Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

МУХАММАДА

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРОРОКА

Ибн Хишам

 

 

Рассказанное со слов аль-Баккаи,

со слов Ибн Исхака аль-Мутталиба

(первая половина VIII века)

Перевод с арабского Я. А. Гайнуллина

МОСКВА 2003

 

Эта книга — наиболее полный свод исторических сведений, связанных с жизнью и деятельностью пророка Мухаммеда. Она является третьим по степени важности (после Корана и хадисов) источником ислама. Книга предназначена для изучающих ислам, верующих мусульман а также для широкого круга читателей.

УДК 297

ББК 86.38

© Перевод. Н.А. Гайнуллин. 2002

© Издательский дом «УММА». 2003

ОБ АВТОРЕ ПЕРЕВОДА

 

Гайнуллин Нияз Абдрахманович — журналист, востоковед-филолог, автор более 40 научных работ по арабскому языку, истории, религии, культуре и экономике арабских стран, переводов более 20 книг на арабский и русский языки, учебников и учебных пособий, учебных программ по арабскому языку, множества публицистических статей в зарубежных и центральных советских и российских периодических изданиях и СМИ.

Родился 20 июня 1940 г. в деревне Утар-Аты Арского района Республики Татарстан. Высшее образование получил в Казанском, Ленинградском и Каирском университетах, окончил аспирантуру Института востоковедения РАН по специальности «арабская филология». Работал переводчиком арабского языка в Посольстве СССР в Египте, первым секретарем Посольства СССР в Сирии, редактором арабской редакции ТАСС (ИТАР ТАСС), ответственным секретарем Агентства печати «Новости» (РИА «Новости»), редактором отдела стран Азии и Африки Института научной информации по общественным наукам РАН, ведущим редактором арабской редакции издательства «Мир».

С 1994 г. ведет преподавательскую деятельность в нескольких высших учебных заведениях Москвы, таких, как Институт исламской цивилизации, Московский высший духовный исламский колледж, Московский исламский университет. Он является автором учебных программ по арабскому языку для учреждений начального, среднего и высшего образования. Продолжает заниматься переводами с арабского на русский язык памятников мусульманской культуры, учебных пособий и учебников для преподавателей и студентов.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Предлагаемый вниманию читателей перевод с арабского языка сочинения автора VIII века (второго века по хиджре) представляет собой самый древний и наиболее полный свод исторических данных, связанных с жизнью и деятельностью пророка Мухаммада. В основе перевода — бейрутское издание самого обширного и авторитетного «Жизнеописания пророка Мухаммада», составленное Ибн Хишамом на основе книги Ибн Исхака в передаче Зийа-да ал-Баккаи: «Мухтасар сират ан-наби, кама раваха Ибн Хишам ан аль-Бакка'и, ан Ибн Исхак аль-Мутталиби ва хийа аль-ма'ру-фа би Сират Ибн Хишам». Мунассака, мубавваба. — Бейрут, Ливан, Дар ан-надва аль-джадида, 1987. Данное издание известно каждому арабисту, востоковеду, исламоведу и, наконец, каждому образованному мусульманину. Сочинение Ибн Исхака — Ибн Хишама призвано восполнить тот пробел в российской исламоведческой науке, который существует в области исторической литературы о жизни и деятельности пророка Мухаммада — человека обыкновенного и земного, в то же время человека, сыгравшего огромную роль в истории человечества.

В мусульманских странах, где «Сира» — жизнеописание пророка Мухаммада — входит в число обязательных дисциплин для учащихся общеобразовательных школ и исламских средних и высших учебных заведений, литература о Мухаммаде весьма обильна и разнообразна. Кроме канонизированных хадисов — преданий о поступках и высказываниях Пророка, существуют жизнеописания пророка Мухаммеда, написанные для различных аудиторий — детей, людей со средним образованием, имеются и различные сочинения о достоинствах, внешних чертах Пророка, посвященные ему специальные сборники молитв и стихотворений.

В нашей же российской литературе о пророке Мухаммаде имеется весьма ограниченная литература. Кроме работ академика В. В. Бартольда и нескольких статей, серьезной, научной литературы по этому вопросу нам не удалось найти. Следует, правда, отметить, что на волне демократических изменений в стране в вопросе о свободе вероисповеданий российский читатель получил две книги о жизни пророка Мухаммада. Это — «Жизнь Мухаммада» (В. Ф. Панова, Ю. Б. Бахтин. Москва: Издательство политической литературы, 1990. 495 с.) и «Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует» (автор — Сафи ар-Рахман аль-Муба-ракфури. Перевод на русск. яз. — Владимир Абдалла Нирша. Москва: Издательский дом «Бадр», 2000. 373 с).

Обе эти книги представляют собой вольный пересказ событий, о которых сообщают Ибн Исхак — Зийад аль-Бакка'и — Ибн Хишам.

Предлагаемая вниманию читателя книга — самый авторитетный, после Корана и хадисов, свод рассказов, сведений о жизни, деятельности пророка Мухаммада. Здесь собраны сведения о всех значительных событиях, произошедших при жизни Пророка. Поэтому и не удивительно, что всемирные истории мусульманских авторов основываются на материалах Ибн Исхака, которые составляют основу предлагаемой книги. Сочинение Ибн Исхака, более известное как «Сира» Ибн Хишама, оказало огромное влияние на всю мусульманскую литературу — оно считается одним из важных письменных памятников и образцов арабо-мусульманской художественной прозы. Еще будучи студентами второго курса кафедры арабской филологии факультета восточных языков Ленинградского государственного университета, мы начинали изучать классическую арабскую литературу по отдельным отрывкам из книги Ибн Хишама. Эта книга — любимое чтение, возвышающее дух и поучающее. Ее содержание известно каждому образованному мусульманину. А сейчас и наш российский читатель получил возможность ознакомиться с первоисточником о жизни и деятельности пророка Мухаммада. Для того чтобы читателя максимально приблизить к оригиналу, переводчик старался сохранить стиль и дух сочинения Ибн Хишама, хотя, несомненно, со времени первой половины VIII века его стиль и структура претерпели значительные изменения.



Основным автором сочинения является Мухаммад ибн Исхак ибн Йасар аль-Мутталиби, Абу Абдаллах Абу Бакр (т. е. отец Абдаллаха и Бакра). Он родился в городе Медине, был большим знатоком хадисов, историком, изучавшим историю арабов с древнейших времен. Он знал всю родословную арабов, собирал биографические сведения об арабах и хорошо знал древнюю и средневековую арабскую поэзию. Современники называли его «кладезью знаний». Как и все средневековые великие ученые, он был энциклопедистом, обладал большими знаниями в различных областях. Арабские источники сообщают, что он собрал все, что было написано о жизни и деятельности пророка Мухаммада, и использовал это в своих сочинениях, три из которых упоминаются в арабской справочной литературе. Это — «ас-Сира ан-набавийа» («Жизнеописание Пророка»), «Китаб аль-Хулафа» («Книга о халифах») и «Китаб аль-Мабда («Начало»).

Арабские биографические трактаты сообщают, что Ибн Исхак посетил Александрию (Египет), объездил весь Аравийский полуостров, а окончательно обосновался в Багдаде (Ирак) и там же умер. Похоронен на кладбище аль-Хайзеран в 151 году по хиджре = 768 году по христианскому летоисчислению.

Текст сочинения Ибн Исхака передавал Зийад ибн Абдаллах ибн Туфайл аль-Кайси аль-Амири аль-Бакка'и, Абу Мухаммад (отец Мухаммада), проживавший в городе Куфа (Ирак). Арабские источники подчеркивают, что он был достоверным передатчиком хадисов. Умер в 183 году по хиджре = 799 году по христианскому летоисчислению.

Последним автором данного сочинения, подвергшим труд Ибн Исхака серьезному редактированию, является Абд аль-Малик ибн Хишам ибн Аюб аль-Химйари аль-Ма'афири, Абу Мухаммад Джамал ад — Дин, более известный как Ибн Хишам. Арабские источники сообщают, что он был уроженцем города Басры (Ирак), большим знатоком грамматики арабского языка, литератором, историком — специалистом по генеалогии арабов. В числе его сочинений упоминаются «ас-Сира ан-набавийа» («Жизнеописание Пророка»), «аль-Касаид аль-Химйарийа» («Касиды химйаритов»), исторические сочинения и поэтические сборники. Арабские источники при упоминании «ас-Сира ан-набавийа» указывают, что автором этого сочинения является Ибн Хишам, хотя первым автором, несомненно, является Ибн Исхак. Вместе с тем надо признать, что от первоначального текста Ибн Исхака в предлагаемом читателю варианте мало что осталось. Уже Зийад аль-Бакка'и при передаче его сильно сократил. А уже Ибн Хишам исключил всю древнюю часть, сообщения без надежных и полных ссылок на первоисточники, стихи, содержащие оскорбительные выражения в адрес мусульман, и все то, что противоречило Корану. Он также добавил собранные им самим сведения, снабдил текст Ибн Исхака фактическими и грамматическими комментариями.

