Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава 7. ѕозитивна€ коннатаци€




‘ундаментальный терапевтический принцип, кото≠рый мы называем позитивной коннотацией, изначально был порожден нашей потребностью не противоречить самим себе, когда мы даем парадоксальное предписание симпто≠ма идентифицированного пациента. –азве можем мы пред≠писывать поведение, которое сами же раскритиковали?

’от€ отказ от негативной оценки симптома идентифи≠цированного пациента далс€ нам сравнительно легко, того же нельз€ сказать о поведении остальных членов семьи, особенно родителей, которое демонстрировало свою тесную св€зь с симптомом. Ўаблонное видение легко могло увлечь в сторону произвольной расстановки пунк≠туации, чтобы, в соответствии с причинными отноше≠ни€ми, искать коррел€ции между симптомом пациента и симптоматическим поведением Ђдругихї. ¬ результате нередко получалось так, что мы ощущали в себе возму≠щение и гнев по отношению к родител€м пациента. “акова тирани€ лингвистической модели, от которой нам трудно было освободитьс€. Ќам пришлось понуждать себ€, чтобы полностью осознать антитерапевтические последстви€ этой ошибочной познавательной установки.

ѕо сути, позитивна€ коннотаци€, или осмысление симптома идентифицированного пациента в сочетании с негативным осмыслением симптоматического поведе≠ни€ других членов семьи, равносильна произвольному разделению членов семейной системы на Ђхорошихї и Ђплохихї и поэтому лишает терапевта возможности работать с семьей как с системной целостностью.

“аким образом, нам стало €сно, что работа в рамках системной модели возможна лишь тогда, когда позитивна€ коннотаци€ даетс€ одновременно симптому идентифици≠рованного пациента и симптоматическому поведению других (например, в форме за€влени€), все наблюдаемое нами поведение членов семьи вызвано, по нашему мнению, одной общей целью сохранени€ сплоченности семейной группы. ¬ результате терапевт получает возможность рас≠сматривать всех членов этой группы на одном уровне без углублени€ в аль€нсы или группировки, служащие пита≠тельной средой дисфункциональноеЩ семейной системы. Ќа самом деле, дисфункциональные семьи регул€рно, осо≠бенно в кризисные периоды, про€вл€ют склонность к рас≠колу и разногласи€м, характеризующимс€ навешиванием стандартных €рлыков типа Ђплохойї, Ђбольнойї, Ђнеспо≠собныйї, Ђпозор обществаї, Ђпозор семьиї и т. д.

 

“аким образом, основна€ функци€ позитивной коннотации всего наблюдаемого поведени€ группы, состоит в обеспечении доступа терапевта к работе в рамках системной модели [14].

¬озникает естественный вопрос: почему коннотаци€ должна быть об€зательно позитивной, то есть подтвер≠ждать что-либо? Ќельз€ ли получить те же результаты путем тотальной негативной коннотации (отвержени€)? Ќапример, мы могли бы за€вить, что и симптомы иден≠тифицированного пациента, и симптоматическое пове≠дение других членов семьи €вл€ютс€ Ђнеправильнымиї, поскольку все они служат сохранению стабильности Ђне≠правильнойї системы (Ђнеправильнойї, поскольку она по≠рождает боль и страдание). √овор€ это, мы бы подразу≠мевали, что Ђнеправильна€ї система должна изменитьс€. Ќо вс€ка€ жива€ система имеет три фундаментальных свойства: 1) целостность (система более или менее неза≠висима от образующих ее элементов); 2) способность к ав≠токоррекции (и, следовательно, тенденци€ к гомеостазу); 3) способность к трансформации.

ƒава€ негативную оценку, мы подразумеваем, что си≠стема должна изменитьс€, и отвергаем тем самым тен≠денцию системы к гомеостазу. ѕоступа€ таким образом, мы исключаем саму возможность быть прин€тым дисфунк≠циональной группой, котора€ всегда гомеостатична. ¬доба≠вок мы совершаем теоретическую ошибку, произвольно провод€ разделительную линию между двум€ равнознач≠ными функциональными характеристиками живой систе≠мы, расценива€ тенденцию к гомеостазу как Ђплохуюї, а способность к трансформации - как Ђхорошуюї, как ес≠ли бы эти свойства €вл€лись пол€рными.

