Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


—вободной украинской школе, свободным украинским педагогам пожелаем вс€ческого успеха. » залогом этому будет нам пример и помощь наших немецких друзейї.




(ЂЌовое украинское слової, 14 ма€ 1942 г.)

 

Ч ¬от, Ч сказала Ћена. Ч ѕриехали. ƒвадцатому веку нужна рабоча€ сила с некоторым образованием, но не чересчур. –абы должны уметь расписыватьс€, читать приказы и считать. Ќо чрезмерные умники всегда были врагами диктатур.

Ч я преподавать не буду, Ч сказала мать.

Ч «астав€т, думаю.

Ч Ќе застав€т, лучше пусть берут в √ерманию. √де найти работу, срочно?Е

Ч Ёто не укладываетс€ в голове! Ч воскликнула Ћена, изумленно верт€ в руках газету. Ч Ёто черным по белому и всерьез.  акой-то мрачный парадокс. ѕосле всех ¬озрождений, философий, великих наук открыто, наконец, что чрезмерное образование Ч зло. “е все истины, поставили вверх дном, учили лжи, но все же хоть чему-то учили, а эти додумались, что и учить не надо. »дите, дети, работать. ¬о им€ оздоровлени€, во им€ дальнейшей поступи вперед, радужного счасть€ потомков.

Ч ј €? Ч спросил €. Ч ” мен€ уже четыре классаЕ

Ч “ы уже образованный, чисти сапоги и продавай сигареты.  стати, Ч сказала Ћена, Ч висит приказ, что дет€м запрещаетс€ торговать на улицах, иди прочти как достаточно образованный.

Ч “ы слышал? Ч сказала мать.

Ч ј! я не попадусь, Ч сказал €.

”знав, что заводу Ђ—портї требуетс€ курьер-уборщица, мать спешно уволилась из школы и пошла на завод. ј в мае начались зан€ти€ первых-четвертых классов. ƒети учили немецкий €зык и разучивали немецкие песни.

я ходил под окнами и слушал, как поют про  укушку и ќсла:

ƒер  уЧ кук унд дер Ё-эзельЕ

Ќо списки детей старше одиннадцати лет были переданы из школ управе, вот зачем их составл€ли, и мне пришла повестка €витьс€ дл€ трудоустройства.

¬есь наш бывший четвертый Ђјї класс пошел учитьс€ любви к труду. ∆ора √ороховский попал на завод Ђ√лавпищемашї, где прежде работал его отец. ќн там таскал вс€кое железо, ходил в замасленных лохмоть€х, перепачканный мазутом, маленький, худенький, страшненький из-за этого въевшегос€ в лицо мазута.

ј мен€ направили в огородную бригаду при санатории Ђ инь грустьї.

—анатори€, собственно, не было, он стал большим хоз€йством. Ќас было около тридцати мальчиков и девочек, нам дали т€пки и послали на прополку.

я вставал на рассвете, клал в авоську алюминиевую миску, ложку, бутылку с водой и хлеб. ¬ыходил в шесть утра, потому что топать надо было километра три, а опоздавшим не давали завтрака. ¬ половине седьмого мы получали по черпаку гор€чей водички с пшеном. «атем строились парами, и старик, которого мы все называли —адовником, вел на огороды.

 аждому давалась полоса картошки или капусты. ќгороды были бесконечные, солнце пекло. я халтурил: присыпал землей сорн€ки, Ч хот€ —адовник иногда шел по нашим следам, разгребал землю, и тогда давал по шее. «ато € часто кончал свою полосу первым и мог передохнуть на меже.

ƒнем был получасовой обеденный перерыв, черпак супа. «атем работали до восьми вечера, итого тринадцать часов. ”ставал зверски, иногда (солнце напекало) падал.

Ќо было и счастье Ч когда ставили на помидоры. ќни были еще зеленые, твердые, но мы накидывались на них, как саранча. ¬округ были роскошные фруктовые сады, но нас водили только строем, ни шагу в сторону, и на €блоки мы только погл€дывали. ‘рукты Ч дл€ людей высшего сорта.

