Лекции.Орг


Поиск:




Сходства и различия между двумя альтернативными подходами 3 страница




Исслед. конструктной (связанной с критерием) и прагматической валидности методики Розенцвейга дали достоверно положительные рез-ты. Помимо клинических целей, для к-рых изначально была разраб. эта методика, она используется тж в качестве инструмента отбора в бизнесе и промышленности, в сфере образования, при исслед. культурных различий. В частности, оценка групп. конформности — ценный показатель. Категории самозащиты и потребностно-персистентной тенденции тж продемонстрировали свои дифференцирующие возможности; отдельные положительные рез-ты были получены и для категории препятственно-доминантных реакций. Рез-ты анализа Р-Ф в клинических условиях оказываются полезными, однако при этом не рекомендуется опираться на Р-Ф как на единственный инструмент дифференциации симптомов. У этой методики — значительный потенциал, если использовать ее в сочетании с др. тестами или в качестве составной части общего диагностического профиля.

Опубликованные данные по надежности и валидности Р-Ф сведены в «Базовом руководстве» (Basic manual)и подробно обсуждаются в книге «Агрессивное поведение и рисуночная методика фрустрации (Р-Ф) Розенцвейга» (Aggressive behavior and the Rosenzweig picture-frustration (R-F) study).

См. также Клиническая оценка, Идиодинамика, Оценка личности, Проективные методики

С. Розенцвейг

 

Ритм (rhythm)

 

Понятие Р. имеет много значений. Вероятно, самое широкое определение, к-рое охватывает все значения этого слова, принадлежит Платону: «Ритм — это порядок в движении». Можно предложить вместо этого: «Ритм — это порядок в последовательности».

Структуры временного порядка можно обнаружить в очень разнообразных сферах. Здесь мы будем обсуждать временной порядок в трех из них: космологии, биологии и восприятии. Есть сходства между первыми двумя сферами, но ни одна из них не связана с третьей.

Космические ритмы известны нам по событиям, происходящим с течением времени независимо от наших действий, таким как сезонный Р. (смена времен года), лунный Р., влияющий на приливы и отливы, и в особенности суточный Р. (смена дня и ночи), к-рый в значительной степени отражается на нашей повседневной жизни.

В растительном и животном мире имеет место многообразие биологических ритмов. Если рассматривать только челов. организм, то почти все наши телесные функции ритмичны.

Эти Р. согласуются с функционированием различных систем, периодичность к-рых яв-ся эндогенной, но они могут играть роль синхронизатора, когда один из них оказывается связанным с другим. Безусловно, ночной Р. яв-ся базовым. Тем не менее, люди могут временно нарушать границы ночного Р., если они живут в искусственно созданных условиях, напр., на Крайнем Севере, или выполняют работу астронавтов. В этих случаях циркадный (суточный) Р. отличается от своей естественной продолжительности, будучи несколько длиннее 24 часов.

Р. сна-бодрствования, хотя и более гибкий, обычно также подчиняется колебательной системе. Это обнаруживается у лиц, находящихся в «свободно протекающих» ситуациях, без влияния ночного Р. Р. сна-бодрствования регулирует жизнь астронавтов в космосе, где смена света и темноты происходит значительно быстрее.

Тем не менее, несмотря на то, что соц. условия (ночная работа) или географическое обстоятельства (перелеты через океан) значительно изменяют Р. сна-бодрствования, можно убедиться, что эти новые Р. со временем начинают служить синхронизаторами Р. температуры тела, к-рый подстраивается к Р. активности.

Эти адаптации важны, потому что не только чувство свежести или усталости зависит от Р. температуры тела; он также оказывает влияние на степень алертности и др. уровни активности.

Эти Р., т. о., можно определить как эндогенные; их период времени мало подвержен изменению, но их фазы могут смещаться вследствие синхронизации с Р. того же периода времени (напр., влияние Р. активности на температуру).

