Лекции.Орг


Поиск:




Кайда идем, братья-татары.




Пройдет отара поутру,
стирая мои следы на дальнем берегу.

Л. Бэлтяну

Есть еще одна закономерность прочтения текстов, созданных на руинах слоговых письменностей. Часто, соединяя слоги, несущие самостоятельный смысл, еще в период двуязычия, новый этнос объединял эти слоги соединительными союзами — «И», «Й», «С». Например, слово «кайда», вынесенное в заголовок, считается тюркизмом, очень часто встречающимся в татарской и тюркской разговорной речи. Это слово обозначает по-русски КУДА?, поэтому славяне понимают это слово без перевода. По-сербски вообще будет «када», слово «када» есть и в санскрите, означающее, правда, «когда».

Итак, есть некая форма совпадения слов двух различных языковых групп, которая заставляет задуматься, а не прав ли Мейе, рекомендовавший искать выход на праязык в тюрко-индоевропейских соответствиях. Конечно, нельзя сразу же сказать, что появление «Г» в словах «когда» и «тогда» есть отклонение русского от праязыка, и правильнее (т. е. ближе к праязыку) будет форма «када», ведь «Г» — многоформная согласная, и совсем не обязательно, что русская форма, — просто слово, «искалеченное» грамматикой. Но одно ясно. Если тюрко-славянских соответствий окажется много, то возникнет вопрос о правильности разработки признаков выделения тюркской группы языков в языковой семье.

Для того, чтобы понять возможные пути межъязыковых взаимодействий, рассмотрим гипотетический пример из древнеегипетской знаковой системы. Допустим, что мы встретили на египетской каменной стеле некую надпись, которая относится, скажем, к 3500 году до н. э., и нам, еще ничего не знающим, дано задание ее прочесть. Таких гипотетических задач очень много в прекрасном задачнике по лингвистике [УП-3], правда, они существенно сложнее нашей предлагаемой. Нам бы, чего попроще, из двух-трех знаков. Итак, дана надпись всего из трех знаков:

Воспользовавшись любимым правилом академика Струве, что надпись нужно читать «с лица», т. е. в нашем случае слева-направо, начнем искать значения знаков в справочниках. Справочники не смогут ответить нам, а как же читались эти знаки более пяти тысяч лет назад. Они нам могут лишь сказать, а какое буквенное значение имели эти знаки тысячи две — две с половиной лет назад, да еще не слоговое их значение, а буквенное, т. е. тогда, когда они использовались в надписях для иностранцев и лиц, плохо владеющих «египетской грамотой». (Напомню, что уже установлено параллельное существование слоговой и буквенной форм в египетском письме, причем буквенная форма существовала как транскрипция для иностранцев и необразованных, что ставит под сомнение тезис о том, что буквенное письмо — это развитие и прогресс языкознания). Первый знак — фигура лежащего льва, был первым знаком, расшифрованным французом Шампольоном в надписи «КЛЕОПАТРА» — начале-начал познания египетских иероглифов. Читался этот знак как «Л». Сделаем предположение, что за три тысячи лет прочтение этого знака не изменилось (Клеопатра жила во времена Цезаря) и попытаемся применить прочтение «новой эры» Цезаря-Клеопатры для времени «древнего царства», что с нормальной языковой точки зрения является абсурдом (разница в 3000 лет! — и неизменное письмо?), но повсеместно используется египтологами.

Третий знак в соответствии со справочниками — не читался, а являлся «детерминативом», т. е., по мнению специалистов, он давал рисуночное пояснение, что означало изображаемое знаками данное слово: существительное, глагол, и т. д., а также поясняло контекст, в котором используется слово. В данном случае эти ножки означали, по мнению египтологов, — действие, перемещение, изменение, глагол. Например, если бы наше слово изображало стрельбу из лука, то вместе с этим «ножковым» детерминативом оно означало бы глагол «стрелять из лука», если бы изображалось море, то вместе с детерминативом слово бы означало — «плыть по морю». Именно по морю, потому что слов с абстрактным обобщенным значением «плыть» или «стрелять» в этом языке могло и не быть вовсе.

Это напоминает историю о том, как Миклухо-Маклай изучал язык папуасов. Желая узнать слово «лист», он поднял упавший листок с земли, услышал его звучание по-папуасски и записал. Производя проверку записанного, он обратился к другому папуасу, сорвав такой же листок, — и получил совсем другое слово. Впоследствии выяснилось, что у папуасов практически отсутствуют абстрактные понятия, дающие способность к семантическому обобщению, что у них вообще в языке отсутствует обобщенное понятие «лист», а ему говорилось «грязный», потому что он поднял лист с земли, и «зеленый», когда он сорвал его с дерева.

