Лекции.Орг


Поиск:




Глава 7. Звери, пчелы, люди.




 

Пока готовились к выходу, я сверился по карте и нашел колхоз, послуживший нам ночлегом. Дорога оттащила нас немного к востоку, но в принципе общее направление движения соблюдалось. Выбрав варианты дальнейшего маршрута, я скомандовал выдвижение. Тропу нащупали легче, чем вчера. Нашли такую же, как вчера, притопленную дорожку, ведущую от мехдворов, в которых мы ночевали, видимо в сторону самой деревни или большака. Молодой окончательно оклемался от контузии, хотя морда у него оставалась конкретно побита. Я с чистой совестью пустил его вперед мостить тропу, а сам шел рядом с Ахмедом-Вахой.

Гибель часового и особенно его утренний крик вместо будильника вывели боевиков из равновесия, даже Алик шел хмурый, без своей лучезарной улыбки. Ваха- Ахмед хранил невозмутимый и глубокомысленный вид, ну ему то положено, он должен начальницкий вид блюсти. Двое замыкающих шли пугано, дергались от каждого шороха. М-да, редеем, осталось то нас всего шестеро, меньше трети отряда. Оставшихся в живых боевиков звали Теймураз и Паша. Паша, несмотря на вроде русское имя, вида и происхождения был самого, что ни на есть кавказского, брутального и бородатого, убеждений - самых вакхабитских, и по-русски говорил с чудовищным акцентом. Теймураз, как я понял, приходился доверенным человеком Ахмеду, одним из лучших его людей, а сам был, как я с трудом понял из объяснений, был недалеким родственником Алика.

-Вот так тут у нас, уважаемый,- я решил приободрить Ваху.- Неизвестные хрени невесть для чего губят людские жизни. И до сих пор никто не понимает, что это вообще, и какой в этом смысл, да и самих физических принципов существования их не то что понять, осмыслить никто не может!

- Я в Брюсселе часто бываю, хабар сдаю там. Раньше полякам сдавал, но уже давно вышли на конечных покупателей, - неспешно ответил тот, - С учеными Еврокомиссии разговаривал, много гипотез выдвигают, как Зона появилась, и что она вообще такое…Больше всего склоняются к выводу, что это неземное все-таки присутствие. Даже наизусть фразу выучил из переведенного отчета, как там было, эээ, сейчас процитирую: «…Налицо, что-то там… присутствие элементов активного проявления желаний, воли некоей активной разумной силы…» Но не инопланетяне, нет. Это разум совсем из другой Вселенной даже. Возможно, какое-то другое измерение, я не физик, не могу много объяснить. Но точно, что это пришествие из мира, где действуют совершенно другие физические законы, а материя, поля и энергия существуют в таких формах, которые мы даже представить себе не в состоянии, или описать математически. Не доросло еще человечество до такого понимания.

-Ничего себе. Подумать не мог, что встречу в твоем лице образованного человека. Где учился, если не секрет?

-Минский университет, между прочим, юрфак. Четыре курса когда-то закончил, и тут перестройка, бизнес-шмизнес, война...- Ахмет замолчал.

Покурив и собравшись с мыслями, я продолжил беседу:

-Да, слышал я такое объяснение, как ты рассказываешь. Еще когда в Зоне полностью жил, в бегах, года 4 назад, подвизался на Янтаре ученым помогать, датчики размещать- забирать, собирать какие то образцы. За кормежку, снарягу и ночлег. Разумеется, оформляться официально и тем более какую-то зарплату получать беглому категорически противопоказано, но подкидывали премиальные за труды. Потом лагерь научников эвакуировали, когда прямо в коридоре бункера кто-то в аномалию вляпался. И там дружили мы крепко с профессором одним, звали его Карл Оттович. Интересной судьбы мужик, земляк мой оказался, родился он на Урале сразу после войны, сын военнопленного и местной уралочки. Выпивали мы с ним даже, у него самого детей нет, так он ко мне благоволил как-то, всегда поддерживал. И однажды выпивший он был, показал мне засекреченный доклад со сверкой показаний всех контролирующих органов за ночь 26 апреля 86 года. Так вот, взрыв на ЧАЭС зафиксирован автоматикой самой станции в 5-30 утра, это же время стало фигурировать во всех официальных отчетах. А звуковую волну взрыва в окрестных деревнях услышали около 3х часов ночи. Сейсмические станции в Европе тоже определили расчетное время взрыва около 3 часов утра, второй взрыв, в 5-30 тоже уловили, но посчитали это эхом первого взрыва.. Есть множество свидетелей, видевших зарево и слышавших взрывы еще глубокой ночью. По сообщениям, в Копачах около 3-30 утра было уже светло, как днем, из-за зарева недалекого пожара. А многие исследователи сейчас уверенно уже утверждают, что первым был взрыв не на ЧАЭС, а где-то в окрестностях, а станция лишь случайно оказалась по соседству. А потом и сама станция шарахнула, но лишь через некоторое время, и то в результате того, что Зона уже образовалась, и в разнос пошли какие-то физические процессы в реакторе.

-Да, и мне рассказывали что-то такое, - ответил Ахмет,- Что же касается Чужих, они ведь даже не прилетели к нам, нет. Они, как бы сказать, всегда были здесь, но в то же время там у себя. Это ведь только для нас перемещение между мирами - дело немыслимое, как для дикаря- полет на самолете. А они просто однажды будто бы прорубили проход от себя к нам, для каких то своих хозяйственных надобностей. Может они сюда свой мусор выбрасывают, вроде как деревенский мужик ведро с помоями через забор в овраг выливает? А нас, похоже, и не замечают совсем, мы для них как муравьи под ногами или вон даже деревья. Может быть, и цели никакой у них не было с нами контачить, может они тут проездом? Кто-то, не помню, сравнивал это посещение с привалом на поляне. Представляешь, идет наш отряд по лесу, и решили остановиться на обед. Костер, шашлык-машлык, кто-то рыбу в речке гранатой глушит, кто-то выпивает, кто-то колется, раненых тут же перевязали, кого-то мертвого похоронили, растяжек вокруг наставили, чтоб погоню задержать - и дальше пошли. А муравьи и мышки местные, шумом распуганные, возвращаются к себе на полянку - а там хрен знает что- костер дымит, деревья порублены, всюду бинты, шприцы, окурки, бутылки, объедки, свежая могила, гильзы валяются, по реке глушенная рыба плывет, кальян кто-то забыл, мины, в кустах нагажено... Представляешь?

-Есть на этот счет еще одно мнение… Погоди, потом расскажу, чего-то Молодой замешкался. Всем стоять!

Я подошел к Молодому. Тот стоял и с диким видом напряженно вглядывался вперед.

-Расслабься, обосрешься,- добродушно посоветовал я.- Что здесь?

-На 13 часов что-то. Это не лес и не кусты. И что-то там двигалось, и фигуры стоят неподвижно, не прячутся, и это не мертвяки.

В указанном направлении между камыша действительно были непонятные сооружения. С помощью бинокля ситуация прояснилась.

-Хо, это ж мы набрели на военное кладбище, могилки различных конфигураций. А фигуры мертвее мертвых, потому что это мемориал. Тут ведь бои были страшные, летом сорок первого сначала немцы наступали, наших без числа тогда полегло, а в сорок четвертом остатки германской группы армий «Центр» в здешних краях же расколошмачивали, опять народу погибло с обеих сторон - мама дорогая, сколько. А двигались какие то болотные зверюги, кабаны или лоси, молодец, что заметил, надо обойти их подальше на всякий пожарный, ху зна, сколько их там. Клади тропу на 9 часов, пора сворачивать, нельзя в зоне долго по одной прямой дороге идти.

