Лекции.Орг
 

Категории:


Макетные упражнения: Макет выполняется в масштабе 1:50, 1:100, 1:200 на подрамнике...


Нейроглия (или проще глия, глиальные клетки): Структурная и функциональная единица нервной ткани и он состоит из тела...


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...

Февральская революция 1917 г. Политическая ситуация в России после февральской революции



Авторитет царской власти стремительно падал. В немалой степени этому способствовали слухи о скандалах при дворе, о Распутине*. Правдоподобность их подтверждалась так назы­ваемой "министерской чехардой": за два года войны смени­лось четыре председателя Совета министров, шесть министров внутренних дел. Население Российской империи не успевало не только познакомиться с политической программой, но и разглядеть лицо очередного премьера или министра.


* Григорий Ефимович Распутин (1872-1916) — выходец из крестьян Тобольской губернии. Как целитель и провидец был пригла­шен к царскому двору, приобрел неограниченное влияние на царскую чету, что использовали соперничающие между собой дворцовые группировки. Убит представителем одной из этих группировок. "Распутинщина" — вы­ражение предельного разложения правящей верхушки России.

 

Нестабильность ситуации в стране, рост оппозицион­ности в отношении не только личности самого Николая II, но и монархии в целом — все это свидетельствовало о глу­боком политическом кризисе самодержавия. "Во всем ог­ромном городе, — вспоминал о настроении в Петрограде в конце 1916 — начале 1917 гг. В. Шульгин, — не нашлось бы и ста человек, преданных старой власти". В сложившихся условиях самодержавный режим не смог ужиться даже с возможным своим партнером — либеральной буржуазией. Для этого нужно было провести реформы. Жизнь все боль­ше разводила самодержавно-помещичью и торгово-промыш­ленную Россию.

Первые раскаты грома, предвещавшие революционную бурю, грянули в Петрограде поздней осенью 1916 г. Уже в октябре в Петрограде в стачках участвовало около 200 тыс. человек рабочих. 1917 г. начался новыми выступлениями рабочих в Петрограде. Общая численность бастующих в январе 1917 г. в городе уже составила более 350 тыс. чело­век. Впервые за годы войны забастовали оборонные заводы (Обуховский и "Арсенал"). С середины февраля революци­онные выступления уже не прекращались: забастовки сме­нялись митингами и демонстрациями. 25 февраля забастов­ка в Петрограде стала всеобщей. 26-27 февраля самодер­жавие уже не контролировало ситуацию в столице. Рево­люционные выступления рабочих получили поддержку сол­дат Петроградского гарнизона.

Итогом политики самодержавия, поставившей страну перед революционным исходом, стали отречение 2 марта 1917 г. Николая II от престола и победа в стране февраль­ской революции. Февральская революция произошла столь стремительно, что многие ее современники, даже и те, что были причастны к политике, склонны были видеть разные причины ее победы. Сторонники монархии полагали, что февраль 1917 г. — это следствие масонского заговора, рас­пространившегося в среде либеральной оппозиции. Исто­рики, исследовав проблему, отвергли эту версию, справед­ливо указывая, что масоны с их ограниченной социальной базой не могли вызвать такой мощный демократический по­рыв народа, характерный для февральской революции.

Сторонники буржуазной оппозиции — и "октябристы", и кадеты — считали, что февраль 1917 г. — это следствие прова­ла всех попыток заключить компромисс с царем. При этом октябристы и правые кадеты упрекали либеральную буржуазию за чрезмерную неуступчивость, а руководство и левое крыло кадетов те же обвинения адресовали царю и его правительст­ву, не желавшим проводить необходимые реформы. Лидеру кадетов П.Н. Милюкову февральская революция представля­лась результатом слабости российской государственности, при­митивностью российских государственных структур по срав­нению с западными, утопичностью требований и надежд рос­сийской революционной интеллигенции, природным бунтарст­вом народных масс, упадком влияния правящих сословий, тягой национальных районов к независимости и мировой войной.