Наконец, есть Р., приобретенные посредством привычки (обусловливания). Так обстоит дело с Р. голода, связанным с нашими пищевыми привычками и отражающимся на нашей степени готовности к деятельности. Существует также еженедельный Р., связанный в частности с выходными днями, к-рый, когда наступает утро понедельника, создает легкие трудности с приспособлением заново к режиму работы, будь то в классе или на заводе.

Перцептивные ритмы. Когда говорят о Р., то сразу вспоминают о музыке и поэзии; то есть о повторении через равные интервалы одного или нескольких элементов, организованных в цельные структуры. Это простое описание означает, что, в данных случаях, существует восприятие порядка в последовательности.

Восприятие Р. заставляет нас задать два фундаментальных вопроса: а) каковы временные пределы, в к-рых воспринимается последовательность? б) Какова природа структур, которые обнаруживают тенденцию к повторению?

Временные пределы воспринимаемого ритма. Основу восприятия Р. составляет способность к схватыванию и осознанию последовательных элементов как единого целого, аналогичная нашей способности охватывать взглядом часть пространства с определенного угла зрения.

Эту способность к схватыванию-пониманию (capacity for apprehending)часто называют психическим настоящим (psychic present), поскольку оно соответствует восприятию, в к-ром существуют одновременно следующие один за другим элементы. Такой яв-ся наша способность воспринимать простые выражения, как напр., номер телефона. Это психол. настоящее (the psychological present)имеет границы, к-рые связаны как с длительностью, так и с природой элементов. Так, можно воспринимать последовательность двух идентичных звуков, к-рые следуют с пороговым интервалом от 0,1 с до 1,8 с, как единое целое. За пределами этой длительности звуки становятся элементами, воспринимаемыми как независимые друг от друга.

Но сколько элементов можно воспринимать в этом настоящем? Здесь необходимо провести различие между разрозненными элементами и элементами, образующими структуру. Хотя мы способны схватить и осознать только около 5 букв алфавита, предъявленных в беспорядке, мы вполне можем воспринять 12 слогов, образующих стихотворение. В воспринимаемой структуре, независимо от того, повторяется она или нет, мы воспринимаем подгруппы, называемые блоками (chunks). Чем больше секционировано (разделено на части или блоки) воспринимаемое единство, тем дольше может быть психич. настоящее, при условии, что ни один внутренний интервал не превышает 1,8 с. Т. о., регулярное повторение одинаковых ситуаций дает нам восприятие не только единства (как при восприятии фразы), но и Р., как это имеет место в музыке, поэзии и танце.

Это приводит нас к рассмотрению быстроты последовательности, или темпа. Темпом называют быстроту, с к-рой элементы структуры следуют один за другим и сами структуры развертываются во времени.

Для отчетливого восприятия ритмического единства необходимо, чтобы продолжительность времени между элементами была достаточно короткой. При существенном замедлении чтения стихов или исполнения музыки восприятие ритма подавляется.

Ритмические структуры. Рассмотрим простейший пример, в к-ром простой звук, повторяется с интервалами в 0,4 с. Эти звуки воспринимаются как связанные друг с другом. Если слушать внимательно, они воспринимаются как сгруппированные по 2 (реже по 3). При анализе этого восприятия становится заметно, что эти группы кажутся отличающимися друг от друга в одном или двух отношениях — или продолжительностью времени между группами (паузой), или акцентированием одного из двух элементов.

Художественные ритмы. Очевидно, что художественные Р., в плане их темпоральности, яв-ся воспринимаемыми Р. Важно выяснить, существует ли связь между тем, что спонтанно создается творческими художниками, и законами Р., выведенными на основе экспериментальных процедур.

Временные пределы. Р., создаваемые в поэзии и музыке, имеют периоды длительности, к-рые полностью укладываются в указанные воспринимаемые пределы. Средняя длительность ритмических мер составляет 3,2 с. Для поэтических строк, согласно Уоллину, средняя длительность составляет 2,7 с.

Что качается числа элементов подструктур в музыке, композитор редко переходит границы 6 тактов, и слушатель обычно слышит единицы из двух или трех тактов. В поэзии, число слогов редко превышает 12, а каждая строка разделяется при восприятии на две, три или четыре части посредством ударений или пауз.

