Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ј.ѕ. ƒубнов, профессор Ќ√” 4 страница




 

прошедшее тотчас же испар€етс€ и превращаетс€ в поко€щеес€ вне времени впечатление пол€рного, не периодического строени€, Ч так как в этом заключаетс€ смысл одухотворенного

мифотворчества, Ч в то врем€ как дл€ нашего мироощущени€ и внутреннего взора оно €вл€етс€ периодическим, €сно расчлененным, направленным к одной цели организмом, составленным из столетий и тыс€челетий. ¬от этот-то фон и дает как античной, так и западноевропейской жизни их специфическую окраску. “о, что греки называли Ђкосмосомї, было картиной мира, не станов€шегос€, а пребывающего. —ледовательно, сам грек был человеком, который никогда не становилс€, а всегда пребывал. ѕоэтому хот€ античный человек очень хорошо знал точную хронологию, календарное летосчисление и, больше того, в сфере вавилонской и египетской культуры имел перед собой живое "ощущение. вечности и ничтожности насто€щей минуты, выражающеес€ в величественных наблюдени€х над звездами и точных измерени€х громадных промежутков времени, но внутренне он себе ничего из всего этого не усвоил. ≈сли греческие философы при случае и упоминают об этом, они говор€т по слуху, а не по опыту. Ќи у ѕлатона, ни у јристотел€, не было обсерватории. ¬ последние годы правлени€ ѕерикла в јфинах народным собранием был прин€т закон, угрожавший каждому, распростран€вшему астрономические теории, т€желой формой обвинени€, эйсангелией. Ёто был акт глубочайшей символики, в котором выразилась вол€ античной души вычеркнуть вс€кое представление дали из своего миросозерцани€.

ѕоэтому-то эллины Ч в лице своего ‘укидида Ч только

тогда начали размышл€ть о своей истории, когда она внутренне почти завершилась. Ќо тот же ‘укидид, чьи "методические основные" положени€ во введении к его книге как будто бы нос€т очень западноевропейский характер, понимал их в том смысле, что допускал сочинение исторических подробностей, раз это ему казалось подход€щим. ” него это играет роль художественного принципа, но как раз это мы и называем мифотворчеством. ќ насто€щем понимании значени€ хронологических чисел также не приходитс€ говорить. ¬ III веке ћанефон и Ѕерозий Ч оба не греки Ч написали основательные сочинени€, основанные на источниках, о ≈гипте и ¬авилоне, странах, где понимали толк в астрономии и, следовательно, также и в истории. Ќо образованные греки и римл€не

 

 

мало об этом заботились и продолжали предпочитать романтические вымыслы какого-нибудь √екате€ или  теси€. *

ѕоэтому-то вс€ древн€€ истори€ до персидских войн, а

также структура многих позднейших периодов, €вл€етс€ по

существу продуктом мифического мышлени€. »стори€ государственного устройства —парты Ч Ћикург, чь€ биографи€

рассказываетс€ со всеми подробност€ми, был, веро€тно, не-

значительным лесным божеством “айгета Ч есть выдумка

эллинистического времени, а придумывание римской истории

периода до √аннибала еще не совсем затихло во времена ÷езар€. “о, что литература романов об јлександре оказывала сильнейшее вли€ние на серьезную политическую и религиозную историю, хорошо характеризует античное значение слова истори€. Ќикто не думал о том, чтобы отличать содержание этой литературы основным образом от дат, обоснованных актами.  огда в конце республики ¬аррон задалс€ целью зафиксировать быстро исчезавшую из народной пам€ти римскую религию, он разделил божества, чье богослужение выполн€лось со стороны государства с кропотливой тщательностью, на "di certi" и "di incerti" Ч на таких, о которых кое-что еще было известно, и на таких, от которых, несмотр€ на продолжающеес€ общественное богослужение, оставалось только им€. Ќа самом же деле та религи€ римского общества его времени Ч как ее с полным доверием почерпали из римских поэтов не только √Єте, но и Ќицше Ч была в главной своей части произведением эллинистической литературы и почти не имела никакой св€зи со старым культом, который дл€ всех сделалс€ непон€тным.