В предлагаемый читателю сокращенный вариант «Сиры» в бейрутском издании вошел основной материал сочинения Ибн Исхака — Ибн Хишама. Конечно, он далек от того многотомного труда, который составил Ибн Исхак. Из текста исключены стихи, малозначительные эпизоды из жизни того времени. Отобрано лишь то, что непосредственно касается жизни и деятельности пророка Мухаммада. Таким образом, данная книга позволяет людям, не владеющим арабским языком, ознакомиться с третьим по степени важности (после Корана и хадисов) источником ислама, а мусульманам — осознанно, на основе реальных событий, рассказанных самими участниками этих событий, воспринимать учение ислама. Это тем более важно, что ислам в нашей стране все еще существует в основном на бытовом уровне. К этому следует добавить, что в течение длительного времени, вплоть до настоящих дней, в нашей стране велась вульгарная, антинаучная критика ислама, пророк Мухаммад объявлялся нереально существовавшей личностью, хотя государство (халифат), созданное Мухаммадом признавалось.

Европейские исламоведческие исследования, вызванные необходимостью изучения религии колониальных стран, также объявляли Мухаммада лжеучителем, а ислам — вторичной, эклектической религией, восходящей к иудаизму и христианству. Только в последние два-три десятилетия западная, да и наша, российская исламоведческая наука стала признавать ислам религией, равной иудаизму и христианству.

Я надеюсь, что данная книга — результат многолетнего труда — восполнит в некоторой степени этот пробел в российской исламоведческой науке и послужит учебным пособием для мусульманских образовательных учреждений, а для мусульман станет возвышающей дух и поучающей настольной книгой.

Нияз Гайнуллин,

преподаватель арабского языка

Московского исламского университета

 

Родословная арабов

 

Абу Мухаммад Абд аль-Малик ибн Хишам сказал: «Это книга жизнеописания Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует)[1] Мухаммада ибн Абдаллаха ибн Абд аль-Мутталиба (имя Абд аль-Мутталиба — Шайба) ибн Хашима (имя Хашима — Амр) ибн Абд Манафа (имя Абд Манафа — аль-Мугира) ибн Кусаййи ибн Килаба ибн Мурры ибн Кааба ибн Луаййи ибн Галиба ибн Фихра ибн Малика ибн Ан-Надра ибн Кинаны ибн Хузаймы ибн Мудрики (имя Мудрики — Амир) ибн Ильяса ибн Мудара ибн Низара ибн Мадда ибн Аднана ибн Адада (произносят также — Удад) ибн Мукаввима ибн Нахура ибн Тайраха ибн Иаруба ибн Йашджуба ибн Набита ибн Исмаила ибн Ибрахима (Халиль ар-Рахман) ибн Тариха (это Азар) ибн Нахура ибн Саруга ибн Шалиха ибн Ирфхашада ибн Сама ибн Нуха ибн Ламка ибн Матту Шалаха ибн Ахнуха (это, как утверждают, пророк Идрис; он был первым из рода человеческого, которому даровано пророчество и который писал тростниковым пером) ибн Иарда ибн Махлила ибн Кайнана ибн Ианиша ибн Шита ибн Адама».

Ибн Хишам сказал: «Нам рассказал Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака аль-Мутталиби. Он сказал: «Исмаил ибн Ибрахим произвел на свет двенадцать лиц мужского пола, а их мать — Раала бинт Мудада ибн Амра аль-Джурхуми. А Джурхум — сын Кахтана (а Кахтан прародитель всех племен Йемена) ибн Абира ибн Шалиха ибн Ирфхашада ибн Сама ибн Нуха».

Ибн Исхак сказал: «Джурхум ибн Йактун ибн Айбар ибн Шалих, а Йактан — это Кахтан. Передают, что Исмаил прожил сто тридцать лет, похоронен в аль-Хиджаре вместе со своей матерью Хаджар (Хагар)».

Ибн Хишам передал: «Расказал нам Абдаллах ибн Вахб со слов Абдаллаха ибн Лухаййи, со слов Омара, клиента племени Гуфра, что Посланник Аллаха говорил: «Берегите этих людей Писания! Они — из Черного селения, черные, курчавые! Поистине, у них есть родственные связи с нами по мужской и женской линии». Омар объяснил, что их родство заключается в том, что мать Пророка Исмаила была из них; а их родство по женской линии в том, что Посланник Аллаха был женат на отпущенной на волю наложнице из них. Ибн Лухаййа сказал, что мать Исмаила — Хаджар — из Умм аль-Араб, деревни перед аль-Фарамой в Египте; а мать Ибрахима, сына Пророка, Мария — одна из жен Пророка, которую ему подарил правитель Египта, — была из Хафны, местности Ансина (Верхний Египет).

Ибн Исхак сказал: «Рассказал мне Мухаммад ибн Муслим ибн Аз-Зухри, что Абд аль-Рахман ибн Абдаллах ибн Кааб ибн Малик аль-Ансари, Ас-Сулами рассказал ему: «Посланник Аллаха сказал: «Если вы завоюете Египет, то обязуйтесь быть добрыми по отношению к его жителям, ибо они пользуются покровительством мусульман и имеют кровные узы». Я сказал тогда Мухаммаду ибн Муслиму: «Что за их кровные узы, о которых говорит Посланник Аллаха?» Он сказал: «Хаджар — мать Исмаила из них».

Ибн Хишам сказал: «Арабы все от потомства Исмаила и Кахтана; а некоторые жители Йемена говорят: «Кахтан от потомства Исмаила», и говорят: «Исмаил — прародитель всех арабов».

Ибн Исхак сказал: «Ад ибн Аус ибн Ирам ибн Нух; а также Самуд и Джадис — сыновья Абира ибн Ирама ибн Сама ибн Нуха; а также Таем, Имлак, Умайм — сыновья Лаваза ибн Сама ибн Нуха — все они арабы.

Набит ибн Исмаил породил Йашджубу ибн Набита; Йашджуб породил Йа'руба ибн Йашджуба; Йа'руб породил Тайраха ибн Йа'руба; Тайрах породил Нахура ибн Тайраха; Мукаввим породил Удада ибн Мукаввима; Удад породил Аднана ибн Удада; от 'Аднана разошлись племена потомства Исмаила ибн Ибрахима; Аднан породил двух мужчин — Ма'адда и 'Акка».

Ибн Хишам сказал: «И обосновалось племя Акка в Йемене, потому что Акка взял жену от Аш'аритов и поселился у них. И стали дом и язык едины. Аш'ариты — это сыновья Аш'ара ибн Набта ибн Удада ибн Зайда ибн Хамиса ибн Амра ибн 'Ариба ибн Йашджуба ибн Зайда ибн Кахлана ибн Саба'и ибн Йашджуба ибн Йа'руба ибн Кахтана».

Ибн Исхак сказал: «Потомков Ма'арда ибн Аднана было четыре — Низар ибн Ма'адда, Куда'а ибн Ма'адда, Кунус ибн Ма'адда, Ияд ибн Ма'адда; а что касается рода Куда'а, то они ушли в Йемен к Химьяру ибн Саба ибн Йашджубу ибн Йа'рубу ибн Кахтану.

А что касается рода Кунуса ибн Ма'адда, то остальные из них погибли, как это утверждают знатоки рода Ма'адда; из них был Ну'ман ибн аль-Мунзир — правитель аль-Хиры.

Рассказал мне Мухаммад ибн Муслим ибн Абдаллах ибн Шихаб Аз-Зухри, что Ан-Ну'ман ибн аль-Мунзир был из потомства Кунуса ибн Ма'адда.

А остальные арабы утверждают, что он был из Лахма из потомства Раби'а ибн Насра — одному Аллаху ведомо точно его происхождение. Говорят также, что Раби'а сын Насра ибн Абу Хариса ибн Амра ибн 'Амира, — он остался в Йемене после ухода Амра ибн 'Амира из Йемена».

