Лекции.Орг

Транспортировка раненого в укрытие: Тактика действий в секторе обстрела, когда раненый не подает признаков жизни...

Назначение, устройство и порядок оборудования открытого сооружения для наблюдения на КНП командира МСВ

Искусственные сооружения железнодорожного транспорта: Искусственные сооружения по протяженности составляют в среднем менее 1,5% общей длины пути...

 

Категории:


Транспортировка раненого в укрытие: Тактика действий в секторе обстрела, когда раненый не подает признаков жизни...


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...

Прорабатываем Первый Шаг в ВДА



Многие взрослые дети находят полезным отвечать на конкретные вопросы об их алкогольном или дисфункциональном взрослении. Проделывая это, мы начинаем видеть наше отрицание и ту роль, что мы играли в нашей семейной системе. Для взрослого ребенка отрицание может обозначать, что он забыл или помнит, но не точно, некоторые фрагменты своего детства. Мы видели взрослых детей, которые описывали свое детство как «полное любви» или «ничего особенного», когда на самом деле детство было наполнено пренебрежением или шокирующими случаями ментального, эмоционального и сексуального насилия. Исследователи обнаружили, что многие взрослые дети страдают от «травмы связи» («Предательство связи» Патрика Карна, 1997)[**]. Под травмой связи имеется в виду то, что дети и взрослые часто создают связь с совершившими преступление родителями, со священниками-педофилами или внутри созависимых отношений, основанных на подорванном обидчиком доверии. И хотя эта концепция оказалась спорной в некоторых сферах, многие из наших членов, используя ее, нашли понимание и мир со своими воспоминаниями.

Теория утверждает, что когда родители применяют насилие, дети вынуждены привязываться к этому родителю, потому что ребенок зависит от взрослого в своем выживании. Ребенок должен отрицать или создать искаженные воспоминания о насилии, которое часто бывает избиением, инцестом или смертельными проклятиями. Будучи взрослым, человек говорит, что у него или у нее есть «бреши» в детских воспоминаниях или же человек «забывает» или помнит насилие «неправильно». Во многих случаях взрослый будет защищать или демонстрировать терпимость к своему главному обидчику или мучителю. Мы видели, как многие взрослые дети, пока они не получили профессиональную помощь, описывали применявшего насилие родителя как любящего и заботливого, когда в реальности родитель пренебрегал и стыдил. В это же время, не все бреши в детских воспоминаниях указывают на сексуальное насилие или детскую травму. В этой области необходимы профессиональная помощь и здравый смысл. Поскольку мы желаем выздороветь и жить свободно, мы не хотим неправильно обозначить поведение, которого может быть и не было. Многие воспоминания могут так никогда и не восстановиться полностью, но исцеление может произойти независимо от того, восстановили ли мы на сегодня нашу память или нет.

Слепота по отношению к гневу внутри нас и наших родителей — это одна из самых распространенных форм отрицания встречающихся среди взрослых детей. Мы видели, как новички в ВДА выражали удивление или шок, когда слышали предположение, что они могут быть внутренне злы или что их родители могли быть злы. Новички в ВДА часто говорят: «Во мне нет гнева. Я жизнерадостный человек, который никогда не злится».

У взрослых детей есть сложности в том, чтобы распознать гнев в своих родителях из-за большой интенсивности насилия, к которому этот взрослый привык еще в детстве. Родителей, которые орали или запугивали, взрослый ребенок вспоминает как тех, которые бывали раздражительными, но никогда грубыми или подлыми. Родители, которые легко впадали в гнев, вспоминаются как те, которые контролировали или любили, но редко стыдили или были полны ненависти.

У взрослых детей также есть сложности в том, чтобы распознать «запутанный клубок». «Запутанный клубок» — это недостаток границ между членами семьи или между родителем и ребенком. Они ежедневно звонили родителям, планировали отпуск, подлаживаясь под расписание родителей, покорно присматривали за родителями и чувствовали себя бессильными отвергнуть родительские нужды и требования. Взрослый ребенок в переплетении часто описывает взаимоотношения как близкие и любящие, хотя на самом деле они удушающие и полные контроля.

