Структура диссертационного исследования
Лекции.Орг

Поиск:


Структура диссертационного исследования




Диссертационная работа содержит 416 страниц, включает в себя введение, четыре главы с параграфами, заключение, библиографический список использованной литературы, состоящий из 345 наименований и 28 приложений (графики, таблицы, диаграммы).

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены объект и предмет исследования, сформулированы его цель и задачи, анализируется степень изученности проблемы, рассказывается об апробации работы и внедрении ее результатов, даются рекомендации по дальнейшему практическому применению результатов исследования, перечисляются научные выводы, методологическая основа, научная новизна и практическая значимость, описывается структура диссертационного исследования.

В главе 1 «Анализ современных проблем Кыргызской Республики и подходы Российской Федерации к оценке ситуации в Центральной Азии»в целом проведен анализ исторических корней и динамики событий, происходящих в до- и постсоветский периоды в Кыргызстане и регионе Центральной Азии. При этом использовались работы авторов, писавших об историко-культурных и экономических связях Центральной Азии с Россией (Соловьева С. М., Князева А. А., Звягельской И. Д., Казанцева А. А., Парамонова В., Строкова А., Лузянина С. Г., Халфина Н. А. и др.).

В разделе 1.1 «Россия и Кыргызстан: исторический аспект» проведенный анализ особенностей исторического и культурного развития Центральной Азии и Кыргызстана, в частности, показал, что:

1. Кыргызстан – небольшая республика, находится на северо-востоке Центральной Азии, занимает часть Тянь-Шаня и северные цепи Памиро-Алая, 94% территории страны занимают горы.

2. Кыргызстан исторически формировался на пересечении оседлого и кочевого образа жизни, в советский период активно развивается промышленность и коллективное сельское хозяйство. Республика из кочевой территории с островками оседлой жизни преобразуется в индустриальную территорию. Развивается цветная металлургия, производство сурьмы и ртути, пищевая промышленность (производство сахара), отрасли легкой промышленности и промышленное сельское хозяйство.

За годы советской власти были созданы национальная печать, грамотность достигла 99%.

3. Среди республик Центральной Азии Кыргызстан отличается тем, что первым встал на путь демократических реформ и рыночных преобразований, что обусловило его высокий авторитет и позитивный имидж на международной арене и, как следствие, поддержку со стороны развитых демократических стран. В первые годы независимости в Кыргызстане были сформированы основные институты демократической государственности и многоукладной экономики, достигнута макроэкономическая стабилизация, наблюдался рост валового внутреннего продукта.

4. Несмотря на активное государственное строительство в постперестроечный период, в Кыргызской Республике отсутствует стабильность государственного управления. Свержение А. Акаева в ходе «тюльпанового» переворота 2005 г., конституционный кризис 2005–2007 гг., революция 2010 г. имеют явный сходный контекст, который заключается в неумении и нежелании лидеров Кыргызстана проводить взвешенную внутреннюю политику, а особенно это касается узурпации власти отдельными кланами.

5. Кыргызская Республика исторически находится в перманентной кризисной социально-политической и социально-экономической ситуации45, вызванной отсутствием практики диалога в политической элите республики; громадное количество партий, построенных в основном по принципу лояльность лидеру или клану, не отвечает требованиям сегодняшнего дня, когда необходима консолидация общества для решения насущных проблем. Родовые и клановые основы государственного устройства Кыргызской Республики, политические и экономические преобразования постсоветского периода способствовали ухудшению уровня жизни населения республики. Все это накладывается на отсутствие внятной государственной внутренней и внешней политики, как следствие этого – громадный внешний долг, который руководители республики просят регулярно списать. Напрашивается вывод о несостоятельности Кыргызстана как государства.

Подобное долговременное кризисное состояние приводит к значительной криминализации общества и сводит на нет усилия мирового сообщества по борьбе с наркотрафиком через территорию Кыргызской Республики.

В разделе 1.2 «Афганский конфликт и распад СССР, пограничные проблемы Центральной Азии и Китая»автором подробно рассматривается ситуация, которая сложилась после событий 11 сентября 2001 г., – начало «войны с международным терроризмом» на территории Афганистана. Сегодня уже очевидно, что под предлогом борьбы с терроризмом в Центральной Азии США и НАТО в Афганистане решают следующие задачи:

  • военный контроль России, Китая и Ирана;
  • препятствие реинтеграции стран СНГ;
  • контроль над энергетическими ресурсами и выгодными для их транспортировки коммуникациями в Кавказско-Каспийском и Центрально-Азиатском регионах;
  • обеспечение стратегического присутствия в глубоком тылу Китая, а также средствами контроля над «непокорным» Ираном;
  • возможность провоцировать региональные конфликты, способные стать предлогом для начала глобальных военных акций.

Существенными при понимании важности Кыргызстана для России являются наличие афганского конфликта и принципиальная неспособность и нежелание США, их союзников и военных контингентов принести мир и согласие народу Афганистана. Наркотрафик из Афганистана стал общенациональной проблемой России (первое место по потреблению героина, потребляется 21% всего производимого героина), ЕС, Китая и Кыргызстана (количество наркоманов, по различным оценкам, составляет более 150 тыс. чел., при населении в пять миллионов человек это очень много). По экспертным оценкам, от 40 до 70% героина поступает в Россию из Афганистана через территорию Кыргызстана. Транснациональные преступные группировки, наживающиеся на наркобизнесе и наркотрафике, стали угрозой национальной безопасности для самого Кыргызстана. А их сращивание с государственными структурами в период президентства К. Бакиева привело к существенной криминализации общества. Бюджет Кыргызстана в несколько раз меньше финансовой мощности проходящего по его территории афганского наркотрафика.

В работе автором подробно рассматриваются три возможные позиции России по поводу решения «проблемы Афганистана»: невмешательство, неявное участие на стороне США и НАТО с возможностью влиять на «окончательное» решение «проблемы Афганистана», создание единого независимого Афганистана с сильным государством.

Создание единого независимого Афганистана с сильным государством является единственным вариантом обеспечения стабильности и развития Центральной Азии.

Россия в данной связи имеет уникальную возможность выделить в качестве основного принципа внешней политики традиционную для себя роль фактора подъема и развития других стран. Сущность экспорта развития в отличие от экспорта демократии, при котором происходит насаждение чуждых принимающей «демократию» стране государственных и общественных устоев и институтов, состоит в формировании в развиваемой стране полномасштабных производительных сил, составляющими которых являются три элемента: развивающее образование, фундаментальная практико-ориентированная наука и инновационная промышленность.

Кыргызстан как ключевой геостратегический узел региона не только способен предоставить свою территорию для создания инфраструктуры интеграции, но и своим активным участием в водноэнергетической и транспортно-логистической деятельности может содействовать созданию единого независимого Афганистана.

Автор последовательно утверждает, что только интеграция в рамках Центральной Азии с созданием единого независимого Афганистана в состоянии решать следующие критические для России и стран региона задачи:

  • восстановить Афганистан в качестве единого, суверенного и экономически эффективного государства, которое не только прекращает экспорт нестабильности, наркотиков и терроризма, но и движется по пути модернизации и развития;
  • обеспечить прочную кооперативную безопасность и стабильность;
  • провести демилитаризацию присутствия «дальних» иностранных государств на территории стран региона;
  • организовать единое экономическое и транспортно-логистическое пространство, соединяющее российскую Сибирь с «южными морями» (Аравийским морем и Персидским заливом), а со временем – сухопутный «мост» между Северным Ледовитым и Индийским океанами;
  • создать единую инфраструктуру водного обеспечения южных стран региона для решения критической водной проблемы;
  • не допустить создания в Афганистане и Центральной Азии плацдарма США и НАТО по контролю Китая, Ирана и России из их «подбрюший»;
  • обеспечить взаимодействие государств региона в области безопасности, включая демаркацию границ, которое бы принципиально не допускало разлома России по Уралу и отщепления от Европейской части России Восточной Сибири и Дальнего Востока;
  • не допустить проведения США и НАТО политики «управляемого хаоса» против стран региона.

