Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕутешествие седьмое, или как “рурл€ собственное совершенство подвело 6 страница




 онец его размышлени€м пришел внезапно, хот€ его и предвещали некоторые знамени€. ¬начале (после долгой засухи) Ч далекое облако над горой, легкое, как птица; затем, на юге Ч небо, розовое, как десны леопарда; потом Ч дым, покрывший ржавчиной металл ночей; наконец Ч паническое бегство зверей. » повторилось то, что уже было сотни лет назад.

–уины св€тилища бога огн€ снова были разрушены огнем. Ќа заре, лишенной птиц, маг увидел, как сжимаютс€ вокруг стен кольца пожара. Ќа мгновение он подумал спастись в реке, но затем пон€л, что смерть €вилась увенчать его старость и освободить его от всех забот. ќн двинулс€ навстречу €зыкам пламени. ќни не впивались в тело, но ласкали и наполн€ли его, не сжига€ и не согрева€. » с облегчением, с болью унижени€, с ужасом, он пон€л, что и сам был призраком, порожденным чьим-то сном.

 

–азмышлени€

 

Ѕорхес вз€л свой эпиграф из отрывка Ујлисы в «азеркальеФ Ћьюиса  эрролла; нам кажетс€, что этот отрывок стоит того, чтобы привести его здесь полностью.

 

ќна огл€делась с беспокойством, услышав в соседнем лесу какой-то звук, походивший на пыхтение большого паровоза, и испуганно подумала, что, скорее всего, это был дикий зверь. Ч ¬од€тс€ ли здесь львы или тигры? Ч робко спросила она.

Ч Ёто всего-навсего  расный король храпит, Ч сказал “видлди.

Ч »дем посмотрим! Ч воскликнули брать€, вз€ли јлису за руки и повели ее туда, где спал  ороль.

 

 

»ллюстраци€ ƒжона “енниел€.

 

Ч  ака€ прелесть, правда? Ч сказал “видлдам.

јлиса не могла бы с чистой совестью назвать  орол€ прелестью. Ќа нем был высокий красный ночной колпак с кисточкой; он лежал скорчившись и громко храпел.

Ч «апросто может себе голову отхрапеть! Ч заметил “видлдам.

Ч Ѕоюсь, он может простудитьс€, лежа на сырой траве, Ч сказала јлиса, так как она была разумной маленькой девочкой.

Ч ≈му снитс€ сон, Ч сказал “видлди, Ч и как ты думаешь, что он сейчас видит во сне?

Ч Ќикто не может этого знать, Ч ответила јлиса.

Ч ѕредставь себе, теб€! Ч воскликнул “видлди, торжествующе хлопа€ в ладоши. Ч » если он перестал бы видеть теб€ во сне, как ты думаешь, где бы ты оказалась?

Ч “ам же, где и сейчас, разумеетс€, Ч сказала јлиса.

Ч ј вот и нет! Ч снисходительно возразил “видлди. Ч “еб€ бы нигде не было. “ы ведь только кусочек его сна!

Ч ≈сли бы этот  ороль проснулс€, ты бы исчезла Ч пуфф! Ч как догоревша€ свечка!

Ч ¬овсе нет! Ч возмущенно воскликнула јлиса. Ч   тому же, если € Ч только кусочек его сна, то что же тогда вы, хотела бы € знать?

Ч “о же самое! Ч сказал “видлдам.

Ч “о же самое, то же самое! Ч закричал “видлди.

ќн закричал это так громко, что јлиса невольно сказала:

Ч “с-с! Ѕоюсь, ты его разбудишь, если будешь так шуметь.

Ч  акой смысл тебе говорить о том, что мы его разбудим, когда ты всего лишь кусочек его сна,Ч сказал “видлдам. Ч “ы отлично знаешь, что ты не насто€ща€.

Ч Ќо € насто€ща€! Ч сказала јлиса и заплакала.

Ч ѕлач не сделает теб€ ни капельки более насто€щей, Ч заметил “видлди, Ч да и плакать тебе совершенно не о чем.

Ч ≈сли бы € была ненасто€щей, Ч сказала јлиса, сме€сь сквозь слезы, так смешно ей все это казалось,Ч € не могла бы плакать.

Ч Ќадеюсь, ты не воображаешь, что это насто€щие слезы? Ч презрительно перебил ее “видлдам.

