Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


—оветское командование, наоборот, совершенно не жалеет командиров и бойцов, легкомысленно рассчитыва€ на €кобы неисчерпаемые людские резервы.




ѕоэтому немцы со всеми своими резервами выдержат дольше, а это имеет решающее значение дл€ окончательной победы.

¬ы теперь понимаете, что германское командование вынуждено принимать меры, иногда т€жело ущемл€ющие отдельных лиц в их личной жизни.

Ќо это есть война!Е

ѕоэтому работайте старательно и добровольно, когда вас призывают немецкие учреждени€.

√≈–ћјЌ— »…  ќћјЌƒ”ёў»…

(ЂЌовое украинское слової, 30 сент€бр€ 1943 г., после чего газета перестала существовать.)

 

¬ жизни это выгл€дело так. ѕрикладами, побо€ми, со стрельбой в воздух выгон€ли на улицы всех, кто мог и не мог ходить, Ч на сборы давалась минута, и было объ€влено: город  иев эвакуируетс€ в √ерманию, города больше не будет.

Ёто было до ужаса похоже на шествие евреев в 1941 году. Ўли массы людей Ч с ревущими детьми, со стариками и больными. ѕерехваченные веревками узлы, обшарпанные фанерные чемоданы, кошелки, €щики с инструментамиЕ  ака€-то бабка несла венок лука, перекинутый через шею. √рудных детей везли по нескольку в кол€ске, больных несли на закорках. “ранспорта, кроме тачек и детских кол€сок, не было. Ќа  ирилловской уже было столпотворение. Ћюди с узлами, двуколки, кол€ски Ч все это сто€ло, потом двигалось немного, снова сто€ло; был сильный гул толпы, и было похоже на фантастическую демонстрацию нищих. ѕровожающих не было: уходили все.

ћы с матерью смотрели в окошко на это шествие. ѕо€вление трамваев было феерическим: никогда в жизни не видел такой мрачной череды трамваев.

Ќемцы их пустили, чтобы ускорить вывоз. “рамваи делали кольцо по ѕетропавловской площади, беженцы загон€лись в них, сто€л вой и плач, лезли в двери, подавали вещи в окна, подсаживали детей. ¬се это Ч пр€мо перед нашим окошком. ѕолицай иронически говорил:

Ч ’отели большевиков встретить? ƒавайте, давайте, лезьте.

Ќе ожида€, пока нас погон€т собаками, мы вз€ли узелки и вышли. ¬оврем€, потому что подгон€лись последние толпы. –€дом у школы улицу перегораживала плечо в плечо серо-зелена€ цепь солдат, и за ней была пустота, полное безлюдье. ћы подошли к переполненному трамваю.

Ч ѕойдем в следующий, Ч сказала мать.

ѕодошли к нему.

Ч ѕойдем в следующий, Ч сказала мать. ÷епь трамваев тронулась, продвинулась немного и остановилась Ч затор. ћы бежали от одного трамва€ к другому, никак не реша€сь сесть. Ќемцы уже не кричали, не стрел€ли Ч просто терпеливо ждали.

ћать схватила мен€ за руку и потащила обратно к халупе, вскочили во двор. ¬се двери распахнуты, ни души. ћы кинулись в нашу каморку, закрылись на крючок. ћать села на пол, гл€д€ на мен€ страшными глазами с бездонными черными зрачками. ћы сидели, не двига€сь, пока не отчалил последний трамвай.

«а окном темнело, изредка стучали сапоги. ѕетропавловска€ площадь была абсолютно пуста, усыпана бумажками и тр€пьем. ћетрах в п€ти от окна сто€л на тротуаре немец-часовой с автоматом, € мог видеть его, только гл€д€ наискось, прижавшись к стенке; € замирал, как звереныш, и переставал дышать, когда он поворачивалс€.

Ќа следующий день прогон€ли группки выловленных людей, прочесывали, а часовые, смен€€сь, все сто€ли у нашего окна, и именно это нас спасло: так спасаютс€ утки, которые иногда безопасно живут под самым гнездом €стреба.

ћы пон€ти€ не имели, что будет дальше и что теперь с нашим дедом, живой ли он вообще. Ќо план € выработал такой. ≈сли нас найдут, то, пожалуй, в комнате стрел€ть не будут, а выведут во двор; там мы должны прыгать в разные стороны и бежать, только не на улицу, а вглубь двора, дальше по огородам к насыпи; она длинна€, поросша€ кустами, без собаки искать трудно, но, поскольку собаки будут, надо бежать дальше Ч на луг, быстро бежать и петл€ть, на лугу же кидатьс€ в болото, в камыши, и сидеть там, в случае чего ныр€ть и дышать через камышину, € читал, что так делали на –уси, спаса€сь от татар. “огда будет полна€, прекрасна€ безопасность.

я шепотом рассказал матери все это и предложил гранату. ќт гранаты она отмахнулась, насчет болота задумалась. ћы не говорили, не шевелились. ¬округ была полнейша€ тишина.

 

 

***

 

ѕотом стало известно, что немцы действительно посадили население  иева в товарные поезда и повезли на «апад. ќсновные массы расползлись и разбежались в ѕольше, многие на этом пути погибли, часть оказалась в √ермании, некоторые попали даже во ‘ранцию.

÷ифры. ƒо войны в  иеве насчитывалось 900.000 населени€.   концу немецкой оккупации в нем оставалось 180.000, то есть намного меньше, чем лежало мертвых в одном только Ѕабьем яре. «а врем€ оккупации убит каждый третий житель  иева, но если прибавить умерших от голода, не вернувшихс€ из √ермании и просто пропавших, то получаетс€, что погиб каждый второй.

 

Ђ¬ойна мировї

 

 огда у нас кончилась вода и не стало еды, а часового сн€ли и город стал совершенно пуст и мертв, мы вылезли, раздвинули колючую проволоку под самой таблицей Ђ«а пребывание Ч расстрелї и пошли домой через сквер. —оображали: в этой зоне меньше шансов на прочесывание.

¬ сквере прежде были клумбы и детска€ площадка с качел€ми Ч можно ли было подумать, что будешь крастьс€ тут, отвеча€ жизнью! ћы перебегали, пригиба€сь, зорко озира€сь, готовые в любой момент упасть на землю, но площадь была пуста и нигде ни звука. √ниют собачьи и кошачьи трупики.

ћама только руками всплеснула, когда увидела нашу хату. ¬орота раскрыты, двери разбиты и сорваны с петель, окно выбито, повсюду вал€лись книжки, бита€ посуда, разные мои фотопринадлежности. Ќемцы были в доме на постое: в комнатах полно соломы, журналы, консервные банки, из шкафа вырваны дверцы, прострелено цинковое корыто.

ѕод стенкой сара€ вал€лась икона, которую, € точно помнил, дед пр€тал в погреб. ћы кинулись в сарай. ќни не нашли люка, а просто отгребли землю и ломами продолбили дыру в погреб, в ней повисли разные лоскутки материи, лежала стара€ облезла€ лись€ горжетка с оторванным хвостом. ћама заломила руки и заголосила.

я полез в дыру, пошарил, нашел пустой чемодан и лом, которым долбили. »коны вал€лись по сараю. —ама€ главна€, строга€ Ѕогоматерь с ребеночком-старичком была разбита, и вот, наконец, все ее золоченые листь€, цветы и пупырышки были в моих руках. ќни были примитивно скручены, из жести, холодные и жесткие, ничем не интересные.

ѕопробовал загл€нуть под оклад, отогнул его, и оказалось, что там Ч расписанна€ доска иконы. ќна была вс€ расписана, а потом кто-то сделал оклад и закрыл все, кроме лиц и рук Ѕогоматери с младенцем. Ѕольше ничего интересного в футл€ре не нашлось. ќ –ублеве и древнерусской живописи мы в те поры пон€ти€ не имели, мен€ учили, что иконы Ч одна глупость и обман, поэтому € размахнулс€ и швырнул Ѕогоматерь так, что она, несколько раз перекувырнувшись, улетела на огород.

“ут за хламом раздалс€ отча€нный кошачий вой.  огда мы пришли, кот “ит, видимо, затаилс€ Ч и лишь теперь узнал. ќн вылез, изо всех сил протискива€сь, с вытаращенными глазами, голос€ жалобным басом, рассказыва€, как ему тут было плохо, одиноко, как он бо€лс€ и пр€талс€. ќн прыгнул мне на грудь, уцепилс€ когт€ми, лез мордой в рот, стукалс€ лбом Ч словом, вс€чески изливал свою радость.

я сам очень обрадовалс€, что он такой сообразительный, что все врем€, пока сто€ли немцы, он ни разу не попалс€ им в руки. Ќам стало веселее, и мы вз€лись за уборку.

ѕод водосточной трубой сто€ла бочка, полна€ воды, Ч от жажды не пропадем. ѕорылись в огороде, выкопали несколько забытых картошек. ѕо огородам прыгали одичавшие кролики, быстрые, как зайцы, но их никак не поймать. “опить мать не решилась: виден дым из трубы. ќна поставила р€дом два кирпича на земле и развела огонь между ними. —пичек было всего несколько штук, вот что плохо, но мы решили держать уголь€ посто€нно.

—оседние дома были распотрошены, окна побиты, двери открыты, там на улице лежала табуретка, там книга, ведро, мусор. я решил обследовать окрестности и направилс€ в дом Ёнгстремов.