Основой единого экономического пространства должны стать общие инфраструктуры электроэнергетики, ирригации и обеспечения водой, управления транспортно-логистическими потоками, обеспечения перспективной занятости.

В разделе 1.3 «Социально-экономические проблемы Центральной Азии в современных условиях»подвергается анализу ситуация, сложившаяся в регионе в постсоветский период:

1) самоустранение России из политических и экономических процессов стран Центральной Азии после распада СССР привело к разрыву существующих экономических связей. В ситуации острой нехватки денежных и материальных ресурсов руководства стран Центральной Азии обратились за помощью к Всемирному банку (ВБ) и Международному валютному фонду (МВФ). Кредиты выделялись под программы реформ, которые были призваны снизить участие государства в экономике, провести полномасштабную приватизацию, либерализацию цен и торговли, обеспечить вхождение в ВТО;

2) несмотря на улучшение социально-экономического положения в 2000–2009 годах, республика является одной из беднейших стран в Центральной Азии и в СНГ. Экономика практически полностью зависит от крупных стран – США, России, ЕС, Китая, Казахстана;

3) наличие потенциальных военных угроз и угроз военного характера, обусловленных глобальными, региональными и внутригосударственными проблемами и противоречиями, имеющих различное содержание и характер, диктует необходимость военно-политической интеграции Кыргызской Республики с другими государствами Центральной Евразии, и прежде всего с Россией, в целях создания эффективной многопрофильной системы обеспечения региональной и, соответственно, национальной безопасности;

4) наличие серьезных политических, экономических и иных противоречий, усугубляемых пограничными, территориальными, ресурсными претензиями окружающих Кыргызскую Республику стран Центральной Азии, определяет многовекторность политики руководства республики, пытающегося таким способом обеспечить независимость и территориальную целостность Кыргызстана.

Раздел 1.4 «Национальные интересы России и Кыргызстана: общее и различие в контексте формирования комплекса взаимоотношений двух государств». В результате проведенного анализа автор приходит к выводам, что для национальных интересов России Центральная Азия исключительно важна в силу целого ряда факторов:

1. С геополитической точки зрения большая часть территории России находится в Азии и граничит с расположенными здесь государствами, которые в течение полутора-двух столетий жили в единой стране, чье развитие ориентировалось на Россию и формировалось ею, чья культура продолжает находиться под влиянием России. В странах Центральной Азии проживает значительная прослойка русскоязычного населения, тяготеющего к России. Значительная часть населения Центральной Азии работает и обучается в России. Россия и центральноазиатские страны являются участниками общих военно-политических и экономических структур, созданных после дезинтеграции СССР. И наконец, значительная часть экспортно-импортного потока товаров центральноазиатских стран сохраняет российскую направленность.

2. С геостратегической точки зрения регион входит в «дугу нестабильности», простирающуюся от Балкан до Индонезии и Филиппин, и исходящие из него военные угрозы вполне реальны в силу укрепления позиций сепаратизма и международного терроризма. Сегодня эти угрозы трансформировались в военные конфликты США и их союзников против международных террористических движений на территориях ряда прилегающих к региону стран. Дестабилизации обстановки вокруг региона способствуют антииранская кампания США, а также перманентный индо-пакистанский политический конфликт, способный трансформироваться в войну двух ядерных государств. Конфликтный потенциал не исчерпан и в самих центральноазиатских государствах, в том числе за счет нерешенных вопросов границ.

Стратегическое значение данного региона состоит и в том, что он является переходной зоной между севером и югом Азии, ситуация в нем оказывает существенное влияние на обстановку в этих частях континента. Влияет она и на стабильность южных рубежей России и состояние ее безопасности на данном направлении.

3. После 11 сентября 2001 г. борьба за Центральную Азию приобрела глобальный характер. Начался новый этап ее развития, связанный с более тесной интеграцией в мирохозяйственные и геополитические отношения. Великие государства стратегически столкнулись в Центральной Азии. Главные «игроки» – США, Россия, ЕС – преследуют прямо противоположные цели. США и ЕС, стремясь получить контроль над богатыми энергоресурсами региона, всеми силами стараются предотвратить попытки России вновь сплотить вокруг себя бывшие республики.

4. Кыргызстан в данной связи является своеобразным «узлом», «перекрестком», контроль над которым обеспечивает прозрачность процессов в регионе и возможность напрямую обеспечивать превентивные меры по минимизации последствий от деятельности негативных факторов в регионе и за его пределами. Традиционно Кыргызстан не играл значительной роли в советской внешней политике до военного конфликта в Афганистане и возникшей в результате этого террористической угрозы южному «подбрюшью» России.

5. На роль ключевого игрока в Центральной Азии выдвинулся Китай, ведущий собственную игру на противоречиях и между Россией и США, и внутри СНГ, хотя более 100 лет не имел прямых связей со странами Центральной Азии, поскольку они не были субъектами международных отношений.

6. Взаимодействие России, США, ЕС и Китая в Центральной Азии – это сложное переплетение и соперничество «великих» за влияние над «малыми», а также совпадение интересов этих государств и непреодолимые противоречия, выработка общей стратегии во все более глобализирующемся мире.

Для России и Кыргызстана автором выделены следующие национальные интересы: безопасность населения, комфортные условия проживания и перемещения в рамках государственных границ и в случае миграции, политическая стабильность, снижение радикальной исламизации региона, контроль за наркотрафиком и организованной преступностью, энергетическая безопасность, торговля и развитие транспортных систем.

Самостоятельно обеспечить полностью собственные национальные интересы Кыргызстан не в состоянии в силу незначительности экономического и военного потенциала. Для обеспечения собственных национальных интересов Россия и Кыргызстан взаимодействуют в рамках таких региональных структур, как ОДКБ и ШОС, при этом если ОДКБ – это больше военно-политический союз, то ШОС – это политико-экономический союз. Государства – члены ОДКБ и ШОС всегда подчеркивали, что организации являются структурами, открытыми для сотрудничества с иными государствами и международными организациями.

В главе 2«Сущность внутреннего развития Кыргызской Республики и позиция Российской Федерации»проводится анализ реформирования политической и социально-экономической сферы в России и Кыргызстане в постсоветский период.

В разделе 2.1 «Социально-экономический характер реформ в Кыргызстане» последовательно проводится сравнение результатов первоначально сходного сценария, предложенного западными экспертами, который был по-разному реализован в России и Кыргызстане.

Кыргызстан, изначально потеряв прямые дотации из бюджета СССР, был вынужден полностью положиться на рекомендации западных экспертов, которые не только подготовили план экономических и политических реформ, но и активно участвовали в их осуществлении в рангах советников при президенте, министерствах и ведомствах. В обмен МФО предложил Кыргызстану неограниченную финансовую и техническую поддержку, в результате которой внешний долг республики к концу 2011 г. составил 3 млрд долл. США

Результатом проведения данных реформ для Кыргызстана стали массовое обнищание населения, сворачивание социальных программ, разрушение отечественной промышленности, ресурсное закрепление направленности экспорта, установление международного контроля над действием национального правительства.