 

История плотины Ма'ариба

 

Причиной ухода 'Амра ибн 'Амира из Йемена, как об этом рассказал мне Абу Зайд аль-Ансари, было то, что он увидел, как крыса подкапывает плотину Ма'ариба, которая хранила для них воду. Они эту воду использовали на своих землях там, где хотели. Он понял, что плотина не сохранится, и принял решение уехать из Йемена. Он решил обмануть своих соплеменников. Приказал своему самому младшему сыну: когда он нагрубит и ударит по его лицу, то пусть он тоже подойдет к нему и ударит его по лицу. И сделал его сын так, как он приказал. Тогда Амр сказал: «Я не стану жить в стране, где меня бьет по лицу самый младший мой сын». Он выставил все свое имущество на продажу. Один из знатных йеменцев предложил: «Давайте купим имущество Амра». Его имущество было раскуплено, и он уехал вместе со своими сыновьями и внуками. Тогда люди племени Азд сказали: «Не отстанем от Амра ибн Амира!» Они тоже продали свое имущество и уехали вместе с ним. Шли они до тех пор, пока не достигли земель племени Акка, пересекая и изучая земли, и там остановились.

Племя Акка пошло на них войной. Война велась долго и с переменным успехом. Затем они откочевали от них и рассеялись по разным регионам. Род Ал-Джафна ибн Амр ибн Амир поселился в Сирии; роды аль-Аус и аль-Хазрадж — в Иасрибе; род Хузаа — в Марре; часть племени Азд поселилась в ас-Сарате, а другая — в Омане, и стали они называться аздитами Омана. Затем Всевышний Аллах послал на плотину поток, и он разрушил ее. Об этом Всевышний Аллах ниспослал своему Посланнику Мухаммаду аяты:

«У племени Саба, в их местопребывании, было знамение: два сада — на правой стороне и на левой стороне — «Питайтесь пищей Господа вашего и будьте благодарны Ему!» Страна благодатная и Господь милосердный! Но они отступили, тогда Мы послали на них сильный разрушительный поток»(34:15,16).

Ибн Исхак сказал: «Раби'а ибн Наср, царь Йемена, был одним из древних йеменских царей. Было ему видение, которое напугало его, и он сильно испугался. Он позвал всех жрецов, колдунов, предсказателей и звездочетов из числа жителей своего царства. И сказал им: «Мне пришло страшное видение. Расскажите мне о нем, разъясните мне его значение!»

Люди сказали царю: «А ты расскажи нам свое видение, и мы тебе его растолкуем». Он сказал: «Если я сообщу вам о нем, то я не удовлетворюсь вашим истолкованием. Его истолковать может только тот, который знает про это до того, как я ему сообщу о нем». Один из них сказал: «Если царь хочет этого, то пусть пошлет за Сатихом и Шакком, ибо никто не знает лучше, чем эти двое. Они сообщат ему то, о чем он просит».

И послал он за ними. Сатих явился к нему раньше, чем Шакк. Царь сказал ему: «Было мне видение, которое напугало меня, и я сильно испугался. Так расскажи мне о нем. Если ты правильно расскажешь о нем, то правильно и истолкуешь его». Сатих сказал: «Сделаю. Ты увидел горящий уголь, который вышел из мрака, упал на раскаленную землю. Он сожрал на ней все живое». Царь сказал ему: «Ты ни в чем не ошибся, о Сатих! А как ты это истолкуешь?». Сатих сказал: «Клянусь змеями, находящимися между двумя горами, на вашу землю придут эфиопы, и они захватят то, что находится между двумя пастбищами Абйан и Джураш». Царь сказал ему: «Клянусьтвоим отцом, о Сатих! Поистине это для нас печальная весть. Когда же это произойдет? В это мое время или после него?»

Сатих ответил: «Некоторое время спустя после тебя — более шестидесяти или семидесяти лет спустя». Царь спросил: «Их царство долго ли продлится или прекратится?» Он ответил: «Прекратится через семьдесят с лишним лет. Затем они будут биты и изгнаны из Йемена». Царь спросил: «Кто возглавит их избиение и изгнание?» Он ответил: «Возглавит это Ирам ибн Зу Йазан и поднимется он против них из Адена, не оставит никого из них в Йемене». Царь спросил: «А его властвование будет долгим или прекратится?» Сатих ответил: «Прекратится». Царь спросил: «А кто его прекратит?» Он ответил:

«Святейший Пророк, к которому придет откровение от Всевышнего». Царь спросил: «Из каких людей этот Пророк?» Ответил: «Из потомства Галиба ибн Фихра ибн Малика ибн ан-Надра, и останется власть в руках его народа до конца мира».

Царь спросил: «А разве у мира есть конец?» Он ответил: «Да, это день, когда соберутся все люди от первых и до последних по времени. В этот день будут счастливы те, кто творил добро, и будут несчастны те, кто творил зло». Царь спросил: «Правда ли то, что ты мне говоришь?» Ответил: «Да, клянусь вечерними и предрассветными сумерками; клянусь зарей, когда она восходит, — поистине, то, о чем я сообщил тебе, — это правда».

Затем пришел к нему Шакк, и сказал царь ему то же, что и Сатиху, но скрыл то, что сказал ему Сатих, чтобы посмотреть, совпадут ли их слова или будут отличаться. Он сказал: «Да, ты увидел горящий уголь, который вышел из мрака, и он упал между лугом и холмом. Он сожрал там все, что шевелилось». Когда Шакк это сказал, царь понял, что их слова совпадают и говорят они одно и то же. Царь сказал ему: «Ты не ошибся, о Шакк, ни в чем! Но как ты растолкуешь все это?» Шакк сказал: «Клянусь людьми, находящимися между двумя горами, на вашу землю придут суданцы и захватят всех — от малого до великого — и будут владеть всем тем, что находится между двумя пастбищами: от Абйана до Наджрана». Царь сказал ему: «Клянусь твоим отцом, о Шакк! Поистине, это для нас печальная весть. Когда же это произойдет? В мое время или после него?» Он ответил: «Некоторое время спустя после него. Потом спасет вас от них очень важный великий человек и очень сильно их унизит». Царь спросил: «А кто этот великий человек?» Ответил: «Юноша, не крупный и не низкий. Он пойдет против них из дома Зу Йазан». Царь спросил: «Его власть долго будет или прекратится?» Он сказал: «Ее прекратит Пророк, посланный Богом с истиной и справедливостью, окруженный людьми веры и благородства. Будет царем своего народа до дня разделения».

Царь спросил: «А что это за день разделения?» Он ответил: «Это день, когда свершится высший суд и воздастся за добро, когда с неба раздадутся призывы, которые услышат живые и мертвые, когда все люди будут собраны в назначенный день и в определенное место. Тому, кто был благочестен, — воздадутся добро и блага». Царь спросил: «Правда ли то, что ты говоришь?» Ответил: «Да, клянусь Господом небес и земли, всеми долинами и горами между ними, все, что я сообщил тебе, — это правда, без всякого сомнения».

И запало в душу Раби'а ибн Насра то, что сказали эти двое. Он снарядил сыновей и домочадцев всем необходимым и направил в Ирак, послал с ними письмо к одному из царей персидских, которого звали Сабур сын Хурраза. Он поселил их в Хире. В числе продолжателей потомства Раби'а ибн Насра был ан-Нуг-ман ибн аль-Мунзир.

 

Завоевание Иасриба

 

Ибн Исхак сказал: «Когда Раби'а ибн Наср погиб, все царство Йемена стало принадлежать Хассану ибн Тубану Асааду Абу Карибу (Тубан Асаад царствовал под титулом Туббаа Второй) ибн Кили Карибу ибн Зайду (Зайд — это Туббаа Первый).

Конечной целью его пути, когда он выступил с Востока, был город Медина. Ранее он уже проходил через него и не потревожил его жителей. Среди них он оставил одного из своих сыновей в качестве наместника, который был предательски убит. И пошел он на город с намерением разрушить его, перебить его жителей, вырубить финиковые пальмы в нем. Против него этот город собрал защитников, которых возглавил Амр ибн Талла, из Бану ан-Наджара, затем из Бану Амр ибн Мабзуль. И произошло сражение. Защитники города утверждают, что они воевали против него в дневное время, а ночью оказывали ему гостеприимство. Это его удивило и восхитило. Он говорил: «Ей-богу, поистине, это благородные люди!»

Пока Туббаа вел такую войну, к нему пришли два иудейских священника из племени Курайза, услышав, что царь хочет уничтожить город и погубить его жителей. Они сказали:

«О царь! Не делай этого! Если ты будешь настаивать на своем, то препятствие между тобой и городом никогда не будет снято. И мы не гарантируем тебе, что ты вскоре не будешь наказан». Царь спросил их: «А в чем дело?» Они ответили: «В этот город переселится Пророк, который выйдет из того священного города от курайшитов через много лет. Здесь будет его дом, и тут он найдет покой». Царь отказался от своего намерения, ибо понял, что эти мудрецы знают, и то, что он услышал от них, ему понравилось. Он отступил от Медины и принял их религию — иудаизм.