¬ошел, натыка€сь на катающиес€ по полу банки и кастрюли, осмотрел полки буфета, шкафчика, загл€дывал под кровати Ч и не ошибс€, нашел завал€вшийс€ сухарь.

Ёто мен€ вдохновило, € перескочил забор и пошел дальше. ¬ соседнем доме был такой же погром, даже кто-то нагадил на полу.

я обследовал погреб. ѕоскольку спичек не было, шарил в темноте, натыкалс€ на скользкие доски и нашел то, что искал: там была кучка старой, порченой картошки, а также несколько в€лых морковок. Ёто уже было что-то.

ѕереход€ улицу, взгл€нул на дом, в котором жили  обцы, и чуть не выронил добычу от ужаса. »з разбитого окна на мен€ смотрели налитые кровью маленькие глазки лохматого дикого кабана.

Ёто было кабанье чучело  обцев, видно, какой-то немец-шутник выставил его в окно. ќтнес€ картошку, € вернулс€ к чучелу, осмотрел его, пихнул в рыло, и оно повалилось внутрь комнаты. я полез в окно за ним.

—текла хрустели под ногами, пол был завален вывернутыми из €щиков письменного стола бумагами, старыми письмами, альбомами. я поднимал, рассматривал то разбитую фарфоровую статуэтку, то ложку с вензел€ми, то книгу Ч они грудами лежали по углам, Ч и швыр€л все обратно. ¬се это было мне безразлично.

я подн€л чучело кабана и снова укрепил его в окне. ѕотом отыскал олен€, волка, лису, долго укрепл€л и подпирал их книгами во всех окнах, в при€тной компании с вепрем. ћне стало весело, € решил сходить на улицу и посмотреть, как выгл€дит этот до€ со звериными мордами в окнах. Ќичего, забавноЕ

¬ыдвига€ один за другим €щики комода, € нашел склад фотографий, которые когда-то показывала старуха. ќни сто€ли, как картотека, строго по размеру, на них были знакомые мне уже дамы, усачи, дети в матросских костюмчиках, Ќикол€ у автомобил€ на тележных колесах и —евочка у самолета-этажерки. Ёто была сама€ дорога€ коллекци€ близких ей людей, и € подумал: значит, они с ћимой бежали очень поспешно, если оставили ее.

ћнеЧ то эти однотипные картонки ничего не говорили, но теперь они были ничьи, все рухнуло, и € подумал, нельз€ ли их на что-нибудь употребить. ¬ынул всю Ђкартотекуї вместе с €щиком, вышел на огород и стал запускать фотографии в разные стороны. ќни отлично летали, верт€сь и планиру€, как тарелочки, застревали в кустах, улетали через заборы на улицу.

Ќаконец и это мне надоело, € столкнул €щик в канаву, пошел в хату нашей соседки ћишуры, помн€, что и у нее был погреб.   сожалению, ее погреб уже был обчищен, только на дне кадки оставалось несколько сплюснутых старых огурцов. я стал доставать их, в укропе и плесени, вытирал о штаны и грыз. —идел себе в темном сыром углу погреба, хрупал огурцами и думал, что вот стало как в Ђ¬ойне мировї ”эллса, когда на землю пришли марсиане, потом сами стали вымирать: все разорено, все пусто, и людей нет.

 

ѕрофесси€ Ч поджигатели

 

ћы жили в полном одиночестве и безмолвии. –аз или два по  ирилловской проходили немецкие войска, громыхали танки, но мимо нашего дома они не шли. —лучалось, что со стороны ¬ышгорода постукивали пушки, но в общем все притихло, словно никакого фронта не было.

я изучил все окрестные дома; дл€ удобства, чтобы не показыватьс€ на улице, проделал дыры в заборах. ћои трассы, как у кота “ита, проходили по крышам сараев, через лазы и окна: € все искал еду.

» вдруг улица наполнилась шумом, грохотом колес. ћы испуганно притаились: пришла немецка€ часть. ¬о двор быстро вошли офицеры, протопали по крыльцу, распахнули дверь Ч и испугались. ѕередний выхватил пистолет, направил на мать:

Ч ћатка, малчик! ѕочему? Ёвакуир, эвакуир!

ћать стала что-то объ€сн€ть. ќфицер, не слуша€, сказал:

Ч ѕаф! ѕаф!

ћы сто€ли ни живые, ни мертвые. Ќо они быстро осмотрели квартиру, показали нам жестами: вон.

—олдаты уже распахивали ворота, и во двор въехала роскошна€ легкова€ машина с каким-то большим начальством. Ќа нас уже никто не обращал внимани€, мы поскорее вышли в сарай.

–азвернулась бешена€ де€тельность: в дом тащили телефонную станцию, радиоприемники; побежали св€зисты, разматыва€ катушки проводов; денщики шустро тащили из соседних домов никелированную кровать, диван, горшки с цветами; у ворот то и дело останавливались св€зные верхом на кон€х.

¬ъехал грузовик с вещами, около него вертелись и распор€жались две русские девушки. Ќемецкие солдаты беспрекословно их слушались.

” начальства была прорва вещей: женские шубы, валенки, отрезы, даже детска€ кол€ска Ч видимо, собиралс€ отправл€ть в √ерманию. ¬ доме загремело радио, повар сворачивал гус€м головы и потрошил их. —тало весело и шумлю.

ќдна девушка была черненька€, друга€ белокура€, обе хорошенькие, пухленькие, с капризными голосами и ленивыми манерами. ќни называли друг друга Ўура и Ћюба.

Ч ј вы остались? Ч спросила черненька€ Ўура у мамы. Ч ¬ас могут запросто расстрел€ть. ј может, выгон€т, смотр€ кому попадетесь, они ж, как звери, эти немцы. «десь всЄ равно ничего живого не останетс€, так что вы не надейтесь понапрасну, тут фронт будет долго сто€ть, и город сгорит.

Ч ѕочему долго? Ч спросила мать.

Ч Ќаш генерал получил приказ не сдавать  иев любой ценой. ‘ронт остановитс€ здесь, вот увидите.

Ч ј вы, кем тут, переводчицами? Ч спросила мама.

Ч ј! Ч махнула рукой Ўура и засме€лась. Ч ћы в общем при генерале, от самого ’арькова с ним отступаем.

Ч ќн с двум€ любит спать, Ч цинично сказала Ћюба, жу€ пирожок. Ч √реем его с двух боков, старый, ночью мерзнет.

ќни расхохотались. ѕришел солдат и позвал мать на кухню чистить овощи и рубить м€со, она пошла и возилась там до вечера. ѕрибежала на минутку, принесла мне богатого генеральского супа.

я решил не шл€тьс€ и не ма€чить на глазах, засел на сеновале, забрал с собой всего ѕушкина, читал Ђ≈вгени€ ќнегинаї. –аньше принималс€ не раз, но что-то он мне не шел, больше нравилось про ѕугачева да повести Ѕелкина. ј тут вдруг раскрыл Ч и не мог больше оторватьс€, забыл про сеновал, про всех этих немцев, упивалс€ музыкой:

 

“ы в сновидень€х мне €вл€лс€,

Ќезримый, ты мне был уж мил,

“вой чудный взгл€д мен€ томил,

¬ душе твой голос раздавалс€

ƒавноЕ

 

„итал до ночи, пока мог разбирать буквы, потом лежал на сене, перебирал в пам€ти эту музыку, горевал, что нет “ита: едва немцы вошли, “ит оп€ть как сквозь землю провалилс€.

√енерал просто€л дн€ три и сн€лс€ так же внезапно, как и €вилс€. ћоментально свернули провода, погрузили диван, никелированную кровать, горшки с цветами Ч и генерал со всей частью уехал на север, к ѕуще-¬одице.

Ќо дом пустовал всего несколько часов: на улице по€вились власовцы Ч с гармошкой, веселые, шумные. » мы им обрадовались, что не немцы, а свои, и все говорили по-русски, а мы тут за долгое одинокое сидение уже отвыкли слышать свою речь. ќни даже не удивились, увидев нас. ѕросто сказали, что наш дом поцелее других, так они в нем будут жить.

—разу они расположились, о чем-то заспорили, кричали и хохотали Ч така€ бесшабашно-судорожна€ орава. «авели патефон, а пластинок у них была пропасть, только сперва вышло что-то не то: какое-то кваканье сквозь шипение и хрип, оказываетс€, речь Ћенина (а ее до войны нагрузкой к Ђ атюшеї продавали). ќдин вышел на крыльцо, запустил Ћенина через забор на мостовую, так что он разлетелс€ на тыс€чу осколков, а патефон заиграл Ђ√оп, мои гречаникиї.

Ч “ак что, мамаша, прибыли мы с заданием все это уничтожить, Ч хмуро улыба€сь, сказал их взводный, бывший командир  расной јрмии. Ч ѕлачьте, не плачьте, а такой у нас приказ. ¬се эти дома мы сожжем, здесь будет мертва€ зона, и  иева больше не будет, прощайтесь с  иевом-то. ј сами уходите, пока еще не поздно. Ќу, пока мы здесь, € скажу, что вы нас обслуживаете, а другие придут Ч шпок, и вас нет. Ёто ж очень просто. ѕо правде, и мы должны шпокатьЕ

¬ласовцы начали с того, что украли у немцев корову. ƒерзка€ эта операци€ была осуществлена где-то за мостом, но немцы вынюхали след, бегали по нашей площади злые, с автоматами. ј у наших ворот сто€л грозный часовой-власовец, и в сарае братва сдирала с коровы шкуру.

