Лекции.Орг


Поиск:




Глава 2. Веселье и праздник. 2 страница




Ахметовские же чеченцы, с которых я начал рассказ, как и многие другие, попробовали повоевать «все против всех» в самой зоне, потом сильно сцепились с свежеобразовавшимся и набиравшим силу Долгом, потеряли людей, поняли, что на этом поле их карта не самая сильная. Как ни странно, после этого они урезонились, и сосредоточились на другом направлении, оказавшимся более перспективным – торговле хабаром. Нашли ведь выхода на Запад, договорились с тамошними заказчиками, стали скупать хабар у сталкеров и переправлять его в Европу. Таким вполне цивилизованным способом они и в самом деле стали контролировать существенную часть барахла, утекающего с Зоны. В последнее время стали сами нанимать и оснащать экспедиции за хабаром, причем платили нормальные деньги, не выше, но и не ниже, чем другие перекупщики. Вот за уловом одной такой пропавшей экспедиции мы и подряжались сходить в последнюю ходку. Отправили чехи по хорошей наводке четверку опытных ребят почистить один жирный подвал неподалеку от Янтаря. Ребята до точки добрались не очень благополучно, одного по пути собаки покусали, но жив остался и самостоятельно назад дохромал, второго уже на Янтаре мертвяки изгрызли, тот сутки промаялся, но все же умер. Двое добрались до пойнт дестинейшн, точка реально оказалась жирной и наваристой, ребята сообщение скинули, что два мешка барахла насобирали и после этого замолчали. Когда молчание продлилось трое суток, уж и на большой земле поняли, что-то не так пошло. Кинулись к военным связистам. Те через спутник пробили, что коммуникаторы всей двойки до сих пор активны и находятся все в той же локации, откуда они выходили на связь последний раз. Чеченцы успокоилось, что сталкеры не в бега кинулась с хабаром, а походу накрылась плотно, и обратились к Кандею, тертому бродяге, ходившему в Зону со своей бригадой - Насосом и ныне почившими в бозе Селиваном и Саней-Ваней, дабы организовать спасательную экспедицию. На бригаду полагалось 30% от стоимости хабара, обычная в таких случаях ставка. Ну, Кандей поразмыслил и меня подтянул, в качестве проводника, учитывая сложность задачи.

В Трудовом кодексе, наверное, нет специальности «Проводник по Зоне», но именно этими словами определяется содержание моей работы. Хлебушек насущный, а иногда и тонкий слой икорки на него, я зарабатываю в поте лица, проводя в Зону и обратно тех, кому по какой-то надобности приспичило посетить эти проклятые края. Весь наш мир в принципе - не самое дружелюбное и приветливое место, созданное исключительно для счастья и беззаботной любви, но Зона в этом плане даст большую фору всем остальным горячим точкам планеты. Для любого бедолаги, который решил свести счеты с жизнью, но не может определиться со способом, Зона всегда готова предоставить широчайший ассортимент самых негуманных возможностей лишиться своей физической оболочки. Ну а если человеку, пусть он даже тертый сталкерский калач, нужно как можно быстрее пройти из точки А в точку Б по территории Зоны, с максимальной из возможных вероятностью выжить и при том при всем потратить на это как можно меньше собственных психических ресурсов, то пожалуйста, обращайтесь, расценки договорные, есть рекомендации. Это на правах рекламы, мало ли что.

В свою очередь, поразмыслив над Кандеевским прожектом, я подтянул Ваську Молодого, местного безработного парю лет 20. Он уже ошивался возле сталкеров около года, сначала брали его отмычкой в недалекие рейсы первое время все подряд, с недавних пор я его заприметил и взял в подмастерья, натаскивал.