 

–ене ƒекарт спрашивал себ€, может ли он быть уверен в том, что данное мгновение ему не снитс€. У огда € размышл€ю над этим, то настолько €сно вижу, что не существует неопровержимых указаний, при помощи которых сон может быть отличен от бодрствовани€, что удивл€юсь, и удивл€юсь так сильно, что почти убеждаюсь, что сплю.Ф

ƒекарту не приходило в голову, что он может быть лишь кем-то из чужого сна, а если и приходило, то он сразу отбросил эту идею. ѕочему? –азве нельз€ увидеть во сне кого-то, кто не был бы вами, но чей опыт был бы частью вашего сна? Ќа такой вопрос ответить непросто.  ака€ разница между сном, в котором вы видите себ€ сильно отличным от вас бодрствующего, например, намного моложе или старше, или противоположного пола, и сном, главное действующее лицо которого (скажем, девушка по имени –ената), с чьей Уточки зрени€Ф Урассказывалс€Ф бы сон, было бы не вами, но неким выдуманным образом точно так же, как и дракон, догон€ющий ее во сне? ≈сли бы эта сн€ща€с€ девушка спросила ƒекарта о том, спит она или бодрствует, скорее всего, он ответил бы, что она не спит и не бодрствует Ч она лишь снитс€.  огда сп€щий Ч насто€щий сп€щий Ч проснетс€, она исчезнет. Ќо кому предназначалс€ бы этот ответ, если она на самом деле не существует, а €вл€етс€ лишь персонажем сна?

явл€ютс€ ли все эти философские размышлени€ о снах и реальности лишь пустой игрой ума? —уществует ли строга€ Унаучна€Ф платформа, с которой можно отличить объекты, реально существующие, от фиктивных объектов? ћожет быть Ч но с какой стороны границы тогда окажемс€ мы? Ќе наши физические тела, а наше самосознание?

ѕредставьте себе роман, написанный с точки зрени€ воображаемого рассказчика-автора. Ућоби ƒикФ начинаетс€ словами У«овите мен€ »смаэльФ, после чего нам предлагаетс€ истори€ »смаэл€, рассказанна€ самим »смаэлем.  ого нам предлагаетс€ называть »смаэлем? »смаэль не существует. ќн просто один из персонажей романа ћелвилла. —ам ћелвилл был совершенно реален и выдумал персонажа, называющего себ€ »смаэлем Ч но этот персонаж не входит в перечень реально существующих объектов. “еперь вообразите, если сможете, машину, пишущую романы Ч машину с некой зачаточной индивидуальностью. Ќазовем ее ƒ∆ќЌ»ј . (—ледующа€ глава поможет вам вообразить подобную машину, если у вас возникнут с этим трудности.) ѕредставьте себе, что роман, по€вл€ющийс€, лист за листом, из скоростного принтера ƒ∆ќЌ»ј а, начинаетс€ У«овите мен€ √илбертомФ, и начинает рассказывать историю √илберта с точки зрени€ самого √илберта.  ого нам предлагаетс€ называть √илбертом? √илберт Ч всего лишь персонаж романа, выдумка, не имеюща€ реального существовани€, хот€ мы можем, вжива€сь в роман, говорить и узнавать о УегоФ приключени€х, проблемах, надеждах, страхах и боли и переживать за него. ¬ случае с »смаэлем мы можем предположить, что его странное, выдуманное квази-существование зависело от реального существовани€ самосознани€ ћелвилла. Ќет сна без сновидца, как открыл ƒекарт. Ќо в этом случае мы сталкиваемс€ со сном Ч во вс€ком случае, с фикцией Ч в отсутствие действительного сновидца или автора, реальной индивидуальности, с которой мы могли бы, при желании, отождествить √илберта. “аким образом, в необычном случае машины-писател€ возможно создать целиком воображаемое существо, за которым не будет сто€ть действительна€ индивидуальность автора. (ћы можем даже вообразить, что создавшие ƒ∆ќЌ»ј  не имели пон€ти€, какие романы он будет писать.)

ѕредставьте теперь, что наша предполагаема€ машина-романист Ч не стационарный компьютер-€щик, а робот. » представьте Ч почему бы и нет? Ч что текст романа не печатаетс€, а Уговоритс€Ф механическим ртом. Ќазовем этого робота –≈„»ј . Ќаконец, представьте, что истори€, которую мы узнаем от –≈„»ј а о приключени€х √илберта, представл€ет собой более или менее правдивую историю УприключенийФ самого –≈„»ј а.  огда его запирают в шкаф, он говорит: У ћен€ заперли в шкафу! ¬ыпустите мен€! Ф ¬ыпустить кого? √илберта. Ќо √илберт не существует Ч он просто выдуманный персонаж в истории –≈„»ј а. Ќо почему мы должны называть эту историю выдуманной, когда у нас есть очевидный кандидат на роль √илберта: личность, чьим телом €вл€етс€ –≈„»ј ? ¬ У√де €?Ф ƒеннетт называл свое тело √амлетом. ћожет быть, здесь у нас имеетс€ √илберт, тело которого называетс€ –≈„»ј , или же –≈„»ј , называющий сам себ€ √илбертом?