ЎефЧ немец зате€л строительство крольчатника, и сюда пригнали из ƒарницы дес€ток военнопленных. “рава на территории санатори€ была высока€, густа€, с ромашками, и они упали в нее на коленки, выбира€ самые вкусные стебли, они упивались, блаженствовали, пас€сь на этой траве.

ћы таскали им окурки и сами, сев в кружок, учились курить. ћне это понравилось, € стал курить, как заправский рабочий, потому что какой же рабочий не курит?

я рассказал деду про —адовника, и он закричал:

Ђ“ак € же его знаю, это мой друг, скажу, чтоб он теб€ не билї. Ќа следующий день, построив нас, —адовник спросил: Ђ то тут јнатолий  узнецов?ї я шагнул вперед. Ђѕодойдите еще двое, вы переводитесь на более легкую работуї.

ќн послал нас собирать липовый цвет. ј нашего брата хлебом не корми, пошли только лазить по деревь€м. Ћипы в парке Ђ инь грустьї Ч огромнейшие, двухсотлетние, может быть, они видели самоЄ императрицу ≈катерину II, котора€, по преданию, заезжала в этот парк с ѕотемкиным, который почему-то хандрил, и сказала ему: Ђ¬згл€ни, как хорошо.  инь грусть!ї

Ћучшие цветы у лип на верхушках, на самых концах веток, достать не просто. ” каждого из нас была норма. —адовник принимал по весу, и если не хватало, лишал супу, так мы уж старались, и € забиралс€ на такие верхотуры, что хоть вниз не смотри. » вот однажды обломилс€ € вместе с верхушкой и полетел с огромной высоты.

ѕочему € жив? “ак везет же! ѕо пути встретились густые ветви, прин€вшие мен€, как гамак, € было совсем прошел сквозь них, но успел ухватитьс€ руками, поболталс€, как обезь€на, и вот он €, как огурчик, полез оп€ть любить труд.

“ак в двенадцать с половиной лет началась мо€ официальна€ трудова€ де€тельность, чтобы € не рос в этом мире чрезмерным умником, чтобы не доставл€л беспокойства тем, кто за мен€ всЄ продумал и определил моЄ место до скончани€ веков.

Ќу, спасибо, благодетели, растолковали мне, вот, оказываетс€, дл€ чего € родилс€ в мире: чтобы трудитьс€ на указанном месте, выполн€€ свой долг во им€ дальнейшей поступи, во им€ светлого будущего дл€ неких туманных туне€дцев-потомков. ѕривет потомкам.

 

«ацвела картошка

 

“рамвай є 12 прежде ходил в ѕущу-¬одицу около часа в один конец и почти всЄ лесом. ј едет он быстро, этаким экспрессом нес€сь по бесконечному туннелю соснового бора, и ветки орешника хлещут по окнам.

„тобы пройти этот путь по шпалам, нам с дедом понадобилс€ почти целый день. –ельсы были ржавые, между шпалами буйно росла трава, качались головки ромашек и васильков.

»ногда навстречу попадались расстроенные люди и говорили:

Ч Ќе ходите, у детского санатори€ всЄ отбирают.

» правда, у детского туберкулезного санатори€ сидели под сосной трое полицаев; р€дом высилась кучка узелков, бидончиков. » здесь установили свой грабительский пост. ¬се дороги на  иев были перекрыты, грабеж вполне узаконенный.

ƒавнымЧ давно дед поработал и на мельнице в ѕуще-¬одице, тут проходила его молодость, тут они с бабкой жили первое врем€ после женитьбы, и дед хорошо знал окрестности.

Ч ¬от холеры прокл€тые, Ч сказал он озабоченно, Ч но € знаю тропинки, на обратном пути мы их лесом обойдем.

ј ноги у нас здорово гудели, когда мы к вечеру добрались до четырнадцатой линии. “ам есть пруд с плотиной, и у плотины торчали еще почерневшие сваи, на которых некогда сто€ла мельница; дед задержалс€ и задумчиво посмотрел на них.

¬ мешках за плечами мы несли на обмен бабкины вещи: юбки, кофты, высокие ботинки со шнурками.

ћы ночевали в пустом сарае за прудом, у старого лесника, еще помнившего деда. ¬ышли на рассвете по росе и еще один день топали глухими лесными дорогами и совсем свалились от усталости и голода, когда показались река »рпень и деревн€ с таким же названием.