Так вот мы и сходили пятером в ходку, дошли благополучно, спустились под землю, нашли сильно поеденные тела и хабар, определить, от чего ребята гикнулись, уже не представлялось возможным, поскольку местная живность ими на славу пообедала. А на обратном уж пути мы плохо провели время. Бывают поганые тропки, как их не мости! Стечение зоновских обстоятельств. Мы реально впухли, залетели одна за другой в несколько неприятностей подряд, потеряли двоих парней, хорошо хоть сами выбрались, Зону нельзя корить и плохим поминать…

Несмотря на нынешние мирные времена, я чеченцам по старой памяти не особенно доверял. Волк в овечьей шкуре все равно останется волком. Помню, какие понты они гнули в Зоне еще года четыре назад, и как прижали хвосты после злобной бойни с Долгом….

Литр виски на четверых, да под хорошую закуску, закончился довольно быстро, хоть мы и не спешили, и второй литр уже неторопливо походил к концу, когда появился Алик. Поздоровавшись и испросив разрешения присоединиться, он сел рядом со мной и заказал себе зеленого чая. Я его до этого встречал пару раз, но как-то все издали, особо знакомы мы не были, да я и не стремился. Вот ведь не скажешь по внешнему виду, что Алик - головорез отъявленный, бригадир военизированного крыла чеченской группировки, самолично руководящий и участвующий во всех силовых операциях банды. Парень моих лет, некрупный, невысокий, длинноволосый, улыбчивый, одетый в хороший костюм, дорогие часы, на пальце – перстень с крупным рубином. Акцент нерусский еле уловимый. Похож на итальянца чем то, как я себе итальянцев представляю. Сидел с нами, улыбался и болтал за жизнь и за Веру с Плановки, харощую дэвушку, вах! Ты с нэй чего-то мутишь, Провод, правда вэдь, всэ знают?

Насос с Молодым, внезапно вспомнив про какие-то ужасно важные дела, засобирались восвояси. Они, видно было, чеченцев откровенно побаивались, а особенно самого Алика, все знают - на нем крови, как на Дракуле. Чуть позже и Кандей пересел за соседний столик поболтать со старыми знакомыми, там выпивала грядка старых сталкеров, матерых зубров, сидел даже легендарный Гомес, один из самых первых покорителей Зоны. Про него судачили даже, что он когда-то все-таки нашел свой Золотой шар, он же Исполнитель желаний, никакими другими причинами долгоживучесть и неубиваемость Гомеса объяснить нельзя.

Алик незамедлительно перешел к делу:

- А скажи, Андрей, твое погоняло Провод- это ведь произошло от слова «Проводник» сокращенно, да?

- Ну, уж не от того, что провода по Зоне на металлолом срезал, - засмеялся я.

-Говорят, что ты реально лучший проводник здесь. Это правда?

-Грех жаловаться, тьфу-тьфу-тьфу. Пока мама-Зона живым отпускает.

-Да не скромничай. Дело есть для тебя. Надо людей группу провести на Свалку дней через пять. И назад потом проводить, еще через пару дней. Хорошие деньги получишь, пятьсот долларов в день платим, это сверх всех расходов на барахло и еду.

- Каких людей и зачем идут?- полюбпытствовал я.

-Это не важно, Провод. Хорошие люди, идут по важному делу. Штуку сразу платим, остальное по возвращении. Согласен?

-Неа, так дело не пойдет!

-Это почему? - удивленно посмотрел на меня собеседник,- Неплохие ведь деньги за такую ходку, кто тебе больше даст?

-Алик, ты же сам сказал, что я лучший проводник здесь. Не отмычка, не просто местный, знающий дорогу, а проводник. Согласен? Проводник я потому хороший, что пытаюсь предусмотреть все неприятности, которые могут произойти в ходке, и заранее предпринимаю меры, чтобы их избежать. Поэтому только я живой еще. Вести группу на Свалку совсем несложно, для этого не надо быть лучшим проводником, Свалка не так далеко, и дорогу туда проложить смогут многие. Если ты обратился именно ко мне, и предлагаешь хорошие лавэ за тропу на Свалку, а такие деньги я мог бы снять разве что за тяжелый долгий рейд в глубокую Зону, значит все не так просто с твоими хорошими людьми, и непростую группу ты мне предлагаешь провести. Тем более, что на Свалке особо делать нечего ни сталкерам, ни хрен знает еще кому - тухлое место, хабара почти нет, радиация, псины целыми стаями, только бандюки бакланят. Хочешь со мной работать– расскажи все как есть, а там вместе подумаем, как решить твою проблему, - после этого глубокомысленного спитча я подозвал официанта и попросил зеленого чая, он после вискаря хорошо взбодрит мозговые извилины.