Очень долгий период египетское письмо считалось семитским по причине записи слов системой знаков, которые, будучи взяты из расшифровок Шампольона, означали одни согласные (ученые поэтому думали, что гласные в этом случае могут быть произвольные, т. к. знаков — немного), но в семитских языках как раз гласные-то и важны, потому что «убить» и «убийца» отличаются у семитов не суффиксами и окончаниями, как в корневых индоевропейских словах, а сменой гласной. А какую вставлять? Как выяснить, например, глагол это или существительное, если они записаны одинаково? Вот тут-то и приходит на помощь идея «детерминатива», объясняющего, что со словом делать дальше и какую гласную вставлять при чтении. Это очень важный момент. Не поняв его, не объяснить ни ошибки важной статьи Гельба, которую мы даем в приложениях, ни идеи о первичности слогового письма по отношению к семитскому силлабарию.

Итак, есть три формы письма: письмо по слогам, наиболее типичным представителем которого является славянское письмо, с обозначением каждого слога отдельным знаком; алфавитное звуковое письмо, — фактически транскрипция, каждый знак которого (или группа знаков) — отдельный звук, например, кириллица или латиница; и третья, промежуточная форма, — семитский силлабарий, звуковое письмо с ограниченным числом пишущихся согласных и подразумеваемыми произвольными, зависящими от контекста гласными. Вот тут-то и возникает идея дополнительного детерминатива в конце слова, из которого становится ясным, какие и куда вставлять гласные. В иврите вставляемые гласные называются «некудот».

Но вернемся к расшифровке нашего слова. Допустим, действительно, как нам объясняют семитологи, третий знак — это детерминатив, указывающий, что слово изображает глагол, а знак есть изображение глагола.

Выяснив это, перейдем ко второму знаку. Перед нами человек, у которого связаны сзади руки. Это враг, вор, преступник. По словарю, этот знак должен читаться как «Т». Теперь мы можем слово «прочесть» целиком: «Л - Т — глагол». Затем мы можем вставлять любые гласные, например, «у» — «лу-ут» или «ел-уют», и смотреть по словарям семитских языков, нет ли в них близкого аналога к найденному слову по звуковому (по-научному — акрофоническому) соответствию. Часто это удается. Например, в данном случае нам. Находим в татском (еврейском) словаре сразу несколько слов: «L - YT» — голый, раздетый (глагол — «раздеть догола») и «Lu - Ti» — пройдоха, плут, бабник (очень хорошо подходит для знака со связанными руками), глагол — «плутовать» и др. Опять получается, что для правильного выбора из множества значений, необходим поиск контекста и совпадений с другими текстами по смыслу. Иногда таких сопоставлений приходится ждать годами, а в результате первичная расшифровка первичного слова оказывается неверной, и вся версия выбрасывается. Такой случай приводится в статье Гельба, данной в приложении, на примере протосинайского письма.

А теперь попробуем прочесть это загадочное слово по-индоевропейски, считая что за каждым знаком стоит не буква из огласовки «для иностранцев» египетского буквенного письма, а полновесный слог, обозначающий предмет, изображенный знаком. Для первого знака задумываться не приходится, предмет — это «ЛЕВ», причем это почти одинаково звучит на многих индоевропейских языках — «ЛЕО», «LEV», «LION», «ЛЕОН», «LEVI». Примем, как это мы обсуждали выше, форму написания основного слога трехбуквенной: «СГС» — «согласный-гласный-согласный». Но в нашем случае слово явно отображает не самого льва, иначе было бы достаточно одного первого знака со значком единственного или множественного числа («лев» или «львы»), а записан он «в строке», рядом с другими слогами, т. е. знак этот должен читаться как двухбуквенный, по форме «СГ», значит читать нужно «ЛЕ» (с очень небольшой вероятностью — «ЛИ»).

Переходим ко второму слогу. Как говорится — отгадайте загадку! Вор, враг, разбойник, преступник на букву «Т» из трех звуков. Ответ — «ТАТь». В древнешем мире (Шумер, Египет) преступников и воров казнили именно так [Д-5] — связывали сзади руки и пробивали голову боевым топором. Не вешали и не рубили головы, как свидетельствует известный историк и лингвист И. М. Дьяконов, а убивали описанной процедурой, часто даже на месте совершенного преступления, что создавало сразу же образное восприятие процесса при взгляде на эти связанные руки в тексте.

Поэтому, второй слог, если он «в строке», будем читать как «ТА». Итак, имеем: «ЛЕ-ТА — глагол». Но в индоевропейских языках нет необходимости в спецзнаках — детерминативах, их заменяют суффиксы и окончания, непосредственно включенные в слово. Для славянских языков глагольным окончанием инфинитива является «ТИ» («ТЬ»).