¬ечером у них был пир горой, играли на гармони, пл€сали так, что с потолка валилась штукатурка, и отча€нно пили, выползали во двор, вал€лись по всем углам. ЂЁх, перед смертью попл€шем!ї Ч выкрикивали.

Ќо утром все были в форме, как огурчики, построились и отправились к ѕуще-¬одице.

ќни вернулись поздно, уставшие, закопченные и пахнущие бензином, несли большие тюки разного барахла.

Ч ѕриступили, Ч сказал взводный матери. Ч —егодн€ сотню домов сожгли.

Ч Ѕензином обливали?

Ч √де бензином, где соломой. Ёто зависит от сноровки. ” нас норма на каждого, и надо смотреть, чтоб сгорело дотла. ќно будто на зло: как случайный пожар, так само вспыхивает, а как надо сжечь, так и не загораетс€. –абота!Е

Ч » вещи оттуда?

Ч ¬ещи из €м.

Ч  уда ж вам девать столько?

Ч Ќа водку мен€ть.

ƒействительно, двое из них тотчас отправились с узлами за мост и возвратились с канистрой самогона: у немцев вымен€ли. ƒругие тем временем развернули по всем правилам охоту на кроликов, только и слышалось: бах! бах!

“ретьи пошли по огородам с шомполами, медленно, развернутой цепью, словно мины искали. √лаз у них был пристрел€н, они €му находили сразу: втыкали шомпол в землю, щупали и принимались копать. ƒобывали сундук или бочонок, тащили вороха одежды, бель€, особенно радовались, найд€ патефон или гитару.

Ч Ќемцы-барахольщики всЄ возьмут!

¬торой вечер пили, орали на всю  уреневку, разбили одну гармонь, играли на другой. ћы достали у них бензину, сидели, прислушивались. Ѕыло что-то жуткое в этом веселье.

¬зводный увидел свет, зашел пь€ный, сел, обхватил голову.

Ч ћамаша, мамаша, пропали мы. «а свободу –оссии шли. ¬от так она Ч свободаЕ

Ч Ёто вы из тех, говор€т, что оружие повернули?

Ч  то оружие повернул, кто из плена, от голодухи да от смертушки. ј немцы не дураки, они сразу нам Ч самую черную работу, чтоб обратно не было ходу, так и засели, по уши. » с немцами путь до первого перекрестка, и красным попадемс€ Ч за €йца подвес€т.

Ч Ќеужели никакого спасени€?

Ч  акое спасение? √де теперь на свете спасение?

ѕришел товарищ звать его:

Ч ћихаил, брось! ¬от так вечно: не допьет Ч сразу в эту хвило-софию. ѕошли выпьем.

ћихаил вскочил, истерически зарычал, терза€ на груди рубаху:

Ч Ё-эх, пошлепают нас где-нибудь, как сукиныл сынов!

Ч Ёто возможно, Ч охотно согласилс€ друг. Ч “олько зачем рубаху-то портить?

Ќесколько дней они каждое утро, постро€сь по-взводно, ходили на свою работу в район парка Ђ инь грустьї. ѕотом решили, что далеко ходить и переселились за насыпь. ћы снова остались в доме одни.

ћы сидели тихо, как мыши. ѕо ночам из-за насыпи виднелись сильные безмолвные зарева, зловещие именно своей полной безмолвностью. Ђћертва€ зонаї приближалась.

 

—колько раз мен€ нужно расстрел€ть?

 

  четырнадцати годам жизни на этой земле € совершил столько преступлений, что мен€ следовало расстрел€ть по меньшей мере вот сколько раз:

1. Ќе выдал евре€ (моего друга Ўурку).

2. ”крывал пленного (¬асили€).

3. Ќосил валенки.

4. Ќарушал комендантский час.

5. ѕр€тал красный флаг.

6. Ќе полностью вернул вз€тое в магазине.

7. Ќе сдал топлива.

8. Ќе сдал излишков продовольстви€.

9. ѕовесил листовку.

10. ¬оровал (свеклу, торф, дрова, елки).

11. –аботал с колбасником подпольно.

12. Ѕежал от √ермании (в ¬ышгороде).

13. ¬торично бежал (на ѕриорке).

14. ”крал ружье и пользовалс€ им.

15. »мел боеприпасы.

16. Ќе выполнил приказа о золоте (не донес на ƒегт€рева).

17. Ќе €вилс€ на регистрацию в 14 лет.

18. Ќе доносил о подпольщиках.

19. Ѕыл антигермански настроен и потворствовал антигерманским настроени€м (был приказ о расстреле и за это).

20. ѕребывал в запретной зоне сорок дней, и за это одно надо было расстрел€ть сорок раз.

ѕри этом € не был еще членом партии, комсомольцем, подпольщиком, не был евреем, цыганом, не имел голубей или радиоприемника, не совершал открытых выступлений, не попалс€ в заложники, а был ќЅџ Ќќ¬≈ЌЌ≈…Ў»…, р€довой, незаметный, маленький человечек в картузе.

Ќо, если скрупулезно следовать установленным власт€ми правилам, по принципу Ђсовершил Ч получайї, то € уже двадцать раз Ќ≈ »ћ≈Ћ ѕ–ј¬ј ∆»“№.

я живу упр€мо дальше, а преступлени€ катастрофически множатс€, так что € перестал их считать, а просто знаю, что € Ч страшный, но не пойманный до сих пор преступник.

я живу почти по недоразумению, только потому, что в спешке и неразберихе правила и законы властей не совсем до конца, не идеально выполн€ютс€.  ак-то € проскальзываю в оплошно не заштопанные €чейки сетей и ухожу по милости случа€, как по той же милости мог бы и попастьс€.  аждый ходит по ниточке, никто не зависит от своей воли, а зависит от случа€, ситуации, от чьего-то настроени€, да еще в очень большой степени Ч от своих быстрых ног.

ј от чего еще? —егодн€ одна двунога€ сволочь произвольно устанавливает одно правило, завтра приходит другой мерзавец и добавл€ет другое правило, п€тое и дес€тое, и Ѕог весть сколько их еще родитс€ во мгле нацистских, [энкаведистских, ро€листских, марксистских, китайских, марсианских мозгов непрошенных благодетелей наших, им€ им легион.]

Ќо € хочу жить!

∆ить, сколько мне отпущено матерью-жизнью, а не двуногими дегенератами.  ак вы смеете, какое вы имеете право брать на себ€ решение вопроса о ћќ≈… жизни:

 

 

— ќЋ№ ќ ћЌ≈ ∆»“№,

 

 

 ј  ћЌ≈ ∆»“№,

 

 

√ƒ≈ ћЌ≈ ∆»“№,

 

 

„“ќ ћЌ≈ ƒ”ћј“№,

 

 

„“ќ ћЌ≈ „”¬—“¬ќ¬ј“№,

 

 

 ќ√ƒј ћЌ≈ ”ћ»–ј“№?

 

я хочу жить долго, пока не останетс€ самых следов ваших!

я ненавижу вас, диктаторы, враги жизни, € презираю вас как самое омерзительное, что когда-либо рождала земл€. ѕрокл€тые. ѕрокл€тые! ѕ–ќ Ћя“џ≈!!!

 

ѕ€ть ночей и п€ть дней агонии

 

 

1 но€бр€, понедельник

 

¬ ночь на понедельник € почувствовал предсмертный ужас. Ќе было пр€мых поводов. ѕросто вокруг была глуха€ тьма, в ней лежал мертвый город. ” мен€ возникло предчувствие, что мо€ жизнь сегодн€ кончитс€.

” каждого бывают моменты, когда мы €сно представл€ем свою будущую неизбежную смерть. ќдин раньше, другой позже, но об€зательно вдруг с леденеющей душой €сно понимаем, что настанет минута, когда вот это мое Ђ€ї перестанет существовать. ѕерестанет дышать, думать, не станет вот этих ладоней, головы, глаз. » каждый по-своему задыхаетс€, отбрасыва€ это отвратительное ощущение, хвата€сь за успокоительную соломинку: ЂЁто еще не сегодн€. Ёто еще далекої.

¬первые € пережил такое ощущение, когда умерла бабка, но то была чепуха по сравнению с тем, что навалилось на мен€ в эту ночь. ƒело в том, что € не мог ухватитьс€ за Ђеще не сегодн€ї, Ч именно в каждый день могло случитьс€ Ђсегодн€ї. я задохнулс€.

ќт глухой тишины кружилась голова. —ловно ты зав€зан в черном мешке или погребен заживо глубоко под землей, даже корчитьс€ не можешь, и дергатьс€ бесполезно: нет выхода.

—лез с печки, нащупал лед€ными руками коптилку, спички, осторожно, на ощупь, в полной тьме вышел во двор. —ловно и не выходил Ч та же тьма, тот же мешок, и ни шороха, как бы уши заложило. я вз€л лопату и полез под дом.

ѕод дом вела низка€ дыра, едва протиснулс€ в нее, и дальше, между землей и балками, было пространство всего сантиметров двадцать. Ќо € полз, загреба€ песок подбородком, распластавшись, держа одной рукой коптилку, другой подт€гива€ лопату, натыкалс€ на столбы и дохлых, высохших, как пергамент, крыс. ќдну € отпихнул с досадой, она покатилась со звуком пустой коробки.