-А из военных кладбищ мертвяки не встают? - спросил Молодой.

-Там уж вставать нечему, больше полвека прошло, вся плоть разложилась, обратилась в тлен и прах. Встают они, только если мясо на костях осталось, сами кости не поломаны и башка целая. А то бы нескучно нам тут пришлось, против армии мертвяков биться. Да и места здесь в этом плане безопасные, мертвяки ведь не везде встают, лишь в нескольких районах...

А вот свернув, мы хлебнули лиха. Сместив Молодого, я сам мостил тропу - места шли совсем плохие. Не то что бы реально гиблые, как бывает в глубокой Зоне. Нет, муторные места были, замороченные. Слышал я истории о таких местах, в местах бывших боев такое, мол, случается, но самому как то не приходилось до сих пор встревать в такое. Вроде идешь по тропинке, по ориентирам направление представляешь, по приметам соображаешь, где север, где юг, и куда мостить дорогу. Вдруг моргнул - и как пелена с глаз слетела, и внезапно видишь, что идешь уже совсем в другом направлении, а когда повернул и куда – не можешь ни вспомнить, ни сообразить. И начинай сначала - ориентируйся, определяй направление, выкладывай тропу… Мало было нам вымороченных тропинок, заросших чащоб, непроходимых топей и непролазных завалов, так ведь и аномалий было просто пруд пруди. Зверье в округе топталось табунами, однажды час просидели в грязи, ждали пока пройдет особо шумное стадо или даже стая, местных тварей не разобрать, травоядные они или уже хищники, пока к ним на зуб не попадешь. Агрессивные и опасные тут одинаково что волки, что лоси или кабаны. Даже табуны диких лошадей бродят, но тех можно западнее встретить, где посуше и степь. И злобные эти кони, бывалые видели, как табуном налетают и волков затаптывают.

Погода тоже стояла препоганая, мерзкий тоскливый осенний дождик сменялся ярким солнцем, сразу начинало парить, как в джунглях. Весь день ходили по лесу и болотам кругами, пару раз возврашались, я взмок и изматерился, Молодой тоже вымотался, а продвинулись всего то километров на 5. Наконец я нащупал тропу и боле-менее уверенно повел отряд в сторону северо-запада. Местность начала повышаться, мерзкое болотистое хлюпание под ногами осталось позади. Вскоре пошли места, знакомые мне с детства. Имею в виду, места давних, самых первых моих зоновских злоключений.

После дубравы я скомандовал:

-Все, надеть шлемы, противогазы, перчатки, и вообще закутаться. Чтоб ни грамма голой кожи.

-Это зачем?- удивился Алик,- тут химические аномалии?

-Хуже. Здесь живут очень неправильные пчелы, и у них очень неправильный мед. Сейчас осень, конечно, но кто их знает, может еще не спят.

Тропа лежала по краю старой деревенской пасеки. Нам повезло - пчелы уже утратили активность, лишь несколько штук, величиной с воробья, с угрюмым гулом сонно кружили над огромной, с трехэтажный дом, бесформенной сотовой херотенью, слепленной из воска этими пчелками за последние четверть века. Кое-где в жухлой траве виднелись скелеты с остатками шкур тех зверей, которые по незнанию забрели на пасеку полакомиться медком или просто проходили мимо. М-да, по сравнению с этими крокодилами пчелы из рассказов о Маугли- невинные плодовые мушки. Впрочем, зимой некоторые сладкоежки из сталкеров наведывались сюда за медом, но, увы. Он оказался несъедобен - фонил, как реактор. А вот на медовуху его перегоняли. Этот известный закон природы оказался очень на руку всем местным алкашам, не исключая вашего покорного слугу - продукт перегонки любого, даже самого радиоактивного сырья был абсолютно чист и безвреден - ни фона, ни единого беккереля цезия, стронция или полония. Поэтому в зоновских обитаемых хуторках находилось широкое применение урожаю местных заброшенных вишневых и яблоневых садов, через которые мы сейчас, кстати, и продирались. Разрослись фруктовые сады под воздействием мутагенных факторов знатно, вишни были толщиной с баобабы, с огромными застывшими потеками янтарной смолы, да и яблоньки не отставали.