Раньше Туббаа и его народ поклонялись идолам. Он направился в Мекку по пути в Йемен. Когда он находился между Усфаном и Амаджем, к нему пришли люди из племени Хузайла ибн Мудрика ибн Ильяса ибн Мудара ибн Низара ибн Маада и сказали: «О царь! Хочешь, мы покажем тебе дом, богатый жемчугом, хризолитом, изумрудом, золотом и серебром? Все цари до тебя не знали о нем». Он ответил: «Да, конечно». Они сказали: «Это — дом в городе Мекка, которому поклоняются его жители, молятся возле него»[2].

Однако хазалиты хотели погубить его таким образом, ибо они знали о гибели тех царей, которые домогались этого дома и распутничали возле него. Когда царь согласился с тем, что ему сказали, он послал за теми двумя иудейскими священниками и спросил их об этом. Они ему сказали: «Эти люди хотели только твоей гибели и гибели твоего войска. Мы не знаем никакого другого дома, кроме этого, которого выбрал Аллах для себя на земле! Если ты сделаешь то, к чему тебя призывают, то ты непременно погибнешь и погибнут все те, кто с тобой». Царь спросил: «А что вы советуете мне сделать, если я вступлю в него?» Они ответили:

«Ты делай возле него то, что делают его жители. Обойди вокруг него, возвеличь его, уважь его и сбрей голову возле него. Покорись ему, пока не отойдешь от него!» Царь спросил: «А почему вы сами не делаете этого?»

Они сказали: «Но, ей-богу, это дом прародителя нашего Ибрахима. Он такой святой, как мы тебе о нем рассказали. Но его жители преградили нам путь к нему идолами, которые поставили вокруг него; а также кровью жертвенников, которую проливают возле него. Они нечестивцы, язычники». Царь принял их совет и поверил их рассказу. Он вызвал тех людей из племени Хузайла, отрубил им руки и ноги. Затем пошел дальше, пока не вступил в Мекку. Он обошел вокруг дома, заколол животное, побрил голову свою, пробыл в Мекке шесть дней. Как упоминают, резал животных для людей, кормил жителей Мекки, поил их медом. Во сне ему приснилось, что он должен покрыть дом одеянием. И покрыл его толстым покрывалом из пальмовых волокон. Затем ему приснилось, что он должен покрыть его еще лучшим одеянием. И покрыл его полосатой тканью. Как утверждают, царь был первым, кто покрыл одеянием этот дом, велел делать это своим наместникам из племени Джурхума. Он приказал им держать его в чистоте, не осквернять его кровью и чтобы не было ни мертвеца, ни тряпья. И сделал он ему дверь и ключ.

 

Туббаа призывает Йемен к своей вере

Ибн Исхак сказал: «Рассказал мне Абу Малик ибн Са'лаба аль-Курази. Он сказал: «Я слышал, как Ибрахим ибн Мухаммад ибн Талха ибн 'Убайдуллах говорил, что, когда Туббаа приблизился к Йемену, чтобы войти в него, этому воспрепятствовали химьяриты». Они сказали: «Ты не входи в него! Ты ведь отошел от нашей веры». И тогда призвал Туббаа их к вере своей. Он сказал: «Она лучше вашей веры». Они сказали: «Пусть нас рассудит огонь». Он сказал: «Ладно». Аль-Курази говорит: «Как утверждают жители Йемена, в Йемене был огонь, который вершил суд над ними, когда они в чем-либо расходились. Огонь пожирал несправедливого и не вредил потерпевшему. И вышел народ Йемена со своими идолами и всем тем, чем они причащались в своей религии. И вышли два иудейских священника со своими свитками, надетыми на шею, опустились у огня, у самого его выхода. И вышел огонь к ним. И когда огонь направился в их сторону, они отошли от него, испугались его. Присутствовавшие тут люди стали их поощрять и требовать стерпеть его. Они оставались на месте, пока огонь не дошел до них. Огонь сожрал идолов и все, что было возле них, а также тех из химьяритов, кто нес все это. И вышли два иудейских священника со свитками на шее, со лба у них катился пот. Огонь им не повредил. Тогда химьяриты согласились принять его веру. Отсюда и с этого началось распространение иудаизма в Йемене.

В Наджране были остатки приверженцев религии Иисуса — сына Марии, почитающие Евангелие, люди достойные и честные среди своих единоверцев. У них был глава, которого звали Абдаллах ибн ас-Самир».

Рассказал мне аль-Мугира ибн Абу Лабид, клиент племени аль-Ахнас со слов Вахба ибн Мунаббиха аль-Йамани, который рассказал им об истории распространения христианства в Наджране. Был человек из остатков приверженцев религии Иисуса сына Марии, и его звали Файмиун. Это был человек праведный, усердный, воздержанный в жизни, отзывчивый. Он странствовал из одной деревни в другую, не оставаясь постоянным жителем одного селения. Он был строителем, делал глину. Почитал воскресенье, и если был воскресный день, то в этот день он ничего не делал. Он выходил в пустынную местность и молился там, пока не наступал вечер. Он рассказал, что в одной из деревень Сирии он делал это свое дело тайно. Один из жителей этой деревни заметил его занятие. Его звали Салих. И полюбил его Салих так, как не любил никого до него. Он следовал за ним, куда бы ни пошел.

А Файмиун об этом не знал. Однажды в воскресенье Файмиун вышел в пустынное место, как это он делал обычно. За ним последовал Салих. А Файмиун об этом не знал. Салих сел на расстоянии взгляда, скрываясь от него, не желая, чтобы узнал его место. Файмиун стал молиться. Когда он молился, к нему стал приближаться дракон — змея с семью головами.

Когда увидел его Файмиун, то произнес заклинание, и змея сдохла. Салих тоже увидел змею и не понял, что ее постигло. Он испугался за него, его терпение иссякло, и он закричал: «О Файмиун! В твою сторону ползет дракон!» А он не обратил на него внимания, продолжал молиться, пока не закончил, когда уже настал вечер. Он ушел, поняв, что его заметили. А Салих понял, что Файмиун узнал его место, и сказал ему: «Файмиун! Знай! Клянусь, я никого так не любил, как полюбил тебя. Я хочу всегда быть с тобой!» Файмиун сказал: «Как хочешь! Ты видишь, какое у меня дело. Если ты знаешь, что осилишь его, то я согласен». И стал Салих с ним неразлучным. Жители деревни почти раскрыли его дело.

Когда он встречал больного человека, то читал над ним молитву, и тот выздоравливал. А если вызывали его к больному человеку с порчей, то он отказывался идти к нему.

У одного жителя деревни был слепой сын. Он спросил о деле Файмиуна. Ему сказали, что он не приходит ни к кому по вызову. Однако он строит людям здания за плату. Отец поместил сына в комнате и накрыл его. Затем пришел к Файмиуну и сказал: «О Файмиун! Я хочу сделать в моем доме одно дело. Сходи со мной туда и посмотри сам. И мы с тобой договоримся». И он пошел с ним и вошел в его комнату. Затем спросил его: «Что ты хочешь сделать в этом своем доме?» Тот ответил: так мол и так.

Затем человек скинул одежду с ребенка и сказал: «О Файмиун! Одного из рабов Аллаха постигло то, что ты видишь. Так призови Аллаха к нему!» И прочитал Файмиун над ним молитву. Ребенок встал, и не было теперь у него порчи. И понял Файмиун, что его узнали, и ушел из этой деревни. За ним последовал Салих.

Когда он шагал по одной из местностей Сирии, проходил мимо большого дерева. С этого дерева к нему обратился человек и спросил: «Ты — Файмиун?» Ответил: «Да». Тот сказал: «Я все жду тебя и говорю, когда же он придет? Вот, наконец, услышал твой голос и узнал, что это ты. Не уходи, пока не позаботишься обо мне. Сейчас я умру». Сказал и умер. Файмиун позаботился о нем и предал его тело земле. Затем он ушел. За ним последовал Салих. Они вступили в землю арабов, которые напали на них. Их захватил торговый караван арабов, которые их продали в Наджране. А жители Наджрана тогда придерживались веры арабов и поклонялись высокой пальме, которая росла у них на земле. Каждый год справляли праздник в ее честь. Во время этого праздника развешивали на нее все лучшие одеяния, которые только находили, и женские украшения. Затем выходили к ней и посвящали ей целый день. Файмиуна купил один из их знатных людей. Салиха купил другой.

Файмиун вставал ночью и бодрствовал, совершая молитвы в доме, в котором поселил его господин. Этот дом давал ему свет до утра без лампы. Это увидел его господин, и удивило его то, что он увидел. Он спросил о его религии. Файмиун сообщил ему о ней. И сказал Файмиун: «Вы в заблуждении. Эта пальма не вредит и не приносит пользы. Если я позову против нее своего Бога, которому поклоняюсь, то он уничтожит ее. Это — Аллах единственный, и нет ему равного». Господин сказал ему: «Сделай! Если ты сделаешь, то мы войдем в твою веру и отбросим то, во что мы сейчас веруем». Далее рассказывает: Файмиун встал, совершил омовение и помолился, сделав два коленопреклонения. Затем призвал Аллаха на нее. Аллах послал на нее ветер, который вырвал пальму с корнем и выбросил. Тогда жители Наджрана приняли его веру. И привел он их к закону религии Иисуса, сына Марии, да будет мир над ним. И время шло, а они продолжали жить так же, как и приверженцы их религии повсюду. Вот так произошло христианство в Наджране на земле арабов.