«абравшись достаточно далеко, € зажег коптилку и поставил ее в песок. Ћицо было в пыли и паутине. я утерс€ и, лежа на боку, прин€лс€ копать.

—перва было неудобно, каждую лопату приходилось вынимать, извива€сь. ѕотом € перекатилс€ в вырытую €мку, где мог подн€тьс€ на локт€х, и стал рыть быстрее.

ѕесок был сухой и сыпучий, полный обломков кирпича, о которые скрежетала лопата. —коро € стал мокрый, но зато в €ме мог сто€ть на колен€х. ќна получалась неровна€, осыпающа€с€, как продолговата€ воронка. я выкопал черепки, четырехгранный гвоздь, в песке попадались газетные обрывки. «десь всЄ сохранилось так, как при постройке дома еще при царе, и, наверное, уже не было тех людей, которые печатали и читали эти газеты или отбрасывали битые кирпичи.

яма была нужна мне, чтобы спр€татьс€. ƒействительно, мне стало спокойнее. «десь € мог умереть лишь в трех случа€х: если мен€ найдут с собаками, если в дом попадет бомба, если дом будет гореть.

я думал, что совсем один, и чуть не потер€л сознание, когда р€дом вспыхнули два зеленых огн€. Ёто “ит пришел и смотрел огромными глазищами.

я чуть не расплакалс€ от благодарности к нему, радости и тепла. ѕеретащил его к себе на колени Ч он не протестовал, наоборот, стукнулс€ лбом и замурлыкал, и стали мы сидеть, читать обрывки прессы полувековой давности.

ћы внимательно изучили торговое объ€вление, что какой-то Ўмидт имеет честь предложить большой выбор самых лучших швейцарских граммофонов, к ним иголки Ђјмурї и у него можно приобрести роскошный набор пластинок, а цены дешевыеЕ ѕочему-то он же занималс€ скупкой часов, жемчуга и антикварных вещей. — ума сойти, были когда-то на земле времена: люди спокойно жили, покупали часы, граммофоны, жемчугЕ “рудно поверить. ј нам с “итом как раз только и не хватало граммофона.

я незаметно уснул, скорчившись в песке, а когда проснулс€, дыра под домом светилась: значит, был уже день.  от ушел, € замерз, и вообще мне показалось тут не так уютно и безопасно, как ночью. — досок пола свисали целые занавеси гр€зной паутины. Ётот низкий пол давил и угнетал. ” мен€ оп€ть взвинтились нервы: представилось, как дом рушитс€ и раздавливает мен€ всей т€жестью. я по-пластунски, тороп€сь, пополз к дыре, словно крысы мен€ за п€тки кусали, выскочил.

„тоб успокоитьс€, наклонилс€ над бочкой с дождевой водой Ч попить. ¬ воде плавало много опавших листьев, € их вылавливал, дул на воду; она была сладка€, очень вкусна€. я еще подумал: если когда-нибудь доживу и увижу насто€щий водопровод, все равно буду пить воду дождевую, она мне нравитс€.

“ут послышались какие-то звуки. я вздрогнул, подн€л голову и увидел, что во двор с улицы входит немецкий солдат с винтовкой, а на улице € успел заметить второго. »нстинктивно и очень глупо € присел за бочкой, отлично понима€, что мен€ сейчас увид€т.

 огда мне показалось, что они в мою сторону не смотр€т, € пошел за угол дома, оп€ть-таки глуповато пригиба€сь, суеверно не огл€дыва€сь и не вид€ их, словно при этом и они не должны мен€ увидеть. я услышал: ЂЁ!Е Ё!ї Ч выпр€милс€ и остановилс€.

—олдат смотрел на мен€ строго. ќн был черн€вый, коренастый, лет тридцати, мешковатый, в гр€зных, стоптанных сапогах. ≈го лицо было очень обыкновенное, будничное, чем-то знакомое Ч ни дать ни вз€ть слесарь со Ђ—портаїЕ ‘уражка на нем сидела косо, из-под нее лихо выбились темные кудри. ќн сказал по-немецки:

Ч ѕодойди.

я сделал несколько шагов вдоль стены.

Ч –астрел€т, Ч строго сказал он и стал поднимать винтовку.

ќна, очевидно, была зар€жена, потому что затвором он не щелкнул. ƒругой немец подошел, вз€л его за локоть, что-то спокойно-безразлично сказал, это звучало примерно как: Ђƒа брось ты, не надої. (Ёто € так думал.)

¬торой солдат был старше, этакий пожилой д€денька со впалыми щеками. „ерн€вый ему возразил, на миг повернул голову. ¬ этот миг Ч € понимал Ч мне надо было прыгнуть и мчатьс€ куда глаза гл€д€т. Ќадо же, что именно сейчас мои гранаты лежали в сен€х. Ёто был тот момент, который € предвидел.

Ќе было времени даже крикнуть: Ђѕан! ѕан! ѕодождите!ї „ерн€вый просто поднимал винтовку, на один миг отвернул голову, возража€ пожилому, и это был последний миг моей жизни.

¬се это € пон€л, не успев шевельнутьс€. Ёто как бывает, толкнешь локтем графин или цветочный горшок Ч видишь, как он кренитс€, падает пр€мо на твоих глазах, и успеваешь подумать, что надо схватить, что он сейчас, такой еще целый и совершенный, разобьетс€, но не успеваешь сделать движени€, только с досадой и обидой подумаешь, Ч и он вдребезги.

ѕеред лицом € увидел Ч не в кино, не на картинке, не во сне Ч черную дырку ствола, физически ощутил, как она, опаленна€, противно пахнет пороховой гарью (а пожилой, кажетс€, что-то продолжал говорить, но черн€вый Ч горе! горе! Ч не слушал), и долго-долго не вылетал огонь.

ѕотом дырка передвинулась с моего лица на грудь, € мгновенно, изумленно пон€л, что вот, оказываетс€, как мен€ убьют: в грудь! » ружье опустилось.

я не верил, и уже верил, и ждал, что оно оп€ть начнет подыматьс€. ѕожилой скользнул по мне взгл€дом, тронул черн€вого за плечо и пошел со двора. „ерн€вый строго сказал мне:

Ч ¬э-эг!

“олько тогда € наконец сделалс€ ни жив, ни мертв и облилс€ холодным потом. —ловно во сне, € пошел за угол на дрожащих, похолодевших, тонких, как проволочки, ногах, вошел в сени, стал в угол лицом и сто€л там, покачива€сь.

—колько потом ни думал, так до сих пор не понимаю, что это было. Ўутка? » пожилой говорил:

Ђѕерестань реб€читьс€, не пугай егої? »ли серьезно? » пожилой говорил: Ђƒа брось ты, на что он тебе сдалс€ї? ≈сли шутка, то почему он хот€ бы чуть потом не улыбнулс€? ≈сли серьезно, то почему не выстрелил? ≈му только стоило чуть нажать пальцем. я, возможно, должен ежегодно, 1 но€бр€, вспоминать и благодарить этот палец, указательный, на правой руке, который оставил мен€ жить.

 

 

2 но€бр€, вторник

 

я принадлежу к люд€м, безоговорочно люб€щим €ркий свет. ћне никогда не бывает чересчур много электрических ламп или чересчур много солнца. Ёто ни хорошо, ни плохо, а просто, видно, биологическа€ особенность организма. Ќикогда не носил темных очков, потому что чем €рче вокруг, чем ослепительнее песчаные пл€жи или снежные равнины, тем мне лучше, настроение выше, а глаза не только не бол€т, но, наоборот, купаютс€ в море света.

” матери глаза болели. ќна закрывала окна занавесками, € открывал.  огда все мучились от летней жары, € только входил во вкус. ј в возмутительные осенние пасмурные дни, как подумаешь вдруг, что где-то в этот момент в  рыму, или јфрике, или на островах “ихого океана €рко си€ет и припекает солнце, Ч вдруг така€ тоска нахлынет, хоть плачьЕ —частливчики, эти перелетные птицы, без вс€ких разрешений могут вз€ть себе и полететь.

Ќенавижу шеренги туч, когда солнце то светит, то надолго скрываетс€. —мотришь, смотришь на эту чертову тучу: и когда она пройдет? ¬спомина€ событие, происходившее много лет назад, € безошибочно скажу, светило ли тогда солнце или был пасмурный день.

¬се это к тому, что € очень обрадовалс€, когда после пасмурных окт€брьских дней гл€нуло, наконец, солнце.

—ловно и не мен€ вчера расстреливали: € стал беззаботный, уверенный. —ловно раз уж повезло, то такова мо€ судьба, и € выкручусь дальше.

я положил в карманы по гранате, теперь уже ученый, не расставалс€ с ними, временами провер€л, не отвинчиваютс€ ли шл€пки. —мотрел € вокруг зорко, как кошка, готовый в любой момент исчезнуть. ќхваченный жаждой де€тельности, прорыл траншею под домом, раскопал €му, чтобы в ней могла поместитьс€ мать.

ќна слазила, посмотрела, но в восторг не пришла, а предложила спр€тать туда чемодан. я это быстро сделал, еще и зарыл его поглубже, чтобы не сгорел. ј в пожаре € не сомневалс€ Ч если не от бо€, так уж от власовцев нашей хате не спастись. я смотрел на нее, чтобы запомнить, какой она была.