В ВДА мы получаем возможность должным образом назвать то, что случилось с нами, не опасаясь репрессий. Поскольку мы пребывали в отрицании по поводу того, что произошло с нами в детстве, мы терпели неудачу в том, чтобы увидеть последствия алкоголизма или дисфункциональности в нашей сегодняшней жизни. Эти последствия — в нашем мышлении и поведении.

У нас также нет истинного выбора, пока в нашей жизни присутствует отрицание. Пока мы в отрицании, мы осуществляем жесткий контроль, который позволяет нам думать, что мы выбираем; однако, истинный выбор - он больше чем контроль, что ведет нас к созависимости, изоляции и ненависти к себе.

На эти вопросы Первого Шага нет правильных или неправильных ответов. Программа ВДА просит вас только быть честными в своих ответах, чтобы достигнуть большего личностного роста. Эти вопросы адресованы не только тем взрослым, что выросли в семье с зависимостями, но также и тем, кто вырос семье, где не было зависимостей. С момента нашего основания в 1978 году мы определили дополнительные типы семей порождающих взрослых детей, которые потом находят ВДА и идентифицируют себя с программой. В ВДА эти взрослые дети выздоравливают от зависимости и соединяются со своим Внутренним Ребенком. Вопросы показывают основные типы семей, которые включают: алкоголика/зависимого родителя; родителя-ипохондрика; родителя, проявляющего сексуальное насилие; воинственного или сурового родителя; эмоционально нездорового родителя; и родителя-перфекциониста. Эти стили родительского поведения частично перекрывают друг друга. Есть еще другие типы, которые включают в себя взрослых детей из разведенных семей и детских домов. Бывают также семьи дисфункциональные на почве религии. Первые шесть вопросов позволят вам определить стиль воспитания с которым вы столкнулись в детстве.

 

Вопросы Первого Шага:

1) Кто из моих родителей был алкоголиком или зависимым?

2) Кто из моих родителей или родственников был ипохондриком?

3) Кто из моих родителей или родственников проявлял сексуальное насилие?

4) Кто из моих родителей или родственников был воинственным, жестким, агрессивным?

5) Кто из моих родителей или родственников страдал эмоциональными нарушениями?

6) Кто из моих родителей или родственников был перфекционистом?

Примечание: если вам нужно больше места для ответов, то можете использовать тетрадь. Если вы используете эту тетрадь для работы на групповых встречах вне регулярных собраний ВДА, то постарайтесь отвечать на вопросы перед каждым следующим собранием.

Бессилие:

1) Чем бессилие отличается от беспомощности?

2) Понимаю ли я, что последствия семейной дисфункциональности, упомянутые в Первом шаге, являются чертами выживания из Списка Характеристик ВДА?

3) Перечислите три последствия взросления в дисфункциональной, алкогольной или имеющей другие зависимости семье. (Подсказка: любые из 14 характерных черт)

4) Какой была моя роль при взрослении в дисфункциональной семье: потерянный ребенок, герой, козел отпущения или спасатель? Другая?

5) Со сколькими типичными характеристиками взрослого ребенка из Списка (Проблема) я себя отождествляю?

6) Что означает «не говори, не доверяй, не чувствуй»?

7) Бессилен ли я перед последствиями взросления в дисфункциональной семье или в семье с зависимостями?

8) Злоупотребляю ли я едой, сексом, наркотиками, алкоголем, работой, азартными играми или страдаю какой-либо другой формой зависимого поведения? Бессилен ли я перед этими занятиями? (Приведите пример бессилия).

9) Считаю ли я, что я могу изменить моих родителей или значимых людей, предпринимая правильные действия, говоря правильные вещи или став идеальным?

10) Считаю ли я, что стал причиной родительской дисфункции или зависимости и обладаю силой изменить или контролировать это?