ћоммзен дает вполне точную формулировку западноевропейской точки зрени€, называ€ римских историков Ч он имел в виду, главным образом, “ацита Ч людьми, которые

* ѕо€вл€ющиес€ очень поздно попытки греков создать себе, по образцу египт€н, некоторое подобие календар€ или хронологии поражают своей наивностью. —чет времени по олимпиадам не есть эра, подобна€, например, христианскому летосчислению, и был только литературным паллиативом, мало привычным дл€ народа. ≈сть надпись, заключающа€ договор между Ёлидой и √ереей, который должен длитьс€ "сто лет, начина€ с насто€щего года". Ќельз€, однако, установить, что это был за год. »так, по прошествии некоторого времени уже не знали, сколько времени длитс€ договор, и, очевидно, никто на это не обращал внимани€. ¬сего веро€тнее, эти люди насто€щего вообще скоро про него позабыли. “от факт, что точна€ датировка событий какой-нибудь "тро€нской войны", отвечающей по своему положению периоду наших крестовых походов, показалась бы пр€мо идущей в разрез со стилем, обнаруживает сказочно детский характер античной исторической картины.

 

говорили о том, о чем надо было умалчивать, и молчали о

том, о чем надо было говорить.

»ндийска€ культура со своей (брахманской) идеей нирваны, этим самым €рким выражением полной неисторичности

души, какое только можно себе представить, никогда не обладала пониманием Ђкогдаї в каком бы то ни было виде. Ќет

ни индийской астрономии, ни индийского календар€, а значит

и никакой индийской истории, если под этим понимать сознание живого развити€. ќ внешнем течении этой культуры, завершившейс€ в своей органической части до возникновени€

буддизма, нам известно еще меньше, чем об античной за период времени между XII и VIII веком, без сомнени€, также

очень богатой великими событи€ми. ќбе сохранились до нас в

призрачно-мифическом образе. “олько целое тыс€челетие

спуст€ после Ѕудды, около 500 г. после –.’., возникло на

÷ейлоне в Ђћагавансеї нечто отдаленно напоминающее историю.

—ознание индуса было так не исторично устроено, что ему

был даже незнаком в качестве закрепленного во времени €влени€ феномен какой-либо книги, написанной отдельным автором. ¬место органического р€да отдельных личных сочинений возникала смутна€ масса текстов, к которой каждый прибавл€л что ему вздумаетс€, причем пон€ти€ индивидуальной духовной собственности, развити€ идеи, умственной эпохи не играли никакой роли. ¬ таком анонимном облике, характерном дл€ всей индийской истории, лежит перед нами индийска€ философи€. “еперь сравним с ней резко очерченную историю западной философии, состо€щую из книг и личностей с определенно выраженной физиономией.

»ндус забывал все, египт€нин не мог ничего забыть. »ндийского портретного искусства Ч этой биографии "in nuce" (в зачатке) Ч никогда не существовало; египетска€ пластика почти исключительно только этим и занималась.

¬ высшей степени исторично предрасположенна€ египетска€ душа, стрем€ща€с€ с первобытной страстностью к бесконечному, воспринимала весь свой мир в виде прошедшего и будущего, а насто€щее, идентичное с бодрствующим сознанием, казалось ей только узкой границей между двум€ неизмеримыми пространствами. ≈гипетска€ культура есть воплощение заботливости Ч душевного коррел€та дали заботливости о будущем," котора€ выражалась в выборе гранита и базальта в качестве материала дл€ пластики *, в высеченных

* Ќар€ду с этим надо признать символом высочайшего значени€ и беспримерным в истории искусства то обсто€тельство, что эллины в противоположность

 

 

документах, в выработке искусной системы управлени€ и в сети

оросительных каналов *, а также неизбежно св€занной с первой заботливости о прошедшем. ≈гипетска€ муми€ Ч это символ высочайшего значени€. ”вековечивали тело умершего и равным образом сохран€ли длительность его личности, его Ђкаї, при помощи портретных статуй, изготовл€вшихс€ нередко во многих экземпл€рах, удерживавших св€зь с этой личностью при помощи очень глубоко пон€того сходства.  ак известно, в цветущую эпоху греческой пластики портретные статуи определенно не допускались.

