Лекции.Орг


Поиск:




Ewgeni23




[email protected]


ный — антигосударственный, законныйпротивозаконный; вверхвниз, впередназад, гудаоттуда, виз, кот, нас и др. Возможна и другая семантическая систематизация антонимов — их распределение по основным темам (полям). С этой точки зрения можно выделить большие классы противоположных слов, которые обо­значают явления природы (подмораживатьоттаивать), физические качества и свойства предметов (легкийтяжелый), количество, по­рядок, последовательность их расположения (многомало, первый ~ последний), движение, перемещение, изменение положения в простран­стве (подходитьотходить), различного рода конкретные действия (надеватьснимать), внешний вид и физические качества человека (широкоплечийузкоплечий), изменение его физического состояния (замерзатьсогреваться), эмоции, чувства, волю, интеллект (радо­ватьсяогорчаться, толковыйбестолковый), поведение и характер человека (замкнутый — общительный), явления социального порядка (коллективный — индивидуальный), этическую и эстетическую оценку (доброзло, очаровательныйотвратительный) и мн. др.

Большой интерес представляет собой функционально-дери­вационная классификация антонимов. В отличие от словообразо­вательной эта систематизация основана на „глубинных" функциональ­ных связях противоположных слов и не опирается на их формаль­ное подобие. Такая классификация, разработка которой только на­чинается, даст возможность полнее представить систему антонимии, обратив внимание на такие связи противоположных слов, которые обычно остаются незамеченными.

Есть достаточное основание полагать, что большое разнообразие антонимических отношений можно свести к ограниченному числу ис­ходных противопоставлений, таких, как большоймаленький (малый), хорошийплохой, началоконец, взаимная противопоставленность и взаимное дополнение противоположностей и некоторые другие. Так, нижеследующие пары антонимов (а это только отдельные иллюстрации!) объединяются тем, что являются различным языковым выражением одной и той же функции 'большой/маленький' (f 'большой/маленький'), примененной к различным словам-аргументам 23:

(провод) = длинныйкороткий
(мачта)
= высокаянизкая
(скважина) = глубокая
мелкая
(проход)
= широкийузкий
(слой)
= толстыйтонкий

(орех) = крупныймелкий

(расстояние) = далекоеблизкое
(срок)
= долгийкороткий

( 'большой/маленький'

(гиря) = тяжелаялегкая

(мороз) = сильныйслабый

(суп) = густойжидкий

(бег) = быстрыймедленный

(голос) = громкийтихий

(товар) ==■ дорогойдешевый

(человек) = богатыйбедный и т. д.

Функция — это соответствие y = f (х) или f (х) = у между перемен­ными величинами. Каждому аргументу, т. е. независимому переменному х (словам провод, мачта), соответствует определенное значение зависимой пере­менной у — пары длинныйкороткий, высокаянизкая, т. е. антонимы, ко­торые употребляются в сочетании с этими словами. 18


В каждом сочетании функция 'большой/маленький' конкретизи­руется в зависимости от того или иного слова-аргумента: {по протяжен­ности вдоль) (провод) = длинный — короткий, (по протяженности вдоль снизу вверх) (манта) = высокаянизкая, (по протяженности вдоль сверху вниз) (скважина) = глубокаямелкая, (по протяженности по­перек (проход) = широкийузкий, (по протяженности в поперечнике в' вертикальном направлении или снаружи — внутрь/изнутри — наружу) (слой) = толстыйтонкий, (по объему) (орех) = крупныймелкий, (по отдаленности) (расстояние) = далекоеблизкое, (по протяженнос­ти во времени) {срок) = долгийкороткий, (по весу) {гиря) = тяже­лаялегкая, (по температуре) (мороз) = сильныйслабый; такая кон­кретизация становится особенно необходимой в последующих приме­рах: (по насыщенности чем-либо) (суп) = густойжидкий, (по скорости) (бег) = быстрыймедленный, (по силе звучания) (голос) = громкийтихий, (по цене) (товар) = дорогойдешевый, (по имуществу, достатку) (человек) = богатыйбедный и т. д.