ќп€ть на улице шаги и голоса. я метнулс€ к дыре и увидел, как по нашей пустынной площади медленно-медленно двигались кума Ћ€ксандра и кум ћиколай.

—таруха вела слепого осторожно, оберега€ от €мок и булыжников, что-то приговарива€. ќн был в своих знаменитых очках с синим стеклом и фанеркой.  огда они обнаружили нас, оба расплакались. ќни искали людей.

ћать сейчас же повела их в дом, накормила. ќни не умели найти еду и уже два дн€ ничего не ели.

Ч —€дзим у пограбе, Ч жаловалась старуха. Ч ”се равно памираць, старый, пошли шукать людзей.

ћать чуть не плакала. Ќет, вы только представьте, что такое одиночество в вымершем городе! ќна оставл€ла стариков ночевать, они согласились, что надо держатьс€ кучей: спасатьс€ вместе, погибать тоже. ќни мостились, мостились, улеглись было, но вдруг решили, что надо присматривать за своей квартирой в доме ƒ“— и что им лучше спать там в подвале, они пр€мо невмен€емые были, отпусти их в подвал, и все.

ћать дала им картошки, которую они прин€ли с низкими поклонами, и они потащились через площадь обратно. я сказал:

Ч ¬ы пошукайте по дворам, по погребам.

—таруха всплеснула руками:

Ч ѕа чужым пагребам?  расци? √осподь прости т€бе, дзетка мо€!

ƒолго € смотрел им вслед с опаской: не подстрелили бы. ќчень они были необычные, пр€мо Ђне из мира сегої. ”шли себе по площади, по этому разрушенному миру, под ручку, беседу€.

я уже засыпал, когда загудел мотор. ѕо окнам пробежали лучи света. ѕр€мо через огород, упира€сь фарами в нашу хату, с грохотом шло что-то похожее на танк. Ќе сбавл€€ хода, оно врезалось в забор, только щепки полетели, и казалось, сейчас врежетс€ в дом, но оно остановилось под стеной, именно в том месте, где была мо€ чудесна€ дыра. Ѕежать было поздно. ¬о дворе хлопали дверцы, бодро разговаривали немцы.

ћать, словно кто ее надоумил, бросилась зажигать коптилку, чтоб они увидели свет и не испугались войд€. Ёто было правильно сделано: они вытерли даже ноги на крыльце, постучали. ћать откликнулась. ќни вошли, энергичные, подт€нутые, улыба€сь.

Ч √утен абенд! Ч и показали жестами, чего хот€т: Ч Ўлафен, шлафен, спат! Ч Ѕитте, Ч сказала мать.

ќни привычно заходили по комнате, располага€сь, сразу ориентиру€сь, куда повесить шинель, куда швырнуть сумку. —тали носить из машины оде€ла, €щики. ћы тем временем свернули свои постели и пошли на другую половину. я немного успокоилс€, вышел и посмотрел, что за машина. Ёто был вездеход, по-моему, бронированный, к нему была прицеплена пушка.

Ќемцы бодро переговаривались, минут через дес€ть застучали на нашу половину:

Ч ћатке, малчик, иди сюда!

ћы вошли.  роме коптилки, которую мать не решилась забрать, горела ослепительна€ карбидна€ лампочка, но мигала, и один с ней возилс€. Ќа столе была гора еды и выпивки. ¬ино Ч в глин€ных бутылках с пестрыми этикетками, вместо рюмок Ч железные стаканчики. Ќемцы показали на стол, как радушные хоз€ева:

Ч Ѕитте, битте!  ушат!

ќдин прот€нул мне хлеб с ветчиной. ѕотр€сенный, € стал пожирать его, и у мен€ закружилась голова.

»х было трое. ‘ранц Ч пожилой, рыжий, очень спокойный. √ерман Ч лет семнадцати, черноволосый, красивый и стройный. »м€ третьего € не узнал, он был водитель, направил карбидку, чуть пожевал и свалилс€ от усталости.

—тарый ‘ранц налил нам с матерью вина, взбалтыва€ глин€ную бутылку, похвасталс€:

Ч ‘ранс, ѕариж!

¬ино было сладкое и пахучее. ћама выпила и сказала ‘ранцу, что они хорошие немцы, но другие ход€т и хот€т нас Ђпиф-пафї.

‘ранц нахмурилс€.

Ч Ёто не есть зольдат. Ёто есть бандит, стыдно немецкий наци€. ћы есть зольдат-фронтовик, артиллерист. ¬ойна Ч Ђпиф-пафї. ћатка, киндер Ч Ђпиф-пафї нет.

√ерман вынул из бокового кармана губную гармошку, заиграл. ‘ранц все пил вино, с трудом, но упорно подбирал слова, рассказывал, как они зверски устали. ќни втроем сначала были в Ќорвегии, потом воевали в јфрике у –оммел€, а сейчас их сн€ли с того, «ападного фронта. » везде им приходилось воевать:

Ч ћайн готт, матка! «десь Ч война! “ам война! ¬ойна, война.

Ётот ‘ранц был серьезный, мужественный, словно просоленный, словно насквозь пропахший порохом, € его побаивалс€. ј вот молодой √ерман, всего на каких-нибудь года три старше мен€, Ч этот был наивный и симпатичный, как мой Ѕолик, и он разговаривал больше со мной.

Ч ‘ранц есть фон √амбург, их ист фон Ѕерлин, Ч гордо сказал он. Ч я уже год воевать!

Ч ј страшно воевать? Ч спросил €.

ќн улыбнулс€:

Ч √оворить правда Ч страшно. ‘ранци€ есть нет очень страшно. –осси€ есть страшно.

ќн немедленно достал фотографию, где сн€т с отцом: очень солидный д€д€ в шл€пе, с палкой, и р€дом с ним робкий костл€вый мальчишка в коротких штанах на фоне какой-то берлинской площади.

ћать спросила, где фронт и сдадут ли  иев.

‘ранц сразу помрачнел. Ќет,  иев не сдадут. ‘ронт здесь, в лесу. Ќо русские в  иев не войдут никогда. Ѕудет ужасный бой. ”ж если перебросили войска из самой ‘ранции, о, тут будет такое! ƒа, тут будет —талинград, только дл€ русских. ќн подумал и, посидев немного, повторил, выговарива€ довольно четко: —талинград.

ћама сказала:

Ч —едьмого но€бр€ самый большой советский праздник.

Ч …а, йа! Ч воскликнул ‘ранц. Ч —овет хотеть вз€ть  иев праздник Ч ќкт€брь. Ќо они нет вз€ть, они умирай.

ћне стало тоскливо. ќн не врал Ч охота ему была! » они отнеслись к нам, как люди. Ёто был серьезный разговор. я спросил:

Ч ј если возьмут? ¬ы же отступаете?

Ч …а, йа, понимай, Ч серьезно сказал старый ‘ранц. Ч ¬ы совет ожидать, но € говорил, € альтер зольдат: вы уходить, уходить, пожалуйста. «десь Ч умирай.

ќн стал объ€сн€ть, что нам надо бежать куда-нибудь в село или в лес, выкопать €мку, сидеть и ждать, пока отодвинетс€ фронт, а  иев будет превращен в мертвую зону, таков приказ √итлера.

‘ранц стучал себ€ пальцем в грудь:

Ч Ёто € говорить, альтер зольдат. я воевать еще ѕольша. Ёто все так есть: наступление, отступление. –усский устал.

¬одитель спал на кушетке, не раздева€сь. √ерман захандрил и отложил гармошку. ‘ранц пь€нел. ћы пошли к себе, слышали, что ‘ранц и √ерман долго не спали, о чем-то говорили.

Ќочью € проснулс€ от крика. ћать отча€нно звала:

Ч “ол€, “ол€! ќх, помоги!

—лышалась возн€, полетела табуретка. —онный, € закричал:

Ч  то тут?  ого?

«ажег спичку, сперва ослеп от света ее, потом увидел, как мать боретс€ с рыжим ‘ранцем. ќн был крепко пь€н, бормотал по-немецки, убеждал ее, толкал.

Ќа печи у мен€ всегда были заготовлены лучины. я зажег одну и решительно стал спускатьс€ с печи. –ыжий ‘ранц обернулс€ на свет, пь€ными глазами уставилс€ на огонь, задумчиво посмотрел на мен€ и отпустил мать.

Ч  риг, матка. ¬ойна, нихтс гут, Ч сказал он. Ч ј!Е

», шата€сь, вдребезги пь€ный, ударившись о дверь, вышел.

ћать, дрожа, заложила дверь жердью.

Ч ќн пь€ный, он совсем пь€ный, Ч сказала она. Ч ’орошо, что ты зажег свет. —пиЕ —пасибо.

я впервые по-насто€щему почувствовал себ€ мужчиной, который может и должен защищать. я много раз просыпалс€ до утра, прислушивалс€, провер€л гранаты под подушкой. ¬ысчитывал дни и часы. ƒо праздника 7 но€бр€ оставалось дев€носто шесть часов. ј вокруг Ч тишина.

 

 

3 но€бр€, среда

 

—реда третьего но€бр€ началась великолепным утром. Ќебо было совсем чистое и синее. я вышел на крыльцо и буквально захлебнулс€ этой свежестью, чистотой, утренним солнцем.

¬ам знакомо это состо€ние, когда утром гл€дишь на небо, и хочетс€ хорошо прожить этот день, а если это выходной, то т€нет спешно собиратьс€, заворачивать бутерброды в пакет и двигать на рыбалку или просто на травку.