—уществует глубока€ св€зь между отношением к историческому прошлому и пониманием смерти, выражающимс€ в

погребальных обыча€х. ≈гипт€нин отрицает уничтожаемость. јнтичный человек утверждает ее всем €зыком форм своей культуры. ≈гипт€не консервировали даже мумию своей истории, а именно хронологические даты и числа. ¬ то врем€ как, с одной стороны, ничего не сохранилось от досолоновской истории греков, ни одного года, ни одного подлинного имени, никакого определенного событи€, Ч что придает единственно известному нам остатку преувеличенное значение, Ч с другой стороны, мы знаем почти все имена и годы правлени€ египетских царей третьего тыс€челети€ до –.’., а поздние египт€не знали их, конечно, все без исключени€. ∆уткий символ этой воли к длительности Ч еще до сего дн€ лежат в наших музе€х тела великих фараонов, сохран€€ черты личного облика. Ќа блест€ще отполированном гранитном

острие пирамиды јменемхета III еще теперь можно прочесть

слова: "јменемхет видит красоту солнца", и на другой стороне: "ƒуша јменемхета выше, чем высота ќриона, и она соедин€етс€ с преисподней". Ёто Ч победа над уничтожаемостыо, над насто€щим, и не антично в высшей степени.

* микенскому прошлому Ч и притом в стране чрезвычайно богатой камнем, Ч отказавшись от каменного строительства, вновь возвратились к употреблению дерева, чем и объ€сн€етс€ отсутствие архитектурных остатков из эпохи между 1200 и 600 гг. ≈гипетска€ растительна€ колонна с самого начала была каменной, а дорическа€ дерев€нна€ выражаетс€ враждебность античной души к всему длительному. Ѕыло ли выполнено каким-либо из эллинистических городов какое-нибудь широко задуманное предпри€тие, указывающее на заботу о будущем поколении? —истемы путей сообщени€ и орошени€, существование которых доказано в микенскую, следовательно, доантичную эпоху, пришли в упадок и были забыты во врем€ рождени€ античных народов Ч значит, с наступлени€ гомеровского времени. » ћикены, как исторический фактор, тоже были совершенно забыты. —охранились тыс€чи пластинок с надпис€ми из микенского времени и ни одной из гомеровского. Ќо это не "шаг назад", это новый стиль иначе организованной души. Ёто "чисто насто€щее".

 

 

¬ противовес могучей группе египетских жизненных символов, на пороге античной культуры, соответственно тому забвению, которое она развертывает над вс€ким €влением своего внутреннего и внешнего прошлого, стоит сожжение мертвых ћикенскому времени было вообще чуждо сакральное предпочтение этого вида погребени€ перед всеми остальными, примен€емыми обыкновенно нар€ду с ним у первобытных народов. ÷арские могилы указывают даже на преимущественное значение погребени€ в могилах. Ќо в гомеровскую эпоху, так же, как и в ведийскую, обнаружилс€ этот неожиданный, материально необъ€снимый переход от погребени€ к сожжению, которое, согласно свидетельству Ђ»лиадыї, совершалось с полным пафосом символического действи€, знаменующего торжественное уничтожение и отрицание исторической длительности.

— этого момента наступает конец также пластичности индивидуального душевного развити€.  ак древн€€ драма не допускает насто€щих исторических мотивов, так дл€ нее неприемлема и тема внутреннего развити€, и всем известно, как решительно эллинский инстинкт противилс€ вторжению портрета в область изобразительных искусств. ƒо самых времен империи античное искусство знает только один в известном смысле дл€ него естественный мотив, а именно Ч миф *. ƒаже в идеалистические портреты эллинистической пластики мифичны в такой же мере, как и типические биографии в духе ѕлутарха. Ќи один из великих греков не написал воспоминаний посв€щенных увековечению перед его духовным взором какой-нибудь пройденной эпохи. ƒаже —ократ не сказал ничего значительного в нашем смысле о своей внутренней жизни. —прашиваетс€, возможно ли было вообще в античной душе наличие чего-либо подобного тому, что €вл€етс€ предпосылкой дл€ создани€ ѕарсифал€, √амлета, ¬ертера. ћы не видим у ѕлатона никакого сознани€ развити€ своего учени€. ≈го отдельные сочинени€ заключают исключительно

* ¬ течение целого тыс€челети€, от √омера до трагедий —енеки, вновь и вновь проход€т перед нами неизменными, несмотр€ на их небольшое число, все те же мифические образы ‘иеста,  литемнестры и √еракла, в то врем€ как в западноевропейской поэзии фаустовский человек выступает сперва как ѕарсифаль и “ристан, потом, измененный в духе времени, как √амлет, ƒон  ихот и ƒон ∆уан, далее, подчин€€сь современности, в новом превращении, как ‘ауст и ¬ертер, и, наконец, как герой современного романа из жизни мирового города, но посто€нно в применении к атмосфере и услови€м определенного столети€.