Алик, который во время моей речи все грустнел и серьезнел, наморщил нос, почесал его мизинцем с перстнем, и вышел, сказав, что идет позвонить. Через несколько минут он уже вернулся, опять веселый и улыбчивый.

- Кароче, Провод, я тебе сейчас все расскажу. Но ты сам знаешь, если то, что я тебе сейчас расскажу, узнает кто-нибудь еще, кроме тебя, то ты сам все понимаешь. Ты не дурак, как сам про себя считаешь, и знаешь кто мы и что мы. И мы за тебя знаем все, поэтому я считаю, что тебе можно рассказать, то что ты сейчас услышишь. Тут все понятно?- Алик расплылся в самой доброй, веселой улыбке дьявола-людоеда.

- Да, вроде уяснил, - и я тоже широко и лучезарно улыбнулся в ответ.

- Значит так. На Свалке воровской сходняк будет через 2 недели. Много воров будет, смотрящие по регионам, по общаку. От наших туда пойдет сам Ахмед, и еще ребята с ним, человек 20 всего, я тоже буду. Вот и весь секрет. Что скажешь?- Алик прекратил улыбаться и даже, кажется, опять посерьезнел.

Я, отхлебывая чай, закурил сигарету, и погрузился в размышления. Сходняк то действительно многое объясняет. Секретом особым это не было, уже месяца три ходили слухи - воры хотят очередную сходку на Зоне провести, тем паче, что в недалеком прошлом неоднократно уже устраивали там подобные мероприятия. В блатной среде считалось высшим шиком показать воровской кураж - провести сходняк на Зоне, куда добраться то опасно настолько, что никакие менты с облавами туда не сунутся. Издревле (лет десять то точно) по тем или иным поводам воровские сходки, стрелки и разборы устраивались на Свалке, считавшейся почему то колыбелью и альма матер блатной идеи на Зоне. Ну, а раз так, то отчего бы не сводить урлу чеченскую в ходку? Деньги предлагают достойные за подобное мероприятие, с учетом моих моральных издержек, нелегко ведь будет терпеть около себя эту грядку примерно неделю жизни? Поразмыслив еще немного и покурив, наконец я собрался с мыслями и ответил:

-Я согласен. Только амуниция новая мне нужна, я только с ходки пришел, старый бронник единственно что на выкид годится, а под заказ месяц доставлять будут. И еще мне напарник нужен. Вас ведь 20 рыл, и никто Зоны почти не нюхал, один я не управлюсь.

- Амуницию выдадим, но с возвратом, наш общак не дойная корова, сам понимаешь. Насчет напарника – это пожалуйста, но денег больше не дадим. Бери, кого хочешь, только чтоб надежный человек был, это под твою ответственность. По подробностям заходи завтра к нам в офис, обмозгуем детали. Часов в семь вечера сможешь?

Джазик закончился, музыканты начали сворачивать свои халабуды. Вместо них за ди-джейский пульт сел моложавый чувачок и сходу зарядил диск с чем-то энергичным прогрессивно-хаузным. Народу постепенно подтянулось много, начались танцы-шманцы. Кандей помахал мне рукой, зазывая за столик, где он сидел, там компанию уже разбавили какие-то девочки, вроде даже та самая вышеупомянутая Вера с подружайками. Ну я в этом плане не гордый, чтоб вот так сразу отказываться, и почел за честь присоединиться к честной компании, благо вездесущая радиация еще не до конца истребила во мне зачатки первичных инстинктов.