Отголоски этих объяснений февральской революции встре­чаются и в монографических исследованиях современных ис­ториков, и в популистских изданиях политологов. Однако в на­стоящее время первопричиной революции называются и соци­ально-экономические противоречия: аграрный, рабочий, наци­онально-правовой вопросы, незавершенность индустриализации, диспропорция между промышленным и сельскохозяйственным развитием, между устремленностью российского торгово-про­мышленного и финансового мира в направлении капиталистического развития и тя­нущим назад, в феода­лизм, монархически-сословным устройством государства, резкое классовое размежева­ние в стране и т.д. Эти причины уже приводи­ли Россию в 1905 г. к революции, однако в 1917 г. острота их реше­ния достигла критичес­кой точки.

Важным является также вопрос о харак­тере февральской ре­волюции. Вторая рево­люция в России была буржуазно-демокра­тической. После кру­шения монархии для всех политических классов, партий и их политических лидеров впервые в российской истории открылась возможность прихода к власти. В определенной мере февральская ре­волюция 1917 г. откры­ла в России состояние гражданской войны не в военном, а в общественно-политическом понимании, т.е. борь­буза политическую власть между партиями и классами. Эту борьбу в период с февраля по октябрь 1917 г. вели более 50 политических партий. Особенно заметную роль в политике после февраля 1917 г. играли кадеты, меньшевики, эсеры, большеви­ки. Каковы были их цели и тактика?

Центральное место в кадетской программе занимали идеи европеизации России путем создания сильной государствен­ной власти. Ведущую роль в этом процессе они отводили бур­жуазии. Продолжение войны, по мнению кадетов, могло объединить и консерваторов, и либералов, Государственную думу и командующих фронтами. В единстве этих сил кадеты видели главное условие развития революции.

Меньшевики рассматривали февральскую революцию как всенародную, общенациональную, общеклассовую. Поэ­тому главной их политической линией в развитии событий после февраля стало создание власти, опирающейся на ко­алицию сил, не заинтересованных в реставрации монархии.

Схожими были взгляды на характер и задачи револю­ции у правых эсеров (А.Ф. Керенский, Н.Д. Авксентьев), а также у лидера партии, занимавшего центристские пози­ции, — В. Чернова. Февраль, по их мнению, — это апогей революционного процесса и освободительного движения в России. Суть революции в России они видели в достижении гражданского согласия, примирения всех слоев общества и в первую очередь примирения сторонников войны и рево­люции для осуществления программы социальных реформ.

Иной была позиция левых эсеров, ее лидера М.А. Спи­ридоновой, считавших, что народный, демократический февраль в России положил начало политической и соци­альной мировой революции.

Эта позиция была близка самой радикальной партии России 1917 г. — большевикам. Признавая буржуазно-де­мократический характер февральской революции, они уви­дели огромный революционный потенциал народных масс, огромные возможности, вытекающие из гегемонии проле­тариата в революции. Поэтому они рассматривали февраль 1917 г. как первый этап борьбы и ставили задачу подготов­ки масс к социалистической революции. Эта позиция, сфор­мулированная В.И. Лениным, разделялась не всеми больше­виками, но после VII (Апрельской) конференции партии большевиков она стала генеральным направлением ее дея­тельности. Ставилась задача привлечения масс на свою сто­рону путем развертывания агитации и пропаганды. В пери­од с апреля по июль 1917 г. большевики считали возмож­ным мирный путь осуществления социалистической рево­люции, но изменившаяся в июле политическая обстановка в стране переориентировала их тактику: был взят курс на вооруженное восстание.

Небезынтересна в этой связи и точка зрения на фев­ральскую революцию Л.Д. Троцкого — видного политичес­кого деятеля революционной России. Он рассматривал февральскую революцию как эпизод на пути к диктатуре пролетариата.

Итак, политические позиции отдельных партий в фев­рале 1917 г. выглядят неоднозначно. Наиболее умеренные — кадеты, меньшевики и эсеры по своим теоретическим взгля­дам занимают центристские позиции, а в политике склонны к компромиссу с кадетами. Левый радикальный фланг зани­мают эсеры, большевики, Троцкий и его сторонники.