Структура ритмических единиц в полной мере иллюстрируется примерами предшествующих анализов. За отсутствием документальных свидетельств, мы знаем от Аристоксена (IV в. до н. э.), что Р. яв-ся последовательностью длительностей, и что эти длительности не яв-ся произвольными. Существует минимальная неделимая длительность, а также кратные двум и трем величины этой длительности, так что Р. раскладывается на более или менее сложные серии кратких и долгих периодов, т. е. серий длительностей. Это также справедливо для танца, музыки и песнопений — иск-в, к-рые неотделимы друг от друга. Это верно для греческой и латинской поэзии. Сегодня, в зависимости от языка и традиций, поэзия носит скорее силлабический характер, с регулярными последовательностями ударений, а в классической поэзии рифма обеспечивает дополнительные указания.

В классической музыке нашего времени композитор распоряжается набором разнообразных длительностей, потому что возможные длительности являются бинарным делением достаточно длинной ноты, называемой полубревис (the semibreve). Она делится на половинные, четвертные, восьмые ноты, и т. д., не считая дальнейших градаций. Композитор, во фрагменте, к-рый яв-ся гомогенным с т. зр. темпа, делает ведущим употребление двух нот, к-рые находятся в двух или трехдольном отношении (восьмая и четвертная, или двойная восьмая-восьмая, иногда двойная восьмая — полувосьмая), и это в пропорции от 70 до 80%. Очевидно, что есть короткие ноты, длинные ноты и тишина. Мы полагаем, что эти неровности (accidents)яв-ся творениями артиста, к-рый пытается избежать детерминизма, требующего предпочтительного использования только двух периодов длительности, кратчайший из которых является наиболее частым.

Как можно было бы объяснить это спонтанное преобладание, канонизированное практикой, только лишь двух длительностей в ритмических структурах? Здесь можно вспомнить общий закон, к-рый часто оказывается работающим в области перцепции: понимание упрощения как двухстороннего процесса уподобления элементов, лишь незначительно отличающихся друг от друга, и различения, к-рое имеет тенденцию к подчеркиванию различий, оставшихся после уподобления. Но в случае длительностей, используемых в Р., нужно помнить еще и о передаваемой информ. При использовании шкалы абсолютных воспринимаемых длительностей было установлено, что мы не можем различать число длительностей, превышающее две или, самое большее, три.

В этом состоит ограничение на временное восприятие, к-рое накладывалось на художника во все времена. Оно также накладывалось на работу тех, кто создавал алфавит на основе чередующихся длительностей, такой как азбука Морзе, состоящая из системы точек и тире.

Ритмы движений. Для изучения законов Р. мы используем не только образы восприятия, но и аспекты движения. Сначала нужно отметить, что воспринимаемые Р., особенно в иск-ве, созданы двигательной или вербальной активностью чел. Фактически, существует гармония между Р. создаваемыми и Р. воспринимаемыми. Эта гармония обнаруживает себя, в особенности, в том факте, что слышимые Р. вызывают вполне реальную моторную индукцию, характеризующуюся периодичностью движений. Этот феномен наблюдается с самого раннего возраста. Ребенок в возрасте 1 года может осторожно покачиваться, слушая ритмичные музыкальные произведения, и даже взрослым приходится сдерживать спонтанные движения при слушании музыки.

Эта спонтанность обнаруживается также в нашей трудности выделения такта, к-рый, напр., находится между двумя обычными ударениями, или того, что называют синкопирование. Обычно требуется большая практика, чтобы отбивать два различных ритма разными руками, чтобы создать полиритм.

Возвращаясь к спонтанной синхронизации музыки, можно ясно увидеть, что движение сопровождает главную точку ударения, но если структура яв-ся длительной и сложной, синхронные движения создаются вторичными точками ударения. Все это происходит, как если бы индуцированные сопровождающие движения должны оставаться сцепленными, что означает, что разделяющие их интервалы должны быть определено меньше 1,8 с.