Девочки местные - тема для отдельного разговора, Не проститутки, нет, хотя, кто желает, и такого добра здесь хватает. Просто молодые, веселые, безумно красивые девчонки, ищущие развлечений и приключений. И их вполне можно в этом понять. Поселок то - провинция глухая, мужичье местное - вечно бухое быдлячье отребье, как везде у нас на постсоветском пространстве от Прибалтики до Приморья. А тут веселые сталкерюги, запакованные, с бабками, и никакой местный колдырь на такого не наедет, все знают - у этих всегда на огороде пара стволов зарыта. В общем, бойкие девки. Кстати, мне вот тут задним числом в голову мысль пришла, что в свете распространения тайской идиомы "Леди-бой" старинное русское выражение "Бой-баба" обретает новую смысловую подоплеку и направленность. За это я немедленно и провозгласил тост.

Кандей, (все-таки, что значит филолог!) тут же в ответном алаверды предложил мою кандидатуру в качестве кандидата от Гидрача в Верховную Раду.

- Ну вот еще, глупости какие, - заявил я в ответном спитче. - Я абсолютно лишен властных амбиций, желаний самоутверждаться и статусно выражаться, в том числе перед женщинами. К тому же полностью аполитичен. Для самореализации мне вполне достаточно было бы просто очень много денег. Политику я вообще считаю некоей формой извращений, а сам же из всех извращений приветствую только групповушки, и то за веселуху.

-Андрей, а за скромность, возвышенность и чуткость тебе необходимо еще и памятник поставить, но это потом, а сейчас обязательно за это выпить, - высказался Кандей.

Я официозно парировал:

- С тех пор, как я сказал "нет" марихуане (а она обиженно возразила и мы еще долго препирались), меня мало что может сподвигнуть на возвышенное и чувственное, хотя возбудить меня все еще не так и сложно, достаточно литра коньяка и показать пару голых девочек. А насчет памятников лучше всего выразились незабвенные А. и Б., разумеется Стругацкие, в том смысле, что их явление ниспосылает отраду всем им преклоняющимся благословлением мускулюс глютеус своего. Пьем!

И пошла работа. Знай, голытьба, как сталкеры гуляют. Пили шампанское, виски, ром, текилу, коктейли горящие, коктейли холодные, коктейли фирменные. Танцевали на танцполе, прямо у столика и прямо на столике. Стреляли в потолок пробками шампанского, поливали шампанским девочек, кидались бутылками в витрину, дрались со столиком, на который бутылка упала, потом долго что-то терли с ментами, дали им денег, они нас вежливо, поддерживая под руки, проводили до стоянки перед выходом и рассадили по такси. Армянин Миша, хозяин заведения, тоже вышел провожать на улицу, с ним все по очереди, включая девочек, взасос целовались на прощанье.

На четырех такси впятнадцатером завалились в сауну с бассейном, и тут уже началась новая жара. Играли в бильярд, танцевали, пили, купались, куражились, били посуду, ломали инвентарь и все по новой. Кто-то по телефону заказал приколов, уже через четверть часа приехал лучший местный драг-дилер, привез кокса, плана и таблеток, кому что надо, (вот что значит сервис!) Я к этому делу с некоторых пор уже охладел окончательно, свое поле конопли я уж давно выкурил, несколько лет воздержания от наркоты пошли мне на пользу и в качестве допинга приемлю только алкоголь. Но многие девочки с мальчиками были лишены моих нравственных проблем и усугубились по полной. Под утро, как всегда после литра крепкого, у меня в голове периодически выключался свет, и память выхватывала лишь отрывки событий. Вот я зачем-то скидываю в бассейн по одному бильярдные шарики, а затем опрокидываю туда же весь бильярдный стол. Вот я разбиваю розетки с салатами об стену. Вот я неодетый сижу на стуле перед унитазом, и две такие же неодетые девочки уговаривают меня поблевать, потому что мне плохо. Вот я разговариваю с Гомесом, он, неулыбчивый, небритый, большеносый, в толстых затемненных очках просидел всю ночь одетый в кресле со стаканом коньяка, сигарой и с зеркалом на коленях, а зеркало под утро все было в следах от кокакиновых дорог. И он говорил мне что-то самое важное, то, в чем весь заключен был самый главный смысл, только я, дурак пьяный, ничего не запомнил, и лишь ревел навзрыд от внезапно нахлынувшего, пришедшего в голову понимания и осознания этого смысла, и обязательно надо будет потом, наутро с ним встретиться и еще раз, как следует, все уяснить, только знаю, что наутро уже выдует хмель, солнце развеет ночную тоску, и никогда в жизни я с Гомесом не поговорю серьезно. А вот я уже лежу на диванчике, а сбоку от меня на том же диванчике творится непотребство с участием Кандея, его товарища и одной из девочек. А вот сама Вера, самая красивая и самая добрая, меня одевает и куда-то везет. И там она была со мной нежна и ласкова, и она была самая лучшая.