Подобным же образом в один ряд могут быть объединены такие разные противоположности, как рождение — смерть, открытиезакры­тие, стартфиниш, утровечер, истокустье, увертюрафинал и т. п. как различные обозначения начала и конца жизни, конферен­ции, забега, дня, реки, музыкального произведения и т. п.

Существенное значение при составлении словаря антонимов и поль­зовании им имеет научное представление не только о классифика­ции, основных" типах антонимичных слов, но и об их характерных синтаксических и семантических (смысловых) свойствах.

Анализ употребления антонимов показывает, что таким лексичес­ким единицам свойственна высокая степень совместной встречаемости, т. е. одновременного употребления в тексте. Такое их употребление оказы­вается наиболее характерным; оно раскрывает основное содержание антонимии как противоположности, предельного отрицания внутри одной сущности: „Человек течет, и в нем есть все возможности: был глуп, стал умен; был зол, стал добр и наоборот" (Л. Н. Толстой. Дневник) В большинстве своих употреблений антонимы выступают в характерных „диагностических" контекстах, обладая в значительной степени сход­ной лексической сочетаемостью (я стар, а ты молод; не тяжелый, а легкий; живой или мертвый; то входит, то выходит и т. п.):

Вы свет, а я похож на тьму, Вы веселы, а я печален; Вы параллельны ко всему, А я, напротив, вертикален!

(А. К. Толстой)

Отмеченные выше характерные признаки антонимов: их частая со­вместная встречаемость в тексте, большое сходство в употреблении, сочетаемости, интуитивно ощущаемый контраст,— все это дает основа­ния для предварительного отбора лексических единиц, обладающих в различной степени противостоящими значениями. При таком отборе регулярно противопоставляемые в текстах слова (свет —- тьма, весе­лыйпечальный) должны быть отделены от нерегулярно воспроиз­водимых совместно, хотя и очень образных в тексте (параллельный —


вертикальный), и подвергнуты специальному семантическому (компо­нентному) анализу.

С семантической точки зрения антонимы характеризуются сходны­ми однотипными значениями, предельно против о-поставленн ыми друг другу условно „положительным" и „отрица­тельным" компонентами по одному существенному диф­ференциальному признаку.

Лингвистический анализ существительных любовь и ненависть по­зволяет обнаружить характерные лексико-синтаксические и семанти­ческие признаки антонимов у этих слов.

В лексико-синтаксическом аспекте они вступают в связь, прежде всего, с широким кругом слов-определителей: ср., например, большая, сильная, взаимная, вечная, священная..., моя, твоя, ее, его, наша... любовьненависть; эти существительные сочетаются, далее, со сло­вами, по отношению к которым выступают как синтаксически зави­симые: чувство, сила, проявление, выражение, воспитание... любвиненависти. Рассматриваемым словам свойственна одинаковая сочетае­мость с целым рядом глаголов: пробуждать, выражать, воспитывать, скрывать, таить... любовьненависть; загораться, наполняться (о серд­це, душе и т. п.) любовьюненавистью; любовьненависть прошла, пробудилась, крепнет, ослепляет (кого-либо) и др.

С другой стороны, существительным любовь и ненависть свойст­венна каждому в отдельности своя, хотя и ограниченная, индивидуаль­ная сочетаемость. Она связана соответственно с положительной или отрицательной оценкой предельных проявлений чувства. Любопытно отметить, что выражения предельной степени проявления чувств, обо­значаемых данными словами, оказываются различными, ср.: горячая, страстная, безумная любовь и жгучая, лютая, бешеная ненависть. Не совпадает в анализируемых существительных и их сочетаемость с теми прилагательными и некоторыми другими словами, которые со­относятся с несовпадающими противоположными компонентами значе­ния слов: счастливая, чистая, робкая, искренняя, нежная, безответ­ная любовь и непримиримая, смертельная ненависть, ненависть кипит, клокочет и др. Отчасти это объясняется также семантической асим­метрией сопоставляемых слов, большим объемом содержания у слова любовь. Поэтому некоторые компоненты слова любовь не имеют ни­какого соответствия в содержании существительного ненависть: ср., на­пример, платоническая, чистая, чувственная любовь.