¬ живой системе ни тенденци€ гомеостазу, ни способ≠ность к трансформации не могут считатьс€ хорошим или плохим качеством: и то, и другое суть функциональные характеристики системы, причем одно не может сущест≠вовать без другого. ќни сосуществуют в континууме цирку≠л€рной модели, где на смену Ђили - илиї линейной модели приходит отношение Ђбольше - меньшеї.

ќднако, как указывает Ўендс, человек посто€нно стремитс€ достичь утопического состо€ни€ полной неиз≠менности отношений, Ђидеальнойї цели - воссоздани€ своей внутренней ¬селенной, существующей абсолютно независимо от эмпирических фактов: Ђƒанный процесс можно рассматривать как движение к полной независи≠мости от здесь и сейчас, к освобождению от насущных физиологических нужд. » ученые, и философы нахо≠д€тс€ в поиске вечных истин, абстрагированных от гру≠бого биологического событи€. ѕарадокс заключаетс€ в том, что подобное состо€ние в реальности несовме≠стимо с жизнью по той простой причине, что жизнь - это процесс посто€нного движени€, посто€нного увели≠чени€ энтропии, который должен поддерживатьс€ не≠прерывным притоком негативной энтропии (и энергети≠ческой, и информационной). “аким образом, мы стал≠киваемс€ с извечным парадоксом поиска стабильности и равновеси€, хот€ €сно, что стабильность и равновесие достижимы только в неорганических системах, да и там лишь в ограниченной степени. –авновесие несовместимо с жизнью или научением: движение вперед, хот€ бы в ми≠нимальной степени, €вл€етс€ абсолютно необходимым условием дл€ любой биологической системыї (Shands, 1971, р. 69-70).

—емь€, наход€ща€с€ в состо€нии кризиса и обратив≠ша€с€ за терапией, также страстно вовлечена в пресле≠дование этой Ђидеальной целиї; она бы вообще не пришла к нам, если бы не чувствовала угрозы своему равновесию и стабильности (защищаемой и удерживаемой наперекор эмпирическим факторам). ќт семьи, котора€ не чувствует этой угрозы, гораздо труднее добитьс€ адекватной мотива≠ции на терапию.

 огда мы говорим о позитивной коннотации, то стал≠киваемс€ с целым р€дом противоречий и парадоксов. ¬ыше уже отмечалось необходимость преодолеть свою лингвистическую обусловленность и заложенный в ней морализм. ќднако мы должны пользоватьс€ €зыком хот€ бы дл€ того, чтобы одобрить и подтвердить гомеостатическое поведение всех членов семьи. —амо выражение одобрени€, точно так же как неодобрени€[15], требует ис≠пользо-вани€ Ђморалистическихї суждений.

ѕолучаетс€, что мы должны парадоксально использо≠вать €зык дл€ того, чтобы переступить через €зык, моралис≠тическое поведение, чтобы выйти за пределы морализма, поскольку только так мы можем реализовать системный подход, в котором морализм €вл€етс€ совершенно бес≠смысленным.

»ными словами, квалифициру€ Ђсимптоматическоеї поведение как Ђпозитивноеї или Ђхорошееї в силу того, что оно мотивируетс€ гомеостатической тенденцией, мы даем позитивную коннотацию не членам системы, а ее целостной гомеостатической тенденции. ќднако можно одобр€ть и опре≠деленное поведение отдельных индивидов постольку, поскольку оно выражает общую направленность группы к единству и стабильности. „ерез такое одобрение терапевт не только за€вл€ет о себе как о стороннике гомеостатической тенденции, но и предписывает ее.

ѕринима€ во внимание особый тип поведени€ семьи, включенной в шизофренические взаимоотношени€, кото≠рый был описан выше в главе 3, можно вывести дл€ нее наиглавнейшее правило - запрет на любые определени€ отношений. —емь€ как бы посылает терапевтам метасообщение: Ђћы можем оставатьс€ вместе лишь до тех пор, пока не определ€ем отношени€. ќтсутствие определенных от≠ношений существенно дл€ стабильности нашей системыї.