 

формулировку тех различных точек зрени€, на которых он сто€л в разные эпохи своей жизни. »х генетическа€ св€зь никогда не

была дл€ него предметом размышлени€. ≈динственную Ч к

слову сказать, плоскую Ч попытку самоанализа, притом почти уже не принадлежащую к античной культуре, мы находим

в ЂЅрутеї ÷ицерона. Ќо уже в самом начале истории западноевропейской мысли стоит образец глубочайшего самоисследовани€, ƒантова "Vita Nuova". ”же из одного этого €сно, как мало античного, т. е. относ€щегос€ к области насто€щего, было в √Єте, который ничего не забывал и чьи произведени€, согласно его собственному выражению, были только отрывками одной большой исповеди.

ѕосле разрушени€ јфин персами все произведени€ древнейшего искусства были выброшены в мусор, из которого мы теперь их извлекаем, и никогда не было слышно, чтобы кто-нибудь в Ёлладе поинтересовалс€ руинами ћикен или ‘еста. „итали √омера, но никто не собиралс€, подобно Ўлиману, разрывать тро€нские холмы. Ќужен был миф, а не истори€. „асть произведений Ёcхила и сочинений философов досократиков была утрачена уже в эллинистическую эпоху. Ќо уже ѕетрарка собирал древности, монеты и манускрипты со свойственной только этой культуре набожностью и искренностью наблюдений, как человек, исторически чувствующий, стрем€щийс€ к отдаленному Ч он был первый, предприн€вший восхождение на одну из альпийских вершин Ч и в сущности чужой дл€ своего времени. “олько из такого сочетани€ с проблемой времени развиваетс€ психологи€ собирател€. —тановитс€ пон€тным, почему культ прошлого, стремившийс€ увековечить это прошлое, должен был остатьс€ совершенно незнакомым дл€ античного человека, тогда как уже в эпоху великого “утмоса вс€ египетска€ страна превратилась в огромный музей традиций и архитектуры.

—реди народов «апада немцы стали изобретател€ми механических часов, этого жуткого символа убегающего времени, чей днем и ночью с бесчисленных башен «ападной ≈вропы звучащий бой есть, пожалуй, самое мощное выражение того,

на что вообще способно историческое мироощущение *. Ќичего подобного мы не найдем в равнодушных ко времени

*  онструкци€ часов с колесами и боем была изобретена аббатом √ербертом (позднее папа —ильвестр II), другом императора ќтгона III, около 1000 г., т. е. в эпоху начала романского стил€ и движени€, вызвавшего крестовые походы, этих первых симптомов рождени€ новой души. “акже в √ермании по€вились около 1200 г. первые башенные и, позднее, карманные часы отметить. —ледует отметить знаменательное соединение измерени€ времени со здани€ми религиозного культа.

 

 

античных странах и городах. ¬од€ные и солнечные часы были изобретены в ¬авилоне и ≈гипте, и только ѕлатон, оп€ть в конце расцвета Ёллады, впервые ввел в јфинах клепсидру, и еще позднее были заимствованы солнечные часы как несущественна€ принадлежность повседневного обихода, причем все

это не оказало никакого вли€ни€ на античное жизнеощущение.

«десь следует еще упом€нуть соответствующее, очень глубокое и ни разу по достоинству не оцененное различие между античной и западноевропейской математикой. јнтичное числовое мышление воспринимает вещи как они есть, как величины, без отношени€ ко времени, чисто в насто€щем. Ёто привело к Ёвклидовой геометрии, математической статике и завершению системы учением о конических сечени€х. ћы воспринимаем вещи с точки зрени€ их становлени€ и взаимоотношени€, как функции. Ёто привело к динамике, аналитической геометрии и от нее к дифференциальному счислению *. —овременна€ теори€ функций есть огромный итог всей этой массы идей. Ёто очень странный, но духовно строго обоснованный факт, что греческа€ физика, в качестве статики в противоположность динамике, совершенно не знала применени€ часов и в них не нуждалась, и в то врем€ как мы высчитываем тыс€чные доли секунды, совершенно игнорировала измерение времени. Ёнтелехи€ јристотел€ единственное из всех существующих вневременное Ч антиисторическое Ч пон€тие развити€.