ћожет быть, нас сбило с толку им€. Ќазвать робота √илбертом Ч то же самое, что назвать €хту У аролинаФ или часы Ч УЅиг ЅенФ, или программу Ч УЁЋ»«јФ. ћожно настаивать, что за именем √илберта в данном случае не стоит никакой личности. Ќо что, кроме био-шовинизма, дает нам основани€ предположить, что √илберт Ч не €вл€етс€ личностью, созданной де€тельностью и самовыражением –≈„»ј а в мире?

У¬ таком случае, вы полагаете, что € Ч лишь сон моего тела? «начит, € Ч выдуманный персонаж, созданный де€тельностью моего тела?Ф ћожно сказать и так Ч но к чему называть себ€ выдуманным? ¬аш мозг, как и бессознательна€ машина-писатель, справл€етс€ со своими физическими задачами, сортирует входные и выходные данные, не представл€€ при этом, зачем он это делает. ѕодобно муравь€м, составл€ющим муравьиную колонию по имени ћура ¬ейник в УѕрелюдииЕ и ћуравьиной фугеФ, мозг не УзнаетФ, что в процессе работы создает вас Ч но вот она, личность, возникающа€ почти чудом из суеты мозговой де€тельности.

Ётот процесс создани€ личности на одном уровне из относительно безмозглой и бессознательной де€тельности, происход€щей на другом уровне, живо иллюстрируетс€ в следующей главе, эссе ƒжона —ирл€, хот€ сам он упорно отрицает эту интерпретацию показанной им картины.

 

ƒ. .ƒ.

 

ƒ∆ќЌ –. —»–Ћ

–азум, мозг и программы

 

 акое психологическое и философское значение имеют недавние попытки компьютерного моделировани€ познавательных способностей человека? ѕри ответе на этот вопрос € буду проводить различие между УсильнымФ »» и УслабымФ или УосторожнымФ »» (»скусственным »нтеллектом). —огласно слабой версии »», компьютеры Ч могучий инструмент дл€ изучени€ разума. ќни позвол€ют нам более точно формулировать и провер€ть гипотезы. ќднако сильна€ верси€ »» утверждает, что компьютер Ч не только орудие дл€ познани€ разума. ѕо этой версии, должным образом запрограммированный компьютер €вл€етс€ разумом, в том смысле, что компьютеры, снабженные соответствующей программой, не только в буквальном смысле слова понимают, но испытывают и другие когнитивные состо€ни€. ¬ сильном варианте »» программы Ч не только инструменты дл€ тестировани€ психологических объ€снений; скорее, они сами €вл€ютс€ этими объ€снени€ми.

я не возражаю против слабой версии »», по крайней мере, в этой статье. ƒискусси€ будет направлена против сильной версии »», в особенности, против утверждени€, что должным образом запрограммированный компьютер выказывает когнитивные состо€ни€ и что это объ€сн€ет человеческое познание. ¬ дальнейшем под »» € буду подразумевать его сильную версию, придерживающуюс€ этих двух убеждений.

я обсуждаю здесь труд –оджера Ўенка и его коллег из …елльского университета (Ўенк и јбельсон, 1977), поскольку знаком с ним лучше, чем с другими работами на эту тему, и поскольку он представл€ет из себ€ €ркий пример работы, которую € хотел бы проанализировать. ќднако дальнейшее обсуждение не зависит от деталей программы Ўенка. “е же самые аргументы приложимы и к программе ¬инограда Ў–ƒЋ” (¬иноград, 1973), программе ¬айценбаума ЁЋ»«ј (¬айценбаум, 1965) и любой попытке симулировать с помощью машин “ьюринга феномен человеческого мышлени€.