–азмышлени€ привод€т нас также к выводу, что симп≠том, то есть психотическое поведение, демонстрируемое идентифицированным пациентом, самой своей причуд≠ливостью и непон€тностью представл€ет попытку воспре≠п€тствовать определению отношений. ¬ этом смысле идентифицированный пациент тоже подчин€етс€ главному правилу. Ќо, с другой стороны, симптом как выражение протеста подразумевает определение отношений, пусть в критической и иронической форме. Ќа более высоком уровне абстракции получаетс€, по сути, следующее: отно≠шени€, определенные как неопределимые, тем самым определены как несосто€тельные.

¬ этом смысле идентифицированный пациент несет угрозу нарушени€ главного правила. ¬месте с этой угрозой он привносит в семейную группу состо€ние тревоги, св€≠занное с опасностью нарушени€ status quo.

ќбращение семьи за помощью говорит о том, что она стремитс€ восстановить удовлетвор€вшее ее равновесие, существовавшее до про€влени€ симптома. » она получает его от традиционной психиатрии, котора€ называет этот Ђнамекї, угрожающий новым определением отношений, изменением, Ђболезньюї и в качестве таковой Ђлечитї его.

ѕосмотрим теперь, как и какими методами мы рабо≠таем с этими семь€ми, когда они к нам приход€т.

ѕрежде всего, в нашей терапевтической работе мы не проводим границу между Ђсимптомомї идентифициро≠ванного пациента и остальным Ђсимптоматическимї пове≠дением, то есть особыми паттернами коммуникации, в ко≠торые вовлечены все члены семьи. «ададимс€ вопросом: обусловлен ли такой способ коммуникации в семье с шизофреническими взаимоотношени€ми тем, что ее члены не хот€т контактировать между собой иначе, или тем, что они не знают, как это еще можно делать? ѕо поводу данного вопроса мы можем сказать лишь то, что он исхо≠дит из иллюзорной возможности альтернатив, точно так же как если бы мы решали, не может или не хочет иденти≠фицированный пациент вести себ€ иначе. Ќа самом деле мы, терапевты, Ђзнаемї лишь одно: все члены семьи про≠тивосто€т любому изменению, представл€ющему опас≠ность дл€ их гомеостатического идеала, и поэтому мы должны присоединитьс€ к этому идеалу (естественно, лишь на данный момент).

“аким образом, мы делаем противоположное тому, что делает семь€. ћы намеренно игнорируем символичес≠кий и угрожающий смысл симптома как протеста и призы≠ва к изменени€м. «ато мы акцентируем и поддерживаем его гомеостатический смысл. ћы поддерживаем и поведе≠ние других членов семьи, направленное на ту же цель - сохранение стабильности и сплоченности группы.

 роме этих фундаментальных функций, позитивна€ коннотаци€ выполн€ет еще две важные взаимосв€занные терапевтические функции: 1) четко определ€ет отноше≠ни€ между членами семьи, а также между терапевтами и семьей без риска дисквалификации; 2) маркирует кон≠текст, обознача€ его как терапевтический.

¬ св€зи с первой из этих функций можно отметить, что семь€ с шизофреническими взаимодействи€ми использует аналоговый, а не дискретный €зык. ѕаттерны взаимодей≠стви€ в семь€х такого типа характеризуютс€ стремлением не определ€ть отношени€.  аждый член семьи отказы≠ваетс€ прин€ть на себ€ роль человека, определ€ющего отношени€ (и тем самым устанавливающего дл€ других правила поведени€), и в то же врем€ отказывает другим в праве определ€ть отношени€ (и тем самым устанав≠ливать правила поведени€ дл€ него).

 ак показал ’ейли и это посто€нно подтверждает наш опыт, члены семьи с шизофреническими взаимоотноше≠ни€ми склонны дисквалифицировать все компоненты сообщени€: автора, получател€, содержание и даже кон≠текст, в котором оно было передано.

 роме того, ’ейли (Haley, 1959) продемонстрировал еще два тесно св€занных между собой феномена: а) ни один из членов группы не склонен декларировать или искренне признавать чье-либо лидерство в группе; б) ни один из чле≠нов группы не склонен всерьез принимать обвинени€, иначе говор€, ответственность, за какие-либо ошибки и не≠при€тности. “аким образом, позитивна€ коннотаци€ имеет целый р€д сообщений на различных уровн€х.

 

1. “ерапевты четко определ€ют отношени€ между чле≠нами семьи как дополнительные к системе, точнее, к ее гомеостатической тенденции.  огда все члены семьи обнаруживают себ€ в идентичных дополнительных позици€х по отношению к системе, то это устран€ет присущее им скрытое симметричное напр€жение.