Если оставить в стороне несовпадающие части смыслового содер­жания рассматриваемых слов 24 и обратиться к общей части их семан­тики, то указанные лексические единицы, как мы увидим, окажутся противопоставленными своими противоположными компонентами по од­ному существенному признаку.

Следует заметить, что принципиальное сходство и противополож­ность значений антонимов недостаточно учитывается составителями словарей в самом толковании таких слов 5. Между тем даже чисто

24 В „Словаре русского языка" С. И. Ожегова в слове любовь выделяются два значения: 1) 'чувство самоотверженной, сердечной привязанности' и 2) 'склонность, пристрастие к чему-н'. (к музыке, к искусству). В слове ненависть выделяется лишь одно значение: 'чувство сильной вражды и отвращения'. 25 Подобие смысловой структуры слов должно необходимым образом предполагать и подобие в их толковании. В „Толковом словаре русского язы­ка" под ред. Д. Н. Ушакова слово ненависть определяется через существи­тельное вражда: ненависть — 'чувство сильнейшей вражды'. Но в таком слу­чае и слово любовь следовало бы соответственно толковать как 'чувство


„житейское" восприятие этих слов свидетельствует об их большом се­мантическом подобии. Ср.: „Ведь ненависть — та же любовь, только с обратным знаком" (С. П. Залыгин. Южноамериканский вариант); „Любовь убила себя и превратилась в ненависть. Если любовь бессильна, бездейственна, она ни к чему, она может обратиться... в свою противо­положность" (И. Д. Константиновский. Срок давности).

В семантическом аспекте антонимы любовь и ненависть обнаружи­
вают противоположные компоненты (семы) своих значений, которые
допускают различную интерпретацию. Можно говорить, например, что
эти слова отличаются противоположными компонентами „привязан­
ность" — „отталкивание", противопоставляясь сходным парам типа
дружбавражда, симпатияантипатия высшей степенью интенсив­
ности обозначаемого качества, свойства. - '

Можно представить толкование этих слов в виде отношений между переменными X и Y, членами обозначаемой ситуации: X любит Y-ка и X ненавидит Y-ка. Х любит Y-ка = ОС жаждет (очень хочет) сделать добро Y-ку'; Х ненавидит Y-ка = 'X жаждет (очень хочет) причи­нить (= сделать) зло Y-ку'27. На специальном языке семантического анализа различие в значении антонимов подчеркивается путем выде­ления противоположных несовпадающих компонентов в симметричных определениях: любовь «'чувство, характеризующееся сильным жела­нием делать добро объекту этого чувства'; ненависть «'чувство, ха­рактеризующееся сильным желанием причинять зло объекту этого чув­ства'. Ср. горячий «'температуры выше определенной нормы'; холод­ный «'температуры ниже определенной нормы' и т. п. Разумеется, такие определения имеют самый общий (инвариантный) характер и требуют соответствующего словарного оформления, но при анализе они хорошо подчеркивают однотипность семантической структуры и тол­кования слов, представляющих собой антонимы, противоположность их „положительных" и „отрицательных" компонентов по одному диф­ференциальному признаку: 'добро' — 'зло' (в характеристике направ­ленного, переходящего на объект интенсивного чувства), 'выше'— 'ниже' (при оценке температуры с точки зрения нормы) и т. п.

В смысловой структуре антонимов, к которым с полным основанием можно отнести существительные любовь и ненависть, обнаруживается общее семантическое содержание и противоположные компоненты типа 'большой' — 'маленький', 'положительный' — 'отрицательный', 'хороший' — 'плохой', 'больше' — 'меньше' и т. п. Общую часть семан­тики рассматриваемых антонимов составляют такие компоненты (семы), как 'чувство' (тем самым данные лексические единицы отграничиваются от других, не обозначающих чувства), 'чувство, предполагающее объект, распространяющееся на объект' (что отграничивает эти слова от наименований необъектных, непереходящих на объект чувств типа грусть, радость), 'интенсивность' (ср. слово жажда, в определе­нии которого содержится указание на высокую степень проявления чув­ства в отличие от семантики „неинтенсивных" по своему характеру слов типа симпатияантипатия) и др. На основе таких общих признаков (компонентов) соотносительно противоположные слова сближаются, на основе других, противоположных, они противопоставляются, образуя антонимические пары.