“аким образом вы€сн€етс€ наша задача, поскольку жизнь

есть осуществление душевно возможного и новое пон€тие душевно невозможного устанавливает новую точку зрени€ на

вещи. ћы, люди западноевропейской культуры Ч €влени€

вполне точно ограниченного промежутком времени между

1000 и 2000 годом после –.’. Ч €вл€емс€ исключением, а не

правилом. "¬семирна€ истори€" Ч это наша картина мира, а

не принадлежаща€ Ђчеловечествуї. ƒл€ индуса и эллина не

существовало картины станов€щегос€ мира как вида и формы

созерцани€, и вполне возможно, что в будущем, после окончательного угасани€ западной цивилизации, носител€ми которой €вл€емс€ мы, современные люди, никогда не повторитс€ подобна€ культура и подобный человеческий тип, дл€ которого "всемирна€ истори€" есть содержание космического сознани€.

* ” Ќьютона оно очень показательно названо флюксионным исчислением в св€зи с определенными метафизическими представлени€ми о сущности времени. ¬ греческой математике врем€ вообще не упоминаетс€.

 

 

„то же такое всемирна€ истори€? –азумеетс€, некотора€

духовна€ возможность, внутренний постулат, некоторое выражение чувства формы. Ќо как бы определенно ни было

чувство, оно далеко от законченной формы, и как бы мы ни

чувствовали и ни переживали всю всемирную историю и как

бы мы ни были вполне уверены в возможности дл€ нас обозреть весь ее облик, тем не менее в насто€щее врем€ нам известны только некоторые ее формы, а не сама€ форма.

¬с€кий, кого ни спросить, несомненно, убежден, что он

€сно и определенно различает периодическую структуру истории. »ллюзи€ эта основана на том обсто€тельстве, что никто еще серьезно над ней не задумывалс€ и никто не сомневаетс€

в своем знании, так как не подозревает, как много здесь еще

поводов дл€ сомнени€. ƒействительно, облик всемирной истории есть неисследованное духовное досто€ние, переход€щее даже в кругах специалистов историков нетронутым от поколени€ к поколению и очень нуждающеес€ хот€ бы в малой доле того скептического к себе отношени€, которое, начина€ с √алиле€, разложило и углубило прирожденную нам картину природы.

"ƒревний мир Ч —редние века Ч Ќовое врем€" Ч вот та

неверо€тно скудна€ и лишенна€ смысла схема, чье абсолютное владычество над нашим историческим сознанием посто€нно мешало правильному пониманию подлинного места, облика и, главным образом, жизненной длительности той части мира, котора€ сформировалась на почве «ападной ≈вропы со времени возникновени€ германской империи, а также ее отношений к всемирной истории, т. е. общей истории всего высшего человечества.

Ѕудущим культурам покажетс€ совершенно неверо€тным,

что никогда даже не было подвергнуто сомнению значение

этой схемы, с ее наивной пр€молинейностью, с ее бессмысленными пропорци€ми, этой схемы, от столети€ к столетию все более и более тер€ющей вс€кий смысл и совершенно не допускающей включени€ новых открывающихс€ нашему историческому сознанию областей. —амые попытки критики и очень значительные изменени€, которым она подверглась под вли€нием необходимости, Ч так, например перенесение начала "Ќового времени" с крестовых походов на –енессанс и, далее, на начало XIX века Ч доказывают одно: ее до сих пор считают непоколебимой, почти за результат божественного откровени€ или, по крайней мере, за что-то очевидное, так

 

 

сказать, за априорную форму исторического созерцани€ в том

смысле, как говорит об этом  ант.

Ќо эта общеприн€та€ форма не допускала никакого ее углублени€, и так как от нее не хотели отказатьс€, то отказались от возможности действительно пон€ть историческую св€зь. ≈й мы об€заны тем, что большие морфологические проблемы истории совершенно не были обнаружены. ќни поддерживала формально рассмотрение истории на том низком уровне, которого бы постыдились во вс€кой другой науке.