11) Вел ли я себя как жертва и проявлял беспомощность, когда на самом деле я манипулировал другими, чтобы получить то, что я считал необходимым? Спасали ли меня? (Приведите примеры)

12) Руководила ли мною компульсия или одержимость другим человеком, которая подчиняла меня и заставляла отрицать мои собственные потребности или заботу о себе? (Если да, то опишите, как вы отрицали свои потребности).

Неуправляемость:

1) Какое мое определение состояния неуправляемости или неуправляемой жизни?

2) Считаю ли я, что все еще могу контролировать людей, места и остальное, действуя правильно, совершенно или каким-либо иным образом?

3) Считаю ли я, что имею власть над другими людьми и могу контролировать их действия или мысли?

4) Позволяю ли я мыслям, чувствам или действиям других людей иметь надо мною власть? (Приведите пример, если это уместно).

5) Позволяю ли я чувствам или возможным реакциям других людей контролировать меня или определять мои действия или выбор? (Приведите примеры).

6) Что означает быть созависимым?

7) Создали ли мои отношения хаос, насилие или предсказуемый беспорядок в моей жизни? (Приведите примеры).

8) Повлияло ли мое поведение или образ мыслей на мою работоспособность или на мою способность взаимодействовать людьми?

9) Что является моим «дном» или достижением дна в ВДА? Достиг ли я своего дна?

10) Верно ли, что одержимость другим человеком, наркотиками, азартными играми, едой или сексом сделала мою жизнь неуправляемой? Как?

11) Не является ли моя управляемая жизнь в действительности контролирующим поведением, которое я неправильно называю? (Приведите примеры).

12) Нахожусь ли я в отрицании по поводу своего контролирующего поведения?

13) Могу ли я выздороветь в одиночку?

14) Устанавливаю ли я отношения с другими взрослыми детьми на собраниях? Как?

Отрицание:

1) Вынужден ли я был полагаться на применяющего насилие или пренебрежительно ко мне относившегося родителя в получении еды и крова?

2) Игнорировал ли я мои чувства стыда, страха или заброшенности, чтобы выжить в период детства?

3) Следил ли я за настроением или чувствами моих родителей, чтобы определить как мне следует себя чувствовать? Был ли я только тогда счастлив, когда были счастливы мои родители или грустил, когда они были грустными? (Приведите примеры).

4) Честен ли я по поводу того, как обращались со мною мои родители, когда я рос? Боялся ли я одного из родителей или обоих?

5) Дрался ли я со своими братьями или сестрами? Обижал ли я их? Защищал ли я их?

6) Считаю ли я, что я близок со своими братьями или сестрами, но редко говорю с ними или навещаю их?

7) Боюсь ли я говорить о своем прошлом, потому что мои братья и сестры поставят под сомнения или попытаются оспорить мои воспоминания?

8) Преуменьшаю ли я тяжесть поведения моих родителей, говоря «Это было в прошлом. Что сделано, то сделано». Или «Я не оглядываюсь назад. Это не приносит ничего хорошего».

Духовные принципы Первого Шага: бессилие и признание поражения:

1) В отношении чего я бессилен в Первом Шаге?

2) Что для меня означает признать поражение?

3) Если я признаю поражение, означает ли это, что у меня не будет выбора?

4) Готов ли я признать дисфункциональность моей семьи?

5) Готов ли я признать свое бессилие перед последствиями взросления в дисфункциональной семье, и то, что моя жизнь неуправляема?

Начните действовать: Позвоните своему спонсору, другу из программы ВДА или наставнику и обсудите эту часть.





Дата добавления: 2015-09-20; просмотров: 197 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

Поиск на сайте:


На сайте можно прочитать про:

Транспортировка раненого в укрытие: Тактика действий в секторе обстрела, когда раненый не подает признаков жизни...

Искусственные сооружения железнодорожного транспорта: Искусственные сооружения по протяженности составляют в среднем менее 1,5% общей длины пути...


© 2015-2017 lektsii.org - Контакты

Ген: 0.009 с.