При этом необходимо учитывать и то обстоятельство, что "формирование политических структур проходило пос­ле революции в необычных условиях, когда одновременно были созданы и действовали два источника власти: Вре­менное правительство и Советы.

Чьи интересы они представляли, каковы их действия?

Официально было Временное правительство, сформи­рованное из представителей буржуазных партий, среди которых преобладали кадеты. Его возглавлял один из вид­ных деятелей либеральной буржуазии князь Г.Е. Львов. Организация правительства стала возможной в результате договоренности между Временным комитетом Государст­венной думы, взявшим на себя создание правительства, и Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, сформированным 27-28 февраля 1917 г. Советы, распола­гавшие поддержкой вооруженных революционных солдат, а также таких массовых организаций трудящихся, как фаб­рично-заводские, деревенские комитеты, были органами народной демократии и неофициальной, но вполне реаль­ной властью. С их деятельностью народ связывал осущест­вление своих требований. В руководстве Советов, однако, преобладали представители умеренных социалистических партий: меньшевики и эсеры, которые рассматривали Вре­менное правительство как надклассовое, надпартийное и стремились объединить усилия всех слоев в поддержку этого правительства. Таким образом изначально меньшевистско-эсеровское руководство Советов добровольно уступало власть буржуазному Временному правительству. Они от­рицали наличие в стране двоевластия и считали необходи­мым для Совета ограничиться контрольными функциями. В немалой степени этому способствовали и теоретические взгляды меньшевиков на этапы развития революции в Рос­сии, когда сначала должна происходить буржуазная рево­люция и к власти должны прийти буржуазные политики, а затем после вызревания необходимых предпосылок и про­летариат может приступить к борьбе за социалистические преобразования в обществе.

Февральские события 1917 г. явились началом, исход­ной точкой мощного процесса, завершение которого выхо­дит далеко за рамки революционного года. Падение само­державия обнажило глубину социально-политических противоречий и одновременно породило взлет социальных ожиданий и претензий у подавляющего большинства населения, составлявшего наиболее обделенную часть общест­ва. Высокая социальная и гражданская активность, осозна­ние личностью своих интересов и необходимости совмест­ных действий дляих реализации — вот характерная осо­бенность этого периода.

С одной стороны, налицо было гигантское несоответст­вие между вполне понятным стремлением рабочих, солдат, крестьян многонациональной страны к немедленному удов­летворению своих требований, обусловленных нищетой, от­сталостью, тяжелым гнетом самодержавия, военной разру­хой, и возможностями их реализации в условиях 1917 г. С другой стороны, явственно проявлялись слабость, колеба­ния власти даже в тех вопросах, которые были вполне раз­решимыми правовым путем.

Все это неминуемо вело к широкому применению прямо­го революционного действия: явочным путем был введен вось­мичасовой рабочий день, рабочие добивались права участвовать в управлении предприятиями, крестьяне захватывали поме­щичьи земли и т.п. А поскольку шла война и страна была буквально наводнена оружием, при крайнем обострении про­тиворечий неизбежно происходили вооруженные эксцессы.

Но все же определяющим был иной процесс. В условиях политической свободы, не ограниченной никакими рамками, бурно, лавинообразно формировалось гражданское общество.

Активно действовали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, фабзавкомы, профсоюзы, солдат­ские комитеты, организации многочисленных партий, раз­нообразные союзы. Черты, характерные для западной политической культуры, получили, таким образом, даль­нейшее развитие.

Органы власти формировались фактически по типу парламентской республики. Временное правительство воз­никло под эгидой Государственной думы, символизировав­шей парламентаризм применительно к российским услови­ям. Местное самоуправление — земства и городские думы получили широкие права и выбирались на основе всеобще­го избирательного права. Был провозглашен лозунг созыва Учредительного собрания как полноценного парламента Рос­сии. Временное правительство формировалось на многопар­тийной основе.