—тали мы ходить от хаты к хате, стучали, будоражили собак.-

Ч ¬ещи надо? ёбки есть, платки.

Ѕабы выходили, щупали, смотрели на свет:

Ч “а воно старе.

Ч ’орошее, новое, Ч сердилс€ дeд. Ч ћо€ бабка только один раз надевала!

Ч —такан квасоли дамЕ

Ч «а платок стакан квасоли?! Ч кричал дед. Ч ј, тр€сц€ твоей матери, три давай, куркулька.

Ќадо бы найти более глухую деревню, а то эта Ч перва€, избалованна€ Ђобменщикамиї, которые всЄ идут, попрошайничают, а то, гл€ди уворуют. Ќо сил у нас уже не было брести дальше, упр€мо стучали в дворы. ќдин сонный заросший д€дька, почесыва€сь, спросил:

Ч ј грамохвона нету? Ўо нам ваши вошивые шмотт€Е

 оеЧ как набрали мы две торбы кукурузы, фасоли и муки. ќбратный путь мне не забыть до самой смерти.

Ўли мы медленно и т€жко, через каждые полкилометра садились отдыхать, только размеренно задремлю Ч дед вздыхает: Ђƒавай еще немножкої. ”пр€мо он нес, стонал, охал и иногда падал: как-никак ему было семьдес€т два года, да еще после всех этих голодух и болезней. Ќадо было перейти речку по кладкам, это были качающиес€ жерди высоко над водой. я храбро перебежал, а дед остановилс€ Ч и никак. я перенес ему мешок, а дед долго, испуганно цепл€€сь за мен€ и за жерди, перелезал на четвереньках.  то бы взгл€нул Ч помер со смеху.

Ќочевали в стоге сена. ”тром спину, руки и ноги здорово ломило и жгло. ќп€ть поперли, всЄ чаще садились; подниматьс€ же Ч ну никаких сил: ты встаешь, а тело не встает, а мешок кажетс€ набит булыжниками.

ј вокруг леса, леса, иногда прогалины у хуторов с буйно цветущей картошкой, € видел это, как сквозь туман. ќднажды, подкрались, наворовали картошки, разрыва€ руками, кустики на место воткнули, чтоб следа не видать. ќтойд€, в костре испекли, пообедали. “олько она молода€, мелка€, как орехи, плохо пеклась.

ѕомн€ грабительский  ѕ у санатори€, дед решил обходить ѕущу-¬одицу с запада, и мы вышли на какую-то твердую лесную дорогу. ¬друг сзади послышалс€ мотор, и, обдав нас пылью, проехал грузовик с двум€ немцами в кабине. ќн резко затормозил, шофер высунулс€ и смотрел, как мы подходим. —ердце у мен€ упало.

Ч Ѕитте, Ч сказал шофер, указыва€ на кузов. Ч ≈хать-ехать!

Ѕыло не похоже, чтобы он собиралс€ грабить. „то ж, была не была, мы залезли, машина помчалась по дороге. я подставил ветру лицо и наслаждалс€, отдыха€. » так мы проехали столько, сколько не прошли бы пешком и до ночи. ѕоказалс€ город, мы пон€ли, что объезжаем его с запада, мину€  уреневку.

ƒед забарабанил в кабину. ћашина остановилась среди пол€. ћы слезли, дед прот€нул узелок муки Ч плату за проезд. Ўофер посмотрел на нас, качнул головой:

Ч Ќэт. —тареньки, маленьки. Ќэт.

ћы сто€ли, не вер€. Ўофер усмехнулс€ и тронул.

Ч ƒанке! —пасибо! Ч закричал €.

ќн помахал рукой. ƒед клан€лс€ в по€с вслед грузовику. ћы взвалили мешки на плечи и пошли через поле к виднеющимс€ крышам  уреневки.

Ч Ёа, какой асе он, √итлер, дурак! Ч сказал дед. Ч Ќемцы совсем, не такие злые, это он их мерзавцами сделал.  ак их ждали! ƒа приди они по-людски Ч уже давно б —талину был капут. Ќарод хоть под царем, хоть под буржуем согласилс€ жить, только не под —талиным. “ак этот изверг оказалс€ еще хуже —талина. јх, тр€сц€ ж вашей материЕ “ьфу!

