прошлого клиента. Второй вариант обозначает те чувства психотерапевта, которые полностью соответствуют эмоциональным реакциям самого клиента в прошлом. В нашем примере, это те чувства парализующего ужаса маленького ребенка перед лицом насильника, которые клиент переживал в детстве.

Данные эмоциональные реакции переноса и контрпереноса являются универсальными, а не только происходящими в кабинете психотерапевта, и абсолютно каждый человек им подвержен. Мы ежедневно вовлечены в многочисленные социальные контакты, в которых мы ведем себя так, как приучены. Психика не любит меняться, и, к огромному сожалению, жизнь многих людей напоминает хождение по замкнутому кругу. Это постоянное повторение одинаковой модели с каждым новым человеком в надежде получить тот желанный эмоциональный опыт, которого он был лишен в детстве. Особенно сильно перенос возникает в самом начале контакта, когда собеседник еще плохо изучен, и появляется обширное поле для возможных проекций, приписывания собеседнику тех качеств, которыми тот реально не обладает. Позже, по мере погружения в общение, когда собеседники все лучше узнают друг друга, пространства для реакций переноса и контрпереноса становится все меньше, т. к. все сильнее на поверхность проступают различия между данным человеком и переносной фигурой из прошлого.

Возвращаясь к теме Таро-консультирования, мы хотели бы подчеркнуть, что данный формат работы, в отличие от психотерапии, имеет более фрагментарный и нерегулярный характер. Мастер Таро чаще работает с незнакомыми клиентами, которые приходят, возможно, в первый и последний раз. Именно поэтому пространство Таро-консультации гораздо в большей степени пронизано данными реакциями переноса и контрпереноса, в отличие от психотерапевтической сессии. Конечно, если оба собеседника имеют высокий уровень психологической культуры, то подобные реакции будут хорошо ими осознаваться и не получат развития в их диалоге. Но, к сожалению, мы не можем ожидать такого высокого уровня осознанности от наших клиентов в консультациях Таро, поэтому, на наш взгляд, мастер Таро должен непременно учитывать эти процессы в своей работе. Более того, как стало ясно из нашего предыдущего обсуждения, перенос всегда провоцирует контрперенос. И если мастер Таро не осознает свои чувства в контрпереносе, то его работа по интерпретации карт рискует получить огромной степени искажения. Как известно, чем более уравновешены и спокойны мастер и клиент, тем более качественной будет работа с картами. Если же в процессе их взаимодействия разворачивается перенос с соответствующим контрпереносом, то можно представить себе ситуацию, когда мастер Таро пытается рассмотреть значения карт сквозь огромную толщу мутной эмоциональной воды, протекающей между ним и его клиентом. Конечно, если мы стремимся к чистоте и грамотности в нашей работе с символикой карт, мы должны учитывать феномены переноса и контрпереноса и по возможности исключать их из своей работы.

Безусловно, лучшим способом осознания подобных реакций будет собственный психотерапевтический опыт. На наш взгляд, мастер Таро в огромной степени выиграет в своем профессиональном мастерстве, если пройдет свою собственную психотерапию и проработает личный незакрытый эмоциональный материал. Впрочем, учитывая не совсем простую ситуацию в диалоге между эзотерическим и психологическим сообществами, это не всегда оказывается возможным. В данном случае, мы считаем необходимым упомянуть несколько отличительных признаков переноса, чтобы помочь нашим коллегам, работающим с Таро, приблизиться к пониманию и осознанию собственных переносных реакций.

Итак, чувства в переносе отличаются следующими характеристиками.

1. Неуместность. Вы испытываете чувства к клиенту, хотя совершенно не можете их логически объяснить. Нет реального повода восторгаться или злиться, т. к. вы в первый раз видите своего клиента, а чувства, тем не менее, присутствуют.

2. Интенсивность. Возможно, ваш клиент – приятный человек, и есть повод испытывать к нему симпатию, а вы готовы просто возносить его выше облаков. Или ваш клиент сказал что-то резкое, и есть повод для раздражения, а вы готовы просто убить его в ярости.

3. Амбивалентность. В начале консультации – люблю, а через 15 минут – уже ненавижу, и эти качели постоянно раскачиваются из стороны в сторону. И непонятно, от чего именно зависит смена этих полюсов.