Получается вполне славянский глагол: «ЛЕ-ТА-ТИ». который одновременно совершает «на своем лету» революцию в египтоведении, — детерминативы читаются и должны читаться! Читаться как индоевропейские окончания и суффиксы.

Это уж слишком радикальное нововведение, поэтому оно требует очень серьезного обоснования. И пришлось бы долго пытаться это сделать, но уж такое счастливое слово — «летати», — оказалось, что кроме «детерминатива», слог «ти» имеет и самостоятельное значение, т. е. будучи записан как отдельное слово, означающее сам изображаемый предмет, знак объединял смысл, образ и звучание.

Фантазия! — скажет искушенный читатель. Фантазия! — произнесет и специалист-египтолог! Какой же смысл и образ может быть у слога «ти» — детерминатива?

А вот какой: вместе со знаком, изображающим метёлку папируса (нильский камыш) — , этот иероглиф в египетском языке обозначает действительно — «ИДТИ»!, т. е. имеет смысл (семантику) движения, перемещения, изменения, — отражает образ глагольной динамики (действия). И изображается с движущимися ногами идущего человека. А как же «звучит» метёлочка папируса? Неужели как «ид»? Нет. Но не менее определенно, чтобы подтвердить всё изложенное выше. Она читается в египтологии как «Й», — с детерминативом — глагол!

Ого! — тут же воскликнет любой «незалежник» с Украины. Это же типично украинское звучание — «ЙТИ»! для глагола «идти».

Совпадение действительно поразительное. Но с признанием украинского языка праегипетским не будем торопиться, хотя, no-правде, хочется спеть: «Ще не вмерла Украiна!». В русском языке этот слог очень распространен: «приЙТИ», «за ЙТИ», «пере ЙТИ», «по ЙТИ», что прочно убеждает в доказательности находки. Это всё равно, как если бы мы, предположив наличие огнестрельного оружия в эпоху фараонов, вдруг обнаружили в одной из гробниц древний аналог автомата Калашникова на боевом взводе — .

Как же быть с другими «детерминативами», как их читать, — эти, немедленно возникающие вопросы, заслуживают отдельного разговора, а мы вернемся к рассуждениям о некоторых особенностях татарского языка и к «КАЙДА». Еще не рассмотрен вопрос о том, а какое отношение славянское прочтение древнеегипетской надписи имеет к славянскому звучанию тюркского слова?

Причем здесь «Й» в слове КАЙДА? Для ответа нам нужно представить себя победившим скотоводом, рассматривающем развалины храмов в захваченном городе. Указывая на знак льва, он спрашивает местного жителя: «Что это за слово?» — «Лев» — отвечает тот. «А это?» — спрашивает суровый семитский кочевник, указывая на свой образ со связанными руками. «Тать» — отвечает житель. Египетской грамматики могут не знать оба собеседника, поэтому и возникает необходимость соединять слоги в целое соединительными союзами «И», «Й», «С». Так и возникло семитское слово «лев И тация» (несомненно, священники этих скотоводов — «левиты», должны были «левитировать», т. е. по-правильному — «летать», парить). По крайней мере, египетские жрецы, чье хозяйство развалили эти кочевники, называемые по-гречески «гик-сосы», а с нашим акцентом «гики» или «гиксы», — умели это делать — левитировать. Более того, способность это делать для жреца было проверкой его пригодности, посвященности и сана. Вторым заголовком к этому параграфу могло бы быть: «А могли ли левиты левитировать?».

Но мы вернемся к первому заголовку. К братьям татарам. Почему к братьям? Потому, что на языке монгол, неоднократно опустошавшим до дна земли Поволжья, — «татар» — это просто «земледелец» [Д-4], естественно, наш славянский и египетский брат по профессии, если не славянин-болгарин и есть. А, поскольку, Поволжье, в основном, трижды подвергалось сокрушительным разорениям — гуннскому, арабско-мусульманскому, когда входило в состав Каганата, и монгольскому, — то как в этом случае наследуются национальные признаки — лучше всего посмотреть по Приложению №6 на примере Кавказа. Лучшее, что осталось от населявших эти земли древних предков-земледельцев, — это навыки и культура земледелия, это культурные земледельческие слои в общенациональном самосознании и подлинной древней культуре нации. Именно там, в Поволжье, находятся следы исходной дорунической слоговой письменности, которой, судя по найденным предметам, обладали широкие слои населения (см. далее Рис. 15, 16) [Д-8].

И последнее по этому эпизоду. О египетском иероглифе «ножки с метелочкой». Он оказывается ключиком к еще одной проблеме. К проблеме заимствования письменности семитами из египетских форм письма. Обычно споры ведутся вокруг знаков «алеф» и «бет», где пока академика Струве, показавшего эволюцию семитского знака из египетской формы, не удалось толком опровергнуть (попытку и аргументы Гельба [Т-8] с критикой «египетской теории» мы приводим в Приложении №8).