ƒостаточно указать на то, что эта схема устанавливает

чисто внешнее начало и конец там, где в более глубоком

смысле нельз€ говорить ни о начале, ни о конце. ѕо этой

схеме страны «ападной ≈вропы* €вл€ютс€ поко€щимс€ полю-

сом (математически говор€, точкою на поверхности шара),

вокруг которого скромно вращаютс€ мощные тыс€челети€ истории и далекие огромные культуры. ѕричем дл€ всего этого

нет другого основани€, кроме разве того, что мы, авторы этой

исторической картины, находимс€ как раз в этой точке. Ёто

очень своеобразно придуманна€ планетна€ система. ќдин какой-то уголок принимаетс€ за центр т€жести исторической

системы. «десь солнце и центр этой системы. ќтсюда событи€

* ¬ этом случае историк также находитс€ под злополучным вли€нием географического предрассудка (чтобы не сказать Ч под впечатлением географической карты): географи€ описывает ≈вропу как часть света, вследствие чего он чувствует себ€ об€занным также привести соответствующее идеальное разграничение ≈вропы и јзии. —ледовало бы вычеркнуть слово ≈вропа из истории. Ќе существует исторического типа Ђевропейцаї. Ѕессмысленно по отношению к эллинам говорить о "европейском древнем мире" (разве √омер, √ераклит, ѕифагор были "азиатами"?) и об их Ђмиссииї, заключавшейс€ в культурном сближении јзии и ≈вропы. ¬се это слова, заимствованные из банального толковани€ географической карты и не имеющие под собой никакого реального основани€. —лово ≈вропа и возникший под его вли€нием комплекс представлений были единственной причиной, заставл€вшей наше историческое сознание объедин€ть –оссию и ≈вропу в одно ничем не оправдываемое целое. ¬ данном случае проста€ абстракци€, возникша€ в культурном кругу воспитанных на книгах читателей, привела к огромным реальным последстви€м. ¬оплощенные в личности ѕетра ¬еликого, они на целое столетие подменили историческую тенденцию примитивной народной массы, в противовес чему русский инстинкт с враждебностью, олицетворенной в “олстом, јксакове и ƒостоевском, очень правильно отграничивает "матушку –оссию" от Ђ≈вропыї. ¬осток и «апад Ч пон€ти€, полные насто€щего исторического содержани€. Ђ≈вропаї Ч пустой звук. ¬се великие создани€ древности возникли под знаком отрицани€ какой-либо континентальной границы между –имом и  ипром, ¬изантией и јлександрией. ¬се, что носит им€ европейской культуры, возникло на пространстве между ¬ислой, јдриатическим морем и √вадалквивиром. » если допустить, что √реци€ во врем€ ѕерикла "находилась в ≈вропе", то теперь она там больше не находитс€.

истории почерпают насто€щий свет. ќтсюда устанавливаетс€

их значение и перспектива. Ќо в действительности это голос

несдерживаемого никаким скепсисом тщеслави€ западноевропейского человека, в уме которого развертываетс€ фантом Ч "всемирна€ истори€". Ётим объ€сн€етс€ вошедший в привычку огромный оптический обман, благодар€ которому исторический материал целых тыс€челетий, отделенный известным рассто€нием, например, ≈гипет или  итай, принимает миниатюрные размеры, а дес€тилети€, близкие к зрителю, начина€ с Ћютера и особенно с Ќаполеона, приобретают причуд ливо-громадные размеры. ћы знаем, что это только одна видимость, что, чем выше облако, тем медленнее оно движетс€, и что медленность движени€ поезда в далеком ландшафте только видима€, но мы убеждены, что темп ранней индийской, вавилонской и египетской истории был, действительно, медленнее темпа жизни нашего недавнего прошлого. » мы считаем их сущность более скудной, их формы слабее развитыми и более раст€нутыми именно потому, что не научились учитывать отдаленность, внешнюю и внутреннюю. Ќигде с такой €сностью, как здесь, не выступает недостаток умственной свободы и самокритики, так невыгодно отличающий историческую методу от вс€кой другой.

 онечно, вполне пон€тно, что дл€ культуры «апада, котора€, скажем, начина€ с Ќаполеона, распростран€ет свои формы, хот€ бы и внешне, на весь земной шар, существование јфин, ‘лоренции и ѕарижа важнее, чем многого другого. Ќо возводить это обсто€тельство в принцип построени€ всемирной истории потому только, что мы живем в данной культурной среде, значило бы обладать кругозором провинциала. Ёто давало бы право китайскому историку со своей стороны составить такой план всемирной истории, в котором обходились бы молчанием, как нечто неважное, крестовые походы и –енессанс, ÷езарь и ‘ридрих ¬еликий. ѕрактическому политику и критику социальных условий допустимо при оценке других эпох руководитьс€ своим личным вкусом, точно так же как технолог-химик волен практически рассматривать область производных бензола как самую важную главу естествознани€ и совершенно не интересоватьс€ электродинамикой, но мыслитель об€зан устранить все личное из своих комбинаций. ѕочему XVIII столетие в морфологическом отношении важнее, чем одно из шестидес€ти ему предшествовавших? –азве не смешно противопоставл€ть какое-то "Ќовое врем€", охватывающее несколько столетий и притом локализированное почти исключительно в «ападной ≈вропе, "ƒревнему миру", который охватывает столько же тыс€челетий и к которому