Политические партии развертывали свою деятельность в условиях свободы как партии парламентского типа. В этом смысле не была исключением и партия большевиков. Нор­мой политической практики стала борьба за влияние на мас­сы через прессу, агитацию, пропаганду, через различные партийные мероприятия, противостояние партийных про­грамм и списков кандидатов от партий на выборах и т.п. Се­годня, спустя почти восемь десятилетий, все это служит для множества политиков и публицистов поводом заявлять: раз­витие России в 1917 г. пошло бы по западному, демократи­ческому пути, не случись совершенная большевиками Ок­тябрьская революция. Однако историк не может руководст­воваться пристрастиями, пусть даже самыми благими. Оста­ваясь на позициях науки, он обязан поставить вопрос о том, какова же была 80 лет назад база парламентского пути и насколько путь этот был реален при условии выбора снизу.

Временное правительство и коалиция стоявших за ним сил выступили за переход на западный буржуазно-демо­кратический путь развития. Парламентская республика с разделением властей, правовое государство и гражданское общество, рынок как способ функционирования экономики, а следовательно, неизбежная социально-классовая диффе­ренциация и развитие частной собственности — таковы были составные элементы программы Временного правительства. Эта программа в основном привлекала образованную часть общества, а также те слои населения, которые уже оказа­лись связаны с капиталистическими структурами западно­го типа и являлись их приверженцами (предприниматели, высококвалифицированные слои рабочего класса, связан­ная с рынком часть крестьянства, мелкие городские собст­венники и т.п.).

Число сторонников западного — капиталистического и демократического — пути в крупных городах колебалось от 1/8 до более 1/5 избирателей. В уездных городах и сель­ских районах, поддерживавших кадетов, их было значи­тельно меньше и колебалось в пределах 1/20 избирателей. Выбор западного пути развития для страны был маловеро­ятен. Если же учесть, что его сторонники одновременно выступали и за продолжение войны до победного конца, то в условиях 1917 г. он был просто нереален.

Окончательный выбор пути развития не мог стать ито­гом выбора снизу: его социальная база оставалась чрезвы­чайно узкой для огромной, во всех отношениях "мозаичной" страны.

Революция 1905-1907 гг. заставила правящие круги пой­ти на более глубокие изменения. Аграрная реформа П.А. Столыпина предоставила крестьянину право уйти из общи­ны с наделом, который становился его собственностью. Ус­пех реформы открыл бы дорогу для резкого расширения числа собственников и создания прочной социальной базы сторонникам западного выбора. Но история не отпустила на это достаточного времени. Мировая война накрыла все кро­вавым пологом, внеся в ход исторического процесса суще­ственные коррективы.

На протяжении первой половины XX в. западная циви­лизация находилась в состоянии глубокого кризиса, таив­шего угрозу ее гибели. И хотя во многих странах шли активные поиски путей реализации прогрессивного типа раз­вития, Запад в тот момент никак не мог служить идеаль­ным образцом.

В течение нескольких десятилетий наша историогра­фия доказывала, что в 1917 г. большинство народа увлекли идеи марксистского социализма, мировой пролетарской ре­волюции, а Октябрьская революция носила социалистичес­кий характер. Так ли это? Марксизм — типичный продукт западной цивилизации. Уже в силу этого он не имел воз­можности широко распространяться в России, стране пре­имущественно крестьянской, незападной, во многом само­бытной. Естественная социальная база подобных учений — фабрично-заводской пролетариат, а он в 1917 г. составлял в России лишь 3 млн. человек, т.е. 2 % населения. Однако и рабочий класс далеко не полностью разделял эти идеи. По­казательна в этом плане судьба партии меньшевиков, кото­рая руководствовалась теорией марксизма в ее классичес­ком варианте и потому была близка к типу западной соци­ал-демократии.