2. “ерапевты четко определ€ют отношени€ между семьей и собой как дополнительные и столь же €сно за€вл€ют о своем лидерстве. Ёто делаетс€ не только путем пр€мой и €вной коммуникации, но и импли≠цитно, через глобальную метакоммуникацию, нос€≠щую характер подтверждени€.

 

ƒейству€ таким образом, терапевты сообщают, что у них нет сомнений относительно собственного иерархи≠ческого превосходства. Ќа деле это выгл€дит так, что ав≠торитетное лицо, которое высказывает свое одобрение и мотивирует его, сообщает об отсутствии у него каких-либо внутренних сомнений[16].

„лены семьи не могут ни отвергнуть, ни дисквалифи≠цировать контекст такой коммуникации, поскольку она со≠ответствует доминирующей тенденции системы - гомео≠статической.

»менно потому, что позитивна€ коннотаци€ содержит одобрение, а не осуждение, она позвол€ет терапевтам избежать отвержени€ системой. Ѕолее того, не исклю≠чено, что она позвол€ет семье впервые пережить ситуа≠цию получени€ открытого одобрени€.

Ќо в то же врем€ позитивна€ коннотаци€ имплицитно ставит семью перед парадоксом: почему, будучи положитель≠ным €влением, группова€ сплоченность требует наличи€ Ђпациентаї?

‘ункци€ определени€ отношений св€зана с функцией маркировки контекста: четкое определение отношений, как оно описано выше, €вл€етс€ маркером терапевти≠ческого контекста.

–езюмиру€, мы можем сказать, что позитивна€ кон≠нотаци€ предоставл€ет нам возможность:

 

1) объединить всех членов семьи на основе дополнитель≠ности по отношению к системе, не дава€ им ни в какой форме моралистических оценок и благодар€ этому избега€ каких-либо размежеваний членов группы;

2) вступить в союз с системой благодар€ подтверждению ее гомеостатической тенденции;

3) быть прин€тыми системой в качестве ее полноправных членов, поскольку мы мотивируемы теми же желани€ми;

4) подтвердить гомеостатическую тенденцию с целью парадоксально активизировать способность к транс≠формации, поскольку позитивна€ коннотаци€ ставит семью перед парадоксом: почему дл€ сплоченности группы, оцениваемой терапевтами как хорошее и же≠лательное качество, нужен Ђпациентї;

5) четко определить отношени€ между семьей и тера≠певтом;

6) маркировать контекст как терапевтический.

 

ќднако нельз€ сказать, что практическое воплощение принципа позитивной коннотации не вызывает труд≠ностей. Ѕывает, что терапевт, искренне убежденный, что дает позитивную коннотацию всем членам семьи, в действительности, сам того не сознава€, делает произ≠вольную дихотомизацию.

” нас подобное произошло при работе с семьей, со≠сто€вшей из представителей трех поколений, где иденти≠фицированным пациентом был шестилетний мальчик с диагнозом т€желого аутизма. Ќа третий сеанс были приглашены, кроме мальчика и его родителей, дедушка и бабушка со стороны матери.

»з материала, полученного на сеансе, мы предположи≠ли существование интенсивной собственнической прив€≠занности бабушки к своей дочери, котора€ шла навстречу этой прив€занности тем, что находила разные способы за€вить о своей нужде в материальной помощи. ¬ конце сеанса мы выразили дочери восхищение чуткостью и добро≠той, которые она всегда выказывала по отношению к ма≠тери. Ёто было ошибкой с нашей стороны, что мы неза≠медлительно пон€ли по восклицанию матери: Ђ“ак значит, € эгоистична!ї ≈е негодование вскрыло тайное соперни≠чество между матерью и дочерью по поводу того, кто из них великодушнее. Ёта ошибка вызвала враждебность бабушки и поставила под угрозу продолжение терапии.

¬ другом случае семь€ восприн€ла нашу оценку как не≠гативную, хот€ мы давали ее как позитивную. —ледующий пример иллюстрирует это.