 

 

сверх того присчитывают еще в виде прибавлени€ всю

массу догреческих культур, не пыта€сь глубже расчленить их

на отдельные части? „тобы спасти устаревшую схему, разве

не трактовали в качестве прелюдий к античности ≈гипет и ¬авилон, завершенна€ в себе истори€ которых, кажда€ в отдельности, способна уравновесить так называемую "всемирную историю" от  арла ¬еликого до мировой войны и многое последующее? –азве не относили с несколько смущенной миной сложные комплексы индийской и китайской истории куда-то в примечани€, и разве просто не игнорировали великие американские культуры под тем предлогом, что они наход€тс€ вне св€зи (с чем?). “ак мыслит негр, раздел€ющий мир на свою деревню, на свое плем€ и на "все остальное" и считающий, что луна много меньше облаков и что они ее проглатывают.

я называю эту привычную дл€ западного европейца схему, согласно которой все высокие культуры совершают свои пути вокруг нас, как предполагаемого центра всего мирового процесса, птоломеевой системой истории и противополагаю ей в качестве  оперникова открыти€ в области истории, изложенную в насто€щей книге и заступающую место прежней схемы, новую систему, согласно которой не только античность и «ападна€ ≈вропа, но также »нди€, ¬авилон,  итай, ≈гипет, јрабска€ культура и культура ћай€ рассматриваютс€ как мен€ющиес€ про€влени€ и выражени€ единой, наход€щейс€ в центре всего жизни, и ни одно из них не занимает преимущественного положени€: все это отдельные миры становлени€, все они имеют одинаковое значение в общей картине истории, притом нередко превыша€ эллинство величием духовной концепции и мощью подъема.

 

 

—хема "ƒревний мир Ч —редние века Ч Ќовое врем€"

передана нам церковью и есть создание гностики, т. е. семитского, в особенности сиро-иудейского мирочувствовани€ в

эпоху римской империи.

¬нутри тех узких границ, которые €вл€ютс€ предпосылкой

этой концепции, она имела, несомненно, свои основани€. Ќи

индийска€, ни даже египетска€ истори€ не попадают в круг

ее наблюдений. Ќазвание "всемирна€ истори€" в устах этих

мыслителей обозначает единичное, в высшей степени драматическое событие, сценой дл€ которого послужила страна

между Ёлладой и ѕерсией. «десь получает свое выражение

строго дуалистическое мироощущение восточного человека,

 

 

но не под углом зрени€ пол€рности, как противопоставление

души и тела, как в современной ему метафизике, а под углом

зрени€ периодичности *, как катастрофа, как поворотный

пункт двух эпох между сотворением мира и его концом, причем оставл€лись совершенно вне внимани€ €влени€, не фиксированные, с одной стороны, античной литературой, с другой Ч Ѕиблией. ¬ этой картине мира в образе "ƒревнего мира" и "Ќового времени" выступает вполне очевидное в то врем€ противоположение €зыческого и христианского, античного и восточного, статуи и догмы, природы и духа, формулируемое в плоскости времени как процесс преодолени€ одного другим. »сторический переход приобретает религиозные признаки искуплени€.  онечно, это Ч построенный на узких и скорее провинциальных взгл€дах, но логический и законченный в себе аспект, однако вполне св€занный с определенной местностью и определенным типом человека и неспособный ни к какому естественному расширению.

“олько путем дополнительного прибавлени€ третьей эпохи

Ч нашего "Ќового времени" Ч уже на западноевропейской

почве в эту картину проникли элементы движени€. ¬осточное

противоположение было поко€щейс€, замкнутой, пребываю-





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 315 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—туденческа€ общага - это место, где мен€ научили готовить 20 блюд из макарон и 40 из доширака. ј майонез - это вообще десерт. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

2166 - | 2087 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.077 с.