Еще через час хода, как всегда неожиданно, только преодолели гряду, в распадке обнаружилась деревня, обнесенная настоящим высоким тыном, из могучих бревен. Издалека видны были курящиеся дымки труб и костров, между которых бродили сутулые неприкаянные фигуры. Мои попутчики всполошились, подняли оружие, защелкали предохранителями.

-Что здесь, Провод? Где мы?- нервно спросил Алик,- Это не Долг? Не засада?

Я успокаивающе махнул ему рукой:

- Нет, Алик. Это не Долг, их территории начинаются километрах в четырех севернее. Засады здесь тоже быть не может. Это моя деревня. В ней я первые годы на Зоне жил.

Правда, вот не был тут уж скоро три года, наверняка народ уж не тот. Ну да не может быть, чтоб все поменялись, стопудово кто-то остался, кто меня помнить должен. В доисторические времена деревенька называлась почему то Дитятки, это я когда-то на карте прочитал. Коренные жители в ужасе сбежали отсюда в одночасье в одну необычно светлую апрельскую ночь четверть века назад, а позже в ней появились новые обитатели - часто выпивающие грязноватые боязливые мужички, кто от ментов в бегах был, кто дезертировал, кто просто за заработком. Обжились, обнесли деревню тыном от хищных тварей, кто-то открыл магазин, он же барчик, завели курей, летом сажали картофан в огородах, даже баб притаскивали. Позже вернулось еще несколько бывших местных жителей, из пенсионеров, которые в эвакуации стосковались по родным хатам. Образовался обычный сталкерский хутор без названия, в Зоне таких пожалуй с десяток-другой наберется.

Когда-то меня, новичка со сдвинутыми от анаши мозгами, провели сюда за 200 баксов от самого Гидрача. Поселился я в пустующей комнате в одном из нескольких тогда обжитых домов. Набил тюфяк сухой травой, на нем и жил, разбитые окна забил досками. Сперва помогал по хозяйству, ходил за дровами и за водой. Потом стали меня брать в Зону за хабаром, как водится, отмычкой. Повезло мне с первой грядкой, мужики попались хорошие, без загонов, учили-уму разуму, не гоняли от дури в аномалии. Первый год проходил, выжил, стали ходить в рейды подальше, позже стал браться проводить караваны с хабаром и товаром к Периметру, к научникам на Янтарь, потом остался на Янтаре на целую зиму, а дальше рискнул и вышел за Периметр. И потом еще выходил. А после второго года решил перебираться жить на Большую землю на постоянку.

По настоянию Ахмеда, мы с Аликом, оставив всю команду в лесу, вдвоем пошли разведать обстановку. Появление на хуторе чужаков, как и в былые времена, не вызвало ажиотажа. Тут же я встретил пару знакомых по прежним временам, в процессе братаний выяснил - врагов на хуторе нет, пришлых бродяг рыл 15 околачиваются, но уже давно, по виду – обычные фраера, не из блатарей. Никаких кипишей в последние месяцы не случалось, мы вот только в лесу неподалеку застрелили настоящего живого медведя, по виду даже не мутировавший, а обычный средних размеров бурый мишка. Из трех автоматов еле завалили, живучий падла, как химера! Вы правда перешли болота со стороны юго- востока? Охренеть можно! Да в ту сторону вообще не ходит никто, непроходимыми местами они считаются вообще-то, к тому же и пасека там, пчелы то наши летом роились, еще пару ульев в лесу устроили, мы уж думали деревню бросать, переезжать куда подальше из-за этих тварей. А разместиться грядкой, если вас шестеро, можно вон в том доме. Там Андрей Градусник со своими тремя корешами живет, ты его не знаешь, наверное, он от Свободовцев откололся и сюда в прошлом году перебрался, нормальный пацан, а сейчас их нету, уж недели две ушли куда-то, вроде хабар понесли за Периметр, так что туда заселяйтесь пока, а вечером накатим, еще может какие пацаны подгребут, кто счас в ходках.