Ёто был день решающего бо€ за  иев, и сейчас, снова пережива€ его начало, € оп€ть и оп€ть, хоть убейте мен€, не могу пон€ть, почему на этой прекрасной, благословенной земле Ч с таким небом и таким солнцем, Ч в среде людей, одаренных умом, размышлением, не просто животных с инстинктами, но в среде мысл€щих, понимающих людей возможно такое предельное идиотство, как война, диктатуры, терроры, все эти взаимные смертоубийства и садистские издевательства одних над другими.

ƒа, да, конечно же, все это добротно анализируетс€ специалистами всех Ђ-измовї, и с точки зрени€ каждого великолепно объ€снено политически, исторически, экономически, психологически. ¬се разобрано, доказано, все €сно. Ќо € все равно Ќ≈ ѕќЌ»ћјё.

√ерман и водитель черпали воду из бочки, умывались, хохотали, плескались. –ыжий ‘ранц ходил пом€тый, у него, должно быть, после вчерашнего трещала голова; ночного происшестви€ будто и не было, так он хотел показать.

ћама разложила щепки под кирпичами, стала готовить. ѕри дневном свете вездеход выгл€дел не страшно, обыкновенный себе вездеход, спереди колеса, сзади гусеницы, кузов под брезентом. ќн мирно сто€л у дома, гл€д€ на мир внимательно-вопросительными фарами, пахнущий бензином и пропыленный.

‘ранц и √ерман подн€ли брезент, прин€лись выгружать из кузова мешки с картошкой. я крутилс€ р€дом, стара€сь угадать, зачем им столько картошки.

Ќо оказалось, что под картошкой лежат снар€ды. »ли интендант заставил их возить эту картошку, или они сами где-то прихватили это добро, уж во вс€ком случае, не собирались же они торговать ею. ќни выгрузили все дочиста, попросили веник и подмели в кузове. √ерман разв€зал мешок, высыпал на землю пуда полтора, подмигнул мне: бери, мол, это вам.

¬друг затр€слась земл€.

Ёто было так странно и неуместно, что € не успел испугатьс€. «емл€ просто заходила ходуном под ногами, как, наверное, бывает при землетр€сении, в сарае повалились дрова, захлопали двери. Ќесколько секунд длилось это тр€сение земли при чистом небе и €сном утре, и тогда со стороны ѕущи-¬одицы донесс€ грохот.

Ёто был даже не грохот, это был рев Ч сплошна€ лавина, море рева. Ќикогда в жизни больше не слышал ничего подобного, и не хочу услышать: словно разрывалась и выворачивалась наизнанку сама земл€.

 акимЧ то толчком мен€ выбросило на середину двора, € не понимал: что это, отчего, рушитс€ ли мир, идут ли оттуда валы по земле, как цунами? ј немцы тоже заметались, тревожно гл€д€ в ту сторону, но за насыпью было только синее небо.

¬одитель быстро влез на кабину, выт€нул шею, но тоже ничего не увидел. “ут немцы перекинулись двум€-трем€ короткими фразами и быстро, деловито стали загружать картошку и снар€ды обратно. √ерман побежал в дом, вынес автоматы. ‘ранц достал каски и раздал всем.

ћама затопталась вокруг кирпичей, не зна€, продолжать ли варить обед, или она уже не успеет.

ƒалеко за насыпью, там, над ѕущей-¬одицей, показались черные точки самолетов. »з-за грохота их не было слышно, только ползли по небу точки, как комарики. Ќебо вокруг них сразу покрылось белыми хлопь€ми. ќни быстро прошли над ѕущей-¬одицей, и едва они скрылись, как из-за ƒнепра показалась втора€ волна Ч чуть ближе.

ќни прошли среди разрывов зенитных снар€дов такой же стремительной дугой, а за ними шла треть€ волна Ч еще ближе.

¬олна за волной они бомбили ѕущу-¬одицу, захватыва€ новые и новые дуги, точно к последовательно.

‘ранц, √ерман и водитель оставили вездеход и в касках, с автоматами сто€ли у сара€, хмуро, собранно наблюда€. ¬от дуга прошла по краю леса, вот уже в районе Ђ инь грустьї, еще ближеЕ

я подошел и стал р€дом, прислушива€сь. јртиллеристы тихо переговаривались, не отрыва€ глаз от клокочущего, захватывающего представлени€ в небе:

Ч »льюшин.

Ч ƒа.

Ч “ам есть окоп.

Ч ѕоставь прицел.

–ыжий ‘ранц вз€л мен€ за плечо и очень серьезно, озабоченно стал говорить, показыва€ на огород, на мать: мол, бегите, пр€чьтесь.

Ч ѕиф-паф. —овет »льюшинЕ ЂЎварцер “одї.

я покивал головой, но, не знаю почему, не ушел. ¬о мне все было напр€жено до предела. ѕриближалась Ђ„ерна€ смертьї, и может это пришли уже последние минуты жизни.

¬ этот момент загорелс€ один из самолетов. ќн медленно, косо пошел и скрылс€ за насыпью. ¬ небе вспыхнул купол парашюта Ч кто-то из экипажа выбросилс€, и его понесло ветром на лес. “очечка человека висела под белым кружком парашюта Ч вопиюще беззащитна€ среди зенитных хлопков и трасс. Ќе думаю, чтоб он долетел до земли живой, а если долетел, то попал к немцам. јртиллеристы отнюдь не радовались, гл€д€ на него. ќни, так же, как и €, хмуро смотрели, как он спускаетс€ и скрываетс€.

„ерные, отча€нно ревущие, почти на бреющем полете штурмовики тройками прошли за насыпью. ќни и бомбили и стрел€ли Ч в общем шквал огн€, и там взлетели какие-то обломки, доски, земл€. Ќебо было все р€бое от разрывов. —ледующа€ волна должна была прийтись на нас.

» она пришлась.

ќни вынырнули из-за садов и домов, отча€нно низкие, чудовищно низкие, пр€мо достать рукой. ќни ревели так, что не слышно было голоса, мчались тройка за тройкой, у каждого сверкал впереди огонь, и последнее, что € запомнил, Ч это прижавшийс€ к сараю в неестественно распластанной позе рыжий ‘ранц, который направл€л вверх тр€сущийс€ от стрельбы автомат, но это было как в немом кино: автомат тр€сс€, а звука не было, потому что сто€л сплошной рев; и все закачалось.

ћен€ швырнуло, повалило, € пронзительно закричал, не слыша себ€:їЅомбы!ї Ч но вышло что-то вроде ЂЅо-ау-ы!ї, стало черно, стало светло, земл€ перекинулась, земл€ встала на место, € обнаружил, что бегу на четвереньках, сейчас ударюсь головой о крыльцо. » самолетов не стало.

»зЧ за сара€ вышел, весь в песке с головы до ног, √ерман с перекошенным лицом, схватил из машины новую обойму, чтобы перезар€дить автомат, но не успел.

»зЧ за садов и домов черными стрелами вырвались новые самолеты. √ерман полез под гусеницы вездехода. я кинулс€ в дом, успел только забежать, прислонитьс€ спиной к печке, пр€мо влип в нее -и дом вместе с печкой качнулс€, € увидел через окно перед собой, как у ворот, в кусте сирени ослепительно вспыхнул огонь, полетели куски ворот и забора, одновременно стекло в окне треснуло звездой, на мен€ посыпались известка и пыль, и шевельнулись волосы на макушке, словно кто-то погладил рукой. —амолеты исчезли, и слышен стал звон осыпающихс€ стекол.

я какЧ то автоматически-деловито стал чиститьс€, потр€с головой, чтобы с нее осыпалась штукатурка, взгл€нул на печку и удивилс€: в ней, ровно на один палец выше моей макушки, зи€ла идеально кругла€ дыра. я не поверил, прислонилс€ к печке спиной, щупал у себ€ над головой, и палец мой просунулс€ в дыру. ¬от, значит, кто погладил мен€ по волосам. я обошел печку и посмотрел с другой стороны. ѕротивоположна€ стенка была цела, осколок застр€л внутри печи.

“ут € наконец пон€л, что нужно спасатьс€ в окопе. я пон€ти€ не имел, куда девалась мать. ¬ышел, огл€дыва€сь, подумал: Ђћожет, она уже тамї, Ч и в этот момент из-за садов и домов показались самолеты.

я был в шоке, потому что, как за€ц, побежал по ровному и открытому огороду к окопу, в то же врем€ отлично понима€, что € прекрасна€ цель и что € не добегу.

 раем сознани€ отметил, что самолеты уже передо мной, что в огороде р€дом со мной Ч огромнейша€ €ма и все вокруг усыпано слоем пушистого песка, по которому € м€гко топотал, оставл€€ цепочку следов.

—амолеты уже были Ч вот. я увидел головы летчиков и на крыль€х красные звезды, тем же краем сознани€ машинально отметил, что вокруг мен€ взлетают песчаные столбики, и мне стало очень обидно, что они убивают мен€, дурака, принима€ за немца. Ёто была больше обида на себ€ и на судьбу, потому что на такой скорости охота им разгл€дывать, кто там внизу: немец или не немец, тем более они знали, что населени€ в городе нет.