Моторная индукция и синхронизация придают ритмам качества, отличные от воспринимаемых. Мышечно-звуковая гармония вызывает эмоциональные реакции, характерные для восприятия Р. Кроме того, спонтанная синхронизация делает поправку на социализацию ритмической деятельности, каковая имеет место в танцах, оркестровой музыке и хоровом пении. Эта социализация деятельности всегда яв-ся источником стимуляции.

Пространственные ритмы. О пространственных Р. говорят меньше, чем о слуховых. Напр., при описании движения легче говорить о форме или пропорции. Вполне естественно, что существуют последовательности, но они часто развертываются в трехмерном контексте, что усиливает последующие трудности.

Когда рассматриваются только линейные последовательности, заметно, что они часто подобны ритмическим структурам с регулярными повторениями идентичных элементов, как засаженная деревьями аллея, или образованы повторением вторичных или даже третичных структур с регулярными промежутками между группировками. Даже в рядах окон, напр., можно обнаружить более сложные структуры с элементами, вариация к-рых имеет повторяющийся характер.

См. также Слуховое восприятие, Циркадный ритм, Перцептивная организация

П. Фресс

 

Ритуальное поведение (ritual behavior)

 

Ритуал — это осуществляемая в виде церемониала совместная деятельность условного характера, предполагающая участие двух или более лиц, несущая в себе особый эмоциональный заряд и часто сакральный смысл, фокусирующаяся вокруг четко определенного набора соц. объектов и дарующая участникам специфическое чувство торжественности и выхода за пределы обыденной реальности. Ритуал может возникнуть из любой сферы групповой жизни. Ритуалы почти не допускают вариаций и совершаются под строгим контролем за соблюдением норм взаимодействия участников. Исполнение ритуала обладает чертами драматического действия и подразумевает проигрывание в лицах представлений о своей культуре и мире в целом, разделяемых определенными группами людей.

Эмиль Дюркгейм подразделял ритуалы на две категории: положительные и отрицательные, или сакральные (sacred)и мирские (profane). Положительные ритуалы сводят участников вместе и таким способом, к-рый поддерживает их соц. отношения и позволяет делать разного рода приношения (offerings), включая акты дарения и приветствия. Отрицательные ритуалы (или ритуалы избежания) защищают одних людей и их собственность от посягательств других. Их часто именуют термином «табу». По мнению мн. наблюдателей, в совр. зап. об-вах на смену сакральным ритуалам пришли межличностные ритуалы.

Ритуалы могут исполняться по магическим, мистическим или религиозным соображениям, чтобы обрести контроль над происходящим или маркировать неконтролируемые, частые события в естественном мире, нарушения нравственных норм группы или экзистенциальные факты рождения и смерти и, наконец, переходы на жизненном пути. В отличие от соц. отношений, не доступных непосредственному изучению, взаимодействия между отдельными людьми могут изучаться, и в зависимости от того, насколько эти взаимодействия ритуализированы и стилизованы, ритуал становится важнейшим средством для изучения соц. отношений.

Выводы. Значение ритуала в повседневной жизни можно подытожить в следующих трех утверждениях: а) то, что по мнению группы вызывает проблему, будет вызывать усилия по превращению этих проблематичных объектов, действий и событий в предсказуемые и рутинные. Представляется необходимым, чтобы в отношении них были предприняты организованные действия; б) группы и взаимоотношения обнаруживают признаки постоянно ведущейся борьбы в отношении того, что яв-ся проблематичным, рутинным и предсказуемым; в) в основе организованной групповой жизни лежит сложная сеть ритуалов — межличностных, положительных, отрицательных, сакральных и мирских, — о к-рых ставят в известность новых членов и к-рые, после своего освоения и успешного воспроизводства, становятся систематическим способами превращения повседневной групповой жизни в предсказуемую, обычную и само собой разумеющуюся. Понимание повседневных, само собой разумеющихся черт групповой жизни требует систематического изучения ритуала. Понимание связи людей друг с другом и с об-вом в целом также требует изучения ритуала. Ритуалы находятся на пересечении границ между конкретными людьми и об-вом и требуют всестороннего изучения силами соц. антропологи, социологии, соц. психологии, религии и философии.