сильной, сильнейшей дружбы', что не является еще, как известно, любовью. В определении анализируемых существительных нет подобия (параллелизма).

26 См.: Сырбу Р. Семный анализ антонимов (методический аспект).—
Русский язык за рубежом, 1975, № 5, с. 88.

27 См.: Wierzbicka A. Kocha, lubi, szanuje. Medytacje semantyczne.
Warszawa, 1971, с 88—97.


Одна из важнейших задач словаря антонимов — раскрытие их раз­нообразных семантических и стилистических функций в языке.

Преимущественно контактное употребление антонимов в тексте (речи) позволяет реализовать их основные семантические функции в определенных „диагностических" контекстах антонимии. Укажем здесь наиболее характерные из этих функций, а также синтаксические средства их реализации 28.

Противопоставление противоположностей реализуется обыч­но в антонимических контекстах {не) X, a Y; X, но Y; X || Y — с интонацией противопоставления: „— Вы смеетесь, Катерина Николаевна, вероят­но, над моей фигурой; да, бог не дал мне фигуры, как у ваших адъютан­тов. И, однако же, я чувствую себя не униженным перед вами, а напротив, возвышенным"* (Ф. М. Достоевский. Подросток); „Ценность чело­века определяется не отсутствием недостатков, а наличием достоинств44 (Г. А. Медынский. Трудная книга); „Внутренний, перламутровый слой ракушечника сохранился хорошо, но внешний, роговой, начал разрушаться44 (В. К. Арсеньев. В горах Сихотэ-Алиня); „— Взять у нас тебе нечего, а дать ты нам ничего не можешь44 (Ф. В. Гладков. Сердце матери); „Голова Ивана Ивановича похожа на редьку хвостом вниз; голова Ивана Никифоровича — на редьку хвостом вверх" (Н. В. Гоголь. Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем);

Мы всюду. Мы нигде. Идем, И зимний ветер нам навстречу.

(А. А. Блок).

Значение ослабленного противопоставления -—сопоставления характерно для целого ряда употреблений контекстов X и Y (которые в своей основной (первичной) функции используются для выражения соединительных отношений): „Они совершили это чудо малым огнем и большой кровью44 (К. М. Симонов. Живые и мертвые); „Из ворот мимо архитектора с рядчиком выезжали пустые и въезжали нагружен­ные подводы44 (Л. Н. Толстой. Воскресение).

Выражение взаимоисключения, разделения свойственно контекстам X или Y: „Барышня выигрывала или проигрывала, непре­менно улыбалась и отходила очень довольная44 (Ф. М. Достоев­ский. Игрок); „У него было о людях одно-единственное мнение—- хорошее или плохое, он им или верил, или нет44 (К. М. Симонов. Живые и мертвые). Указанные примеры иллюстрируют исключающее значение союза или (а или b — сильная дизъюнкция: или одно, или другое'). Однако союз или может, правда, значительно реже, употреб­ляться и в неисключающем значении (а или b — ослабленная дизъюнк­ция: 'или одно, или другое, или и то и другое вместе'): „Он приходит в ужас, когда судно замедлит или ускорит ход...44 (А. И. Куприн. Мыс Гурон); „Он твердо знал, что сейчас не время и не место для воспоминаний, хороших или плохих — безразлично!" (К. М. Симо­нов. Живые и мертвые) и т. п., т. е. приходит в ужас, когда судно или замедлит, или ускорит ход(= и замедлит, и ускорит); не время и не место для воспоминаний хороших или плохих (= как хороших, так и плохих; и хороших, и плохих).

28 Для наглядного представления антонимических контекстов представим антонимы в виде переменных X и Y, находящихся в определенных смысло-





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 567 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Человек, которым вам суждено стать – это только тот человек, которым вы сами решите стать. © Ральф Уолдо Эмерсон
==> читать все изречения...

613 - | 584 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.