Что же касается большевизма, то он представлял собой гораздо более сложное политическое явление, обусловлен­ное российской спецификой и многоукладностью. Думается, это продукт не столько западного марксизма, сколько рос­сийской его разновидности — ленинизма, основоположни­ком которого стал В.И. Ленин. В основу ленинизма были положены теоретические разработки В.И. Ленина о партии нового типа — революционной партии рабочего класса, ко­ренным образом отличавшейся от реформистских, оппор­тунистических социал-демократических партий европейских стран; о партии, борющейся не только и не столько за эко­номические реформы, сколько за политическую власть ра­бочего класса и установление диктатуры пролетариата, не­обходимых для всестороннего решения всех проблем соци­алистического строительства и построения социализма как низшей стадии коммунизма. Между тем одно из важней­ших положений марксизма о мировом характере пролетар­ской революции накрепко пристегивало большевиков к си­туации в Европе и порождало в 1917 г. острейшие споры о том, "кто начнет", а позднее — попытки спровоцировать революции в западных странах.

В 1917 г. большевистская доктрина аккумулировала различные тенденции российской действительности: анти­капиталистические настроения в рабочем классе, антисобственнические — в массе крестьянства, связанного с общи­ной, стремление миллионов людей в условиях разрухи и военных лишений к социальному равенству и справедли­вости на уравнительных началах, укоренившиеся традиции коллективизма, непонимание подавляющим большинством населения образцов западной демократии и т.п. С немалым искусством из пестрого потока жизни лидеры большевиков выбирали моменты, которые явно не имели непосредствен­ного отношения к марксистскому социализму, но, будучи включенными в программу большевистской партии, полу­чившей после организационного объединения большевиков и меньшевиков в 1912 г. название РСДРП(б), обеспечивали ей массовую поддержку: мир — народам, земля — крес­тьянам, власть — Советам, борьба с разрухой и т.д.

Каковы же были предпочтения большинства населения России? Заставляет задуматься следующее: наиболее ши­рокое распространение и влияние в массах получили само­деятельные организации, которые не носили выраженного классового характера и не имели аналогов в западной поли­тической культуре, — Советы рабочих, солдатских и крес­тьянских депутатов. Более того, эти организации с самого начала стремились реализовать в своей деятельности власт­ные функции, расширяя, особенно на местах, их сферу, и тяготели к централизации, внутреннему структурированию и строгой иерархии уровней.

Среди политических партий наибольшей поддержкой в массах пользовалась партия эсеров, не имевшая выражен­ного классового характера и аналогов в западной полити­ческой культуре. Большая часть населения России при всех перепадах революции отдавала свои голоса именно этой партии, проповедовавшей идеи общинного социализма. На протяжении всего времени февральской революции эсеры занимали ведущее положение в Советах всех уровней, осо­бенно в крестьянских. В основе политических предпочте­ний масс лежали идеи народничества, обусловленные историческими особенностями страны.

Вековые традиции общинности составляли естествен­ный элемент общественной жизни народных масс и яви­лись основой политической культуры в 1917 г. Коллекти­визм, укорененные формы непосредственной демократии, высокий для своего времени уровень социальной защиты, реализация принципов социальной справедливости на урав­нительных началах — поддержка бедных, ограничение бо­гатых, отсутствие развитой мелкой собственности на зем­лю — эти черты общины, выработанные в ходе историчес­кого развития и близкие народу по собственному опыту, противостояли западным образцам.

В 1917 г. в массах господствовал идеал общественного устройства, основанный на нормах демократии, историчес­ки сложившийся в специфических условиях России, —нор­мах общинной демократии. Советы как самодержавная организация по сути представляли собой попытку реализо­вать снизу общинный демократический идеал. Следователь­но, двоевластие было противостоянием двух частей общества: меньшая его часть предлагала западный выбор, большинст­во же народа предпочитало развитие на почвенных устоях, на основе норм общинной демократии, выработанных и ап­робированных на собственном опыте.

За восемь месяцев пребывания Временного правитель­ства у власти оно неоднократно находилось в состоянии кризиса. Первый кризис разразился уже в апреле, когда Временное правительство заявило о продолжении Россией войны на стороне Антанты, что вызвало массовый протест народа. Итогом кризиса стало формирование первого коа­лиционного правительства, состоявшего уже не только из буржуазных, но и из представителей социалистических (меньшевики, эсеры) партий.