Необходимо отметить, что России придется по новой выстраивать политику в отношении Кыргызской Республики, в том числе и с учетом формирования большинства в парламенте. И хотелось бы, чтобы Россия не повторила ошибку, когда выстраивала свою политику в расчете на один конкретный центр силы (А. Акаев или К. Бакиев), стратегически это будет вести лишь к повторению в еще худших формах событий 2005–2010 гг. и масштабной дестабилизации всего региона. В российских интересах, чтобы Кыргызстан стал демократической страной с системой власти, гарантирующей выработку компромиссной политической линии различных групп и кланов.

В разделе 2.2 «Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и Кыргызстана» подробно рассмотрены вопросы торгово-экономического сотрудничества Российской Федерации и Кыргызской Республики. В работе заострены вопросы на российских инвестициях в строительство гидроэлектростанций, на ситуации с военным заводом «Дастан», ситуации вокруг «Кыргызгаза», ситуации вокруг сотового оператора MegaCom. На основании проведенного анализа автором сделан вывод, что результатом ситуации неопределенности в сфере защиты инвестиций стала потеря доверия со стороны Российского государства и бизнеса к вложениям в экономику Кыргызстана, что переросло в снижение экономической активности в 2010–2011 гг.

В целях интенсификации экономического сотрудничества двух стран государственным структурам России и Кыргызстана необходимо предпринять серьезные интеграционные усилия для решения имеющихся конфликтов интересов, предотвратить расползание «национального эгоизма», мешающего государственному и частному бизнесу в торговле и инвестициях. Следует на деле, а не словах последовательно защищать право собственности не только местной экономической элиты, но и иностранных инвесторов, которые вкладывают свои средства в экономику Кыргызстана.

В разделе 2.3 «Миграционные процессы и их влияние на формирование взаимодействия в сфере экономики и политики двух стран» автором рассмотрен такой важный вопрос двусторонних отношений, как миграция, структура и распределение населения по территории республики.

Масштабы перемещений населения Кыргызстана в период независимости оказались беспрецедентными. Увеличение интенсивности миграционных потоков объясняется целым комплексом факторов: экономических, демографических, политических, социальных и других. В их числе можно выделить, например, дисбаланс между спросом и предложением рабочей силы и низкий уровень жизни, одновременно переселение русскоязычного населения в Россию вызвано желанием избежать дискриминации46.

Миграционный баланс в Кыргызстане является отрицательной величиной, так, за 2003–2010 гг. миграционный отток населения из страны составил около 400 тыс. человек. Поэтому можно констатировать, что увеличение численности населения осуществляется только за счет естественного прироста, который в последние годы колеблется в пределах 1% в год.

Во внутренней миграции Кыргызской Республики в современных условиях проявляются следующие тенденции:

1. миграция населения из села в город;

2. из региональных городов в большие города (Бишкек, Ош, Джалал-Абад);

3. из экономически слаборазвитых, неблагополучных регионов в более развитые, благополучные.

Экономически наиболее притягательными в республике являются Чуйская область и г. Бишкек. За последние пятнадцать лет из всех административно-территориальных единиц, входящих в состав Кыргызской Республики, только г. Бишкек и Чуйская область имеют миграционный прирост населения.

На повестке дня России и Кыргызстана существуют нерешенные вопросы по обеспечению интеграции мигрантов на территории России и русских в Кыргызстане. Законопослушные мигранты из Кыргызстана являются для России наиболее естественным и благоприятным источником исправления сложившейся негативной демографической и трудовой ситуации. Однако России необходимо принять ряд мер, направленных на более органичную адаптацию мигрантов в российском обществе, а также проводить более взвешенную политику по расселению мигрантов на своей территории с целью снижения межнациональной напряженности и конфликтности на национальной и экономической почве.

Россия должна последовательно проводить в Кыргызстане политику, нацеленную на консолидацию российской зарубежной общины, защиту этнокультурного пространства, оказание гуманитарной помощи нуждающимся, укрепление связей с материнским государством, защиту экономических и общегражданских прав соотечественников.

В главе 3 «Проблемы региональной безопасности и значение военно-политических связей и контактов Кыргызской Республики и Российской Федерации» автором обосновывается тезис, что Россия должна рассматривать Центральную Азию в контексте Евразии. Регион является связующим звеном в географическом, политическом, культурном смысле и играет ключевую роль в обеспечения безопасности России. Для Центральной Азии характерен трансграничный характер деятельности, и ее можно назвать мостом между Востоком и Западом.

В разделе 3.1 «Основные факторы обеспечения региональной безопасности Центральной Азии» автором подведены итоги анализа социально-экономического и политического положения Кыргызской Республики:

1) беспрецедентные масштабы перемещения населения на территории Центральной Азии и особенно Кыргызстана поставили вопрос о безопасности существования новых независимых государств, миграция является особо актуальным вопросом во взаимоотношениях России и Кыргызстана;

2) результатом реформ для Кыргызстана в постсоветский период стали массовое обнищание населения, сворачивание социальных программ, разрушение отечественной промышленности, ресурсное закрепление направленности экспорта, установление международного контроля над действием национального правительства;

3) наличие серьезных политических, экономических и иных противоречий, усугубляемых пограничными, территориальными, ресурсными претензиями окружающих Кыргызскую Республику стран Центральной Азии, определяет многовекторность политики руководства республики, пытающегося таким способом обеспечить независимость и территориальную целостность Кыргызстана;

4) проблемы и противоречия, имеющие различное содержание и характер, диктуют необходимость военно-политической интеграции Кыргызской Республики с другими государствами Центральной Евразии, и прежде всего с Россией, в целях создания эффективной многопрофильной системы обеспечения региональной и, соответственно, национальной безопасности;

5) процессу интеграции Кыргызской Республики с Россией активно противодействуют США и ЕС, добивающиеся ослабления таких совместных структур, как ОДКБ и ШОС, и в дальнейшем превращения Центральной Евразии в зону своего влияния;

6) такие партнеры, как США и ЕС, стараются сформировать в Кыргызской Республике условия, при которых отсутствует консолидация гражданского общества, путем манипуляции правящими элитами, единственная цель которых сохранение собственной власти и конвертация данной власти в материальные блага;

7) ставка Кыргызской Республики на внешних партнеров неизменно ведет к росту межгосударственной конкуренции в регионе за инвестиции и зарубежную помощь, обостряя существующие межгосударственные противоречия и претензии. Последние могут повлечь за собой расширение практики силового, экономического и иного давления и способствовать дестабилизации обстановки внутри государств региона;

8) из внешних угроз государственности Кыргызской Республики главной является отсутствие стратегии в условиях глобализации, когда небольшая и слабая страна не в состоянии исключить внешние воздействия в условиях растущей геополитической конкуренции в регионе, что влечет уже происходящую десуверенизацию и опасность фактической потери всех возможностей сохранения своей государственности;

9) наиболее перспективными для экономического сотрудничества и собственного экономического роста Кыргызской Республики являются прежде всего энергетика, сельское хозяйство и коммуникации;

10) Россия в отношении Кыргызстана в силу культурного и геополитического положения объективно заинтересована в большей степени в установлении стабильности и в усилении своего долгосрочного влияния. Россия готова вливать реальные деньги в реальную экономику Кыргызской Республики, а не выдавать гранты на «демократизацию» или какие-либо геополитические прожекты при условии предсказуемости и ответственности политического вектора кыргызского руководства.