ѕесчаных столбиков было так много, а € как-то пробежал между ними. —амолетов и след простыл, а € все бежал к окопу. ¬валилс€ в него полуоглушенный, кинулс€ в самый темный и дальний угол, сильно ушибив мать. –адость! ќна была там и была жива. Ќо снова зарокотало.

»зЧ за садов и домов вырвались самолеты, затр€слась земл€, словно какой-то разъ€ренный циклоп барабанил по ней, ходуном заходили балки перекрыти€, посыпались струи земли, мать грубо затолкнула мен€ в глубину, упала сверху, накрыва€ собой, а когда грохот стих, она выгл€нула, бормоча, словно молилась:

Ч “ак их, так их!

ќна схватила мен€, обезумевша€, раскачива€сь, и говорила не столько мне, сколько Ђимї:

Ч ѕусть и мы погибнем, но сколько можно Ч бросайте. Ѕейте их, так их! ѕусть нас, но чтобы и их!

Ѕоюсь, что вы этого не поймете или не поверите. ¬ самолетах сидели —¬ќ», которые чесали и гнали „”∆»’, и уж сыпали им что надо. ¬от, значит, как их гон€т, мерзавцев.

Ч „ешите, голубчики, чешите! “ак это началось.

ѕриспособл€емость человека удивительна.   обеду € уже по звуку определ€л, куда лет€т самолеты и велика ли опасность. —тал привыкать к такой жизни. ¬ интервалах бежал в дом.

ќн выгл€дел живописно: стены побиты осколками, все до единого стекла вылетели, на крыше Ч словно кто лопатой набросал кучи песка, лежат обгорелые кирпичи, хот€ труба цела. яма от бомбы р€дом с хатой была таких размеров, что в нее свободно вошли бы два грузовика. ѕовсюду много мелких воронок, земл€ как в оспе.

јртиллеристы сидели в щели за сараем, прижавшись друг к другу, обсыпанные землей, они уже не строчили, а видно, думали лишь об одном: как бы уцелеть. јвтоматы вал€лись по двору.

‘ранц замахал мне рукой:

Ч ”ходить! ”ходить, малчик!

я отмахнулс€. —мотрел вокруг и думал: Ђ∆аль, эта бомба не долетела метров двадцать, а шла точно на вездеход с пушкой, правда, и хаты нашей тогда бы как не бывалої.

„ерез проломанный забор пришел озабоченный солдат, позвал наших артиллеристов, они вылезли, но тут показалс€ самолет, они, как кролики, кинулись обратно в щель. я подумал: Ђјга, вам уже и одиночного самолета достаточної.

ѕереждав, они побежали за солдатом. я за ними, посмотреть, в чем дело. “ретьего от нас дома  орженевских не было. ¬место него зи€ла €ма, частью заваленна€ досками и забрызганна€ кровью.

–€дом сто€л, весь ободранный осколками, тополь, и дверь дома висела высоко на его макушке, зацепившись за ветки. ¬от откуда к нам на крышу прилетели кирпичи.

—олдат и артиллеристы прин€лись растаскивать доски в €ме. Ќа столе во дворе лежали €рко-красные, испачканные песком куски м€са, некоторые с прилипшими тр€пками. я подумал, что, может, здесь резали корову. Ќо увидел, что немцы достают из €мы новые, передают друг другу и складывают в кучу на стол. ѕодали кусок головы с белыми торчащими зубами. ћне стало плохо, и € ушел.

ћного раз € замечал, что при сильной канонаде погода портитс€. ћожет, это случайно, но под грохот из ѕущи-¬одицы небо, утром такое чистое, к обеду стало зат€гиватьс€ тучами, и они, низкие и седые, сделали день унылым, нехорошим. Ўтурмовикам они не мешали. Ђ„ерна€ смертьї летала почти над землей.

јртиллеристы отмывали руки от крови, окружив бочку, когда по улице проскакал верховой, что-то резко, гортанно прокричал. ќни бросились в вездеход. «аплевалс€ дымом мотор, машина выехала из ворот, круто вырулила, только пушка мотнулась, и где-то еще зарычали вездеходы, помчались, л€зга€ по мостовой, на север, к ѕуще-¬одице, в пекло.

 

 

4 но€бр€, четверг

 

ћы думали, больше никогда не увидим их, но они вернулись. Ќочью дрожание земли и канонада утихли. ¬друг окна засветились под фарами, вездеход въехал во двор и остановилс€ под кустом сирени. я подумал: Ђ¬от так, съездили в бой, как на службу, а вечером вернулись на ночлегї.

ќни не сразу пошли в дом, но в темноте прин€лись ломать кусты и маскировать машину. я вышел, они не обращали на мен€ внимани€. ѕушку они отцепили, выкатили на улицу и направили стволом на насыпь.

Ѕрезент вездехода висел клочь€ми. ј когда они вошли в комнату и зажгли карбидку, оказалось, что вид у них неописуемый: обгоревшие, в копоти, перев€занные руки дрожат. ќсобенно потр€сенным выгл€дел юный √ерман. ќн бесцельно тыкалс€ по углам, и казалось, вот-вот расплачетс€. ‘ранц прот€нул мне котелок, попросил принести воды.

Ч Ѕольшой огонь? Ч спросил €.

Ч ќ! Ч сказал ‘ранц, и вдруг они все заговорили, объ€сн€€, рассказыва€: им надо было выговоритьс€, и они изо всех сил объ€сн€ли жестами и словами всех наций ≈вропы, как там было ужасно, невозможно описать, град, огонь, адЕ √ерман вытащил из сумки словарик, рылс€ в нем, пока не нашел нужное слово и несколько раз повторил его с отча€нным выражением в глазах:

Ч ”жис. ”жис! ѕонимаешь? ”жис!

»з всего потока слов € уловил общий смысл: что ‘ранци€ или јфрика Ч курорт по сравнению с сегодн€шним боем. –усские бьют Ђкатюшамиї. √рохот и землетр€сение с утра Ч это были в основном Ђкатюшиї. –усские наступали от деревни ѕетривци и вошли в ѕущу-¬одицу. Ќемецкие части см€ты, разгромлены, лес горит, земл€ горит. »м самим непон€тно, как они остались живы.

Ч ќ малчик, майн малчик! Ч –ыжий ‘ранц руками обхватил голову, покачал ею и так застыл, упершись локт€ми в стол.

¬се это было неожиданно, ведь они приехали такие бодрые, мужественные, а теперь вели себ€, как перепуганные женщины.

Ч ” ‘ранца есть дети? Ч тихо спросил € у √ермана.

Ч …а, Ч ответил тот. Ч ≈сть три дети. ƒрай. “ри.

я вышел. √оризонт в нескольких местах светилс€ сильными малиновыми заревами, от них ночь казалась какой-то кроваво-красной. »зредка доносились орудийные раскаты.

” школы гудели машины, слышались команды, какие-то истерические выкрики. —ловно бес толкал мен€. я вышел на улицу, прижима€сь к заборам, стал подкрадыватьс€ к школе, чтобы рассмотреть что там, а если плохо лежит автомат, то стащить.

” дома Ёнгстремов мен€ остановил внезапный страх. я крутил головой, пыта€сь разобратьс€, что мне угрожает, и при кровавом свете зарев увидел за решетчатым забором человека.

Ёто был мужчина с сумкой или €щиком на боку. ќн сто€л, не двига€сь, гл€д€ пр€мо на мен€. я замер, как загипнотизированный. я все еще воображал, что он мен€ не видит, а он, может, наде€лс€, что € не вижу его.

ѕосто€в так, € медленно и беззвучно двинулс€ обратно, и, когда шмыгнул в дом, все во мне колотилось, словно с привидением повстречалс€. „то это за человек, € пон€л только на следующий вечер.

«арева то затихали, то разгорались всю ночь. јртиллеристы не пили, не играли на губной гармошке Ч устало спали.

”тром прибежала Ћ€ксандра. ќна рассказала, что в школе стали немцы, двор полон вездеходов, весь первый этаж забит ранеными, они там кричат, кончаютс€, полы залиты кровью, врачей мало. ѕришли и забрали у Ћ€ксандры все простыни и полотенца на перев€зки.

ќна слышала, что где-то тут, на  уреневке, много людей спр€талось в пещеру, вот бы к ним прибитьс€. Ќо где эта пещера? ћама снова дала Ћ€ксандре картошки, та пошла кормить мужа.

 азалось, с минуты на минуту начнетс€ канонада и полет€т самолеты, но врем€ шло, а все было тихо јртиллеристы стали латать пробоины и нерешительно говорить, что прорыв русских остановлен, да вр€д ли они сами в это верили. ќднако день прошел в мучительной тишине.

¬ сумерках оп€ть стали видны зарева, слышались редкие орудийные раскаты. » вдруг над нашим домом завыли снар€ды. ¬зрывы ударили совсем близко. ¬о дворе школы вспыхнуло €ркое зарево. —нар€ды попали в самое скопище вездеходов, машины загорелись, в их кузовах стали рватьс€ боеприпасы.

я вылез на забор, с колот€щимс€ сердцем наблюдал, как на фоне огн€ метались немцы, а то вдруг они бежали врассыпную и падали, пр€тались в €мки. ¬зрывались в огне снар€ды, подыма€ тучи искр, и разлетались, фырча, осколки; грохот сто€л, как при бомбежке. я пон€л, что вчерашний мужчина был разведчиком и передал координаты, и поразилс€ точности, с какой прилетели снар€ды без вс€кой пристрелки, а было их всего два.