Предпринятое в июне наступление на фронте также не встретило поддержки народных масс, которые активно стали поддерживать лозунги большевиков о взятии власти Совета­ми и прекращении войны. Это был уже второй кризис пра­вительства. Схожая ситуация проявилась и в июле 1917 г. во время выступления солдат Петроградского гарнизона, вызван­ного известиями о возможном их направлении на фронт, что послужило началом третьего правительственного кризиса.

Попытки изменения персонального состава правитель­ства, формирование его на непартийной основе не привели к стабилизации политической обстановки в стране.

Для стабилизации положения Временное правительст­во с лета 1917 г. пытается решать и социальные проблемы: создаются земельные комитеты, для урегулирования отно­шений рабочих и владельцев предприятий было создано Министерство труда, предпринимались усилия для улуч­шения продовольственного положения в стране Министр продовольствия А.В. Пешехонов и сменивший его С.Н. Прокопович разработали систему государственной монополии и регулирования снабжения, направленную на смягчение продовольственного кризиса. Государственная монополия была введена на хлеб, вдвое были повышены закупочные цены: хлебная разверстка еще в 1916 г. была дополнена мясной. Продовольственное снабжение населения было нор­мировано на основе карточной системы. Для облегчения продовольственного положения были увеличены импортные закупки мяса, рыбы и других продуктов. На сельхозработы было направлено около полумиллиона военнопленных, а также солдаты из тыловых гарнизонов. Для принудитель­ного изъятия хлеба осенью 1917 г. правительство посылало в деревню вооруженные воинские отряды.

Однако эти меры не дали ожидаемых результатов. Люди простаивали часами в бесконечных очередях за продоволь­ствием и предметами первой необходимости. Экономическое положение не улучшилось. Для России лета и осени 1917 г. характерны развал транспорта, закрытие предприятий, без­работица и неудержимо прогрессирующая инфляция.

В этих условиях в обществе происходит резкая диф­ференциация. По проблемам войны, мира, власти, хлеба сталкивались полярные мнения.

Самые разные мнения существовали в стране и о фор­ме государственного устройства России. Одни считали, что после отречения Николая II не должно быть возврата к монархическому строю, другие считали, что спасение Рос­сии только в монархии.

Единодушие народа, особенно с лета 1917 г., было толь­ко в одном вопросе: нужно кончать войну.

Резко возрастают экономические и политические труд­ности, Временное правительство не способно справиться с ними.

В этих условиях Временное правительство не сумело удержаться на уровне политического диалога и применило 4-5 июля 1917 г. насилие в отношении рабочей и солдатской демонстрации в Петрограде. Вслед за этим последовало правительственное распоряжение предоставить военному министру и министру внутренних дел широкие полномо­чия, дающие право запрещать собрания и съезды, устанав­ливать жесткую цензуру.

Были закрыты газеты "Труд", "Правда", редакция пос­ледней была разгромлена, а 7 июля последовало распоря­жение об аресте лидеров большевиков — В.И. Ленина и Г. Зиновьева.

В то же время руководство Советов не опротестовало действий правительства, лидеры меньшевиков и эсеров, опасавшиеся возросшего в апреле — июне влияния боль­шевиков в массах, использовали создавшуюся ситуацию для ослабления своих политических противников, в первую оче­редь большевиков. Июльские события 1917 г. означали ко­нец двоевластия и укрепление позиции буржуазии.

Доверие народа в этих условиях постоянно колебалось от одной политической партии к другой. Временное прави­тельство, меньшевики и эсеры, пользовавшиеся в начале революции популярностью, утрачивают их и, наоборот, к лету 1917 г. повышаются акции большевиков. Буржуазия теряет веру в способность Временного правительства вос­становить порядок в стране и склоняется к установлению военной диктатуры. В этом намерении она была поддержа­на и монархическими организациями.