Проснулся я днем, часов этак в пять. И сразу понял - Вера уже ушла. На столике стояла заботливо оставленная бутылка Боржоми. Отпиваясь минералкой, я вспоминал подробности последней ходки.

Глава 3. Сафари.

- Молодой, шухер на 10 часов, хоп?

-Хоп!

- На 2 часа вперед самый малый, хоп?

-Хоп.

- Сзади, подтянулись, не растягиваться. Молодой, на 11 часов кидай болт, хоп!

-Хоп.

Теперь на 12, хоп!

-Хоп!

-Пошел на 11 часов до стены, хоп!

-Хоп!

- Насос, стой на месте, замыкающим, паси под прицелом тропу, откуда пришли! Остальные,подтянулись, проход взяли на прицел, хоп! Молодой, весь не высовывайся, сразу две гайки кинешь в проход по команде, и сразу падай к стене! Все готовы? Хоп!

-Хоп!

-Вроде тихо. Молодой, еще две, хоп!

-Хоп!

-Селиван, Саня-Ваня, ко мне, держать проход под дулом! Я сейчас пополз внутрь, вы на шаг позади меня в полуприсяде, стрелять можно без команды, на любой звук или движение. Ползти буду долго, хоп!

Я снял рюкзак, на четвереньках пополз неторопливо в проход. Когда-то тут была дверь, конечно, но теперь остался просто черный провал, за которым ни хрена не видно и не слышно. Приблизившись к самой границе света и тьмы, включил налобный фонарик, хороший, мощный, на диодах, и осторооожненько, буквально по сантиметрам, стал засовывать голову в эту чернильную темноту. Минуту-другую просидел так без движения, ждал, пока глаза привыкнут к темноте, потом опять по сантиметру начал даже не ползти, а сдвигаться вперед. Фонарик выхватил лестницу, уходящую вниз, покатый потолок, ступенек двадцать, крутые, глубоко, внизу лестницы еще проем, видимо вход в подвал, ни звуков, ни отблесков, ни ветерка, ни шевеления, запах гнили, а это хороший признак, хищники бы подъели любую падаль подчистую, еще полметра вперед, начало спуска по лестнице, щелкнул пальцами Селивану, тот приблизился, шепнул ему:

- Дай факелов и Молодого свистни, пусть сзади тебя идет.

Он протянул мне несколько трубок, я одну за другой переламывал их и бросал внутрь как можно дальше. От трубок разливался неяркий желтый свет. Я так же на четвереньках потихоньку пополз вниз по лестнице, на полшага позади шуршали, передвигаясь, бойцы. «Дойдя» до самой нижней ступеньки, остановился, впереди коридор метров 10, за ним опять проем, фонарик не простреливает далеко, видимо дальше идет большое помещение, запах гнили сильнее, воздух стоячий, сырой, но воды не видно, кидаю туда, вглубь еще несколько трубок. Они падают и разгораются ровно, без помех. Встал, дробовик наизготовку и вдоль стеночки тихонечко шаг за шагом пошел туда, к проему.

Мужики подтянулись, и мы все вместе тихонько выглянули из проема четырьмя стволами и восемью глазами. Помещение вроде большое, чистое, ни барахла, ни оборудования какого, только несущие столбы в два ряда. Я закинул как можно дальше по всем сторонам еще трубок-фонариков, воды нет, несмотря на осень, значит сток хороший, но вот зверья нет, а это настораживает, почему сухой подвал под нору или логово не приспособили? Мужики разошлись, обходя помещение по периметру, я пошел посередине. А вот под ногами косточки, какие-то зверушки тут подохли, надеюсь сами, никто не помог, а вон вдали еще что-то лежит, чернеет.