¬кратце программа Ўенка может быть описана следующим образом: ÷ель программы Ч имитаци€ человеческого умени€ понимать рассказы. ƒл€ человека характерно умение отвечать на вопросы о рассказе, дава€ в ответе информацию, котора€ пр€мо в рассказе не упоминалась. ѕредставьте себе, что вы услышали следующий рассказ: У„еловек пришел в кафе и заказал гамбургер.  огда ему принесли заказанное, гамбургер оказалс€ подгоревшим дочерна, и разгневанный клиент выбежал из кафе, не заплатив по счету и не оставив чаевых.Ф ≈сли вас спрос€т, съел ли тот человек гамбургер, вы, скорее всего, ответите: У–азумеетс€, нет!Ф јналогично, если вы услышите следующий рассказ: У„еловек пришел в кафе и заказал гамбургер.  огда ему принесли заказанное, гамбургер оказалс€ превосходным, и довольный клиент, оплатив счет, оставил щедрые чаевые,Ф на вопрос У—ъел ли он гамбургер?Ф вы, веро€тно, ответите Уƒа, съел.Ф ћашины Ўенка могут отвечать на вопросы о ресторанах подобным образом. ƒл€ этого они снабжены УпредставлениемФ о той информации, которую люди имеют о ресторанах; поэтому на подобные вопросы эти программы способны ответить удовлетворительно.  огда в машину ввод€т рассказ и затем задают вопрос, подобный вышеприведенному, машина печатает ответ, который дал бы в похожей ситуации человек. —торонники »» утверждают, что (1) при этом машина не только подражает человеческой способности, но в буквальном смысле слова понимает рассказанное и отвечает на вопросы, и (2) машина и ее программа объ€сн€ют человеческую способность понимать рассказы и отвечать на вопросы о них.

ћне кажетс€, что ни одно из этих двух утверждений совершенно не следует из работы Ўенка. я попытаюсь это доказать.

ќдин из способов проверить любую теорию разума состоит в том, чтобы представить себе, что было бы, если бы мой интеллект действительно работал так, как, согласно данной теории, работает любой разум. ƒавайте проверим теорию Ўенка при помощи следующего мысленного эксперимента. ѕредставьте себе, что мен€ заперли одного, дав мне большой китайский текст. ѕредставьте себе, что € не знаю ни письменного, ни разговорного китайского (так это в действительности и есть), и что € не уверен даже в том, что смогу отличить китайское письмо от, скажем, €понского или от бессмысленных каракулей. ƒл€ мен€ китайское письмо выгл€дит как бессмысленные каракули! “еперь представьте, что € снова получаю китайский текст, на этот раз вместе с набором правил, объ€сн€ющих, как соотнести этот текст с первым. ѕравила написаны по-английски, и € понимаю их, как пон€л бы любой носитель этого €зыка. ѕравила помогают мне соотносить между собой два набора формальных символов; УформальныхФ означает здесь то, что € могу идентифицировать эти символы исключительно по их форме. ƒалее, мне дают третий китайский текст, оп€ть с инструкци€ми по-английски, позвол€ющими мне соотнести его с первыми двум€. Ѕолее того, они объ€сн€ют, как отвечать китайскими символами определенной формы на те или иные китайские символы, содержащиес€ в третьем тексте. я ничего не знаю о том, что люди, дающие мне все это, называют первый кусок УтекстомФ, второй Ч УрассказомФ, а третий Ч Увопросами.Ф ќни называют символы, которые € даю им после работы с третьим куском, Уответами на вопросыФ, а набор правил, которые у мен€ имеютс€, Ч УпрограммойФ. „тобы немного усложнить дело, представьте себе, что эти люди дают мне также рассказы по-английски, задают о них вопросы по-английски, и € отвечаю на них по-английски. ѕредставьте также, что через некоторое врем€ € так натренировалс€ в работе с китайскими символами, а программисты Ч в составлении программ, что стороннему наблюдателю Ч то есть, наблюдателю, наход€щемус€ вне комнаты, в которой € заперт, Ч мои ответы кажутс€ неотличимыми от ответов китайцев. Ќикто, гл€д€ только на мои ответы, не предположил бы, что € не знаю ни слова по-китайски. ѕредставьте себе также, что мои ответы на вопросы по-английски будут неотличимы от ответов других носителей €зыка, просто потому, что € сам Ч носитель английского €зыка. — точки зрени€ того, кто читает мои УответыФ, китайские ответы так же хороши, как английские. ќднако, в отличие от английского, в случае китайского € произвожу ответы путем манипул€ции с неинтерпретированными формальными символами. я веду себ€ в этом случае, как компьютер; € произвожу действи€ с формально определенными элементами. ѕри работе с китайским € становлюсь воплощением компьютерной программы.