Идеологическую подготовку для перехода к политике "твердого порядка", "сильной руки" вела партия кадетов, а организационную сторону взяла на себя армия и разного рода военные и полувоенные организации. Финансово-промышлен­ные круги обеспечивали материальную подготовку установ­ления в стране военной диктатуры. На роль диктатора был выдвинут генерал Л.Г. Корнилов, бывший командующий Петроградским военным округом. Однако в апреле он не поладил с Петроградским Советом и уехал в действующую армию.

Готовившийся военный переворот первоначально поддер­живался главой Временного правительства А.Ф. Керенским, надеявшимся с помощью армии сбалансировать неустойчивое положение своего правительства. Стараниями Керенского ге­нерал Корнилов стал управляющим военным министерством, а в конце июля был назначен верховным главнокомандую­щим. Программа Корнилова предусматривала создание трех армий: "армия в окопах, армия в тылу и армия железнодо­рожников". Смертная казнь предусматривалась не только на фронте, но и в тылу. Советы предполагалось ликвидировать. То же предполагалось в отношении социалистических пар­тий, да и самого Временного правительства.

24 августа корниловские войска под командованием ге­нерала А. Крымова начали движение на Петроград. Опас­ность для революции заставила забыть на время все политические разногласия и создать единый революцион­но-демократический фронт всех социалистических партий. 28 августа был сформирован Комитет народной борьбы с контрреволюцией из представителей меньшевиков, эсеров и большевиков. Комитет занимался распределением ору­жия и боеприпасов по частям Петроградского гарнизона, принимал меры по охране продовольственных запасов, на­правлял агитаторов в войска Корнилова, мобилизовал же­лезнодорожников и почтово-телеграфных служащих, чтобы помешать продвижению участников мятежа к столице, фор­мировал отряды Красной гвардии, руководил строительст­вом оборонительных сооружений под Петроградом. Эти действия обеспечивали значительное превосходство левых сил и парализовали возможные выступления прокорниловских элементов.

В этих условиях Керенский отмежевался от Корнилова и обвинил его в антиправительственном мятеже. К концу августа 1917 г. угроза мятежа была ликвидирована.

В период этой борьбы большевики проявили большие усилия по защите революции. Они призывали не только к борьбе с Корниловым, но и раскрывали связь политики Кор­нилова и Керенского.

Провал корниловского мятежа выдвинул на первый план в политике проблему власти. Керенский, маневрируя, стре­мился заручиться у лидеров Советов поддержкой на созда­ние сильной Директории, которая 1 сентября 1917 г. провозгласила Россию республикой.

После подавления корниловского мятежа позиции боль­шевиков еще больше усилились. Если в июле 1917 г. во время выборов в Московскую городскую думу большевики получили 11 %, кадеты — 18, меньшевики и эсеры вместе — 70 %, то уже в сентябре во время выборов в районные думы положе­ние резко изменилось. За большевиков голосовало почти 52 % избирателей (причем среди солдат гарнизона — 83 %), за ка­детскую партию — 26, за меньшевиков — всего лишь 18 %. Такая же картина была в Петрограде и ряде других промыш­ленных центров России. К тому же осенью 1917 г. восстания крестьян с требованием земли охватили всю европейскую часть страны, армия отказывалась воевать, забастовки рабочих про­должали подрывать развалившуюся промышленнось. Хотя кризис правительства к концу сентября 1917 г. и удалось пре­одолеть, правительство уже не в силах было контролировать положение в стране. Правительство не пользовалось довери­ем и поддержкой большинства населения. Напротив, влияние Советов резко возросло, во многих местах России они стали фактической властью. В самих Советах наибольшее влияние приобрели большевики и левые эсеры

В сложившейся политической обстановке большевики обратились с призываем о взятии власти Советами. Их ре­золюция о власти была поддержана двумя столичными Со­ветами, но отвергнута меньшевистско-эсеровскими лидерами Весероссийского Центрального Исполнительного Комитета. Период между ликвидацией корниловского мятежа и ок­тябрьским вооруженным восстанием 1917 г. был исключи­тельно сложным в политическом отношении.