См. также Кросс-культурная психология, Символическая интеракция

Н. К. Дензин

 

Родители-одиночки (single parenthood)

 

Число семей с одним родителем (матерью), увеличилось в США с 1960 г. по 1978 г. на 131%. Это привело к тому, что каждый пятый ребенок яв-ся членом неполной семьи. Файнер указывает на то, что неполные семьи сталкиваются с такими проблемами, как соц. изоляция и одиночество, финансовые трудности и давление на детей в отношении исполнения ими домашних обязанностей, превышающих реальный уровень их возможностей.

Влияние на детей. Обзор литературы показывает, что для детей из неполных семьей характерна тенденция к недостаточной степени социализации, присутствию когнитивного дефицита и обеднению опыта взаимодействий с родителем. Хетерингтон и ее коллеги тж обнаружили, что в течение первого года после развода родителей дети становятся более агрессивными, конфликтными, мнительными и требовательными в сравнении с детьми из полных семей. В ряде др. исслед. получены сходные результаты.

Кроссман и Адамс описали две социально-психологические теории, к-рые могут использоваться для объяснения негативных последствий развода в отношении детей. В соответствии с теорией кризиса (crisis theory), развод является нежелательным и стрессовым событием, к-рое может приводить к нежелательным последствиям для членов семьи.

Согласно теории Зайонца, родители-одиночки имеют тенденцию уделять меньше времени своим детям из-за необходимости выполнения дополнительных ролей. В результате страдает соц. и когнитивное развитие детей, поскольку у последних практически не остается времени на общение со своим родителем.

Влияние на родителя. Наиболее распространенной первоначальной реакцией родителя на необходимость в одиночку растить детей яв-ся депрессия. Такой родитель часто ощущает себя жертвой, испытывает чувство обиды и одиночества. Родители-одиночки обеспокоены неопределенностью своего будущего заработка, ухудшением условий проживания и ощущением собственной неприспособленности. Другие эмоциональные реакции, характерные для родителей-одиночек, включают переживание чувства вины за неудавшийся брак, отчаяние, страх, тревогу, замешательство и, в некоторых случаях, облегчение. Выполнение роли единственного родителя может также приводить к увеличению нагрузки на его личные ресурсы: время, энергию, эмоции и работоспособность.

См. также Отношения «родитель—ребенок»

М. Нистал

 

Родительская пермиссивность (parental permissiveness)

 

Р. п. яв-ся одновременно реализацией и рациональным обоснованием своей родительской роли чел., к-рый разрешает, оправдывает, поощряет и терпимо относится к чрезвычайно широкому спектру занятий, поведения и ценностей ребенка. Предпосылка, лежащая в основе такого рационального обоснования, состоит в том, что дети растут и развиваются путем активного исслед. окружающего мира. На такой подход к воспитанию ребенка в значительной степени повлияли идеи Фрейда, уделявшего большое внимание инстинктивным потребностям детей.

Рудольф Дрейкурс, ученик Альфреда Адлера, описал более демократический метод родительского воспитания: «Распространенная практика предоставления детям неограниченной свободы превратила детей в тиранов, а родителей в рабов....Четко определяемые ограничения обеспечивают ощущение безопасности и надежности функционирования в рамках социальной структуры».

Дрейкурс высказал идею о том, что наилучший способ научить детей представлениям о свободе и ответственности заключается в использовании поощрения и естественных и логических последствий. Детей должен ободрять опыт последствий своего собственного поведения. Он также писал о том, что естественные и логические последствия плохого поведения принципиально отличаются от наказания. То или иное последствие плохого поведения должно организовываться родителем таким образом, чтобы оно выражало правила данной семьи, было непосредственно связано с плохим поведением, не содержало осуждения или упреков ребенка, и относилось к тому, что будет происходить в настоящем и будущем. Т. о., логическое последствие апеллирует к способности ребенка воспринимать соц. нормы и не направлено на ограничение его свободы.