Пришел к ним Зу Нувас со свои войском и призвал их к иудаизму. Предоставил им выбор между ним и смертью. Они выбрали смерть. Он вырыл для них общую могилу, сжег в огне и изрубил саблями, истязал их.

Число жертв достигло почти двадцати тысяч. По поводу Зу Нуваса и его войска Всевышний Аллах ниспослал следующие аяты своему Посланнику: «Смерть тем, кто копал общую могилу, разжег огонь, испускающий искры. Вот они сидят при нем и видят то, что творят с верующими. Они мстят им только за то, что они веруют в Аллаха, великого и достойного похвалы»

(85:4-8).

От них ускользнул некий человек из Сабы по имени Даус Зу Су'лубан на своем коне и направился в ар-Рамлу. Он стал для них недосягаемым и продолжал идти таким образом, пока не пришел к царю византийскому. Он попросил царя оказать ему помощь в борьбе против Зу Нуваса и его войска. Сообщил ему о том, до чего они дошли. Царь ему сказал: «Твоя страна далека от нас. Но я напишу для тебя письмо царю Эфиопии. Он исповедует эту религию и ближе к твоей стране». И написал царю с требованием оказать помощь Даусу и отомстить. Даус пришел к негусу (царю Эфиопии) с письмом царя Византии, и он послал с ним семьдесят тысяч эфиопов. Над ними поставил начальником одного из них, по имени Арьят. Вместе с ним в его войске находился Абрахат аль-Ашрам. Арьят поплыл по морю и сошел на берег Йемена, и вместе с ним Даус Зу Су'лубан. Против него пошел Зу Нувас вместе с химьяритами и покорившимися ему племенами Йемена. Когда они сошлись, Зу Нувас и его сторонники потерпели поражение. Когда Зу Нувас увидел, что постигло его самого и его народ, направил своего коня к морю, затем ударил его и вошел в море с конем.

Проехал на коне по мелководью, пока не дошел до морской пучины, и въехал в нее. Это было его последнее пристанище. Арьят вошел в Йемен и завладел им.

Арьят пробыл на земле Йемена долгие годы, властвуя над ним. Затем власть Эфиопии над Йеменом стал оспаривать Абрахат аль-Хабаши, так что эфиопцы в Йемене раскололись между ними. К каждому из них примкнула часть из них. Потом выступил один против другого. Когда люди начали сходиться для битвы, Абрахат обратился к Арьяту: «Не делай так, чтобы столкнулись эфиопы друг с другом и были истреблены. Встретимся один на один. Кто из нас поразит другого, то к нему пойдет войско другого».

Арьят послал ему ответ: «Ты прав». И вышел к нему Абрахат. Он был человек низкорослый, тучный, придерживался христианской религии. К нему вышел Арьят. Это был человек красивый, крупный и высокого роста. В руке он держал копье. За Абрахатом находился его слуга по имени Атауда и защищал его спину. Арьят поднял копье и ударил Абрахата, стремясь попасть по темени. Копье попало в лоб Абрахата и рассекло бровь, нос, глаз и губу. Поэтому был назван Абрахат «аль-Ашрам», то есть «человек со шрамом на лице». Атауда напал на Арьята за спиной Абрахата и убил его. Войско Арьята перешло к Абрахату, и вокруг него собрались эфиопы в Йемене. И заплатил Абрахат выкуп за Арьята.

 

Попытка отвратить арабов от Мекки

 

Затем Абрахат построил храм в Сана'а. Он построил такую церковь, подобно которой не было нигде на земле в то время.

Потом он написал негусу (правителю Эфиопии): «Я построил, о царь, для тебя церковь, подобно которой не было построено ни одному из царей до тебя. И не успокоюсь до тех пор, пока не поверну к ней паломничество арабов».

Когда узнали арабы об этом письме Абрахата к негусу, то один человек из числа определителей месяцев разгневался. Это — один из сыновей Фукайма ибн Адийа ибн'Амира ибн Са'лаба ибн аль-Хариса ибн Мудрика ибн Ильяса ибн Мудара. Определители месяцев — это те, которые устанавливали времена месяцев для арабов в доисламскую эпоху. Они устанавливали сроки священных месяцев, заменяя запретный месяц на месяц разрешенный или меняя сроки священного месяца. Об этом Аллах ниспослал следующий аят: «Перенос одного месяца на другой — это крайнее неверие; им вводятся в заблуждение только неверные. Они считают его разрешенным в один год и запретным в другой год и путают так сроки, установленные Аллахом»(9:37).

Ивышел аль-Кинани (вышеупомянутый), дошел до храма и сел в нем. Ибн Хишам сказал: это значит, что он испражнялся в нем. Затем он ушел и вернулся на свою землю. Об этом узнал Абрахат и спросил: «Кто это сделал?» Ему сказали: «Это сделал человек из арабов из числа поклонников того дома, к которому совершают паломничество арабы в Мекке. Когда он услышал твои слова: «Я поверну к нему паломничество арабов», он рассердился, пришел и осквернил его».

Тогда Абрахат рассердился и поклялся дойти до этого дома и разрушить его. Он приказал эфиопам подготовиться и снарядиться. Затем он двинулся, и вместе с ним был слон. Об этом услышали арабы, сочли это серьезной угрозой, сочли своим долгом воевать против него, услышав, что он хочет разрушить Каабу — священный дом Аллаха. Против Абрахата поднялся один из вождей Йемена. Звали его Зу Нафр. Он призвал свой народ и всех арабов, кто ему откликнется, воевать против Абрахата и защитить священный дом Аллаха. Нашлись люди, которые откликнулись на его призыв, затем он выступил против Абрахата и вступил в бой. Зу Нафр и его сторонники потерпели поражение.

Зу Нафр был взят в плен и доставлен к Абрахату. Когда Абрахат решил убить его, Зу Нафр сказал ему: «О царь! Не убивай меня! Может быть, если я останусь с тобой, то лучше будет для тебя, чем убить меня». Абрахат не стал его убивать и оставил его при себе, связанного веревкой. Абрахат был человеком нежестоким. Затем Абрахат пошел дальше, желая достичь того, ради чего он вышел. Когда он достиг земли Хас'ама, то против него выступили Нуфейль ибн Хабиб аль-Хас'ами и все подчиненные ему арабские племена. Абрахат вступил с ним в бой и победил его. Нуфейль был взят в плен, и привели его к нему. Когда захотел убить его, Нуфейль сказал ему: «О царь! Не убивай меня! Я буду твоим проводником на земле арабов.

Вот тебе две мои руки — в признак моей покорности!» Он поклялся слушаться его и повиноваться ему. Абрахат отпустил его.

Нуфейль стал его проводником. Он проходил вблизи ат-Таифа, когда к нему вышел Мас'уд абн Му'аттиб вместе с людьми племени Сакифа. Они сказали: «О царь! Мы твои рабы, слушаемся тебя и повинуемся. У нас с тобой нет разногласий. Наш храм не тот, который ты хочешь (имели в виду храм аль-Лата).

Ты направляешься в храм, который в Мекке. Мы пошлем с тобой того, который укажет дорогу к нему». И он обошел их. Они послали с ним Абу Ригаля, который указывал ему путь в Мекку. И двинулся Абрахат дальше, а с ним Абу Ригаль, который довел его до аль-Мугаммиса. Когда довел его туда, Абу Ригаль умер. Арабы забросали его могилу камнями. Это та могила, которая находится в местечке аль-Мугаммис и которую люди забрасывают камнями до сих пор.

Когда Абрахат дошел до аль-Мугаммиса, послал человека из эфиопов — его звали аль-Асвад ибн Максуд — с отрядом всадников в Мекку. Он пригнал к нему скот, принадлежащий роду Тихамы из племени курайшитов и другим арабам. Среди них оказалось двести верблюдов Абд аль-Мутталиба ибн Хишама, который тогда был главой курайшитов и их господином. Курайшиты, кинанийцы, хузайлиты и все, кто был тогда в этом священном городе, задумали воевать с ним. Потом они поняли, что для этого у них нет сил, и раздумали.