—емь€ состо€ла из трех человек: отца, ћарио, матери, ћарты, семилетнего Ћайонела, направленного к нам с диаг≠нозом Ђдетский аутизмї. ”читыва€ тесные св€зи этой семьи с другими близкими родственниками (что характерно дл€ большинства семей с детьми-психотиками), мы пригласили на п€тый сеанс бабушку и дедушку с материнской стороны. Ќа этом сеансе нам представилась возможность наблюдать поразительный пример избыточности.

Ѕабушка и дедушка как пара были всю жизнь предельно симметричны в своей борьбе. »х вражда разделила семью на две части: ћарту привлек на свою сторону отец, жест≠кий и властный человек, а ее младшего брата Ќикола, которому уже было за тридцать и который был женат, всегда любила и чрезмерно опекала мать, м€гка€ и оба€≠тельна€ женщина.

Ќа предыдущих сеансах вы€снилось, что ћарта, Ђуже име€ї любовь отца, страстно жаждала любви матери, то есть того псевдопривилегированного отношени€, кото≠рое всегда было направлено на брата. ќна сама говорила о своей ревности к брату, которую раздел€л и ее муж ћарио. ћарио, обычно бесстрастный и инертный, ожив≠л€лс€, лишь выража€ резкую непри€знь к своему эгоистич≠ному и инфантильному шурину, который к тому же, по его мнению, не заслуживал щедрой любви, изливаемой на него его матерью. »збыточность, поразивша€ нас на этом сеансе, заключалась во вновь и вновь произносившихс€ бабушкой словах, что она очень склонна любить тех, кого не люб€т. ќна любила и до сих пор любит своего сына, Ќикола, только потому, что ее муж никогда его не любил, а отдал всю свою любовь ћарте. “еперь она чувствует себ€ об€занной любить жену Ќикола (бедн€жка, она кругла€ сирота), и она по-насто€щему любит Ћайонела, своего внука - психотика, прежде всего потому, что, как ей ка≠жетс€, ћарта в действительности так и не прин€ла его. — того самого момента, как он родилс€, бабушка заметила (и тут голос ее задрожал от глубоких чувств), что с ним обращаютс€ Ђкак с теленкомї.

¬ течение сеанса стало €сно, что у этой Ђмилойї бабуш≠ки всегда был и до сих пор остаетс€ в силе моральный императив Ђлюбить нелюбимыхї (€вный симметричный ход). ¬ конце сеанса терапевты сердечно поблагодарили бабушку и дедушку за их доброе сотрудничество и отпусти≠ли семью без каких-либо специальных комментариев.

Ќа следующий сеанс были приглашены только Ћайонел и его родители. ѕрин€в во внимание материал, получен≠ный на предыдущем сеансе, мы начали с похвалы Ћайонела за его большую чуткость. ќн пон€л, что бабушке с ее велико≠душным сердцем нужно любить тех, кого не люб€т. ѕо≠скольку д€д€ Ќикола шесть лет назад женилс€, любим своей женой и уже не нуждаетс€ в любви матери, бедной бабушке стало некого любить. Ћайонел отлично понимал ситуацию и то, что бабушке нужен кто-то нелюбимый, кого она могла бы любить. ѕоэтому с самого раннего возраста целью его поступков было стать нелюбимым. Ёто делало его маму все более и более нервной, все более сердитой на него, в то вре≠м€ как бабушка, с другой стороны, могла про€вл€ть к нему бесконечное терпение. “олько она по-насто€щему любила Ђбедного маленького Ћайонелаї.

¬ этот момент сеанса Ћайонел начал производить адский шум, стуча двум€ пепельницами друг о друга.–еакци€ ћарты была внезапной и драматичной: наше обращение к Ћайонелу она восприн€ла как внезапное откровение. ќна рассказала, что бывала просто счастлива, когда мать критиковала ее за отвержение Ћайонела. ЂЁто правда, это правда! - рыдала она. - я чувствовала себ€ счастливой, когда мама говорила, что € обращаюсь с ним, как с теленком. Ќо что мне делать теперь? (Ћома€ руки.) я принесла своего сына в жертву своей матери!  ак € могу исправить эту ужасную ошибку? я хочу спасти моего сына... мое бедное дит€!ї

ћы тут же испугались, что сделали ошибку. ¬едь ћарта не только дисквалифицировала наше определение жертвы Ћайонела как добровольной, переопределив ее как свое жертвоприношение, она также решила, что терапевты определили ее как Ђвиновнуюї мать, пожертвовавшую свое дит€ своей матери. Ёто вновь поставило Ћайонела в позицию жертвы, и его отец, как обычно, прин€л удоб≠ную дл€ себ€ позицию молчани€, наблюда€ то, что по-на≠сто€щему его не трогало.