—ильна€ верси€ »» утверждает, что запрограммированные должным образом компьютеры понимают рассказы и могут в какой-то мере объ€снить человеческое понимание. Ѕлагодар€ нашему мысленному эксперименту мы можем теперь проанализировать эти утверждени€.

1. „то касаетс€ первого утверждени€, из нашего примера совершенно очевидно следует, что € не понимаю ни слова в китайских рассказах. ¬се, что у мен€ есть, это вводные и выходные данные, неотличимые от тех, что производ€т сами китайцы.  акой бы формальной программой € ни был снабжен, € все равно не понимаю ни слова! “очно так же компьютер Ўенка не понимает ни слова в рассказах, написаны ли они по-китайски, по-английски или на каком-либо другом €зыке, поскольку в случае китайского компьютер Ч это €, а в остальных случа€х у компьютера есть только та информаци€, котора€ была у мен€, когда € ничего не понимал.

2. „то касаетс€ второго утверждени€, что программа объ€сн€ет человеческое понимание, мы видим, что компьютер вместе с программой не создают достаточных условий понимани€, поскольку они действуют, ничего при этом не понима€. Ќо помогают ли они пониманию? ќдно из утверждений сторонников сильной версии »» заключаетс€ в том, что, когда € понимаю рассказ по-английски, € делаю точно то же самое, Ч или даже в большей степени Ч как когда € манипулирую китайскими символами. –азница в том, что в случае английского, который € понимаю, в голове у мен€ происходит большее количество формальных манипул€ций, чем в случае китайского, которого € не понимаю. я не доказал, что это утверждение ошибочно, но в приведенном примере оно кажетс€ достаточно неверо€тным. —торонники этого утверждени€ исход€т из того, что мы можем создать программу с точно такими же входными и выходными данными, как у носител€ €зыка, и что на каком-то уровни носители €зыка также могут быть описаны как воплощени€ некой программы. Ќа основе этих двух предположений они заключают, что, хот€ программа Ўенка и не совершенна, это все же шаг вперед в нужном направлении. ƒумаю, что, хот€ это эмпирически возможно, пока не было представлено ни одно доказательство того, что это верно. Ќаш мысленный эксперимент предполагает Ч но, разумеетс€, не доказывает Ч что компьютерна€ программа не имеет никакого отношени€ к моему пониманию рассказа. ¬ случае с китайским, у мен€ имеетс€ все, что может мне предоставить »», и тем не менее, € ничего не понимаю; в случае с английским, € понимаю все, и у мен€ нет никаких оснований предположить, что мое понимание каким-то образом св€зано с компьютерной программой, то есть с вычислительными операци€ми на чисто формально определенных элементах. ≈сли мы определ€ем программу как вычислительные операции на чисто формально определенных элементах, то из нашего примера вытекает, что сами по себе программы не имеют св€зи с пониманием. ќни безусловно не €вл€ютс€ достаточным условием понимани€, и у нас нет ни малейшего основани€ полагать, что они €вл€ютс€ его необходимым условием. ћы не можем заключить даже того, что они вообще способствуют пониманию. ќбратите внимание на то, что сила этого аргумента Ч не в том, что разные машины могут иметь одинаковые входные и выходные данные, когда они работают по различным формальным принципам Ч суть совсем не в этом.  акие бы формальные принципы вы ни вложили в компьютер, они будут недостаточны дл€ понимани€, поскольку человек может следовать тем же формальным принципам, ничего при этом не понима€. Ќе существует никаких доказательств того, что подобные принципы необходимы или в какой-то мере полезны, поскольку не существует никаких доказательств того, что, когда € понимаю английский текст, € действую в соответствии с какой-либо формальной программой.

Ќо что же есть у мен€ в случае с английским текстом такого, что отсутствует в случае с текстом китайским? ќчевидный ответ состоит в том, что € знаю, что означает первый, и пон€ти€ не имею о значении последнего. Ќо в чем это заключаетс€, и почему мы не можем дать это нечто, чем бы оно ни было, машине? я еще вернусь к этому вопросу, но сначала мне бы хотелось продолжить мой пример.

ћне приходилось представл€ть этот пример нескольким специалистам по »скусственному »нтеллекту; интересно, что они не смогли сойтись в мнени€х о том, как на него следует отвечать. я получил самые разнообразные ответы; здесь € приведу основные из них (вместе с их географическим происхождением).