Алик отправился в лес за остальными, а я же не спеша, ностальгируя, прогулялся по деревне. Помню, тосковал тут в первое время, на стену лез, я ведь сугубо городской житель, единственно в школе все лето в походах проводил. И ломало меня тут первое время, от тишины, темноты, холода, бытовой неустроенности, отсутствия городских просторов и марихуаны. Потом притерпелся, втянулся, привык к водке, удобствам во дворе, голова прояснилась, и даже стала мне нравиться размеренная неторопливая лесная жизнь.

А вот и здание бывшего сельсовета, ныне барчик тирэ магазинчик. Вот здесь, за этими ящиками, приспособленными под столы, и обрастал я полезными бизнес-знакомствами, закручивалась моя сталкерская карьера. И торчит в нем, как и раньше, местный воротила бизнеса, хитрый скупщик и поставщик всего на свете Вова Рота, крепкий черноволосый детина, только вширь он раздался за последние годы. Когда то преподавал экономику в Казанском универе, кандидат наук был, докторскую писал, а однажды застукал жену с любовником, застрелил обоих из охотничьего ружья и свинтил в Зону.

-Здравствуйте, мужчина! - официальным тоном поприветствовал я его, заходя в дом.

-Провод, епрст! Сколько лет и какими судьбами в наше захолустье?- Рота походу действительно рад был увидеть старого знакомца,- я слышал, ты на Гидраче вроде важной шишки стал, хорошо поднимаешь.

-Твои бы слова да Зоне в уши, - отмахнулся я. – Давай сейчас организуем обед на шестерых голодных мутантов, справишься? А потом поболтаем.

-Для тебя, братан, хоть луну с неба. А у нас сюрприз! Специально для дорогих гостей сегодня подают рагу из настоящей медвежатины! Угадай где взяли?

Я разместил свою бригаду на постой, а сам после обеда уединился с Ротой в подсобке за стаканчиком самогона местного разлива. Для меня Рота вытащил из погребов свою личную заначку- самогон насыщенного красно-коричневого цвета, знаменитую так называемую калгановку, настоянную на местных целебных корешках. Его еще называют Чернобыльский коньяк. Выпивали, вспоминали былые деньки и общих знакомых - кто накрылся, кто выжил, кто сейчас где… Вова был местным старожилом, и даже когда я только впервые пришел в Зону, он уже считался таким. Поди, лет десять он безвылазно торчит тут, и искренне считает, что нашел свое место в жизни, никуда отсюда бежать не хочет и не собирается: Думаем разве что переезжать в другую деревню, в Дитятках жизни осталось на год-два, пчелы размножаются, народ грызут, что ни месяц- кого-то насмерть закусывают. Хотя мысль есть - может зимой, в морозы, соберемся, бензином обольем и подожжем все ульи, которые найдем в округе.

Скрываться от Роты мне резона не было, и я ему честно описал нашу ситуацию, авось поможет каким советом. Рота был поначалу немало удивлен тем, что невысокий замызганный ара, которого он видел за обедом- это сам легендарный Ахмет. Хотя кого только сюда не заносит, дороги Зоны неисповедимы.

-Если вас так плотно встречали, видимо кто-то очень не хотел, чтоб вы до Свалки добрались.- сказал он. - Я слышал, сходка на этот раз обещается быть представительной, много авторитетных воров будет, хотят Зону окончательно поделить на сферы влияния. Конечно, от твоих приключений охренеть можно, таких стычек, как ваша, тут почитай года четыре уж не было, если не больше. Последние годы были спокойные, максимум с мародерами кто-нибудь стрелялся, или между собой по пьяни.