Абрахат направил Хунату аль-Химьяри в Мекку и сказал ему: «Ты спроси: кто господин жителей этой страны и кто ее самый знатный человек. Потом скажи ему: «Царь говорит тебе: я не пришел, чтобы воевать с вами. Я пришел, чтобы разрушить этот храм. Если вы не будете воевать против нас из-за него, то я не буду проливать вашу кровь». Если он не хочет войны со мной, то приведи его ко мне!» Когда Хуната вошел в Мекку, то он спросил, кто господин курайшитов и самый знатный среди них человек. Ему сказали: Абд аль-Мутталиб ибн Хишам. Хуната пошел к нему и сказал ему все то, что приказал передать Абрахат. Абд аль-Мутталиб ему сказал: «Клянусь Аллахом, мы не хотим воевать с ним. У нас и сил нет для этого. Это — священный дом Аллаха, дом возлюбленного Аллахом Ибрахима, да будет мир над ним!» Или как бы он сказал: «Если Он помешает ему в этом, то это дом Его и святыня Его. Если позволит ему Аллах дойти до него, то, клянусь Аллахом, мы не сможем защищать его ничем». Хуната сказал: «Так пойдем тогда со мной к нему. Он приказал мне привести тебя к нему». И пошел с ним Абд аль-Мутталиб в сопровождении некоторых своих сыновей, пришел к войску и спросил о Зу Нафре: он знал его. Вошел к нему в место его заключения. Сказал ему: «О Зу Нафр! Сможешь ли ты что-либо сделать, чтобы облегчить нам эту участь?» Зу Нафр ему ответил: «Что сможет сделать человек, находящийся в плену у царя и который ждет, когда его убьют — утром или вечером? Я ничего не смогу сделать с тем, что тебя постигло.

Однако погонщик слона Унайс — мой друг. Я пошлю за ним, порекомендую тебя ему, возвеличу тебя перед ним и попрошу получить разрешение у царя на встречу, и ты расскажешь царю то, что сочтешь нужным. Он будет ходатайствовать за тебя при нем к добру, если сможет». Он сказал: «Этого мне достаточно».

Тогда Зу Нафр послал за Унайсом и сказал ему: «Абд аль-Мутталиб, господин курайшитов, хозяин каравана Мекки; кормит людей на равнине и зверей на вершине гор. Царь захватил двести его верблюдов. Ты испроси у царя разрешение для него войти к нему и помоги ему, чем сможешь при царе». Он сказал: «Сделаю».

Унайс поговорил с Абрахатом, сказал ему: «О царь! Перед твоей дверью стоит господин курайшитов и просит разрешения войти. Он хозяин каравана Мекки. Он кормит людей на равнине и зверей на вершине гор. Позволь ему войти к тебе, и пусть он расскажет тебе о своем деле». И разрешил ему Абрахат.

Рассказывают, Абд аль-Мутталиб был человеком красивым, привлекательным и очень представительным. Когда его увидел Абрахат, оказал ему почет и глубочайшее уважение. Он не захотел, чтобы Абд аль-Мутталиб сидел ниже него и не захотел, чтобы эфиопы видели его сидящим на троне вместе с царем. Абрахат сошел со своего трона, сел на ковер и посадил его рядом с собой. Потом он сказал своему переводчику: «Спроси его, какое дело у него?» Переводчик сказал ему это. Абд аль-Мутталиб сказал: «Мое дело в том, чтобы царь вернул мне двести верблюдов, которые захватил у меня». Когда он передал это Абрахату, тот сказал своему переводчику: «Скажи ему: ты мне очень понравился, когда я тебя увидел. Потом я разочаровался в тебе, когда ты стал говорить со мной. Ты разговариваешь со мной о двухстах верблюдах, которые я взял у тебя и умалчиваешь о храме, который есть твоя религия и религия отцов твоих, для разрушения которого я и пришел. А ты о нем ни слова не говоришь». Абд аль-Мутталиб сказал ему: «Ведь я хозяин тех верблюдов, а у храма есть свой хозяин, который и защитит его». Царь сказал: «Не смог он оказать мне сопротивления». Тот сказал: «Еще посмотрим!»

Как утверждают знатоки преданий, вместе с Абд аль-Мутта-либом к Абрахату отправился Ямар, который тогда был главой рода Бакр, а также Хувайлид ибн Ваила, который тогда был главой рода Хузейль. Они предложили Абрахату одну треть скота Тихамы с условием, чтобы он оставил их в покое и не разрушал Каабу. Он отказал им. Абрахат вернул Абд аль-Мутталибу захваченных верблюдов.

Когда они ушли, Абд аль-Мутталиб отправился к курайшитам и сообщил им обо всем. Он приказал им уйти из Мекки и укрыться в вершинах гор и ущельях, опасаясь бесчинства войска.

Потом Абд аль-Мутталиб взял кольцо двери Каабы, и к нему присоединились некоторые курайшиты, призывая Аллаха, показать свою мощь против Абрахата и его войска. Абд аль-Мутталиб, держа в руке кольцо от двери Каабы, произнес стихи:

 

«О Боже! Даже человек защищает свое добро.

Защити же и Ты свое достояние!

Ведь нехорошо же, если победит их крест.

Не может их сила быть выше твоей мощи!

А если ты позволишь им коснуться нашей святыни,

То воля твоя, о Аллах!»

 

Потом Абд аль-Мутталиб бросил кольцо двери Каабы и отправился вместе с курайшитами к вершинам гор, где они и спрятались, ожидая, что сделает Абрахат с Меккой, когда войдет в нее.

Абрахат стал готовиться к вступлению в Мекку, готовить своего слона, свое войско. Слона звали Махмудом. Абрахат собирался разрушить Каабу и потом уйти в Йемен. Когда направили слона в Мекку, Нуфайль ибн Хабиб поднялся и встал рядом со слоном. Он взял его за ухо и сказал: «Встань на колени, Махмуд, или возвращайся благополучно туда, откуда пришел. Ты находишься на священной земле Аллаха». Потом он отпустил ухо слона, и слон опустился на колени. Нуфайль ибн Хабиб быстро ушел в горы и стал подниматься в гору. Они стали бить слона, чтобы встал. Но слон отказался. Ударили слона по голове железным прутом, чтобы встал. Но слон отказался. Сунули ему палку с крюком в пах и пощекотали его, чтобы встал. Он отказался. А когда направили его в сторону Йемена, он встал и побежал. Направили его в сторону Сирии, он побежал так же.

Направили его на Восток, и он сделал то же самое. А когда обратно направили его к Мекке, снова опустился на колени. И послал Всевышний Аллах на них птиц с моря, похожих на ласточек и чаек. Каждая птица несла с собой три камня: один камень в клюве и два — в лапах размером с горошины и чечевицу. Как только попадал камень на кого-нибудь из них, то он тут же погибал. Но не всех их настигал.

И ушли они, падая мертвыми на всем пути. Они погибали повсюду, у каждого водопоя. Абрахат тоже был поражен болезнью. Они шли с ним, и тело его разлагалось по частям. Как только какая-нибудь его часть падала, то другая часть начинала гноиться и кровоточить. Они дошли с ним до Сана'а, и был он похож на общипанного цыпленка. Как утверждают, он умер, когда уже грудная клетка отошла от его сердца.

Когда Аллах послал Мухаммада, это было одной из его милостей для курайшитов в связи с пребыванием эфиопов на земле арабов. Всевышний Аллах сказал: «Ты разве не знаешь, что сделал твой Господь с владельцами слона? Разве не обратил он их козни против них самих? И послал Он на них птиц стаями, которые забрасывали их камнями из обожженной глины, и сделал их Он как нива, с которой собрали зерно»(105:1—5).

Далее рассказывает, что, когда Аллах повернул обратно эфиопов от Мекки и наказал их, арабы стали почитать курайшитов, говоря: «Они — люди Аллаха. Аллах их отстоял. Он избавил их от врагов». И сочинили они об этом стихи, в которых рассказывают, что сделал Аллах с эфиопами и как Он избавил курайшитов от их коварного замысла.

 

Сайф ибн Зу Иазан

 

Когда скончался Абрахат, над эфиопами в Йемене стал царствовать его сын Йаксум ибн Абрахат. Когда умер Йаксум ибн Абрахат, над Йеменом стал царствовать среди эфиопов его брат Масрук ибн Абрахат. Когда беда над жителями Йемена стала долговременной, тогда восстал Сайф ибн Зу Йазан аль-Химьяри. Его прозвище было Абу Мурра. Он пришел к царю — правителю византийцев — и рассказал ему о постигшей его народ беде. Абу Мурра попросил царя выгнать эфиопов из Йемена, стать их правителем, послать к ним кого-нибудь из византийцев. Царь отверг его предложение.