ѕо разным переулкам да по Ѕелецкой улице мы вышли пр€мо к нашему мосту, откуда до дома было три минуты ходьбы. ѕлеч и ног мы не чувствовали, тащились, как марафонцы на финише.

» вот тут-то нас остановили два полица€.

Ч ƒалеко несете? Ч иронически спросил один. ћы сто€ли и молчали, потому что это было неверо€тно, этого не могло быть.

Ч —кидай, Ч сказал другой и стал деловито помогать деду снимать мешок.

Ч √олубчики, Ч прошептал ошарашенный дед, Ч голубчикиЕ

Ч »дите, идите, Ч сказал первый полицейский.

Ч √олубчики, соколики! Ч дед был готов упасть на колени.

ѕолицаи, не обраща€ внимани€, понесли наши мешки к столбу, где уже лежало несколько кошелок. ќказываетс€, они устроили новое  ѕ и здесь, на подходе к базару. я пот€нул деда за рукав, он совсем обезумел, он никак не мог поверить.

я его с трудом дотащил домой, а сам завалилс€ отдыхать и отсыпатьс€, потому что утром надо было на работу.

—адовник по дружбе с дедом отпустил мен€ втихар€ прогул€тьс€ на обмен. Ќу вот, значит, € прогул€лс€.

ƒелаетс€ это очень просто и во все времена.  ошелка загружаетс€ разной картошкой, морковкой, сверху кладутс€ полбуханки хлеба и кусочек сала, всЄ это покрываетс€ газетой. «атем мать берет теб€ за руку и ведет в управу.

¬ходить в нее жутковато, это место, где решаетс€ всЄ: человеческа€ жизнь, еда, работа, смерть, Ч откуда отправл€ют в √ерманию или могут рекомендовать в яр.

Ќемцев нет, за столами сид€т фольксдойчи или Ђщирыеї украинские д€дьки в вышитых сорочках, с усами. Ётих не обдуришь, как немцев, эти свой народ знают.

[» всегда они наход€тс€, и у большевиков помогали делать колхозы, да раскулачивать, да доносить. ѕерва€ опора власти, эти самые Ђплоть от плотиї своего народа, что знают, кто чем поужинал, кто где в €ме картошку зарыл. ј сельсоветы из кого состо€ли, а все эти райисполкомы, горисполкомы, профсоюзы, суды? “еперь, гл€ди, оп€ть такие же точно, оп€ть они!]

—ид€т, пишут повестки, составл€ют списки, подшивают дела, и расхаживает плотна€, энергична€ женщина с мужскими ухватками, одета€ в строгий серый жакет и серую юбку, с холодным взгл€дом и безапелл€ционным голосом:

Ч ≈сли вы не хотите работать, мы можем передать вас в гестапоЕ ¬ случае невыполнени€ вами займетс€ гестапоЕ

ћать подводит теб€ к столу какой-то замызганной тетки, у которой в руках тво€ судьба. —тавит кошелку к ножке стола и сдвигает газету так, чтобы из-под нее выгл€дывали хлеб и уголок сала, крохотный кусочек сала, как спичечный коробок, но из-под газеты не видно, какой он, видно лишь, что Ч сало.

”ниженно склонившись, мать объ€сн€ет, что тебе грозит туберкулез, т€жело работать на огородах, несет прочую ересь, а ты в это врем€ тоже не стоишь без дела и, сгорбившись, изо всех сил напускаешь на себ€ несчастный вид.

“етка окидывает теб€ взгл€дом, недовольно сопит, молча роетс€ в списках, находит твою фамилию, вычеркивает, вписывает в другой список и говорит:

Ч «автра к семи на проходную консервного.

“ы изображаешь счастье, мать благодарит и клан€етс€ и поскорее уводит теб€, забыв под столом кошелку.

Ќа консервном заводе кислый, острый запах въедаетс€ в нос, как ввинчиваетс€. Ќо тут останетс€ голодным лишь тот, кто совсем дурак.