В разделе 3.2 «Геополитические интересы России и других стран в регионе» автором определено стратегическое и геополитическое значение для России Центральной Азии, которая является своеобразным буфером, отделяющим нашу страну от:

  • основной базы международных террористов и наркоторговцев – Афганистана. Центральная Азия традиционно является основным каналом, через который наркотики и террористы проникают в Россию и на Кавказ;
  • очагов напряженности в случае дестабилизации обстановки в Пакистане и Иране. США, прочно закрепившись в Центральной Азии, осуществляют деятельность по дестабилизации обстановки с целью создания «дуги нестабильности», направленной на дестабилизацию обстановки на юге и востоке России.

При этом регион Центральной Азии несет в себе потенциал интеграции и развития для России:

  • энергетических и транспортных коридоров в сторону Индии, Китая, Пакистана и Турции;
  • людских ресурсов Центральной Азии и научного потенциала Сибири, который может быть применен для развития добывающей и обрабатывающей промышленности Центральной Азии и Сибири, а следовательно, служить решению вопроса миграционного давления на Россию и занятости в регионе;
  • гидроэнергетических ресурсов в силу все возрастающей энергопотребности и потребности в пресной воде, которые могут быть применены для создания сильного и независимого Афганистана;
  • выхода к теплым морям и Индии, основанного на «прочном антиантлантическом паритетном стратегическом союзе с континентальными европейскими и азиатскими державами», по мнению А. Дугина47;
  • блока Россия – Китай – Индия, который бы обеспечил суверенность и независимость перед все более явной политикой США по созданию «управляемого хаоса» и собственного бессрочного военного присутствия в регионе.

Сегодня существенно возросла геостратегическая значимость региона за счет потенциально мощных нефтегазовых и минерально-сырьевых ресурсов, которые сделали Центральную Азию ареной соперничества внерегиональных сил за влияние. Регион оказался в зоне внимания ведущих глобальных и региональных держав и международных финансово-экономических структур, стал полем широкого по диапазону и составу участников сотрудничества.

В связи с этим перед странами региона Центральной Азии встают задачи, связанные с определением и защитой национальных интересов, которые заключаются в:

  • сохранении территориальной целостности и независимости;
  • стабильности существующих автократических режимов с последующим последовательным созданием демократического общества при учете специфики каждой конкретной республики;
  • создании эффективной экономики;
  • сохранении политической стабильности;
  • установлении на новой основе мирных и дружеских отношений с государствами региона;
  • поиске новых друзей и партнеров в Европе и Азии;
  • укреплении политической, экономической и военной стабильности в регионе.

Данные интересы совпадают с современным вектором российской внешней и внутренней политики. Однако важное геополитическое расположение региона Центральной Азии определяет образование «клубка» из различных интересов (политических, военных, экономических и др.), а наличие многонационального и многоконфессионального населения определяет проблемы и трудности в решении существующих вызовов, которые стоят перед странами Центральной Азии.

Кыргызстан в силу исторических аспектов своего геополитического положения и слабой экономической развитости вынужден опираться не на собственную политическую линию, а на сильных мировых игроков, которые выступают в роли «патронов» для правящего класса республики. Хотя создание региональных структур (СНГ, ШОС и ОДКБ) во многом остановило распад единого социоэкономического пространства, дальнейшее продвижение по пути интеграции невозможно без учета современных проблем обеспечения региональной безопасности России и Кыргызстана.

В разделе 3.3 «Новая архитектура безопасности России и ее воздействие на положение в Центральной Азии»автором определены факторы, которые влияют на геостратегическую ситуацию во всей Центральной Азии:

1. Россия конкурирует с другими государствами и не является больше безальтернативным стратегическим партнером для совместного развития стран Центральной Азии. Интеграция государств региона возможна только во взаимодействии с сильными внешними партнерами, для динамичной двусторонней интеграции у стран Центральной Азии накопилось слишком много противоречий.

2. Россия не может в должных масштабах и с необходимой эффективностью использовать различные инструменты интеграции, включая финансовую помощь на проведение экономических и политических реформ для противодействия возрастающему влиянию ЕС, США, Китая, Турции и Ирана.

3. Россия должна учитывать растущую экономическую мощь Казахстана, экспорт казахского капитала в центральноазиатские государства и, соответственно, рост его политического влияния в региональных отношениях, должна в максимально благоприятном режиме содействовать формированию единой системы межрегиональных транспортных коридоров, обеспечивающих транзит в Европу различных грузов, в том числе казахских углеводородов, тем самым выстраивая стратегическое партнерство между нашими государствами, при этом последовательно вовлекая и другие страны региона.

4. Сложные таджикско-узбекские отношения, связанные с нерешенными геополитическими проблемами; соперничество региональных и внерегиональных сил за энергоресурсы Туркмении; системный кризис в Кыргызстане; сложная социально-экономическая ситуация в Таджикистане; ожидаемая в ближайшей перспективе смена властных элит, в том числе в Казахстане; демографическая проблема Ферганской долины; высокие темпы внешней миграции трудоспособного населения; реальная перспектива эскалации афганского конфликта требуют опережающего роста влияния России на пространстве Центральной Азии на основе ясно сформулированной стратегии в отношении всего региона Центральной Азии. Только это позволит купировать наблюдаемое снижение ее международного веса, что неприемлемо с позиции защиты и отстаивания национальных интересов.

5. России нужна последовательная политика в отношении урегулирования ситуации в Афганистане, которая отвечала бы интересам ее партнеров в Центрально-Азиатском регионе и тем самым способствовала бы эффективному взаимодействию. Подобная политика должна строиться на создании в Афганистане сильного и независимого государства, способного предложить афганскому населению альтернативные наркопроизводству и терроризму проекты занятости и достойной жизни.

6. России необходимо учитывать долговременный рост конфликтного потенциала в Центральной Азии из-за нарастающего водного кризиса и связанных с ним проблем обеспечения продовольственной безопасности. Решение данных вопросов является стратегически важным для государств региона, а непоследовательность, переменчивость позиции России в освоении гидроэнергетических ресурсов трансграничных рек региона вызывает серьезные опасения со стороны государств как низовья, так и верховья рек Амударьи и Сырдарьи, которые полагают, что в будущем Россия рассчитывает занять позицию арбитра, позволяющую диктовать пути разрешения споров и конфликтов, в том числе инициируемых и самой Россией в своих геополитических интересах48.

7. Россия способна обеспечить региональное сотрудничество, которое, по оценкам экспертов ВБ, может привести к росту ВВП стран Центральной Азии на уровне от 50 до 100% и росту среднедушевых доходов населения на уровне 100% в течение ближайших 10 лет49.

Россия, исходя из собственных национальных интересов, стремится восстановить свое влияние на пространстве бывшего СССР. Рассмотренное ранее показывает, что южные границы России и состояние этого региона способны оказать различное влияние на перспективы самой России и ее целостности. Положение республик Центральной Азии таково, что Россия имела и будет иметь здесь свои долгосрочные интересы:

1. Политическая стабильность.

2. Снижение радикальной исламизации региона.

3. Контроль за наркотрафиком и организованной преступностью.

4. Безопасность этнических россиян.

5. Миграция населения.

6. Энергетическая безопасность.

7. Торговля и развитие транспортных систем.

Россия, так же как Китай и ЕС, заинтересована в сохранении стабильности в Центральной Азии. В данном вопросе векторы интересов совпадают, и, несмотря на различия в подходах в векторах внешней и внутренней политики, России для обеспечения собственной безопасности в Центральной Азии просто остро необходимо сотрудничество с Китаем и ЕС по следующим вопросам:

1. Формирование элиты.

2. Сбалансированное развитие.

3. Улучшение транспортной инфраструктуры.

4. Гидроэнергетика.