Сайф ибн Зу Йазан ушел от него и пришел к ан-Нугману ибн аль-Мунзиру, который был наместником персидского царя над Хирой и всеми принадлежащими ему землями Ирака. Он пожаловался ему на эфиопов. Ан-Нугман сказал: «Я каждый год езжу с визитом к персидскому царю. Ты подожди до этого времени!» Он так и сделал. Потом ан-Нугман взял его с собой и привел его к Хосрову. Хосров сидел в своем коронном зале. Корона его была похожа на огромную чашу весов. Как утверждают, она была отделана яхонтом, жемчугом, хризолитом в золоте и серебре и висела над головой на золотой цепи над троном. Его шея не могла выдержать тяжесть короны. Его сначала закрывали покрывалом, потом он садился на свой трон и просовывал голову в корону. Когда он усаживался на своем троне, с него снимали покрывало. Все люди, не видевшие его До того, увидев его в короне, падали ниц в знак повиновения. Когда Сайф ибн Зу Йазан вошел к нему, стал на колени и сказал: «О царь! Нашу страну захватили чужеземцы». Хосров его спросил: «Какие чужеземцы: эфиопы или синды?» Ответил: «Эфиопы. Я пришел к тебе просить у тебя помощи и чтобы моя страна была подвластна тебе». Хосров ответил: «Твоя страна далеко, и мало в ней добра. Я не могу ввергнуть персидское войско в землю арабов. У меня нет надобности для этого». Потом наградил его десятью тысячами полных дирхамов и велел набросить на его плечи парчовый халат. Сайф, получив подарки, вышел и стал раздавать все эти серебряные монеты людям. Это дошло до царя, который сказал: «У этого человека действительно есть достоинство».

Потом послал за ним и спросил: «Ты решил раздать подарок царя людям?» Сайф ответил: «А что я с этим сделаю? Горы моей земли, откуда я пришел, — золото и серебро». Так соблазнил Сайф царя богатством своей страны.

Хосров собрал своих советников и сказал им: «Что вы думаете по поводу этого человека и того, для чего он пришел?»

Один из них сказал: «О царь! В твоих тюрьмах есть смертники среди заключенных. Если ты пошлешь их с ним, то они погибнут, это то, что ты хотел, а если они победят, то твое достояние увеличится». И послал Хосров с ним этих заключенных.

Их было восемьсот человек, и поставил царь во главе их одного из них. Его звали Вахриз, и был он среди них старшим по возрасту и лучшим среди них по происхождению и достатку. Они вышли на восьми кораблях. Два корабля потонули. К берегам Адена подошли шесть кораблей. Сайф собрал всех, кого смог из своих соплеменников на подмогу Вахризу, и сказал ему: «Моя нога вместе с твоей ногой, пока все не помрем или все не победим». Вахриз ему сказал: «Это справедливо». И вышел к нему Масрук ибн Абрахат, царь Йемена и собрал против него свое войско. Вахриз послал к ним сына своего, чтобы повоевал с ними и проверил их боеспособность. Сын Вахриза был убит. Это усилило их злобу на них. Когда люди встали в ряды, Вахриз сказал: «Покажите мне их царя!» Ему сказали: «Ты видишь человека на слоне, завязавшего на голове свою корону, и между глазами его красный яхонт?» Ответил: «Да». Сказали: «Это их царь». Он сказал: «Оставьте его!» Стояли они долго. Потом он спросил: «На чем он?» Ответили: «Он пересел на мулицу». Вахриз сказал: «Мулица презренна, презрен и тот, кто сидит на ней. Я скину его. Если вы увидите, что его товарищи не двигаются, то стойте, пока я вас не кликну. Я могу не попасть в этого человека. Если увидите, что его люди повернулись и окружили его, — это значит, что я попал в него. Тогда нападайте на них». Потом он натянул тетиву своего лука. Как утверждают, никто, кроме него, не мог натянуть тетиву его лука. Он велел завязать свои брови лентой, чтобы они не мешали ему целиться. Потом он пустил стрелу, которая ударила по яхонту между глазами. Стрела вошла в его голову и вышла из затылка. Царь упал со своего верхового животного. Эфиопы повернулись и окружили его. И персы напали на них. Эфиопы были побеждены, уничтожены, разбежались в разные стороны. Вахриз готовился вступить в город Санаа. Подошел к воротам и сказал: «Мое знамя никогда не войдет склоненным. Ломайте ворота!» Ворота были разрушены, и въехал он, подняв прямо свое знамя.

Ибн Хишам сказал: «Это имел в виду Сатих, когда говорил: к нему примкнул Ирам ибн Зу Йазан, который вышел на них из Адена и не оставил никого из них в Йемене. Это имел в виду Шакк, говоря: «Юноша — не низкий и не унижает другого — вышел против них из дома Зу Йазан».

 

Конец власти персов над Йеменом

 

Ибн Исхак сказал: «Вахриз и персы обосновались в Йемене. Персы, проживающие сегодня в Йемене, являются потомками остатков этого персидского войска».

Ибн Хишам сказал: «Потом Вахриз умер, и Хосров назначил правителем Йемена своего сына Марзубана. Потом Марзубан умер. Тогда Хосров назначил правителем другого сына — Тайнуджана. Потом сместил его и назначил Базана. И он оставался правителем Йемена, пока Аллах не послал Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует».

До меня дошли слова аз-Зухри, который сказал: «Хосров написал Базану следующее: «Дошло до меня, что в Мекке появился некий человек из племени курайшитов, который утверждает, что он — Пророк. Так иди к нему и заставь его раскаяться. И пусть раскается. В противном случае пришли мне его голову».

Базан послал письмо Хосрова посланнику Аллаха. Посланник Аллаха написал ему: «Аллах обещал мне, что Хосров будет убит в такой-то день такого-то месяца». Когда письмо дошло до Базана, то он решил подождать и посмотреть, что произойдет. Он сказал: «Если он —пророк, то будет так, как он сказал». И по воле Аллаха Хосров действительно был убит в тот же день, который назвал Посланник Аллаха.

Когда об этом узнал Базан, то он направил к Пророку своих посланцев, сообщая о принятии ислама им и всеми персами, находящимися вместе с ним. Посланцы от персов сказали Пророку: «К кому мы относимся, о Посланник Аллаха?» Он ответил: «Вы относитесь к нам, почитателям Каабы».

Ибн Хишам сказал: Это — тот, кого имел в виду Сатих, говоря: «Чистый Пророк, к которому придет откровение от Всевышнего»; и тот, кого имел в виду Шакк, говоря: «Прекратится посланным Посланником, который принесет истину и справедливость в среду религиозных и уважаемых людей. Будет царем своего народа до дня разделения».

 

Потомки Низара ибн Ма'адда

 

Ибн Исхак сказал: «Потомков Низара ибн Ма'адда трое: Мудар ибн Низар, Раби'а ибн Низар, Анмар ибн Низар (Ибн Хишам сказал: «И Ияд ибн Низар»). Потомков Мударра ибн Низара двое мужчин: Ильяс и 'Айлан. Потомков Ильяса ибн Мударра трое: Мудрика, Табиха, Кама'а. Имя Мудрики — 'Амир, имя Табихи — 'Амр. Утверждают, что они однажды, когда пасли верблюдов, добыли на охоте дичь и стали ее варить.

И тут напали на их верблюдов и угнали. Тогда 'Амир спросил 'Амра: «Будешь догонять верблюдов или же будешь варить эту дичь?» Амр ответил: «Я буду варить». 'Амир догнал верблюдов и привел их обратно.

Когда они пришли к отцу, рассказали ему об этом. Он сказал 'Амиру: «Ты — Мудрика (погонщик)». И сказал 'Амру: «А ты Табиха (стряпуха)». А что касается Кама'а, то ученые, занимающиеся генеалогией Мудара, утверждают, что Хуза'а — потомок 'Амра ибн Лухаййи ибн Кама'а ибн Ильяса.

 

Рассказ об идолах арабов

 

Рассказал мне Мухаммад ибн Ибрахим ибн аль-Харис ат-Тайми, что Абу Салих ас-Самман говорил ему о том, что он услышал, как Абу Хурайра говорил: «Я слышал, как Посланник Аллаха говорил Аксаму ибн аль-Джауну аль-Хуза'и: «О Аксам! Я увидел 'Амра ибн Лухаййа ибн Кам'а в аду, который держал свою дудку в руке. Я не видел ни одного человека, который был бы более похож на него, чем ты, и более похожего на тебя, чем он».

Аксам спросил: «Может быть, его схожесть повредит мне, о Посланник Аллаха?» Посланник Аллаха ответил: «Нет. Ты — верующий, а он — неверный. Он был первым человеком, изменившим религию Исмаила и воздвигшим истуканов».