Но «ножки» вносят в проблему новый срез аргументов. Дело в том, что знак «айин» или «айн» (в иврите — ) семитских азбук с большой точностью повторяет вид и структуру иероглифа «ЙТИ» или по-нынешнему знака «Й» — «идти». Точнее, структурно на него похожи две буквы иврита (еще и два написания «Ц» — «цаде» ), но одна («аин») — больше. Только перевернуты они все вверх «ногами». Вот здесь и содержится очень убедительный факт в пользу теории заимствования семитами египетского письма. Вспомним пример с курдскими глаголами из начала этой книги: «Да-ти» — дать, «бу-ти» — быть, «я-ти» — ять и т. д., которые повторяют славянские корни, но читаются с еврейским окончанием «йин»: «Дайин, буйин, йатин». Из изложенного следует: эти слова — древнейшие в языке, писались еще египетскими знаками, причем при оставшемся неизменном слоговом («египетском») написании, они изменили в результате оккупации лишь произношение этого нашего обсуждаемого знака «ТИ» на семитское прочтение того же самого знака «ЙИН». Круг замкнулся, точка совпала, факт заимствования знака из египетского письма установлен.

Аналогичные соответствия можно установить и по некоторым другим знакам, причем не как следствие «эволюции формы» как у Струве, а прямого совпадения с демотическим письмом. Например, знак — «шин» иврита по написанию совпадает (см. [Д-19] строка 2.77, знак 6 от № 2.76 — ) с египетским как демотическим, так и иератическим его написанием. Нас же уверяют, что наша кириллическая буква Ш заимствована из иврита, в то время как она взята Мефодием из Коптского евангелия, непосредственно восходящего своими буквами к египетским иероглифам и Ш соответствует слогу «ШАН» — знаку фараонского свитка с тремя печатями — знаку почета и государственной должности. Русским эквивалентом является слог САН — «сановник», украинским — «ШАН» — «шановий» — уважаемый.

РУНЫ

"Якби ми знали життя слiв, то вся б icmopiя розкрылася перед нами"

«Если бы мы знали жизнь слов, то вся бы история раскрылась перед нами»

Академик Б. Греков

Рис. 13 Пример рунического письма, читаемого на футарке. (Надпись на Бьеркеторпском камне)

До двадцатого столетия руны считались древнегерманскими формами алфавита, наиболее ранние находки которых относятся к III веку новой эры. Рунические надписи известны в форме текстов, вырезанных на камнях, дереве, рукоятках, лезвиях оружия и украшениях, найденных в Англии, Швеции, Исландии, Германии, Румынии и на нашей территории (Рис. 13). Этому алфавиту приписывалась магическая сила. Различалось несколько форм рун: старшие, младшие, скандинавские, датские, футарк. Футарк, наиболее древняя форма рунического германского письма, состоял из 24 знаков, а младший рунический алфавит — из 16, поэтому в младших рунах один и тот же знак обозначал несколько звуков, что было неудобно, и в дальнейшем алфавит подвергся расширению (Рис. 14).

Рис. 14 Алфавит Футарк или старшие руны.

Позднее выяснилось, что «рунические» формы знаковых систем имелись и у других народов древности. Известны тюркские, славянские, венгерские, болгарские, алтайские и иные руны (Рис. 15 и 16). Это очень важный момент. Важный для процесса понимания всех форм письменности и законов их происхождения, т. к. самые древние знаки письменности, найденные в Европе, имеют возраст 6000 лет и обладают «рунической» формой, т. е. руническая форма письма имеет явно европейское происхождение (ряд исследователей видит в этих знаках черты шумерского и критского письма). Слово «рунические» поставлено в кавычки не потому, что эти знаковые национальные системы отличались по форме и набору букв от германского футарка, а потому, что часто было неизвестно (из-за ограниченного числа знаков) к буквенно-алфавитному или слоговому типу письменностей относится обнаруженный национальный памятник. В дальнейшем мы будем различать: собственно руны — германские руны, тюркские руны, — если это алфавиты; рунические формы письменности, — если руническая знаковая система не определена, — алфавит, силлабарий или слоговое письмо; слоговое руническое письмо, — если установленное слоговое письмо имеет форму, подобную руническим знакам. Наиболее любопытна история со славянскими рунами, обнаруженными в славянской области Бранибор на территории нынешней Германии на острове Руяне (нем. Рюген). Немцы знали, что это — славянские надписи, но прочесть их не могли, а различных знаков там было значительно больше, чем в германских рунах, поэтому приняли, что это — «славянские фантазии» в подражание немецким рунам. На самом же деле, ввиду обилия различных знаков, очевидно, что это — слоговое руническое письмо. Именно как слоговое письмо эти надписи пытались расшифровать польские и сербские исследователи, считающие браниборцев своими предками. Из этих земель и были приглашены к нам т. н. «норманы» — Рюриковичи.