-А Зона то сама знает, что ее поделить хотят?- хмыкнул я. – Сдается мне, она сама скорее всех поделит на части.

-Мама-Зона всех нас кормит, - сказал Рота, - И бабки здесь крутятся нехилые. Я вот как-то на досуге прикидывал общую цифру. Что из себя представляет Зона с точки зрения экономики? Некий новый природный ресурс. Народ добывает товар и перепродает его с выгодой для себя. Рынок абсолютно серый, ни налогов, ни бухгалтерии, разумеется, не ведется. Давай теперь посчитаем. Сталкеров по Зоне околачивается человек 200, кто одиночки, кто в грядки сбился. Еще около сотни- – бандюки, хотя и они в ходки за хабаром шастают. По группировкам самым крупным - Долговцы, Свобода, Монолит- еще по 50 рыл примерно в каждой. Ну пусть будет еще 100 неучтенных – новичков, отшельников, хрен знает кого еще, предположим, тем более что ежегодная убыль как раз такая. Сейчас время спокойное, бандитских войн нет, я прикидываю, что в год не больше человек 100-150 в Зоне на глушняк убивается, в среднем по одному-два еженедельно. Ну а что, не так страшен черт, как его малютка, если б Зона больше народу хавала, вообще бы никто сюда не лез, ни за какие коврижки, а так- ежегодная убыль в 20-25%, примерно как в действующей армии, как раз оставляет тебе 4 шанса из 5 пережить этот год и остаться с наваром. Итого, если округлим, имеем 600 с лихуем человек, которые постоянно живут в округе и кормятся с этого ресурса. Теперь посчитаем расход. По местным ценам я прикинул, что каждый должен в месяц тратить порядка одной тысячи шмаксов, только чтоб питаться, жить, тратиться на лекарства и бухло. А чтоб вооружаться, снарягу закупать раз в полгода хотя бы, иногда покуролесить в кабаках или отлеживаться в больницах за Периметром, да еще и родне переводить бабки иногда, надо по минимуму две- две с половиной штуки имать. Понятно, что это в среднем по больнице, кто-то больше - кто-то меньше. Но мы от этой цифры и будет отталкиваться, если на 600 умножить - получается уже полтора мульта долларов в месяц. Это только себестоимость добычи хабара. Идем дальше, сталкеры всю добычу сдают перекупщикам, типа меня, положим, те следующим скупщикам за Периметр, а они все под братвой и делиться надо еще с ментами, таможней и хрен знает кем еще. И в конечном счете, когда хабар доходит до заказчиков где-то в Европе, Израиле или Китае, его цена повышается еще примерно раз в 5, если не больше. Резюмируем: существует постоянный товаро-денежный поток объемом порядка 7,5 лямов зелени ежемесячно, (а в год это уже минимум 90, а то и все 100), не учтенный никакой статистикой. Вот за эти бабки то все окрестные блатные и бьются, как древние былинные герои - насмерть! А ведь это еще без учета криминальных рынков оружия, наркоты и паленой водки. А еще ведь рядом и государственные, а то и международные бюджеты пилят - содержание Зоны отчуждения, компенсации и строительство жилья для беженцев, ООНовская охрана Периметра, Институт под эгидой Юнеско – тут не меньше бабла воруют!

-Погоди, Рота. А как же мировая общественность, независимая пресса? Неужели никто не знает, что здесь происходит?

-Андрей, этой весной Зоне стукнуло уже 25лет, четверть века. Для репортеров и рекламодателей на телеканалах Зона уже не сенсация, а обыденность, публику этим уже не привлечь. Ну есть где-то в лесах Восточной Европы заповедник с фонящими развалинами, в котором, по слухам, иногда гибнут местные бродяги, ну и что? Лет двадцать назад публику еще интересовали снимки мутантов или новые обнаруженные свойства артефактов, сейчас это уже всем по барабану, пипл нахавался. Общественность нынче куда более волнуют масштабные катаклизмы, типа войн, цунами в Таиланде или недавнего землетрясения в Японии. Вот там панорамные съемки, обширные разрушения, тысячи жертв. А наша Зона на экранах уже давно примелькалась, стала частью пейзажа, даже любители экстремального туризма сюда уже не ездят, говорят – никаких условий, инфраструктуры нет, лучше в ту же Японию.