-Молодой, хоп!

Молодой обкидал трубками объекты и пространство за ними, и мы осторожно приблизились. Зрелище неаппетитное, видимо это и есть источник смрада- два человеческих тела, полуобъеденные, полуразложившиеся. Комбезы изодраны, рюкзаки помяты, но вроде целые.

- Молодой, тащи сюда Кандея и Насоса.

Тот послушно метнулся назад.

-Что там у вас?- это Селиван проявил любопытство.

- Два жмура и наш хабар.

Тут примчался Молодой, почему-то быстро, один и аж заикается от страха:

-Т-т-там, там львы бля эти, как их...

-Что?

-Ну эти, химеры, стая целая шастает вокруг, наши уж на лестнице залегли, пока не стреляют.

Ипонский городовой, воистину страшнее кошки зверя нет. Мутировавшие потомки мурок, лишившиеся волосяного покрова, зато с проснувшимся доминантным геном гигантизма, действительно внешне напоминали львов, как размерами, так и хищными повадками. Но в отличие от жаркой-жаркой Африки, где льву достаточно раз-два в неделю покушать нежной антилопятинки, а остальное время сладко дрыхнуть в теньке или на солнышке, в нашем климате хищным тварям такого размера надо гораздо больше мяса, эти твари в нашем лесу самые злые. Стрелять в них нельзя, просто нельзя! Они быстрее и сильнее всего, что можно себе представить из живых организмов. Срочно надо валить, валить.

-Селиван, со мной ко входу! Молодой, Саня - быстро осмотрели все, здесь должен быть сточный коллектор, в глубину подвалов не суйтесь, там полный писец.

Я побежал ко входу. Селиван – за мной. У него самый мощный среди нас ствол, импортный дробовик многозарядный, название все запомнить не могу, но по характеристикам различаю. Даже из такого ствола мурку хрен завалишь, единственно только если в упор в глаз шарахнуть, но подранить можно сильно. Кантей и Насос залегли на лестнице, высунув наружу только стволы.

-Что тут?- шепотом я спросил Кантея.

- Минут пять назад Насос заметил, целая стая резвилась, так что земля дрожала. Мы сразу сюда перекантовались.

- Я штук пять насчитал,- сказал Насос.

- Что тут за херь вообще творится, они ведь больше чем по двое не ходят! Они вас заметили?

-Да пес их знает. У них ведь чутье, сам знаешь, какое. Наверняка почуяли уж давно, но вида не подают, играют, по кустам прыгают и круги сужают.

- Селиван, остаешься здесь. Стреляйте, только если полезут сюда. Даже если перед входом играть будут или даже на входе сядут, ни в коем случае нельзя стрелять, это понятно?

- Да.

Эх, сейчас бы вход завалить хоть чем, дак ведь ни бревен, ни ящиков или проволоки даже внутри нету. Я метнулся вниз, это здец какойто, вертелось в голове, как глупо вляпались, на нас всех достаточно бы и двух кошек, если негде спрятаться, они б нас как мышек покоцали, а тут пять, если не больше, ипанических тварей. Прятаться надо, они ведь теперь лесные вольные хищники, в узкие и низкие закутки не суются, если в местный коллектор не пролезем, придется уходить в низы, а в местных низах, Буратино, я б не дал за твою жизнь и дохлой мухи. Хуже местных низов только даже не знаю что, это настоящая Преисподняя, хотя ведь двое жмуров, они ведь вниз ходили за хабаром, и оба вышли живыми; на выходе их кошаки и завалили, больше некому. А ведь ребята тертые были, знал я их при жизни, и если они предпочли здесь погибнуть, но вниз обратно не соваться, то внизу творится что-то совсем плохое. Ну это только гипотеза, может быть, и внизу ребята куда-то вляпались или чего-то надышались, и жизни хватило им только досюда дойти, а уже мертвых их кто-то объел. Видать тут у кошаков если не офис, то площадка для игр, логова то они в одном месте не устраивают, по крайней мере никто не встречал их логова или норы; а так все сходится – и отсутствие другого зверья, и недоеденные трупы, это вполне в стиле кошачьих игр - убивать не ради еды, а даже будучи сытыми, забавы ради. Поэтому их химерами и окрестили - типа адские создания.