5. Контроль на границах и борьба с наркотрафиком.

Можно констатировать, что продвижение геостратегических интересов России никоим образом не противоречит стратегическим национальным интересам государств региона в сфере их безопасности. Реализация данных интересов в Центрально-Азиатском регионе объективно соответствует долгосрочным экономическим и геополитическим интересам России:

  • предоставляет новые возможности использования мирохозяйственных связей для обеспечения глобальной экономической и политической безопасности России;
  • повышает долю России в мировом производстве, в экспорте, особенно наукоемкой продукции и технологий;
  • способствует продвижению в вопросах достижения среднеевропейских стандартов потребления;
  • снижает зависимость отечественной экономики от западных стран.

В разделе 3.4 «Российские военные базы в Кыргызстане, военно-техническое и военно-политическое сотрудничество двух стран» автором показано, что экономические, демографические и военные возможности Кыргызстана не позволяют симметрично реагировать на возможные военные угрозы. Какие бы вооруженные силы ни были созданы, они не будут сопоставимы с вооруженными силами любого потенциального или даже гипотетического государства-агрессора50.

Поэтому Кыргызстан активно участвует в таких военных объединениях, как КСБР ЦАР, СНГ, НАТО, ОДКБ. На территории республики функционируют пять российских военных объектов:

  • испытательная база противолодочного вооружения;
  • узел связи ВМФ Российской Федерации;
  • автономный сейсмический пункт службы специального контроля МО Российской Федерации и радиосейсмическая лаборатория;
  • российская авиационная база в г. Кант.

На территории республики также находится Центр транзитных перевозок стран НАТО.

Основными направлениями российско-кыргызского сотрудничества в военной области в настоящий период являются:

  • подготовка кадров для вооруженных сил Кыргызской Республики;
  • оказание вооруженным силам Кыргызстана военно-технической помощи;
  • предоставление Кыргызской Республикой своей территории для дислокации российских военных объектов на условиях аренды;
  • взаимодействие в области противовоздушной обороны; совместная деятельность в сфере борьбы с международным терроризмом;
  • развитие производственной и научно-технической кооперации оборонных отраслей промышленности.

Кыргызстан и Россия активно развивают военно-политическое сотрудничество в рамках ОДКБ и ШОС, автором для исключения дублирования предложены следующие формы сотрудничества указанных организаций:

1. Взаимодействие через проведение консультаций по вопросам сотрудничества в области безопасности на уровне секретариатов обеих организаций на регулярной или разовой основе в форме совместных совещаний, конференций, семинаров с участием военных специалистов и ученых.

2. В процессе таких консультаций стороны могут проводить обмен материалами и информацией, степень конфиденциальности которых должна быть оговорена особым соглашением.

3. Взаимодействие может выражаться в принятии ОДКБ и ШОС совместных документов, носящих политический характер, например, демонстрирующих общий подход к событиям, происходящим в мире, а также в отношении ситуации, представляющей угрозу безопасности и стабильности в регионе совпадающей ответственности обеих организаций.

4. Еще одной формой сотрудничества можно назвать участие в официальных мероприятиях каждой из организаций на уровне, к примеру, Генерального секретаря ОДКБ и Исполнительного секретаря ШОС. Так, ШОС может участвовать в мероприятиях по линии других международных организаций по их приглашению, либо по собственной инициативе на уровне действующего председателя СМИД, либо по его поручению на уровне председателя Совета национальных координаторов государств – членов ШОС.

5. Также представляется возможным проведение совместных мероприятий, например, аналогичных регулярно осуществляемым ОДКБ операциям «Канал», в процессе которых принимаются меры по уничтожению посадок опиумного мака и пресечению путей его поставки из Афганистана.

6. Разработка единых документов, носящих международно-правовой характер, по вопросам безопасности, в частности, унифицированных списков организаций, признаваемых террористическими и экстремистскими на территориях государств – членов ОДКБ и ШОС. Подобная работа сейчас ведется в рамках ОДКБ. Например, составление единого розыскного реестра лиц, объявленных в международный розыск в связи с преступлениями террористического характера51.

В разделе 3.5 «Трансграничная преступность и наркотрафик» проведена прямая связь между производством наркотиков и нестабильной ситуацией в сфере безопасности в Афганистане и ближайших центральноазиатских странах (Кыргызстан, Туркменистан, Казахстан, Узбекистан), так как наркоторговля является основным источником финансирования экстремистской и террористической деятельности. По имеющимся сведениям, афганские наркопроизводители получают доход порядка 4 млрд долл. США52. В то же время международная наркомафия реализует этот героин по всему миру, по самым скромным подсчетам, на сумму свыше 100 млрд долл. США53. При этом не только растет коррупция в афганских силовых и правительственных структурах, которые постепенно сращиваются с наркоиндустрией, но и подобная ситуация присутствует у ближайших соседей Афганистана.

 

Закажите Кандидатскую Диссертацию >> Узнайте преимущества и возможности Научного Центра: "Dissers"

Национальная и международная антинаркотическая стратегия ООН и США в Афганистане оказалась неэффективной. Афганские власти, силовые структуры, Международные силы по содействию безопасности (МССБ) в Афганистане не ставят для себя как одну из основных задач ликвидацию инфраструктуры незаконного наркопроизводства. Производство наркотиков в стране за период пребывания в ней МССБ увеличилось более чем в 40 раз.

Динамика роста наркопроизводства в Афганистане дает основание для вывода о том, что все имеющиеся в стране силы и средства, используемые до сих пор в антинаркотической борьбе, не в состоянии даже затормозить развитие наркобизнеса. Фактически наркопроизводство превратилось в неотъемлемую и органичную компоненту социально-экономической жизни афганского общества, конкурентоспособную альтернативу которой создать пока не удается.

Россия неоднократно предлагала США и НАТО усилить борьбу по пресечению наркопроизводства и наркотранзита, в частности, был предложен план «Радуга-2». Однако данный план не нашел поддержки у США и НАТО, проводящих на территории Афганистана операцию «Партнерство ради мира», это определило дальнейшие шаги России в рамках работы в ОДКБ и ШОС и на двухсторонней основе.

В подобной ситуации Россия не может оставаться в стороне от происходящих событий при отсутствии реальной борьбы с наркотранзитом новоизбранной власти Кыргызской Республики.

Российские власти рассматривают как реальные следующие меры:

  • введение визового режима для граждан Кыргызстана;
  • реальное закрытие южной границы Таможенного союза, то есть границы Кыргызстан – Казахстан.

Для России и Кыргызстана, по мнению автора, основными пунктами совместной борьбы с наркотиками и наркотрафиком в рамках ШОС и ОДКБ и на основе двустороннего сотрудничества должны стать:

1) необходимость добиваться определения квалификации афганского наркопроизводства на уровне ООН как угрозы международному миру и безопасности – это международная правовая оценка масштаба данного явления, создающая базовый легитимный политический формат для консолидированных действий всего мирового сообщества;

2) существенное, в разы увеличение субсидирования антинаркотических программ Управления по наркотикам и преступности ООН. Например, Российская Федерация в 2011 г. направила на борьбу с наркотиками и наркотрафиком единовременно 7 млн долл. США и планирует предоставлять 2 млн долл. США ежегодно54;

3) оказание всесторонней технической помощи антинаркотическим программам Кыргызстана со стороны правительства Российской Федерации и государств – членов ШОС и ОДКБ;

4) широкая поддержка общественных организаций и СРО в деле пропаганды здорового образа жизни и профилактики наркозависимости и реабилитации больных;

5) создание и отработка механизмов работы антинаркотического регионального квартета (Россия – Таджикистан – Пакистан – Афганистан) и Кыргызстана, а также «Каспийской антинаркотической пятерки» (Россия – Азербайджан – Туркменистан – Казахстан – Иран) и Кыргызстана;

6) отладка механизма совместных российско-американских операций в Афганистане в рамках российско-американской двусторонней комиссии Медведева – Обамы. Одним из примеров реализации данных механизмов является операция по уничтожению четырех нарколабораторий в провинции Нангархар и изъятие почти тонны высококонцентрированного героина;

7) совместная работа России, Кыргызстана и стран ЕС по ликвидации транзитных анклавов в Центральной Азии (Афганистан, Кыргызстан) и Европе (Косово). Российское взаимодействие с Сербией и другими государствами вокруг территории края Косово могло бы быть определяющим;

8) установление отношений с профильными ведомствами России, Кыргызстана и Афганистана, включая вопросы подготовки кадров, вооружение наркополицейских, присутствие российских офицеров связи при национальных органах Афганистана и Кыргызстана.