-Понятны мне твои расчеты, Рота, - ответил я. Мне уже похорошело от самогона и медвежатины, и в глубокие размышления встревать не хотелось.- Скажи лучше, ты про такую шняжку можешь что-нибудь рассказать?- и я достал из разгрузки утреннего найденыша. В свете керосинки Золотой сверкал еще более пленительно (даже другого слова не найти), чем показалось под утренним солнышком.

У Роты даже рот открылся, простите за каламбур. Он несколько минут с охами и вздохами рассматривал артефакт, обливаясь слюной, потом сказал:

- Вот это вещь, я тебе скажу. Просить продать, я так понимаю, бессмысленно. Ни разу не видел и не слышал о таком, пороюсь потом в каталогах, у меня есть самый свежий диск, там даже описания есть тех артефактов, которых никто не видел, на основе сталкерских баек. Лучше ты заныкай его куда подальше, до лучших времен, а то продешевишь. И чехам своим не показывай, вы хоть и корешитесь, но народ они такой, сам понимаешь. Доведешь его до периметра, как родного, а он тебя тут и шлепнет и спасибо не скажет. Если чего накопаю про твою шняжку, тебе сообщу.

-Догоровились. Теперь по ходу пьесы. Тут кто вообще на хуторе околачивается, нас сдать не могут? Хотелось бы потише на Свалку проскользнуть, без салюта и шампанского.

-Да хрен их знает. Может всем пофиг, а может вот сейчас какой Веня Леший от скуки строчит мессагу своему корешу Славе Нарику на Агропром или Свалку, типа к нам сейчас грядка запаканых хачей через болота завалилась. Тут ведь телевизоров нету, одно любимое развлечение у всех - на ПДА переписку строчить. А может и наоборот, Слава Нарик еще позавчера отписал всем корешам по Зоне, мол если увидите кодлу тяжелоармированых черных, телеграфируйте плиз, не в падляк, с меня проставка.

-Ну да мало ли хачей в Зоне? Каждый третий, почитай, кто армянин, а кто и смуглый татарин.

- Так то да, но если он добавит, что хачей сам Провод тащит? Ты ведь в Зоне фигура известная, считай герой-любовник. Кроме того, твои чехи – реально сильно заметные. Запаканые, что твоя звездная пехота, на каждом снаряга стоит десятку баксов по минимуму.

-Да, тут ты прав, Рота. Прямо со сранья сваливать будем. Спасибо за хлеб-соль. Сам то за Периметр выбираешься? Если на Гидрач дорога будет, заскакивай.

-Спасибо за приглашение, Провод, но нас и тут неплохо кормят. У меня ведь статья тяжелая, ты знаешь, с такой на Большую землю вообще нельзя. На меня ориентировка лежит в ОВД на Гидраче, это мне совершенно точно сообщили. Да куда мне идти - семьей я тут обзавелся, ты наверное еще не в курсе, с беглой зычкой-молдаванкой сошелся уж года два как.

-О, поздравляю, Рота, это дело серьезное!

Вечерело, и к бару, как стадо на водопой, начали подтягиваться мужички за вечерней выпивкой. Рота оставил меня и пошел хлопотать по хозяйству, я долго еще сидел и неспешно выпивал со старыми знакомцами, вспоминая «…минувшие дни и битвы, где вместе сражались они…»

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 279 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Логика может привести Вас от пункта А к пункту Б, а воображение — куда угодно © Альберт Эйнштейн
==> читать все изречения...

600 - | 603 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.