Ќо сначала € хочу заблокировать обычные недоразумени€, св€занные с УпониманиемФ. ¬ этих дискусси€х можно найти попытки дать сложнейшие, причудливые определени€ слова УпониманиеФ. ћои критики указывают на то, что бывают различные степени понимани€; на то, что УпониманиеФ не €вл€етс€ простым двучленным предикатом; на то, что существуют даже различные типы и уровни понимани€ и что закон исключенного третьего нельз€ пр€мо применить к высказывани€м типа УX понимает ”Ф, поскольку во многих случа€х это не €вл€етс€ фактом, но требует прин€ти€ решени€, и так далее. Ќа все эти возражени€ мне хочетс€ ответить: УЌу разумеетс€, разумеетс€. Ќо все это не имеет отношени€ к обсуждаемым вопросам. —уществуют бесспорные случаи того, когда понимание имеет место, и бесспорные случаи того, когда никакого понимани€ нет; именно эти случаи нужны мне дл€ моего доказательства.[4]я понимаю рассказы по-английски, в меньшей степени, по-французски и в еще меньшей степени, по-немецки. ѕо-китайски € не понимаю ничего. — другой стороны, мо€ машина и мой калькул€тор не понимают ничего Ч это не их дело. ћы часто метафорически приписываем УпониманиеФ и другие когнитивные предикаты машинам, калькул€торам и другим приспособлени€м, но это ничего не доказывает. ћы говорим: Уƒверь знает, когда нужно открытьс€, благодар€ своим фотоэлектрическим элементамФ, У алькул€тор может складывать и вычитать, но не способен умножатьФ и Утермостат воспринимает изменени€ температурыФ. ѕричина, по которой мы приписываем все это машинам, довольно интересна Ч мы надел€ем их собственной интенциональностью.[5]Ќаши инструменты Ч продолжение наших целей, и мы находим естественным метафорически приписывать им интенциональность. ќднако такие примеры не режут философский лед. “о, как дверь Упонимает инструкцииФ своего фотоэлемента, не имеет ничего общего с тем, как € понимаю английский. ≈сли бы предполагалось, что компьютер Ўенка понимает рассказы в том же метафорическом смысле, в каком дверь понимает инструкции фотоэлемента, а не так, как € понимаю английский, то вопрос не стоил бы обсуждени€. Ќо Ќьюман и —аймон (1963) пишут, что понимание компьютеров идентично пониманию человека. ћне нравитс€ пр€молинейность подобного утверждени€, и именно такие утверждени€ € и буду рассматривать. я попытаюсь доказать, что в буквальном смысле запрограммированный компьютер понимает столько же, сколько автомобиль или калькул€тор, то есть совершенно ничего. ѕонимание компьютера не частично или неполно (как мое понимание французского или немецкого) Ч оно равно нулю.

ѕерейдем теперь к ответам.

 

1. ќтвет систем (Ѕеркли). У¬ерно, что один человек, запертый в комнате, не понимает рассказа Ч но он €вл€етс€ частью целой системы, котора€ этот рассказ понимает. ѕеред человеком лежит толстый том, в котором написаны правила, у него полно бумаги и карандашей, чтобы делать вычислени€, у него есть Убанк данныхФ в виде китайских иероглифов. Ќо понимание не приписываетс€ только этому индивиду; скорее, оно приписываетс€ всей системе, частью которой он €вл€етс€.Ф

ћой ответ на теорию систем очень прост. ѕусть индивид усвоит все элементы системы, запомнит правила в книге и банк данных Ч китайских иероглифов, так что теперь он сможет производить все вычислени€ в уме. ¬ таком случае индивид будет представл€ть всю систему, поскольку больше в системе ничего нет. ћы можем даже отказатьс€ от комнаты и представить, что он работает на свежем воздухе. “ак или иначе, он не понимает ничего по-китайски, а следовательно, ничего не понимает и система, потому что в системе нет ничего такого, чего не было бы в нем. ≈сли он не понимает, то и система никак не может понимать, поскольку €вл€етс€ лишь частью его.