Ќемцы стали тросом вытаскивать вездеходы со школьного двора. ќт разлетающихс€ снар€дов загорелс€ дом ƒ“—. я побежал, сообщил матери, она накинула платок, и мы кинулись спасать стариков, но встретили их уже на улице.

Ћ€ксандра и ћиколай сидели в подвале, когда увидели, что гор€т. —таруха вывела старика на улицу, сама бросилась в дом, но только смогла в коридорчике схватить кастрюлю, кухонный нож и ложки. ќна так и шла, одной рукой вед€ ћикола€, а другой нес€ алюминиевую кастрюлю.

ƒом ƒ“— горел, как факел, всю ночь, так что и света зажигать не надо. “еперь нас стало четверо: старикам ничего не оставалось, как держатьс€ за нас. ѕро нашего деда мы думали, что он уже погиб.

ј он не погиб, он в это врем€ сидел в канализационных трубах, он их хорошо знал.

 

 

5 но€бр€, п€тница

 

 от “ит растолстел. я спал в €ме под домом, он пришел ночью, лег мне на грудь, и мен€ всю ночь душили кошмары, € его шугал, но он упр€мо лез на мен€ гретьс€, плотный и т€желый, как поросенок.

¬ оставленных домах развелось пропасть крыс и мышей. “ит охотилс€ по сара€м, а в свободное врем€ спал, и ему единственному, кажетс€, приход фронта пошел на пользу. ќн был одинок, потому что вокруг не осталось ни кошки, ни собаки.

”тром € проснулс€ от стрельбы. ѕо небу оп€ть дугами пошли штурмовики. ѕовтор€лось то же, что и третьего но€бр€, но была разница.

Ќервы у немцев не выдерживали. ≈два слышалс€ самолет, они бросались кто куда. Ўтурмовики летали над самой землей и безнаказанно работали, словно пол€ €дохимикатами обрабатывали.

ќп€ть артиллеристов подн€л св€зной, оп€ть они выехали в ѕущу-¬одицу. ¬ездеходы, которые уцелели, двинулись от школы. ¬ полдень на огороде другие артиллеристы установили орудие и прин€лись палить через насыпь. ќни стрел€ли так часто, словно перевыполн€ли план, но позорно разбегались при звуке самолета. я не выдавал себ€, только в щель наблюдал: как они зар€жают, л€згают затвором, как отлетают звонкие золотистые гильзы. ƒумал: ладно, вот смоетесь, уж эти гильзы все мои будут.

—трельба этого оруди€, как и других, беспокоила мен€ уже не больше, чем шум трамва€.  огда летала Ђчерна€ смертьї, было хуже, но € исправно куда-нибудь кидалс€, потом вылезал, определ€л новые воронки и удивл€лс€, что хата все цела и цела.

я обнаружил кота “ита в сарае, совершенно игнорирующего войну, вз€л его, сонного, в охапку, отнес в окоп, устроил там на мешке Ч он мирно спал себе, даже ухом не вед€ при разрывах.

ћать мен€ не точила: мол не вылезай да не выгл€дывай, и потом она совсем растер€лась. ќткуда знать, где теб€ шарахнет: шарахало всюду. я в окоп бегу, а она навстречу из окопа в хату, смех и горе, одна надежда на удачу. Ёто настолько в нее въелось, что и потом, когда € отча€нно бродил среди минных полей, занималс€ разр€дкой бомб и взрывами, она не ругала мен€, перестала запрещать. ќт жизни, посто€нно насыщенной страхом, в ней словно что-то сломалось. ќна почти не видела в жизни другого. “олько один € у нее был, она так беспокоилась обо мне прежде, так переживала, а поводам все не было конца, Ч что это перешло в противоположность, иначе обыкновенной душе не выдержать.

—тарики Ћ€ксандра и ћиколай наотрез отказались идти в окоп. ќни остались в доме, и вот € стал св€зным между ними и мамой. —тарики сн€ли с кровати пружинный матрац, прислонили его под углом к печке, покрыли сверху ватными оде€лами Ч получилось что-то вроде шалаша в комнате. ќни залезли туда и сидели, прижавшись друг к другу. я приходил, отворачивал оде€ло:

Ч ¬ы тут живы?

Ч ∆ивы€, сынок. —лава Ѕогу! Ч отвечала Ћ€ксандра. Ч ј мама жива€?

Ч ѕолный пор€док, скоро обедать будем!

—лепой ћиколай, очень чуткий, говорил:

Ч ќт зудиць, зудиць, л€ц€ць два самолетыЕ

я совсем ничего не слышал, но Ћ€ксандра хватала за руку:

Ч ’овайс€, ховайс€!

я залезал в их Ђшалашї, и действительно над крышей проносились два самолета, и бахали мелкие снар€дики.

Ч ќт пушку увоз€ць, Ч сообщил ћиколай.

я кинулс€ во двор: действительно, вездеход увозил орудие. я обрадовалс€, пошел собирать гильзы, но только от досады топнул ногой: вот же, черти, все гильзы до единой собрали и увезли.

¬друг € увидел, как по огороду к окопу отча€нно спешат Ћ€ксандра и ћиколай. ќна т€нула его за руку, а старик не поспевал, размахивал палкой.

Ч Ќемцы там, немцы! Ч крикнула Ћ€ксандра. ¬ наш двор въезжали шикарные лимузины. ”же побежали св€зисты, разматыва€ катушки красных проводов. ¬ернулс€ генерал. ƒвор наполнилс€ офицерами, на лошад€х скакали св€зные, генерал кричал по телефону. я подумал: ну, теперь наша хата не лучше других, и вообще вы тут долго не усидите.

Ч ј вы еще живые? Ч окликнула мен€ Ўура из окна.

Ч √де фронт? Ч спросил €.

Ч ќй, ой, никто ничего не знает! ќй, какой страх, Ч сказала она, широко раскрыв глаза. Ч Ќочью пошли советские танки, у каждого фары гор€т, и воют сиренами, так жутко воют, что душу раздирают, тьма, просто тьма этих танков, и они прут Ч и огонь, и рЄв, ну смерть, немцы просто с ума посходили, бежали, как мыши, и как мы еще живы Ч € не знаю.  иев сдают. —ейчас. ”же не держат. ¬он генерал кричит, чтоб взрывали мосты и всЄ жгли. «а нами сейчас пойдет последн€€ облава и факельщики. Ѕеги, скажи маме! “икайте куда-нибудь.

Ч  уда ж тикать?

Ч Ќе знаю ничего, тикайте куда можете!

я отошел от окна, решил матери ничего не говорить, потому что бежать всЄ равно некуда.

ѕо насыпи забегали фигурки немецких солдат, устанавливали пулеметы, укладывались. ќт ѕущи-¬одицы неслась ружейна€ и пулеметна€ стрельба. я ждал последнюю облаву.

 

√лава из будущего

 

 

1. ѕ–ќѕј¬Ў»≈ Ѕ≈« ¬≈—“»

 

ќднажды в начале декабр€ мы с реб€тами пошли в ѕущу-¬одицу собирать гранаты и добывать взрывчатку.

Ћес был искалечен, повален. ѕод соснами, в кустах сто€ли разбитые пушки, сгоревшие вездеходы, танки без башен, штабел€ми лежали невыстреленные снар€ды и мины. » вокруг была масса трупов.  то-то ими уже занималс€, они были раздеты и свалены в кучи высотой до трех метров Ч пирамиды убитых голых немцев серо-голубого цвета, разлагавшиес€, несмотр€ на морозец.

[¬ одной деревне дети на голых трупах катались с гор, садились по двое, по трое верхом и спускались, как на лед€шках. —изый, пр€мой, с мутными стекл€нными глазами, труп на сильном морозе тверд до звона. Ќо сейчас мороз был слабый, и кучи невыносимо вон€ли.]

ќдин убитый был с рыжими волосами, € видел только половину лица, но готов покл€стьс€, что это был старый ‘ранц. Ќа сто процентов уверенным быть не могу, однако, а подходить да переворачивать мы не стали из-за запаха, да и что с того? ƒумаю, в √ермании много семей до сих пор не знают, где и как погибли их мужчины. ≈сли эти строчки попадутс€ на глаза дет€м пропавшего без вести ‘ранца из √амбурга, пожилого рыжего артиллериста, участвовавшего в захвате ѕольши, Ќорвегии, бравшего ѕариж и воевавшего с –оммелем в јфрике, то они могут знать, что их отец умер в —оветском —оюзе вместе с тыс€чами других отцов именно так Ч и лежал, серо-голубой, в куче трупов всю зиму 1944 года, потом весной их сгребали в канавы и рвы и засыпали землей.

Ћеса снова разрослись, и теперь не найти уже этих мест.

 

 

2. Ќ≈ќЅ’ќƒ»ћјя ў≈ѕ ј »—“ќ–»»?

 

ќтступа€, немцы все-таки словили Ѕолика и вз€ли в обоз. ќн бежал оттуда и пришел на третий день после освобождени€  иева. –одных никого не было, дом распотрошен, он жил у нас, у соседки, потом его мобилизовали в армию. » пошел наш Ѕолик, наконец, воевать на фронт по-насто€щему; € думал, что уж там-то он д





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-18; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 358 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћюди избавились бы от половины своих непри€тностей, если бы договорились о значении слов. © –ене ƒекарт
==> читать все изречени€...

761 - | 606 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.369 с.