Германские (английские) руны (футарк) являются полным алфавитом с обозначением гласных и согласных звуков отдельными знаками, тюркские (правильнее — хакасские) тоже. Младшие (скандинавские) руны в 16 знаков (Рис. 18) представляют переходную форму к силлабарию, т. к. «вставные» знаки обозначают сразу несколько гласных звуков: FTU — u, о, у, , au, FТА — а, , е, о, FTI — i, е, , у, j, i. Многие же рунические письмена не определены исследователями ввиду малого количества знаков. К ним относится, точнее относились, и письмена Киевской Руси дохристианского периода, долгое время считавшиеся значками-клеймами и символьными печатями, которые лишь позднее, после сопоставления с критской рунической слоговой системой письма, стали считаться остатками русской слоговой письменности (Рис. 19).

Рис. 15 Пример рунического письма из Волжской Болгарии. [Д-8]

Рис. 16 Сравнительная таблица орхоно-енисейских, булгарских и татарских знаков. [Д-8]

Рис. 17-1. Золотой рог из Ютландии с рунической надписью. Рисунки содержат образы воинов, характерные для тюркской Сибири.

Рис. 17-2. Серебряное блюдо из Хакасии. Поверх рисунка вырезаны образы воинов, встречающиеся в «нордических» памятниках.

Рис. 18 Младшие руны.

Рис. 19. Русские руны в сравнении с кипрским письмом. (Из статьи Н. А. Константинова «О начале русской письменности», «Нева», 1957, № 7)

Многие знаки германских рун напоминают знаки латинского и греческого алфавитов, поэтому до сих пор вопрос о происхождении германских и иных рун «не разрешен».

Одно время существовала версия, что это — придуманный алфавит для варваров на базе латинской письменности. При этом ссылались на готский алфавит Ульфи-лы (не путать с более поздним готическим шрифтом латыни) из 27 знаков, созданный для выпуска библии на языке готов на базе византийского греческого уни-циала в 311-383 гг. новой эры подобно кириллице для христианских книг славян, даков, скифов в 9 веке. На эту мысль наводили похожие памятники германских племен, устанавливаемые, то с готским, то с руническим алфавитом, причем время появление тех и других памятников совпадало (ср. Рис. 22-1 и 22-2). Но впоследствии эти версии, как и версия о том, что руны у «германских варваров» появились как подражание латыни при соприкосновении с «великой римской культурой», постепенно растаяли под напором археологических памятников, — причем как памятников Древнего Рима, где собственные системы «рунической» по форме слоговой письменности имели практически все латинские народности — от венетов до этрусков (Рис.20 и 21). Причем практически все они — и «выродившиеся» впоследствии в алфавиты, и съеденные латынью, и памятники письменности совсем из других районов Евразии, ну, никак не связанные ни с латынью, ни с финикийцами, например, орхон-енисейские тюркские руны, — едины. Но главное, что выяснилось, это то, что «руническая» знаковая система была характерна для всех древних цивилизаций, Европейской и Азиатской, не только значительно раньше появления германских рун, но и раньше появления вообще греческого, латинского и финикийского алфавитов (Рис. 23).

Рис. 20. Этрусская монета.

Рис. 21. Этрусский алфавит. Сравните этот алфавит с примерами рун, приведенными ниже.

Рис. 22-1. Пример рунической надписи, читаемой на футарке.

Рис. 22-2. Пример надписи на готском языке.

Рис. 23. Золотые пластины из Пирги. Слоговое средиземноморское письмо рунической формы.

Совпадение знаков рунических алфавитов и знаков многих памятников письменности древнесредиземноморской, приалтайской, ближневосточной, и приволжской зон древних расселений ставит вопрос: а какова их связь? Есть термины: венгерские руны [О-16], тюркские руны [Д-29], болгарские руны Поволжья [Д-81], германские руны, шведские руны и т. д. И каждая группа национальных исследователей, изучает их как древнее национальное достояние, не связывая их между собой, скрывая чужие аналогичные факты и не задумываясь о возможном их общем истоке. Впервые вопрос об общем истоке этих знаков неявно поставил немецкий исследователь Нейгебауэр, и им же сформулирована гениальная идея, что все алфавиты — не высшая форма, не вершина эволюционного развития человеческой письменности, как принято считать большинством ученых, а осколки более высокой формы организации письма — слоговой. Осколки, образовавшиеся в результате разгромов и крушений цивилизаций, когда вторгшиеся кочевники перенимали часть разрушенной культуры в виде остатков чужой знаковой системы, которую частично наполняли своим звуковым содержанием. Так на осколках шумерской индоевропейской цивилизации возникла ассиро-вавилонская семитская система, а завоевание Древнего Египта кочевниками также привело к изменению системы письма.