Молодого и Саню-Ваню я застал за скручиванием приржавевшей намертво решетки коллектора.

- Весь подвал осмотрели? - спросил я.

-Да, все пусто, – ответил Молодой.- Там только один коридор идет дальше, я в него залезать не стал, ты ведь не велел.

Наконец решетку удалось отодрать, открылось отверстие колодца, уходящее вертикально вниз, хорошо хоть есть скобы, можно спуститься. Снизу пахло болотом, еле слышно журчала водичка, я швырнул туда пару светотрубок, они легли в воду, и сам потихонечку полез головой вниз. Добравшись до коллектора, я медленно повертел головой по сторонам, пролезть вроде можно, диаметр метр-полтора, воды по щиколотку, крикнул:

-Молодой, вниз, Саня, кидай сюда хабар и остальных сюда тащи, резче!

Молодой спустился вниз, перелез по мне, висящему, и спрыгнул на дно коллектора, тут же присел и выставил ствол в темноту. Я довольно ловко для своих лет тоже сковырнулся вниз и выставил свой дробовик в другую сторону.

Через минуту на нас сверху попадали-попрыгали мужики с рюкзаками и тоже тихо присели, ощетинившись оружием.

-Как там кошаки?- спросил я вполголоса Кандея, оказавшегося рядом со мной.

- Вовремя мы ушли, они уж вокруг входа прыгали. Я думал уже все, приплыли.

- Еще не вечер. Ху зна, куда нас эта тропка выведет.

- Куда двигаться будем?

- Если по течению, то коллектор по идее должен в местные отстойники выходить, это которые в реку Припять выходят. Но сейчас осень, и выход подтоплен может быть. Надо наверх двигаться, против течения. Лишь бы ливня в округе сейчас не грянуло, а то нас и тут зальет на хрен.

Сверху послышался многоголосый хриплый рев и мяв. Киски прибежали. Я скомандовал:

-Молодой, Насос, замыкаете. Я первый, за мной Селиван, Саня, Кантей. Хоп!-

И кинул трубку в темную мокрую трубу.

За пару часов хода мы где ползком, где на четвереньках продвинулись всего примерно метров на 700. В одном месте встретили завал из нанесенных водой веток и сучьев, пришлось разбирать его вручную и по одному передавать в хвост колонны. После него коллектор едва ли не не треть оказался заполнен жидкой зловонной грязью, по которой передвигались чуть не вплавь, ухайдакались как свинюги.

Коллектор периодически становился намного шире и выше, это мне чертовски не нравилось, там в вышине чего-то херовастое было, мутное, жопой чуял. Пару раз я переворачивался на спину, оттирал рукавом фонарик во лбу и внимательно рассматривал потолок, потом со вздохом опрокидывался в грязь и греб дальше. Кинул трубку метров на 5 вперед, добрался до нее, подобрал, кинул дальше. И тут шандарахнуло. Взрыв в закрытом пространстве даже сравнить не с чем. Минут через несколько я только начал приходить в себя, но в глазах еще был ослепительный свет, в ушах звон и в голове гул, и все тело сводило судорогами.

Очухался я, только когда меня трясти начали конкретно, тут я только понял, что свет в глазах - это налобный фонарик чей-то мне шары слепит, и тут я хотел сказать - не слепи меня сука, выруби фонарь, но сил хватило простонать только:

-Сука, фонарь!

Через некоторое время стало возвращаться зрение, потом слух.

Кантей достал заветную фляжку и дал мне хлебнуть.

-Как там чего?- спросил я, положенное время постонав и отдышавшись.