В главе 4 «Состояние и перспективы укрепления стратегического партнерства Кыргызской Республики и Российской Федерации»на основе проведенного исследования всего комплекса вопросов взаимоотношений России и Кыргызстана предлагаются следующие основные проекты:

Торгово-экономическое сотрудничество.

1. Актуальным вопросом российско-кыргызского сотрудничества является вопрос интеграции мигрантов на территории России и защиты русских и русскоязычных в Кыргызстане. Для России решение данного вопроса является принципиальным, поскольку законопослушные граждане Кыргызстана представляют собой наиболее естественный и благоприятный фактор исправления сложившейся негативной ситуации, а через взаимодействие с соотечественниками на территории Кыргызстана необходимо проводить собственные национальные интересы и укреплять связи двух стран в различных областях взаимодействия.

Программа помощи мигрантам из Кыргызстана должна включать в себя комплекс мер по адаптации их на территории России при учете необходимости проведения снижения конфликтогенного потенциала миграции (создание Центра социально-культурной адаптации, сети НКО в ряде ключевых городов России).

Содержанием такой программы должны стать:

  • правовая, культурная, экономическая интеграция мигрантов в российское общество;
  • привлечение мигрантов высокой квалификации, уникальных и талантливых специалистов для обеспечения экономики;
  • более оптимальное территориальное направление иммиграционных потоков при ужесточении правового режима въезда спорных категорий мигрантов в наиболее проблемные регионы.

В рамках программы необходимо создать:

  • центр социально-культурной адаптации и интеграции мигрантов из Кыргызстана в г. Казани (Россия) и сеть некоммерческих организаций на территории России и Кыргызстана (в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Бишкеке и Оше), помогающих трудоустройству кыргызских граждан и оказывающих консультационную помощь;
  • координационный совет из числа юристов и адвокатов стран России, Кыргызстана и СНГ, занимающийся разработкой предложений по совершенствованию механизма реализации международных правовых норм и экспертизы существующей на местах правовой базы для обеспечения реализации в полном объеме защиты прав, свобод и законных интересов мигрантов и соотечественников.

2. Россией в Кыргызстане также должна последовательно проводиться политика, нацеленная на консолидацию российской зарубежной общины, защиту этнокультурного пространства, оказание гуманитарной помощи нуждающимся, укрепление связей с материнским государством, защиту экономических и общегражданских прав соотечественников и русскоязычных граждан Кыргызстана. России необходимо занимать более активную позицию по созданию НКО на территории Кыргызстана, по предоставлению русскоязычным гражданам равных прав с гражданами России при поступлении в государственные и муниципальные образовательные учреждения России, в том числе за счет средств российского бюджета.

3. России необходимо осуществлять сотрудничество с Кыргызстаном по следующим направлениям:

  • энергетическая отрасль (строительство гидроэлектростанций, развитие электрической сети, экспорт электрической энергии из республики);
  • нефтегазовая отрасль (освоение месторождений нефти и газа, развитие сети транзитных нефте- и газопроводов);
  • промышленность по поставкам приборов и элементной базы для российских предприятий и предприятий ВПК, а также ответная поставка Россией гражданской авиационной техники;
  • сельское хозяйство в области семеноводства и поставки продукции сельского хозяйства на рынок России;
  • транспортное строительство по созданию транспортных коридоров из Китая в Европу и из Европы в Индию (автодороги, железнодорожный транспорт).

4. Для осуществления более интенсивного привлечения российских инвестиций Кыргызстану необходимо:

  • обеспечить нормативно-правовое регулирование и последовательное правоприменение инвестиций;
  • обеспечить рациональное сочетание механизмов государственного прямого и косвенного стимулирования;
  • создать условия для развития кадрового и научного потенциала, обеспечить повышение эффективности государственно-частного межгосударственного партнерства;
  • осуществить межгосударственное содействие защите и сопровождению инвестиционной деятельности.

5. Вступление Кыргызстана в Таможенный союз станет серьезным стимулом для развития главных экспортных отраслей Кыргызстана – текстильной и швейной промышленности, электроэнергетики, сельского хозяйства. В связи с вступлением России в ВТО последнее препятствие на пути присоединения Кыргызстана к Таможенному союзу снято.

Реализация данного направления сотрудничества в рамках военной безопасности прежде всего должна включать уже существующие международные организации и элементы и состоять в распределении и координации функций между ними. Рекомендации в данном направлении заключаются в:

  • определении Центральной Азии как региона с высоким уровнем дипломатической миссии;
  • объединении военных объектов на территории Кыргызстана под единым командованием;
  • формировании Координационного (консультативного) совета региональных организаций, в который войдут представители ОДКБ, ЕС, ОБСЕ, ШОС, НАТО, а также ООН для разработки приоритетов для Центральной Азии;
  • определении в небольшом количестве программ, которые имеют реальное значение для предотвращения конфликтов и обеспечивают военную и пограничную безопасность, военно-политическое сотрудничество (эффективные зоны контроля в приграничных зонах, реформа правоохранительных органов, преодоление коррупции, работа со СМИ, соблюдение законности в бизнес-сообществе).

Дополнительно в военной сфере:

  • разработать и подписать Резервное соглашение стран региона и ООН о конфигурации, типах и масштабах сил, которые Россия готова предоставлять по просьбе ООН для действий в конфликтных зонах;
  • создать единую базу данных гражданского, полицейского, военного, медицинского, технического и иного персонала и список оборудования и транспортных резервов России и Кыргызстана;
  • на регулярной основе проводить проверку на совместимость и подготовленность конкретных военных подразделений, частей и соединений, которые Россия и Кыргызстан готовы задействовать в кризисной ситуации;
  • создать единое военное училище на территории России для стран СНГ вместо массы функционирующих курсов и мелких училищ;
  • изучить опыт миротворчества ООН, НАТО и Евросоюза.