Цитирую Нейгебауэра:

«Этот обзор показывает, как из сходных начал возникают совершенно различные системы письма. Развитие египетского языка и письма было совершенно непрерывным и имело своим результатом то, что без всяких сколько-нибудь существенных разрывов иероглифы перешли во внешне совершенно самостоятельную систему письма, именно демотическую. В вавилонском письме мы также на первых порах наблюдаем непрерывное изменение первоначального пиктографического письма. Но затем имеет место переход от сумерийского языка к семитическому, причем письмо остается в основе своей неизменным, а язык меняется коренным образом, так что между языком и письмом нет уже никакой прямой связи. На последней фазе развивается буквенное письмо, по-видимому, как из египетского, так и из клинописи (из клинописи возникло персидское буквенное письмо и недавно открытое буквенное письмо Рас-Шамра, местности на сирийском побережье, к востоку от Кипра, относящееся к XIV в.; вероятно, под влиянием египетских прототипов возникло в это же время или несколько позже финикийское буквенное письмо, продолжением которого является греческое, а затем и латинское письмо). Все эти виды буквенного письма были изобретением национальных групп, для которых как египетское письмо, так и клинопись были чуждыми, непонятными и искусственными системами».

Изложенные выше взгляды настолько не соответствовали сложившимся традиционным взглядам на рождение алфавитной письменности, потребовали бы столь серьезных изменений в системе взглядов и истории переселений, миграций и крушений цивилизаций, что большинство исследователей предпочли отгородиться от предвидения Нейгебауэра ширмой традиционных представлений. Насколько вышеприведенный взгляд был диссонансом в «традиционном» лингвистическом хоре можно судить по следующему взгляду на роль семитской письменности в становлении европейской культуры.

Поскольку И. Фридрихом с большой профессиональной точностью и кратко изложена суть господствующих взглядов на формирование письменностей Европы из семитского «изобретения» — алфавита, мы приводим полностью его цитату из классической книги «История письма»:

«ЗАВЕРШЕНИЕ СОЗДАНИЯ АЛФАВИТА. ГРЕЧЕСКОЕ ПИСЬМО И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПИСЬМЕННОСТЕЙ ЕВРОПЫ.

Проследив историю развития семитского письма вплоть до наших дней, мы вернемся в древность и рассмотрим заимствование этого письма несемитскими народами. Заимствование происходило по трем направлениям. Древнейшее - в Грецию и затем в остальные страны Европы; второе - в Индию, где породило в Западной и Восточной Индии, а также в Индонезии огромное количество новых систем письма; и наконец, третье - заимствование арамейского алфавита народами Центральной Азии вплоть до монголов и маньчжуров. Мы рассмотрим в первую очередь греческое письмо, письмо важнейшей культуры древнего мира, развившееся далее в латинское (если латынь произошла из того же греческого (кириллица), то зачем кириллицу на него менять, а? — Л.Р.) и славянское письмо и в этом виде служащее средством письменного общения и взаимопонимания значительной части современного цивилизованного человечества.

То, что греческое письмо - ответвление семитского консонантного письма, - факт общеизвестный. Все рассуждения о каком-то доисторическом, предполагаемом, но никем не найденном "европейском руническом письме", которое пришло сначала к грекам и лишь потом к финикийцам, не выдерживают поэтому критики.

Но по сравнению с семитскими видами письма греческое письмо имеет одно большое преимущество: оно содержит не только согласные, но и гласные буквы. Тем самым обеспечивается точность в передаче звучания произносимого слова, и согласные теперь четко определяются уже сами по себе, а не как часть слогового знака и отделены от гласных. Если древнейшее письмо старалось передать только смысл сообщения, игнорируя точное звучание, то теперь главной задачей стала передача звучания сообщения (очень важное признание И. Фридриха: "древнейшее письмо" - "финикийское" могло передать "консонантами" лишь смысл сообщения, т. е. слово, и не передавало "консонант", т. е. звуков. Это является подтверждением теории академика Струве и идей Нейгебауэра о происхождении семитской письменности из слоговых письмен цивилизаций Востока на культурных руинах разграбленных кочевниками держав. Бралась система знаков существующего письма и наполнялась семитской семантикой, новым содержанием при старой знаковой системе. Несколько страниц до этого И. Фридрих в главе "Переворот, произведенный на Древнем Востоке семитским буквенным письмом." писал прямо противоположное: "На место сотен знаков приходит система простых и однозначных письменных знаков, учитывающая уже не смысл, а только лишь звучание передаваемых слов" — Л.Р.). Изобретение греками чисто буквенного письма определило линию развития письма всего Запада вплоть до наших дней; буквенное письмо достигло такой высокой ступени развития, при которой оно может быть улучшено лишь в очень малой степени, как это имеет место, например, в лингвистических, фонетических системах записи. Конечно, раннему греческому письму по сравнению с современными системами письма кое-чего недостает: отсутствует пунктуация, нет пробела между словами, буквы не разделяются на заглавные и строчные. Но самое существенное все же — верная передача звучания произнесенного слова.