Альберт Пессо занимался эмоциональными аспектами проблемы пермиссивности и рестриктивности (restrictiveness). Он полагал, что ребенку следует позволять переживать и исследовать эмоциональные и физ. ощущения. Тем не менее, по мнению Пессо, родителям следует ограничивать ребенка в тех случаях, когда его форма поведения может представлять угрозу для него самого или окружающих.

Диана Баумринд разработала типологию, к-рая классифицирует родителей по степени контроля за своими детьми: авторитарные (высокий контроль), пермиссивные (низкий контроль) и авторитетные (минимально ограничивающие, но с твердым контролем, проявляющимся в ситуациях расхождения между родителем и ребенком). Баумринд приходит к выводу, что либо нереалистично высокие, либо низкие стандарты лишают ребенка ощущения безопасности и приводят к зависимости от окружающего мира. Эмпирическую поддержку этой позиции представил Куперсмит, установивший, что самооценка ребенка оказывается наивысшей в том случае, когда родители устанавливают ограничения без чрезмерного контроля.

Большинство теорий и связанных с ними исслед., посвященных изучению проблемы родительской пермиссивности, доказывают необходимость авторитетного родительского стиля. Т. о., задача выполнения родительской роли становится иск-вом балансирования между свободой и ответственностью, в противоположность родительской позиции, к-рая яв-ся или слишком ограничительной, или слишком снисходительной.

См. также Естественные и логические последствия, Отношения «родитель-ребенок»

Р. Хабер

 

Родительское поведение животных (animal parental behavior)

 

Р. п. ж. включает в себя все типы поведения, направленные на заботу и выращивание своих детенышей или детенышей близких родичей. Хотя часто считают, что родительское поведение начинается в момент рождения или вылупления детеныша, на самом деле оно может начинаться в момент оплодотворения или даже еще раньше. Строительство гнезд, изменение паттернов питания, приобретение и накопление необходимых ресурсов могут иметь место в самом начале репродуктивной последовательности, хотя они служат целям заботы о детенышах и их выращивания.

Родительское поведение сильно варьирует у представителей разных видов. В то время как некоторые животные никогда не видят своего собственного потомства, другие демонстрируют развернутые и сложно регулируемые паттерны родительского поведения. Среди насекомых лучше всего изучены роющие осы. Самка роет норку и затем снабжает каждое яйцо в этих норках парализованной добычей. Когда вылупляются молодые особи, мать уже отсутствует, но они обеспечены и укрытием, и заготовленной пищей. Напротив, родительское поведение пчел сложное и длительное. Яйца откладывают в шестиугольные соты в улье, непрерывный поток рабочих пчел регулярно навещает эти ячейки, проверяет их, чистит и кормит развивающихся особей.

Рыбы отличаются замечательным разнообразием паттернов родительского поведения. Карпы выметывают икру на растения; форель часто откладывает икринки в песок или гравий; у др. видов неприкрепленные икринки просто плавают на поверхности воды или в ее толще. Такой минимум заботы контрастирует со строительством гнезд у др. рыб, напр., сиамская бойцовая рыбка строит пузырчатые гнезда. Цихловые рыбы из рода Tilapia могут переносить и вынашивать икринки во рту. У некоторых видов рыб о молоди заботятся самцы, как это происходит, напр., у излюбленного объекта этологов — трехиглой колюшки.

Амфибии в процессе эволюции разработали множество способов адаптации к проблеме сохранения влаги, поскольку часть своей жизни они проводят на суше. Многие откладывают икру в воду. Другие носят икру на себе, как это делают суринамская пипа, у которой вылупление икринок происходит в специальных складках на спине самки, или жаба-повитуха, у которой самцы носят икринки на себе, намотав цепочки икры вокруг талии.