Для создания благоприятного климата проектам сотрудничества России и Кыргызстана необходимо привлечение медиа- и информационных ресурсов. Естественным продолжением социально-экономического и военно-политического сотрудничества является стремление России к дальнейшему нарастанию доминирования в институтах гражданского общества Кыргызской Республики и увеличению пророссийских настроений в кыргызском народе. Для реализации такой последовательной информационной политики необходимо разработать программу, которая предусматривала бы: создание информационного холдинга «Кыргызмедиа» для целей пропаганды кыргызской культуры, объединения соотечественников, живущих в Кыргызстане и других странах мира, и формирования позитивного образа Кыргызстана и Российской Федерации в мире; проведение совместных конференций и круглых столов, празднеств приуроченных к памятным датам двух стран; создание электронного информационно-аналитического портала «Манас»; развитие проекта по формированию единого образовательного пространства по средствам обмена студентами и лучшими практиками между образовательными учреждениями; создание информационного проекта «Terra incognita СНГ» для научно-аналитического осмысления и обмена мнениями по актуальным вопросам интеграции и модернизации наших государств; выпуск русскоязычного междисциплинарного журнала «Центральноазиатские исследования» в качестве альтернативы журналу «Центральная Азия и Кавказ», выходящему в Швеции; создание информационного центра социально-культурной адаптации мигрантов из Кыргызстана на территории России и сети некоммерческих организаций по трудоустройству граждан Кыргызстана; осуществление проекта «Молодежь XXI века», способствующего самореализации и поддержке инициатив молодежи, направленных на решение задач улучшения качества жизни в Кыргызстане и России; реализацию проекта «Культурный Ренессанс», предполагающего поддержку русского и русскоязычного населения Кыргызстана в области культуры, православия и ислама; реализацию проекта «Здоровье нации – ресурс устойчивого развития в ХХI веке».

III. Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях автора:

1. Брошюра. Анализ, тенденции и механизмы реализации приватизационных и инвестиционных программ в Кыргызской Республике. Казань, 2009.

2. Программа взаимодействия общественных и политических институтов Российской Федерации и Кыргызской Республики на 2010–2015 гг. (Центр исследований постсоветского пространства при НОУ «Институт региональной политики»). М., 2010.

3. Монография. Внутриполитическое и социально-экономическое развитие Кыргызстана. М.: Восток – Запад, 2011.

4. Монография. Двусторонние взаимоотношения России и Кыргызстана. М.: Восточная книга, 2012.

5. Политическая система Кыргызской Республики. Журнал «Обозреватель». М., 2012. № 1.

6. Становление и развитие Кыргызской Республики в исторической ретроспективе и в период нахождения ее в составе России и СССР. Журнал «Экспертъ». М., 2012. № 2.

7. Кыргызстан в контексте мировой экономики и политики. Журнал «Мир и политика». М., 2012. № 2.

8. Различия в социально-экономическом развитии юга и севера Кыргызстана. Журнал «Мир экономики и права» СПб., 2012. № 2.

9. Клановый характер устройства Кыргызской Республики. Журнал «Мир и политика». М., 2012. № 3.

10. Современное состояние экономики Кыргызстана. Журнал «Вопросы экономики и права». М., 2012. № 1.

11. Демография, уровень жизни и социальная политика Кыргызстана. Журнал «Экономические науки». М, 2012. № 2.

12. Киргизия на пути интеграции в рамках Таможенного Союза. Журнал «Мир экономики и права» СПб., 2012. № 6.

 

1 Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен до смутного времени [Текст] / М. Н. Покровский. – М.: Издательство ЦК ВКП(б) Партиздат, 1933.

2 Колосов В. А. «Примордиализм» и современное национально-государственное строительство [Текст] / В. А. Колосов // Полис. – 1998. – № 3. – C. 95–106; Колосов В. А. Геополитическое положение России: представления и реальность [Текст] / В. А. Колосов; под ред. B. А. Колосова. – М.: Арт-Курьер, 2000. – 352 с.

3 Дугин А. Г Финансизм как высшая стадия развития капитализма. Экономическая теория на пороге XXI века. Финансовая экономика [Текст] / А. Г. Дугин; под ред. Ю. Осипова, Е. Зотовой, В. Белолипецкого. – М.: Юристъ, 2001. – 704 с. (С. 41–47); Дугин А. Г. Евразийский путь как национальная идея [Текст]: Монография / А. Г. Дугин. – М.: Арктогея, 2002; Дугин А. Г. Основы геополитики [Текст]: Монография / А. Г. Дугин. – М.: Арктогея, 2000; Дугин А. Г. Основы Евразийства [Текст]: Монография / А. Г. Дугин. – М.: Арктогея, 2002.

4 Кургинян С. В. Политическое цунами. Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке [Текст]: Монография / С. В. Кургинян. – М.: МОФ ЭТЦ, 2011. – 288 с.; Кургинян С. В. Радикальный ислам: взгляд из Индии и России [Текст]: Сборник / С. В. Кургинян; под ред. В. Суда. – М.: МОФ ЭТЦ, 2011. – 484 с.

5 Лукин Н. М. Избранные труды [Текст] / Н. М. Лукин. – М., 1960.

6 Сорокин К. С. Геополитика современности и геостратегия России [Текст] / К. С. Сорокин. – М., 1996.

7 Хазанов А. М. Военная демократия и эпоха классообразования [Текст] / А. М. Хазанов // Вопросы истории. – 1968. – № 12. – С. 87–97; Хазанов А. М. Классообразование: факторы и механизмы [Текст]: Исследования по общей этнографии / А. М. Хазанов; отв. ред. Ю. В. Бромлей. – М., 1979; Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. 3-е изд. [Текст]: Монография / А. М. Хазанов. – Алматы: Дайк-Пресс, 2000. – 604 с.; Хазанов А. М. Социальная история скифов [Текст] / А. М. Хазанов. – М.: Наука, 1975. – 343 с.

8 Геоэкономика и конкурентоспособность России: Научно концептуальные основы геоэкономической политики России [Текст]: Научно-аналитический доклад / М. Ю. Байдаков [и др.]; под ред. Э. Г. Кочетова. – М.: Книга и бизнес, 2010. – 388 с.

9 Кочетов Э. Г. Осознание глобального мира [Текст] / Э. Кочетов // Мировая экономика и международные отношения. – 2001. – № 5.

10 Бажанов Е. П. Актуальные проблемы международных отношений. [Текст]: Избранные труды: в 3 т. / Е. П. Бажанов. – М.: Научная книга, 2001. – Т. 1–3; Бажанов Е. П. Америка: вчера и сегодня [Текст]: Избранные труды: в 2 т. / Е. П. Бажанов. – М.: Известия, 2005. – Т. 1–2; Бажанов Е. П. Китай: вчера и сегодня [Текст] / Е. П. Бажанов. – М.: Научная книга, 2007. – 160 с.; Бажанов Е. П. Китай: от Срединной империи до сверхдержавы XXI века [Текст] / Е. П. Бажанов. – М.: Известия, 2007. – 352 с.; Бажанов Е. П. Куда идет человечество? О тенденциях международных отношений в XXI веке [Текст] / Е. П. Бажанов, Н. Е. Бажанова. – М.: Восток – Запад, 2009. – 95 с.; Бажанов Е. П. Международные отношения в XXI веке [Текст] / Е. П. Бажанов, Н. Е. Бажанова. – М.: Восток – Запад, 2011. – 166 с.; Бажанов Е. П. Приоритеты России в меняющемся мире [Текст] / Е. П. Бажанов. – М.: Научная книга, 2000. – 41 c.; Бажанов Е. П. Современный мир [Текст]: Избранные труды / Е. П. Бажанов. – М.: Известия, 2004. – 421 с.

11 Сапир Е. В. Конкуренция в условиях современной олигополии [Текст]: Научная монография / Е. В. Сапир, А. А. Верещагин. – М.: Центр современного образования (ЦСО), 2010. – 127 с.

12 Кара-Мурза С. Г. Потерянный разум [Текст] / С. Г. Кара-Мурза. – М.: Эксмо: Алгоритм, 2007. – 735 с.

13 Нарта М. Теория элит и политика: к критике элитаризма [Текст] / М. Нарта. – М.: Прогресс, 1978. – 237 с.