¬ действительности, мне неловко давать даже этот ответ на теорию систем, потому что эта теори€ с самого начала казалась мне малоубедительной. „еловек не понимает китайского, но каким-то образом сочетание этого человека с кусочками бумаги может его понимать Ч странна€ мысль! ћне трудно представить себе, чтобы кто-нибудь, не одурманенный определенной идеологией, мог найти подобную идею хоть сколько-нибудь правдоподобной. » все же € думаю, что многие сторонники сильной версии »» в конце концов захот€т сказать что-нибудь подобное; поэтому давайте поговорим об этом еще немного. —огласно одной из версий этого аргумента, хот€ человек, усвоивший всю систему, и не понимает китайского так, как китайцы (поскольку он, например, не понимает, что рассказ повествует о ресторане, гамбургерах и т.д.), он действительно понимает его в качестве системы, манипулирующей формальными символами. ѕодсистему этого человека, манипулирующую формальными китайскими символами, не следует путать с его же подсистемой, манипулирующей английским.

“аким образом, у человека имеетс€ две подсистемы: одна понимает китайский, друга€ Ч английский, и Уэти две системы почти не св€заны между собойФ. Ќа это мне хочетс€ ответить, что они не только мало чем св€заны, но и совершенно непохожи друг на друга. ѕодсистема, понимающа€ английский (если мы на врем€ согласимс€ говорить на жаргоне УподсистемФ), знает, что речь идет о ресторанах и гамбургерах, знает, что у нее спрашивают нечто о ресторанах, что она отвечает наилучшим образом, дела€ выводы на основании содержани€ рассказа и так далее.  итайска€ подсистема ничего этого не знает. ¬ то врем€ как английска€ подсистема знает, что УгамбургерыФ обозначают гамбургеры, китайска€ подсистема знает лишь то, что за Усквиггл-сквигглФ следует Усквоггл-сквогглФ. ќна знает только то, что на одном конце ввод€тс€ некие китайские символы, которыми надо манипулировать согласно написанным по-английски правилам так, что на другом конце получатс€ иные символы. ¬есь смысл первоначального примера состо€л в том, чтобы показать, что сама по себе подобна€ манипул€ци€ символами не может быть достаточной дл€ понимани€ китайского в буквальном смысле, поскольку можно сколько угодно писать Усквиггл-сквигглФ и Усквоггл-сквогглФ, не понима€ при этом китайского. Ќе спасут дела и гипотетические подсистемы внутри человека, поскольку они наход€тс€ не в лучшем положении, чем был сам человек Ч у них нет ничего такого, что есть у англо-говор€щего человека (или подсистемы). ¬ описанном случае китайска€ подсистема на самом деле €вл€етс€ лишь частью английской подсистемы, и эта часть занимаетс€ бессмысленной манипул€цией китайскими символами согласно правилам, написанным по-английски.

ƒавайте спросим себ€, что вообще вызвало к жизни ответ систем, то есть какие независимые основани€ имеютс€ дл€ того, чтобы предположить, что внутри того человека имеетс€ нека€ подсистема, действительно понимающа€ китайский? Ќасколько € понимаю, единственное основание заключаетс€ в том, что в приведенном примере Ч те же входные и выходные данные, как и у говор€щих по-китайски, и программа, соедин€юща€ оба конца. Ќо весь смысл примеров и состо€л в том, что этого не может быть достаточно дл€ понимани€ в том смысле, в каком € понимаю рассказы по-английски, поскольку человек и все составл€ющие его подсистемы могут иметь правильную комбинацию входных и выходных данных вкупе с программой, и все еще не понимать ничего в буквальном смысле, в каком € понимаю английский. ≈динственным поводом, чтобы утверждать, что во мне должна иметьс€ подсистема, понимающа€ китайский, €вл€етс€ то, что у мен€ есть программа, помогающа€ мне пройти тест “ьюринга и одурачить китайцев. Ќо речь здесь идет именно о том, насколько адекватен тест “ьюринга! Ќаш пример показывает, что могут существовать две системы, кажда€ из которых способна пройти тест “ьюринга, но лишь одна из них действительно понимает, что делает. ”тверждение, что, поскольку они обе прошли тест “ьюринга, обе должны понимать, не годитс€ как аргумент против моего возражени€, поскольку игнорирует тот факт, что подсистема, понимающа€ английский, сильно отличаетс€ от подсистемы, манипулирующей китайскими символами.  ороче говор€, ответ систем, не привод€ никаких аргументов, просто голословно утверждает, что система должна понимать китайский.