4. Устойчивость во времени. Эта гамма чувств сохраняется длительное время после консультации, а иногда только увеличивается в интенсивности, и тогда мастер продолжает воспроизводить внутренний диалог с таким клиентом еще долго после его ухода.

Если данные признаки присутствуют во время работы, то есть большая вероятность, что вы находитесь в переносе или контрпереносе, спровоцированном вашим клиентом. В данном случае вам необходимо быть особенно внимательным, т. к. это тот опасный рубеж, начиная с которого Таро-консультация теряет свою прозрачность и точность и просто превращается в театральную постановку некоторой ситуации из вашего или клиентского прошлого.

Мы предлагаем использовать хорошо знакомые коллегам символы карт, чтобы отслеживать возможные реакции переноса клиентов и быть к ним готовыми. Как известно, те карты, которые часто попадаются в разных раскладах в период одной Таро-консультации, обладают особенной важностью. Это некоторые устойчивые схемы поведения и реакций вашего клиента, которые он регулярно проявляет в своей жизни. Мы можем добавить, что эти же схемы он сейчас проявляет и с вами в момент работы, чем неосознанно манипулирует вами и затягивает вас в свой порочный круг. Мы предлагаем рассматривать повторяющиеся карты как признаки переноса клиента на вас и как точку риска включения вашего ответного контрпереноса.

 

Психологи говорят часто о том, что клиент приходит к вам вовсе не для того, чтобы измениться. Часто он приходит, чтобы, говоря словами Фрица Перлза, основоположника гештальт-терапии, «отшлифовать свой невроз». Клиент неосознанно хочет получить долгожданный новый опыт и реакцию на себя, но при этом он делает все возможное, чтобы этого не произошло. Вопрос в том, будет ли мастер Таро неосознанно подыгрывать внутреннему страданию клиента и помогать ему воспроизводить и без того болезненную ситуацию в его жизни снова и снова.

 

Ниже мы представляем вам таблицу, в которой рассмотрим примеры возможных реакций переноса и контрпереноса, олицетворяемых некоторыми Старшими арканами колоды Таро. В свою очередь, Младшие арканы, в случае их частого повторения в процессе консультации, могут указывать на другие сценарии, которые коллеги уже смогут обдумать самостоятельно. Необходимо подчеркнуть, что данные реакции выведены нами из нашего личного опыта работы. У каждого мастера в отношении данных карт могут возникнуть некоторые другие варианты интерпретации, что является абсолютно нормальным фактом, т. к. Таро все же является субъективной мантикой, с неотъемлемым правом каждого мастера проявлять индивидуальный творческий подход в работе с символикой. Поэтому данную таблицу стоит рассматривать исключительно как пример, призванный стимулировать собственную наблюдательность и исследовательскую активность мастеров в данной непростой теме.

 

 

На самом деле возможных конфигураций переноса-контрпереноса даже в рамках одного аркана существует несколько. Важно, чтобы мастер во время своей работы не терял чувствительности не только к клиенту, но и к самому себе. Собственные чувства мастера – это неменьший по важности инструмент работы, чем собственно символика карт. На наш взгляд, важно не только то, что именно мастер говорит во время Таро-консультации, но и то, как он это говорит. Многие клиенты обращаются к нам вовсе не за информацией, а за определенным отношением к себе и своему случаю. Мастер, который не учитывает данные чувства, оказывается бесполезным для таких клиентов или, что хуже, может снова проиграть в жизни отчаявшегося клиента уже знакомую ему болезненную ситуацию.

На наш взгляд, феномены переноса и контрпереноса – это то ценное, что мастер Таро (как и любой другой мантической системы) может заимствовать из научной психологии и психотерапии. Это лишний раз доказывает необходимость сотрудничества двух систем, т. к. наработки и открытия каждой из них могут существенно расширить возможности нашей работы.

 

Белявский Геннадий (Минск, Беларусь). Психолог, гештальт-терапевт, автор «Учебника Таро: теория и практика чтения карт в предсказаниях и психотерапии». Ведущий обучающего курса «Таро и психология».

[email protected]

http://crossroads.by

Соколов Константин (Минск, Беларусь). Психолог, гештальт-терапевт, ведущий обучающего курса «Таро и психология».

[email protected]

 

 

Ирина Бердина





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-23; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 572 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Лаской почти всегда добьешься больше, чем грубой силой. © Неизвестно
==> читать все изречения...

758 - | 700 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.