Неизвестны подробности того, как греки совершили последний шаг на,пути к изображению гласных на письме, и также неизвестно время Заимствования финикийского алфавита греками. Так как древнейшие греческие надписи относятся к VIII в. до н. э., то, возможно, как считает И. Гельб, (статью Гельба см. в Приложениях — Л.P.) что финикийское письмо было введено здесь в IX в. до н. э.; некоторые исследователи называют, однако, XI или даже XII в. (Время падения Трои и сдачи побережья Греции — Л.Р.) Процесс заимствования финикийского письма греческими племенами, вероятно, произошел для всех племен одновременно. (Если бы это было правдой, то могло иметь лишь одну причину - завоевание Греции семитами — Л.Р.) В древнейших греческих надписях буквы еще очень похожи на финикийские, направление письма - справа налево; нет пробелов между словами, не различаются по долготе и краткости гласные е и о. Но гласные как таковые появляются уже в древнейших надписях; не зафиксирована такая стадия в развитии греческого письма, когда гласные не обозначались или обозначались бы неполно.

Но как вообще возникла идея выражать на письме в противоположность финикийскому образцу гласные звуки? Объяснить это важностью роли гласных в греческом языке по сравнению с семитскими значило бы попасть в порочный круг».

Итак, принятие научной общественностью лингвистов идей Нейгебауэра потребовало бы признания Древней славянской Европы колыбелью индоевропейской цивилизации, признания наличия общепраевропейского слогового письма, распад которого в результате этнических катастроф и смешений приводил бы к повсеместному рождению алфавитов. И третье. Принятие идей Нейгебауэра заставило бы пересмотреть и историю Ближнего и Среднего Востока, признать ее как драматическую повесть о крушениях Великих цивилизаций под ударами всепожирающих кочевых племен, повесть, записанную языковыми следами на теле лингвистической карты Востока, признать эту историю как этническую катастрофу одного из древнейших индоевропейских земледельческих народов — хеттов, который ко времени археологических письменных памятников (XII—X вв. до н. э.) потерял свою письменность, заменив ее на семитскую, потерял наполовину язык и этническое лицо.

Первый вопрос был решен в фундаментальном труде В. Сафронова «Индоевропейские прародины» [0-12], сделавшим вторичным расселение индоевропейских народов в Азии в результате движения из Европы на Восток и Юг.

Приводим выдержку из Резюме книги:

«Работа В. А. Сафронова посвящена разработке археологического аспекта проблемы индоевропейской прародины. В процессе почти 200-летнего исследования индоевропейской проблемы была создана система лингвистических постулатов, детерминирующих локализацию индоевропейской прародины во времени и пространстве. В соответствии с данными лингвистики о трех длительных этапах эволюции, индоевропейского праязыка автор указывает три больших ареала обитания праиндоевропейцев и соответствующие им археологические культуры-эквиваленты этапам эволюции индоевропейской пракультуры, генетически связанные между собой.

Рассмотрение автором Европы (а не Азии) как колыбели древнейшей цивилизации и праиндоевропейцев (а не шумеров и египтян) как творцов ее коренным образом меняет сложившиеся исторические представления.

Позднеиндоевропейские культуры продолжают черты ранних цивилизаций, однако они отмечены некоторым регрессом, что объясняется адаптацией относительно небольших коллективов пришельцев--индоевропейцев к местной этнической среде (утрачиваются некоторые традиции металлургии, забывается письменность, хотя есть основание полагать, что память об этих достижениях не утрачивается окончательно).»

Рис. 24. Из книги В. А. Сафронова «Индоевропейские прародины». [О-12]

Второй вопрос решается в достаточно изученной, в отличие от хеттской державы, истории шумеров. Изменение языковой и письменной системы шумеров в результате семитского вторжения описано у Нейгебауэра, а само вторжение (по-видимому, не первое, поскольку до него было уже две смены «династий») — в книге Дьяконова «Люди города Ура» [Д-5], книге настолько яркой и фактологически насыщенной, что шумеры Ура спустя 4000 лет встают перед читателем, как живые.