С усилением влияния большевиков ослаблялись пози­ции их политических противников — эсеров, меньшевиков.

Вопрос о вооруженном восстании, поставленный лиде­ром большевиков В.И. Лениным в его тезисах "Политичес­кое положение", написанных еще к VI съезду партии большевиков (26 июля — 3 августа 1917 г.), теперь приобре­тал решающее значение.

На заседаниях 10 и 16 октября 1917 г. Ленин сумел убе­дить членов ЦК в необходимости вооруженного восстания. Только Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев проголосовали против предложения о вооруженном восстании. С этого момента боль­шевистский ЦК развернул подготовку к восстанию. При Петроградском Совете, председателем которого в сентябре 1917г. стал Л.Д. Троцкий, вступивший в августе 1917 г. в партию большевиков, был создан Военно-революционный комитет. По существу это был легальный орган восстания.

Правда, внутри ЦК большевиков были разногласия по вопросу о сроках восстания. Выдвигались разные вариан­ты, суть которых сводилась к следующему: начинать вос­стание до II съезда Советов или после него.

В конечном итоге восстание началось до открытия съез­да. Попытки правительства остановить разворачивающееся революционное выступление рабочих и солдат Петрограда оказались безрезультатными.

Утром 25 октября 1917 г. Военно-революционный коми­тет от имени Петроградского Совета объявил Временное правительство низложенным.

Открывшийся вечером того же дня II Всероссийский съезд Советов, на котором были представлены делегаты от 402 Советов России, санкционировал переход власти к Со­ветам. Из 670 делегатов съезда, среди которых 390 — боль­шевики, 160 — эсеры, 72 — меньшевики, решение съезда поддержало большинство делегатов.

На съезде были утверждены первые декреты Советской власти: "Декрет о мире", предлагавший всем странам— участникам войны, их народам и правительствам начать пере­говоры о мире. Был принят также "Декрет о земле", состав­ленный на основе 242 крестьянских наказов. Помещичья соб­ственность на землю отменялась, вводился принцип уравни­тельного пользования землей, которую каждый крестьянин мог обрабатывать своим трудом. Съезд сформировал новый состав Всероссийского Центрального Исполнительного Ко­митета (председателем стал Л.В. Каменев) в составе 62 боль­шевиков, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов-интернационалистов, 3 украинских социалистов и 1 максималиста. Съезд сформировал и первое советское правительство — Совет Народных Комиссаров. Главой правительств стал В.И. Ле­нин В отличие от ВЦИК оно было однопартийным.

События 25-26 октября (7-8 ноября) 1917 г. открыли но­вую страницу в истории народов Российского государства.





Дата добавления: 2016-11-18; просмотров: 183 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

  1. Day after tomorrow - послезавтра
  2. I. ЗЕМСКО-СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О НОВОРОССИИ
  3. I. Россия в конце XVIII в. Внутренняя и внешняя политика России в период царствования Павла I.
  4. I. СОВРЕМЕННАЯ РЕЧЕВАЯ СИТУАЦИЯ
  5. I. Формирование вектора развития России.
  6. II. ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ШИВЫ ЛЕВОЙ РУКИ — «НОСИТЕЛИ ЧЕРЕПОВ», «НОСИТЕЛИ УДА» И ПРОЧИЕ АСКЕТЫ
  7. II. Работа над новой темой. Учитель предлагает учащимся рассмотреть физическую карту России и вспомнить условные обозначения физической карты.
  8. II. Сроки и место проведения. И ПЕРВЕНСТВА россии среди молодежи
  9. III. 4. 8. Выдача СЕРТИФИКАТА, подтверждающего ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ и ФАКТ ЗАШИТЫ после вакцинации или перенесения инфекционной болезни.
  10. III. Изучение нового материала. – Когда называют великих русских поэтов, сразу после Пушкина произносят имя Лермонтова
  11. III. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ИЗУЧЕНИЯ ТЕМ
  12. III. Работа над новой темой. Учитель. Сегодня у нас с вами заключительное путешествие по природным зонам России


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.02 с.