14 Неклесса А. И. Глобальное сообщество: новая система координат [Текст]: Подходы к проблеме / А. И. Неклесса – СПб.: Алетейа, 2000. – 320 с.; Неклесса А. И. Управляемый хаос: движение к нестандартной системе мировых отношений [Текст] / А. И. Неклесса // Мировая экономика и международные отношения. – 2002. – № 9. – С. 103–112.

15 Немчук А. А. Глобальное управление в современном мире: политологический анализ [Текст]: дис. … д-ра полит. наук: 23.00.04: защищена 26.09.04 / Немчук Александр Анатольевич; Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. – М., 2004. – 303 с.

16 Арон Р. Демократия и тоталитаризм [Текст] / Р. Арон. – М., 1993; Арон Р. Мнимый марксизм [Текст] / Р. Арон. – М., 1993.

17 Милль Дж. С. Система логики [Текст]: Сочинение: в 2 т. / Дж. С. Милль; пер. с англ. Ф. Резенера; под ред. П. Л. Лаврова. – СПб., 2003. – Т. 1–2; Милль Дж. Ст. Утилитаризм. О свободе [Текст] / Дж. С. Милль. – СПб., 1990.

18 Поппер К. Логика и рост научного знания [Текст] / К. Поппер. – М.: Прогресс, 1983; Поппер К. Нищета историзма [Текст] / К. Поппер. – М., 1993; Поппер, К. Открытое общество и его враги [Текст] : Сборник: в 2 т. / К. Поппер. – М., 1992. – Т. 1–2.

19 Хайек Ф. Дорога к рабству. Антология мировой политической мысли [Текст] / Ф. Хайек; отв. ред. Т. А. Алексеева. – М.: Новое издательство, 2005. – 264 с.; Фридмен М. О свободе [Текст] / М. Фридмен, Ф. Хайек. – М.: Три квадрата; Челябинск: Социум, 2003. – 192 с.

20 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций [Текст] / С. Хантингтон. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 603 с.

21 Люттвак Э. TURBO CAPITALISM,Winners and Losers in the Global Economy. – By Edward Luttwak, HarperCollins. 290 p.

22 Жан К. Геоэкономика (господство экономического пространства) [Текст] / К. Жан, П. Савона. – М., 1997. – 207 с.

23 Князев А. А. Афганский конфликт и радикальный ислам в Центральной Азии [Текст]: Сборник документов и материалов / А. А. Князев. – Бишкек: ИЛИМ, 2001; Князев А. А. Государственный переворот 24 марта 2005 г. в Киргизии. 3-е изд. [Текст] / А. А. Князев. – Бишкек, 2007. – 272 с.; Князев А. А. История афганской войны 1990-х гг. и превращение Афганистана в источник угроз для Центральной Азии [Текст] / А. А. Князев. – Бишкек: КРСУ, 2002. – 245 c.; Князев А. А. К истории и современному состоянию производства наркотиков в Афганистане и их распространения в Центральной Азии [Текст] / А. А. Князев. – Бишкек: Изд-во КРСУ, 2003.

24 Звягельская И. Д. Бунт или революция [Текст] / И. Д. Звягельская // Независимая газета. – 2005. – № 100 (3496); Звягельская И. Д. Становление государств Центральной Азии: Политические процессы [Текст] / И. Д. Звягельская. – М.: Аспект-Пресс, 2009. – 300 с.

25 Казанцев А. А. «Большая игра» с неизвестными правилами: мировая политика и Центральная Азия [Текст]: Монография / А. А. Казанцев. – М.: МГИМО-Университет, 2008. – 381 с.; Казанцев А. А. Энергетическая политика России в Центральной Азии: характер и перспективы [Текст]: Монография / А. А. Казанцев // Политическая экспертиза. – 2008. – № 3.

26 Парамонов В. Формирование геополитической ситуации в Центральной Азии – внешние факторы [Текст] / В. Парамонов // Центральная Азия и Кавказ. – 2000. – № 1 (7).

27 Лузянин С. Г. Этнотерриториальные и пограничные проблемы Центральной Азии [Текст] / С. Г. Лузянин // Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие: сборник. – М.: МГИМО: НАВОНА, 2005. – 576 с.

28 Рудов Г. А. Дух евразийца [Текст] / Г. А. Рудов. – Бишкек: ОсОО КИФ «Полиглот». – 244 с.; Рудов Г. А. Кыргызстан – Россия: Сборник документов и материалов [Текст] / Г. А. Рудов. – Бишкек: Илим, 2007; Рудов Г. А. Нам суждено жить вечно в дружбе: Документальные страницы российско-киргизских отношений на рубеже веков [Текст] / Г. А. Рудов / Отв. ред. В. М. Плоских. – М.; Бишкек: Илим, 2002. – 352 с.; Рудов Г. А. Россия – Кыргызстан. Российско-кыргызские отношения: История и современность [Текст] / Г. А. Рудов / Отв. ред. В. М. Плоских. – М.; Бишкек: Илим, 2001. – 608 с.

29 Соловьев С. М. История России с древнейших времен [Текст] / С. М. Соловьев. – М.: Голос, 1993. – 768 с. – Т. 1–2.

30 Халфин Н. А. Присоединение Средней Азии к России [Текст] / Н. А. Халфин. – М: Наука, 1965. – 415 с.

31 Аязбеков А. Политические элиты Кыргызстана: оценка и анализ [Текст] / А. Аязбеков, Э. Ногойбайева // Экономические стратегии – Центральная Азия. – 2006. – № 3.

32 Фридман Л. А. Очерки экономического и социального развития стран Центральной Азии после распада СССР [Текст] / Л. А. Фридман. – М.: Гуманитарий, 2001. – 211 c.

33 Маккиндер Х. Дж. Географическая ось истории [Текст] / Х. Дж. Маккиндер // Полис. – 1995. – № 4.

34 Татаринцев В. М. Содружество Независимых Государств в начале XXI: проблемы и перспективы [Текст] / В. М. Татаринцев. – М.: Научная книга, 2007. – 370 с.

35 Шутов А. Д. Выбранные статьи [Текст] / А. Д. Шутов. – М.: Известия, 2009. – 224 с.; Шутов А. Д. Перед лицом новых реальностей [Текст] / А. Д. Шутов. – М., 1990. – 317 с.; Шутов А. Д. Постсоветское пространство [Текст] / А. Д. Шутов. – М.: ДА МИД России, 1999; Шутов А. Д. Россия в жерновах истории [Текст] / А. Д. Шутов. – М.: Вече: Империя. RU, 2008. – 512 с.

36 Штоль В. В. Армия «Нового мирового порядка» [Текст] / В. В. Штоль. – М.: ОГИ, 1990. – 384 с.; Штоль В. В. Роль и место НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях глобализации [Текст] / В. В. Штоль. – М., 2006. – 118 с.

37 Жильцов С. С. Каспийская трубопроводная геополитика: состояние и реализация [Текст]: Монография / С. С. Жильцов, И. С. Зонн. – М.: Восток – Запад, 2011. – 320 с.; Жильцов С. С. Каспийский регион как геополитическая проблема современных международных отношений (90-е годы XX века) [Текст]: дис. ... д-ра полит. наук: 23.00.04: защищена 15.10.04 / Жильцов Сергей Сергеевич; Российский университет дружбы народов. – М., 2004. – 335 c.

38 Курбанова Н. У. Интеграция Кыргызстана в мировое образовательное пространство [Текст]: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 7.12.01 / Курбанова Назира Умаровна; Кыргызская аграрная академия. – Бишкек, 2001. – 182 с.





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 585 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.039 с.