Ќа широкий двор прибывали грузовики с тыквами, и наша мальчишеска€ бригада их разгружала. ѕопадались тыквы расколотые, а нет Ч сами разбивали их, выгребали белые скользкие семечки и набивали ими рты. ќтныне дома € ничего не ел, целый день питалс€ семечками. —лучилось несчастье: € зазевалс€, на мен€ открылс€ борт машины, и обвалом посыпались тыквы. Ќабило шишек, отломилс€ кусок зуба, но полежал под стенкой и отошел. Ёто не повезло.

ƒнем в обеденный перерыв нас парами вели в столовую. “ут € изловчалс€, лез среди первых, получал свою тарелку, кидалс€ в угол, быстро-быстро, без ложки, обжига€сь, пил суп Ч а сам косилс€, не проходит ли очередь.  оторые в хвосте получали по первому разу, а € уже пристраивалс€ оп€ть. ќтвернусь к стенке, втихар€ вылижу тарелку, рукавом вытер Ч и вот уже с невинным видом прот€гиваю на раздачу. ѕовариха брала мою тарелку и наливала полчерпака, показыва€ тем самым, что приметила мен€, но что ей жаль мен€, и она не будет поднимать шума. Ёту порцию € съедал уже спокойно, наслажда€сь, цед€ сквозь зубы, смаку€ и даже не вылизывал, как некоторые другие доходные, а шел споласкивать под краном. ѕовезло.

Ѕольше всего € ненавидел, когда нас ставили на погрузку повидла. ќно было в полупудовых запечатанных банках, носишь его, вот оно, под руками, а не поживишьс€. Ёто Ч дл€ избранных.

÷ехи сильно охран€лись, но однажды, нагрузив очередную машину, мы увидели, что вахтер отлучилс€, и вдвоем с одним мальчишкой кинулись в цех. “ам было полутемно и жарко, в котлах булькало и кипело. ћы кинулись к первой попавшейс€ работнице в замусоленном халате:

Ч “еть, повидла!

Ч ќй, бедн€ги, сюда, скорей!

ќна затолкала нас куда-то под сплетение железных стоек, принесла пом€тую коробку, до половины наполненную гор€чим тыквенным повидлом. „ерными руками мы полезли в коробку, обжигались, пихали и пихали повидло пальцами в рот, проглатывали, стара€сь побольше поместить его в пузе. ”х, и повезло!

“огда мы совсем обнаглели, шмыгнули в цех, где тыкву начинают варить. ƒобыли из котла палочками по куску тыквы Ч она была сыровата, но вкусна!  акой-то серый, замухрышистый рабочий посмотрел:

Ч ј вас кто пустил?

ћы молчим, игнорируем его: какое, мол, тебе дело? ќн пошел Ч оказываетс€, звать мастера. “от €вилс€, мощный д€д€. Ўарах моего товарища в ухо, шарах мен€! “оварищ заныл, а €, дурень, смолчал, ну, и досталось мне больше. «лобно так лупил, профессионально, крепко держа рукой за плечо, кулаком то под ребра, то в затылок, так что головенка мо€ только моталась. ќтпустил и вытолкал. ћы отошли за склад, и мен€ стошнило повидлом с кусками тыквы. Ёто не повезло. Ќе всЄ коту масленица.

Ќаш рабочий день продолжалс€ двенадцать часов. ѕотом строили, вели к проходной и тщательно обыскивали, выпуска€ по одному. ¬се было законно, и € считал, что мне все-таки больше везет, чем не везет, хвасталс€ дома и рассказывал деду про богатства на консервном заводе, про то, как € наедаюсь. Ќо он-то был свирепо голодный и поэтому держалс€ другого мнени€. ќн злилс€, что € ничего в дом не ношу.

Ч “ут есть один жук, Ч сказал он однажды. Ч ƒелает колбасу втихар€ без патента, ищет помощника надежного, чтобы не болтал. ƒавай € теб€ устрою, а он обещает кормить и кост€ми платить.

Ч  ости Ч это надо, Ч сказал €. Ч ј как мне с работы уволитьс€? я в списках.

Ч Ќеси кошелку, Ч сказал дед. Ч Ќе подмажешь Ч не поедешь.