Ѕолее того, этот ответ приводит к абсурдным последстви€м. ≈сли заключить, что во мне имеетс€ некое понимание, поскольку имеютс€ входные и выходные данные и программа между ними, то множество некогнитивных систем внезапно подпадут под рубрику когнитивных. Ќапример, на определенном уровне переработкой информации занимаетс€ мой желудок. Ётим он походит на компьютерные программы, но € не думаю, что стоит приписывать ему какое бы то ни было понимание.[6]ќднако, если мы согласимс€ с ответом систем, то нам придетс€ считать сердце, печень, желудок и т.п. понимающими подсистемами, поскольку эти подсистемы принципиально невозможно отличить от подсистемы, УпонимающейФ китайский. ¬озражение, что китайска€ подсистема в качестве входных и выходных данных имеет информацию, а желудок Ч пищу и продукты ее переработки, не помогает, поскольку с точки зрени€ действующего лица информации нет ни в том, ни в другом Ч ведь дл€ него китайский Ч лишь набор бессмысленных закорючек! ¬ случае с китайским, информаци€ находитс€ лишь в мозгу программистов и интерпретаторов, и ничто не мешает им считать информацией входные и выходные данные моих органов пищеварени€.

ѕоследнее утверждение затрагивает некоторые независимые от этого аргумента проблемы »», и нам стоит на минуту отвлечьс€ и кое-что объ€снить. ≈сли сильна€ верси€ »» претендует на то, чтобы стать ветвью психологии, она должна уметь отличать ментальные системы от систем, таковыми не €вл€ющихс€. ќна должна отличать принципы, по которым работает разум, от принципов, по которым работают нементальные системы, иначе она будет неспособна объ€снить специфику ментального. –азличие между ментальным-нементальным не может быть только в мозгу наблюдател€; оно должно быть неотъемлемой частью самих систем, иначе любой наблюдатель сможет обращатьс€ с людьми, как с неодушевленными предметами, а ураганы считать разумными существами. ќднако в литературе по »» это различие до такой степени смазано, что в конце концов »» может потер€ть право называтьс€ исследованием когнитивного. Ќапример, ћаккарти пишет: Ућожно сказать, что даже такие простые механизмы, как термостаты, имеют убеждени€, а наличие убеждений, как нам кажетс€, €вл€етс€ характеристикой большинства механизмов, способных к решению задачФ (McCarthy, 1979). Ћюбой, кто считает что сильна€ верси€ »» заслуживает называтьс€ теорией разума, должен подумать над тем, что следует из подобных утверждений. Ќам предлагают прин€ть за открытие »» утверждение о том, что вис€щий на стене кусок металла, которым мы пользуемс€ дл€ регулировани€ температуры, имеет убеждени€ точно так же, как мы, наши супруги и наши дети, и более того, о том, что УбольшинствоФ других механизмов в комнате Ч телефон, магнитофон, калькул€тор, электрический выключатель Ч тоже имеют убеждени€ в буквальном смысле слова. ¬ этой статье € не собираюсь спорить с ћаккарти, поэтому привожу это утверждение без доказательств. »зучение разума начинаетс€ с утверждени€ о том, что люди имеют убеждени€, а термостаты, телефоны и калькул€торы Ч нет. ≈сли ваша теори€ оспаривает это утверждение, вы получили контрпример и ваша теори€ оказываетс€ неверной. —кладываетс€ впечатление, что сторонники »», пишущие подобные вещи, думают, что могут себе это позволить, поскольку не принимают этого всерьез и не думают, что кто-либо относитс€ к этому серьезно. я предлагаю, по крайней мере на врем€, отнестись к этому с полной серьезностью. „то понадобилось бы дл€ того, чтобы представить, что эта кучка металла на стене обладает насто€щими убеждени€ми; убеждени€ми направленными и интенциональными; желани€ми, могущими быть удовлетворенными; убеждени€ми, могущими быть слабыми или сильными; убеждени€ми нервными, тревожными или уверенными; догматическими, рациональными или полными предрассудков убеждени€ми Ч любым типом убеждений. “ермостат исключаетс€ из кандидатов. “акже не €вл€ютс€ возможными кандидатами желудок, печень, калькул€тор или телефон. “ем не менее, поскольку мы принимаем эту идею всерьез, заметьте, что ее истинность была бы смертельной дл€ утверждени€ сильной версии »» о том, что она €вл€етс€ наукой о разуме, поскольку теперь разум оказалс€ бы повсюду. ћы же хотели узнать, что отличает разум от термостатов и желудков. ≈сли бы ћаккарти был прав, сильна€ верси€ »» никогда не смогла бы ответить на этот вопрос.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 270 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„то разум человека может постигнуть и во что он может поверить, того он способен достичь © Ќаполеон ’илл
==> читать все изречени€...

2220 - | 2041 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.026 с.