-Селиван хлопнулся, на глушняк, Саня-Ваня как ты, контуженный чуток, остальные целы.

-Че эта было?

-Электра походу.

Очухавшись, я осмотрел место происшествия. Селиван, еще дымился, весь черный, башка конкретно обугленная, его я обогнул как можно дальше.. Ага, вот здесь, за два метра до него я подобрал последний раз трубку, кинул ее правой рукой, еще рука левая чуть соскользнула, свело ее от холода в грязи, и трубка ушла чуть левее центра коллектора, я машинально двинулся по траектории трубки, то есть ближе к левому краю трубы, а Селиван видимо пополз по центру, даже ближе к правому краю, а что здесь у нас? Батюшки, да здесь дует! А откуда? Мамочки, да здесь дырка здоровенная в стене, а из нее и дует! Так вот что мне не нравилось в последнее время, над нами, под потолком сквозняк гулял, а я, весь грязью облепленный, ничего не смог почуять! А тут, у самой дыры, видать, Селиван почуял ветер, и голову поднял, и тут же ее и потерял, электра в самой дыре видать была, прямо у входа, старая, злобная, и прямо в лоб ему шарахнула! Хорошо хоть, не мучался. И нас с Саней-Ваней, как крайних, оглоушило, а дополнительно через жидкую грязь хорошенько ебом токнуло, ладно хоть не убило.

В дыру эту мы не полезем, откуда дует, сифонит, фонит и так далее, туда соваться нельзя, поэтому двигаемся дальше, тем же концом по тому же месту. Пусть тебе коллектор будет пухом, добрый дядька Леха Селиванов. Хоронить тут негде, а с собой тело тащить нельзя, потеряем скорость - неприятности догонят, тут такой закон жизни…

Еще через пару часов утомительного карабкания в грязи мы наконец выбрались на поверхность возле каких-то здоровенных резервуаров, то ли база ГСМ тут была в советское время, то ли знать не хочу даже что. Все замерзли как собаки, еще бы - в холодной грязи полдня купаться. На стенке одного из резервуаров нашли металлическую лесенку наверх, поднялись и спустились внутрь резервуара, натаскали туда дров и развели здоровенный костер, иначе околели бы, осенние ночи уже холодные. Водкой понемногу подогревались, консервы с китайской лапшой подъедали.

С утра оказалось, что идти никуда нельзя, мы в осаде. Снаружи околачивались пара десятков мертвяков, видать почуяли запах свежей крови и сбежались с округи. Мертвяки, многие уже начали называть их зомби, как в старых видеофильмах, самые обычные ожившие мертвецы, ничего особенного. Страшненькие, как челябинские кочегары, грязные, пованивают и плотоядные. Поначалу, как я их встречал, боялся до усрачки, а потом ничего, пообвык. Не самое опасное существо в местных местах, хотя на зуб к ним лучше лишний раз не попадать, столбняк или гнойные раны гарантированы. Бывает, стаей и до смерти загрызут, кто зазевается. Как мне объяснял в свое время уважаемый профессор Карл Оттович, мертвяки – не живые в нашем понимании, а по научному - форма псевдожизни, нежить, если по простому. Какая-то неведомая херь, энергия или поле в некоторых участках Зоны вызывают симуляцию некоторых жизненных и социальных процессов у почивших в бозе и не успевших подвергнуться полному некрозу тканей представителей вида Хомо Сапиенс. Мертвяков других биологических видов в Зоне не встречали. Хотя может и есть, кто их знает. Сталкеры чего только не рассказывали, может не все то байки были. Но факт остается фактом - мертвяки на живых довольно прытко нападают, злобно кусаются, пытаются съесть. А сознания у них ноль, это враки, если кто рассказывает, мол с мертвяком базарил. Некоторым религиозно озабоченным товарищам сам факт существования мертвяков почему то внушает оптимизм- мол, что ни говорите, а встречается жизнь после смерти. Do you believe in death after life…?, перефразируя одну голосистую армяно-американскую певицу.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 360 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Самообман может довести до саморазрушения. © Неизвестно
==> читать все изречения...

860 - | 713 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.