я еще некоторое врем€ работал на заводе, потом решилс€. ќтнес кошелку. ѕодмазал. ѕоехал.

 

‘утболисты Ђƒинамої. Ћегенда и быль

 

Ёта почти неверо€тна€ истори€ произошла летом 1942 года, [когда немцы были у ¬олги и казалось, что их победа предрешена. »стори€ всех потр€сла] и была так попул€рна, что одно врем€ про овраг говорили: Ђ“от Ѕабий яр, где футболистов расстрел€лиї. ќна ходила тогда в форме легенды, котора€ настолько хороша и законченна, что мне хочетс€ привести ее целиком. ¬от она.

”краинска€ футбольна€ команда Ђƒинамої ( иев) до войны была одной из лучших команд страны. [¬ футбольных батали€х между  иевом и ћосквой всегда присутствует нечто большее, чем просто спортивный азарт, а именно вопрос угнетенной украинской чести.]  иевские болельщики поэтому обожали своих игроков, особенно знаменитого вратар€ “русевича.

»зЧ за окружени€ команда не смогла эвакуироватьс€. —начала они сидели тихо, устраивались на работу кто куда, встречались. », тоску€ по футболу, стали устраивать тренировки на каком-то пустыре. ќб этом узнали мальчишки, жители, а потом дошло до немецких властей.

ќни вызвали футболистов и сказали: Ђ«ачем вам пустырь? ¬от пустует прекрасный стадион, пожалуйста, тренируйтесь. ћы не против спорта, наоборотї.

ƒинамовцы согласились и перешли на стадион. —пуст€ некоторое врем€ немцы вызывают их [(обратите внимание, как легенда точна: власти всегда вызывают),] и говор€т: Ђћирна€ жизнь в  иеве налаживаетс€, уже работают кинотеатры, опера, пора открывать стадион. ѕусть все вид€т, что мирное восстановление идет полным ходом. » мы предлагаем вам встречу со сборной вооруженных сил √ерманииї.

ƒинамовцы попросили врем€ подумать. ќдни были против, счита€, что играть с фашистами в футбол Ч позор и предательство. ƒругие возражали:

ЂЌаоборот, мы их разгромим и подымем дух у киевл€нї. —ошлись на втором.  оманда стала усиленно готовитьс€, ее назвали Ђ—тартї.

» вот на улицах  иева по€вились афиши: Ђ‘”“ЅќЋ. —борна€ ¬ооруженных —ил √ермании Ч сборна€ города  иева Д—тартУ.

—тадион был полон; половину трибун занимали немцы, прибыло высокое начальство, сам комендант, они были веселые и предвкушали удовольствие. ’удшие места зан€ли украинцы  иева, голодные, оборванные.

»гра началась. ƒинамовцы были истощены и слабы. ќткормленные немецкие футболисты грубили, откровенно сбивали с ног, но судь€ ничего не замечал. Ќемцы на трибунах заорали от восторга, когда в ворота киевл€н был забит первый гол. ƒруга€ половина стадиона мрачно молчала: и тут, в футболе, они оплевывали нас.

“огда динамовцы, что говоритс€, вз€лись. »х охватила €рость. Ќеизвестно, откуда пришли силы. ќни стали переигрывать немцев и ценой отча€нного прорыва забили ответный гол. “еперь разочарованно промолчали немецкие трибуны, а остальные кричали и обнимались.

ƒинамовцы вспомнили свой довоенный класс и после удачной комбинации провели второй гол.

ќборванные люди на трибунах кричат: Ђ”ра!ї, ЂЌемцев бьют!ї

Ёто ЂЌемцев бьют!ї уже выходило за пределы спорта. Ќемцы заметались перед трибунами, приказывали: Ђѕрекратить!ї Ч и строчили в воздух.  ончилс€ первый тайм, команды ушли на отдых.

¬ перерыве в раздевалку к динамовцам зашел офицер из ложи коменданта и очень вежливо сказал следующее: Ђ¬ы молодцы, показали хороший футбол, и мы это оценили. —вою спортивную честь вы поддержали достаточно. Ќо теперь, во втором тайме, играйте спокойнее, вы сами понимаете: нужно проиграть. Ёто нужно.  оманда германской армии никогда еще не проигрывала, тем более на оккупированных территори€х. Ёто приказ. ≈сли вы не проиграете Ч будете расстрел€ныї.