«История падения Урского государства и возникновения царства Ларсы рассказана в серии "История древнего Востока", выпускаемой Институтом востоковедения АН СССР. Ограничимся тем, что отметим самые главные, этапы событий. Падение III династии Ура явилось результатом прорыва аморейских (западносемитских) скотоводческих племен на поля Юго-Восточной Месопотамии; он был произведен обходным путем поперек Центральной Месопотамии, затем на юг между р. Тигром и предгорьями Загроса в Иране и, наконец, на запад через Тигр. События разворачивались с 2025 по 2004 (или 2003) г. до н. э.

Ишби Эрра, полководец последнего урского царя Ибби Суэна, взялся обеспечить столицу хлебом и отстоять страну от нашествия; столицу он не накормил (цена на хлеб здесь выросла в 60 раз), но наступление овцеводов сдержал; однако в ходе войны уже в 2017 г. Ишби Эрра создал новое, собственное государство со столицей в малоизвестном городке Иссине; государство Ура постепенно сошло на нет и в конце концов погибло,— впрочем, не от амореев, а от войск соседнего Элама воспользовавшегося неурядицами в Нижней Месопотамии. Ибби Суэн, войска которого еще в конце 20-х годов XXI в. до н. э. громили Элам и заходили в глубь нынешнего остана (губернии) Фарс (город Аншан, ныне городище Талп-Мальян), был уведен в кандалах в горы и там, надо думать, предан казни.

Вторжением амореев и постепенным переходом округа за округом к Ишби Эрре был сразу же нарушен точнейшим образом отрегулированный, но громоздкий и в высшей степени негибкий бюрократически-полицейский аппарат учета и надзора, учрежденный для царского хозяйства в масштабе всей страны при III династии Ура; отряды гурушей, работавших из-под палки на царских полях, на юго-востоке страны попросту разбежались.

Таким образом, нашествие амореев принимало характер социального переворота и краха гигантского псевдо-"латифундиального" хозяйства царей III династии Ура. Дезорганизация Царского хозяйства и разорение или уничтожение хлебных вкладов на всем востоке страны привели к голоду в городах».

Итак, источник семитских языков в цивилизациях Азии определяется. Это семитские кочевники, разрушавшие последовательно государственные образования и основывавшие на их месте свои, новые. Помните шлюху Раву из Введения? Это они тогда добрались до Палестины. До Иерихона. И не устоял Иерихон (Верона). Не устояла и Хеттская держава. А вот Троя держалась еще тысячу лет, чтобы через пятьсот, разрушенная и испепеленная, вспыхнуть на новом месте Великим Римом.

А как получались на старых территориях новые языки, — хорошо описано в Приложении, в статье Кочиева. И уже в восьмом веке до новой эры хетты писали на чужой письменности.

Но главное — это доказательства того, что руны как алфавиты образовывались из слогового праписьма.

Рис. 25. Бронзовая привеска из Рюрикова городища с руническими надписями (по Е. Н. Носову) и их современное «прочтение» как букв футарка с потерей знаков и смысла. Тонко показаны не читаемые части знаков, для совпадения прочтения с буквами футарка.

Рис. 26. Древнейшая руническая надпись из Трансильвании и ее прорисовка. Видны знаки, повторяющиеся в этрусских и иных алфавитах вплоть до футарка.

Первое из доказательств — наличие еще в течение тысячелетий в памяти народной форм этого праписьма. Одной из таких форм являются «составные руны», т. е. слова, составленные из рун в один знак типа иероглифа. Кстати, именно многие китайские иероглифы имеют такое составное «руническое происхождение». Такие памятники найдены на нашей территории в Рюриковом городище (см. Рис. 25). Слоговый характер этих табличек не вызывает сомнений, поскольку каждый знак — это совокупность слоговых знаков и должен читаться как целое слово. А читают его иначе — как рунические буквы, подгоняя, как это показано на нижнем рисунке под готовые буквы рун, опуская остальное как лишнее.

Второе доказательство — наличие слоговых несемитских письмен, являвшихся основой рождающихся азбук. В качестве примера вернемся к самой древней письменной табличке (см. Рис. 26), которая содержит знаки, преемствованные с 6000 летней давности, входящие в этрусский алфавит — 2500 летней давности, и в футарк — 1500 летней давности. Легко убедиться что «тэртэрский» знак , впоследствие ставший звуком «X» в этрусском алфавите и в футарке, идентичен по форме на протяжении 6000 лет.

Современные исследователи это совпадение объясняют «путешествием» этрусских купцов в Прибалтику, где немцы, которых еще там не было, заимствовали эти знаки для своего алфавита — футарка. К сожалению, современная лингвистика наполнена такими объяснительными сказками.

Выводы.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-23; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 376 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Лаской почти всегда добьешься больше, чем грубой силой. © Неизвестно
==> читать все изречения...

756 - | 697 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.