Большинство птиц высиживают яйца. Поскольку многие виды являются моногамными, самка и самец сменяют друг друга при насиживании. Самки австралийской глазчатой курицы возводят настоящие курганы для своих яиц и много времени посвящают тому, чтобы лишний раз убедиться, что внутри кургана сохраняется подходящая температура. Только такие гнездовые паразиты, как кукушка и воловья птица, освободились от родительского поведения, откладывая яйца в гнезда вида-хозяина, к-рый и заботится о них.

Излюбленным объектом исслед. родительского поведения яв-ся кольчатая горлица. Самцы и самки разделяют обязанности по строительству гнезд и высиживанию яиц. Наблюдаются резкие изменения в поведении: вначале птицы не насиживают яйца; позднее, если кто-нибудь попытается поднять самку, он поднимет вместе с ней все гнездо — настолько сильна ее хватка. Когда вылупляются птенцы, родители выкармливают их «зобным молоком», представляющим собой отрыгиваемый материал эпителиальной выстилки зоба.

Родительская забота очень развита у млекопитающих и обычно включает в себя роды, вскармливание детеныша, уход за его телом, строительство логова, переноску детенышей и их защиту, игры и обучение. Вследствие эволюции молочных желез у млекопитающих на самок возлагается непропорционально высокая, по сравнению с другими таксонами, доля родительской заботы. Последовательность взаимодействий матери и детеныша в течение периода вскармливания сходна у многих видов, напр., кошек и лабораторных крыс. Когда детеныши достаточно малы, мать инициирует акт вскармливания, часто приближаясь к ним и принимая специфическую позу. На второй стадии часто происходит взаимное сближение матери и детенышей. На заключительном этапе приближаются детеныши, а мать может активно избегать приставаний с их стороны. Последовательность заканчивается отлучением от матери. Степень участия самца может быть минимальной, как у многих грызунов и копытных, или достаточно весомой, что имеет место у некоторых хищников и приматов.

Возможность реализации родительского поведения зависит от секреции гормонов, нервных механизмов и сенсорных факторов. У кольчатой горлицы строительство гнезда можно вызвать инъекциями эстрогена; введение прогестерона вызывает поведение, связанное с насиживанием. Колебания естественного уровня этих гормонов согласуются с той т. зр., согласно к-рой эстрогены особенно важны для строительства гнезд, а прогестерон — для насиживания (по крайней мере, у самок).

У млекопитающих не существует гормона, отвечающего за появление родительского поведения. На протяжении беременности самка в естественных условиях демонстрирует существенные и предсказуемые колебания гормонального фона. Используя тщательно подобранную последовательность инъекций эстрогена, прогестерона и пролактина, исследователи добились появления материнского поведения у нерожавших самок — но только через несколько часов после предъявления маленьких крысят. Было показано, что у крыс переливание крови от только что родивших самок нерожавшим вызывает появление материнского поведения. Простое содержание взрослых крыс с детенышами на протяжении 10—15 дней способствует появлению нормального родительского поведения без какой-либо гормональной основы. Конечно, в природе детеныши к этому времени просто-напросто погибли бы. Похоже, что гормоны синхронизируют появление детенышей и развитие родительского поведения.

Социобиологические перспективы. Поскольку каждый индивид, следуя по пути отбора, стремится максимально повысить свой уровень приспособленности, родители и детеныши должны вступать в конфликт, если речь заходит о распределении родительских ресурсов. Предполагается, что каждый отпрыск будет стремиться получить большую долю родительских ресурсов, чем родитель готов дать. Эти требования следует обуздывать только в тех случаях, когда чрезмерные запросы детеныша уменьшают его приспособленность, вступая в существенный конфликт с выживанием и размножением его семьи. Изменяющийся паттерн поведения в ходе развития родителей и потомства, инициация родительской заботы и конфликт окончательного отлучения от родителей могут отражать различные интересы родителей и детенышей.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 291 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Свобода ничего не стоит, если она не включает в себя свободу ошибаться. © Махатма Ганди
==> читать все изречения...

613 - | 561 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.