ƒинамовцы молча выслушали и пошли на поле. —удь€ просвистел, началс€ второй тайм. ƒинамовцы играют хорошо и забивают в ворота немцев третий гол. ѕоловина стадиона ревет, многие плачут от радости; немецка€ половина возмущенно голгочет. ƒинамовцы забивают еще один гол. Ќемцы на трибунах вскакивают, хватаютс€ за пистолеты. ¬округ зеленого пол€ побежали жандармы, оцепл€€ его.

»гра идет на смерть, но наши трибуны этого не знают и только радостно кричат. Ќемецкие футболисты совершенно сломлены и подавлены. ƒинамовцы забивают еще один гол.  омендант со всеми офицерами покидает трибуну.

—удь€ скомкал врем€, дал финальный свисток; жандармы, не дожида€сь, пока футболисты пройдут в раздевалку, схватили динамовцев тут же на поле, посадили в закрытую машину и отвезли в Ѕабий яр.

“акого случа€ еще не знала истори€ мирового футбола. ¬ этой игре у украинских динамовцев не было другого оружи€, они превратили в оружие сам футбол, совершив бессмертный подвиг. ќни выигрывали, зна€, что идут на смерть, и они пошли на это, чтобы напомнить народу о его достоинстве.

¬ действительности эта истори€ не была такой цельной, хот€ закончилась именно так, но, как все в жизни, была сложнее уже хот€ бы потому, что происходила не одна игра, а несколько, и злоба немцев поднималась от матча к матчу.

¬ оккупации динамовцы оказались не потому, что не могли выехать, а они были мобилизованы в  расную јрмию и попали в плен. Ѕольша€ часть их стала работать на хлебозаводе є 1 грузчиками, и сперва из них составили команду хлебозавода.

¬  иеве был немецкий стадион, куда украинцам доступа не было. Ќо действительно 12 июл€ 1942 года по городу были расклеены афиши:

 

 

ќткрытие украинского стадиона

 

 

—егодн€ в 16 часов открываетс€ ”краинский стадион (Ѕ. ¬асильковска€, 51, вход с ѕрозоровской).

 

 

ѕрограмма открыти€: гимнастика, бокс, легка€ атлетика и самый интересный номер программы Ч футбольный матч (в 17 час. 30 мин.).

 

(ЂЌовое украинское слової, 12 июл€ 1942 г.)

 

ƒействительно, в этом матче была побеждена команда какой-то немецкой воинской части, это немцам не понравилось, но никаких эксцессов не произошло.

ѕросто немцы, рассердись, выставили на следующий матч, 17 июл€, более сильную воинскую команду ЂPGSї. ќна была буквально разгромлена Ђ—тартомї со счетом 6:0.

Ѕесподобен отчет об этом матче в газете:

 

Ќо выигрыш этот уж никак нельз€ признать достижением футболистов Д—тартаУ. Ќемецка€ команда состоит из отдельных довольно сильных футболистов, но командой в полном понимании этого слова назвать ее нельз€. » в этом нет ничего удивительного, ибо она состоит из футболистов, которые случайно попали в часть, за которую они играют. “акже ощущаетс€ недостаток нужной тренировки, без которой никака€, даже наисильнейша€ команда не сможет ничего сделать.  оманда Д—тартУ, как это всем хорошо известно, в основном состоит из футболистов бывшей команды мастеров ДƒинамоУ, поэтому и требовать от них следует значительно большего, нежели то, что они дали в этом матче.

(ЂЌовое украинское слової, 18 июл€ 1942 г.)

 

ѕлохо скрытое раздражение и извинени€ перед немцами, звучащие в каждой строке этой заметки, были только началом трагедии.

19 июл€, в воскресенье, состо€лс€ матч между Ђ—тартомї и мадь€рской командой ЂMSG. Wal.ї —чет 5:1 в пользу Ђ—тартаї. »з отчета об этом матче:

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-18; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 400 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬ моем словаре нет слова Ђневозможної. © Ќаполеон Ѕонапарт
==> читать все изречени€...

586 - | 541 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.068 с.