Ќа этом месте сеанс был прерван, и команда терапев≠тов обсудила ситуацию; в результате мы решили вернуть отца в позицию активного члена системы. ¬озвратившись к семье, мы м€гко заметили, что ћарио в отличие от ћар≠ты абсолютно никак не реагирует на наши комментарии.

 

“ерапевт: ЂЌаша предварительна€ гипотеза состоит в том, что у ¬ас имеютс€ очень основательные причины дл€ прин€ти€ этой добровольной жертвы от Ћайонелаї.

ћарта (крича): Ђ≈го мать! ≈го мать! ѕри ней Ћелло (Ћайо≠нел) еще хуже! ќна должна убедить себ€, что ћарио несчастен со мной! „то € плоха€ мать! ћо€ мать все врем€ говорит мне, что € нетерпелива с Ћелло, но она (свекровь) говорит мне, что € недостаточно строга! » € начинаю нервничать и кричать на Ћелло! ј мой муж просто присутствует при этом. ќн никогда не защищает мен€... посмотрите на него!ї

“ерапевт: Ђƒавайте подумаем обо всем этом до следую≠щего сеанса. ј сейчас у€сним, что Ћайонел не €вл€етс€ ничьей жертвой (поворачива€сь к ребенку). Ќе так ли, Ћелло? “ы сам это придумал - стать настолько сумасшед≠шим, чтобы всем помочь. Ќикто не просил теб€ это делать (поворачива€сь к родител€м). ¬идите? ќн ничего не говорит, он не плачет. ќн решил продолжать действовать так же, как до сих пор, так как уверен, что посту≠пает правильної.

 

 ак мы уже сказали, сначала по реакции ћарты нам показалось, что мы сделали ошибку. —огласившись с на≠шим комментарием, она дала пон€ть, что восприн€ла его как обвинение в том, что €вл€етс€ плохой матерью, по≠жертвовавшей сыном в угоду своим неразрешенным отно≠шени€м с матерью. ќтсутствие реакции со стороны отца вызвало у нас подозрение, что и он интерпретировал наше вмешательство аналогичным образом: Ђѕоскольку мо€ же≠на ответственна за психоз Ћайонела, € невиновен и потому имею превосходство над всемиї.

ќднако дальнейшее течение сеанса показало нам, что наша интерпретаци€ поведени€ Ћайонела оказалась отнюдь не ошибкой, а напротив, точно направленным ходом, раскрывшим фокус проблемы. ћарта не могла прин€ть мысль, что ее сын - вовсе не Ђжертвенный агнецї, а активный член семейной системы и, более того, нахо≠дитс€ в лидерской позиции. ƒисквалифициру€ активную позицию Ћайонела, возвраща€ его в положение объекта воздействи€, пассивной жертвы, ћарта четко действовала ради сохранени€ status quo системы. ќна попыталась вновь овладеть своей утраченной позицией псевдовласти, объ€вив себ€ Ђвиновнойї и тем самым признав, что €вл€≠етс€ причиной психоза сына.

≈е реакци€ была удобна дл€ ћарио, чь€ позици€ пре≠восходства в системе заключалась в том, что он представал человеком, обладающим противоположными качествами, то есть выгл€дел Ђхорошимї и Ђтерпимымї. „тобы сохра≠нить их скрытое соперничество и продолжать семейную игру, было необходимо вернуть ребенка в его позицию жертвы. ¬ этот момент мы могли сделать только одно: поместить ћарио в ту же позицию, в которой находилась ћарта, за€вив, что у него тоже есть глубокие причины дл€ прин€ти€ добровольной жертвы Ћайонела. ќдновремен≠но мы поместили Ћайонела в позицию превосходства как спонтанного интерпретатора того, в чем нуждаетс€ семь€. Ёто подготовило нам путь дл€ парадоксального предпи≠сани€ психотического лидерства Ћайонела.

 

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-09-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 412 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—тремитесь не к успеху, а к ценност€м, которые он дает © јльберт Ёйнштейн
==> читать все изречени€...

1213 - | 1163 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.034 с.