Рассказал Ибн Хишам: «Мне рассказали некоторые знающие люди, что 'Амр ибн Лухаййа вышел из Мекки и отправился в Сирию по своим некоторым делам. Когда он пришел в район Мааб, в земли аль-Балка, где в то время были 'амалики (это потомки Имлака; говорят: «'Имлик ибн Лауз ибн Сам ибн Нух»), увидел, что они поклоняются идолам, и сказал им: «Что это такое, которому, как я вижу, вы поклоняетесь?» Они ответили ему: «Это идолы, которым мы поклоняемся. Мы их молим о дожде, и они посылают нам дождь. Мы молим их о помощи, и они посылают нам помощь». Тогда он сказал им: «Вы не дадите мне какого-нибудь идола — я принесу его в землю арабов, и они станут поклоняться ему?» Ему дали идола по имени Хубаль. Он принес его в Мекку и поставил. Велел людям поклоняться ему и почитать его».

Ибн Исхак сказал: «Утверждают, что первыми стали поклоняться камням сыновья Исмаила. Никто из них не уходил из Мекки, когда им стало жить трудно, и не стали они искать свободные места в стране, не взяв с собой камень из Мекки в знак почитания Мекки. Где бы они ни останавливались, ставили его и кружились вокруг него, подобно тому, как они кружились вокруг Каабы. Таким образом, они дошли до того, что стали поклоняться каждому камню, который им понравится. И со временем они забыли, чему поклонялись раньше, сменив религию Ибрахима и Исмаила на другую. Стали поклоняться идолам и встали на путь заблуждения, подобно племенам, жившим до них. Оставалась лишь часть людей, продолжающие придерживаться завета Ибрахима: почитать Каабу, кружиться вокруг нее, совершать большое и малое паломничество в Мекку, стоять на горе Арафат и Муздалифе, совершать жертвоприношение, славить Бога, объявляя о начале большого и малого паломничества — хаджа, привнося в него нечто чуждое. Когда кинайнейцы и курайшиты славили Бога, говорили: «Вот я перед тобой, о Боже! Вот я перед тобой! Вот я перед тобой! Нет тебе ровни, кроме одного, которым ты владеешь, а он — нет». Они произносили слова о единобожии вместе со словами «Вот я перед тобой!» во время исполнения церемоний хаджа. Потом добавляли своих идолов, говоря о них как о творениях Бога.

Всевышний Аллах говорит: «Большинство из них верили в Аллаха не иначе, как присоединяя к Нему других богов»(12:106). То есть приносили клятву о единобожии не для признания моей истины, а для того, чтобы рядом со мной поставить ровню, которого я же и создал».

Жители каждого дома в дальнейшем стали держать в своих домах идола и поклоняться ему. Если кто-нибудь из них отправлялся в поездку, то он прикасался к нему перед тем, как сесть на верховое животное. Это было его последнее действие перед отправлением в путь. Когда возвращался из поездки, то снова прикасался к нему. И это было его первое действие, прежде чем войти к своим домочадцам.

Когда Аллах послал своего посланника Мухаммада с единобожием, курайшиты сказали: «Он ведь только одно божество. Это очень странно». Арабы в то время уже, помимо Каабы, имели и другие святые места. Это были храмы, которые почитали так же, как и Каабу. У них были служители и смотрители. Им приносили жертвы так же, как и Каабе, кружились вокруг них так же, как и вокруг Каабы. Возле них совершали обряд жертвоприношения. Арабы признавали превосходство Каабы над этими святынями, потому что знали, что Кааба — дом Ибрахима и его храм.

У курайшитов и кинанейцев был идол аль-Узза в местечке Нахла. Служителями и смотрителями его были сыновья Шайбана из рода Сулейма — союзников хашимитов. Идол Манат принадлежал родам аль-Аус и аль-Хазрадж, а также принявшим их религию жителям Иасриба, находился на берегу моря со стороны горы аль-Мушаллаль в Кудайде.

Ибн Хишам сказал: «Посланник Аллаха послал к этому идолу Абу Суфьяна ибн Харба, и он разрушил его». А по другой версии, он посылал не его, а Алия ибн Абу Талиба.

Идол Зу аль-Халаса принадлежал родам Даус, Хасам, Баджила и проживавшим в районе Табала арабам. Посланник Аллаха направил туда Джарира ибн Абдаллаха аль-Баджлия, и он разрушил его. Идол Фальс принадлежал роду Тайи и всем тем, кто находился рядом с ними на двух горах Тайи, то есть Сальма и Аджа.

Ибн Хишам сказал: «Мне рассказали некоторые знающие люди, что Посланник Аллаха направил туда Алия ибн Абу Талиба и он разрушил его. Он нашел в нем два меча, один из них назывался ар-Расуб, а другой — аль-Михзам. Принес он их Посланнику Аллаха, и подарил Пророк их Алию. Это так называемые два Меча Алия».

 

Продолжение родословной арабов

 

Ибн Исхак сказал: «От Мудрика ибн Ильяса родились двое мужчин: Хузайма и Хузейль. Хузайма ибн Мудрика произвел на свет четырех: Кинану, Асада, Асаду и аль-Хувна. От Кинаны ибн Кузаймы родились четверо: ан-Надр, Малик, Абд Манат и Милькан.

Ибн Хишам сказал: «Ан-Надру дали прозвище «курайш» и все его потомки стали прозываться курайшитами. А кто не является его потомком, то он не курайшит. (Говорят: «Фихр ибн Малик Курайш».) А кто является его потомком, то он — курайшит, а кто не является его потомком, то он не курайшит. Ан-Надр произвел насвет двух мужчин: Малика и Йахлуда (Ибн Хишам говорит: А также ас-Сальста»). Малик ибн ан-Надр произвел на свет Фихра.

От Фихра ибн Малика родились четыре человека: Галиб, Мухариб, аль-Харис и Асад (Ибн Хишам сказал: «И Джанада»). От Галиба ибн Фихра родились двое мужчин: Луай и Тайм (Ибн Хишам сказал: «А также Кайс ибн Галиб»). Луай н Галиб произвел на свет четырех человек: Ка'аба, 'Амира, Саму и 'Ауфа. Кааб ибн Луай произвел на свет троих: Мурру, Адия и Хасиса. Мурра произвел на свет трех человек: Килаба, Тайма и Йаказу. От Килаба родились двое мужчин: Кусай и Зухра. От Кусая ибн Килаба родились четверо мужчин и две женщины: Абд Манаф, Абд ад-Дар, Абд аль-Узза, Абд, Тахмур и Барра.

Ибн Хишам сказал: «Абд Манаф ибн Кусай произвел на свет четырех человек: Хашима, Абд Шамса, аль-Мутталиба —их мать Атика, дочь Мурры; а также Науфала, мать его, Вакида дочь Амра. Хашим ибн Абд Манаф произвел на свет четырех мужчин и пятерых женщин: Абд аль-Мутталиба, Асада, Абу Сайфия, Надлу, аш-Шифа, Халиду, Да'ифу, Рукийу, Хаййу».

 

Дети Абд аль-Мутталиба ибн Хашима

 

Ибн Хишам сказал: «Абд аль-Мутталиб ибн Хашим произвел на свет десять мужчин и шесть женщин: аль-Аббаса, Хамзу, Абдаллаха, Абу Талиба (имя его — Абд Манаф), аз-Зубейра, аль-Хариса, Хаджли, аль-Муккавима, Дирара, Абу Лахаба (имя его — Абд аль-Узза), Сафию, Умм Хаким аль-Байда, Атику, Умайму, Арву и Барру.

От Абдаллы ибн Абд аль-Мутталиба родился Посланник Аллаха — лучший из лучших сынов Адама — Мухаммад ибн Абдаллах ибн Абд аль-Мутталиб.

Его мать — Амина, дочь Вахба ибн Абд Манаф ибн Зухра ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр (ибн Кинана).

Ее мать — Барра, дочь Абд аль-Узза ибн 'Усман ибн Абд ар-Дар ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр.

Мать Барры — Умм Хабиб, дочь Асада ибн Абд аль-Узза ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр.

Мать Умм Хабиба — Барра, дочь Ауфа ибн Убейд ибн Увейдж ибн Адий ибн Кааб ибн Луай ибн Галиб ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр».

Ибн Хишам сказал: «Посланник Аллаха — самый благородный потомок Адама по знатности и самый лучший по происхождению со стороны отца и матери».

Копание источника Замзам

 

Рассказал нам Абу Мухаммад Абд аль-Малик ибн Хишам: «То, что рассказал нам Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Мухаммада ибн Исхака аль-Мутталиби, входит в число хадисов Посланника Аллаха. Он сказал: «Когда Абд аль-Мутталиб ибн Хашим спал в аль-Хиджре (в ограде Каабы), ему приснилось, что к нему пришли и приказали откопать Замзам. А это была засыпанная яма между идолами курайшитов Исаф и Наила, около алтаря, где курайшиты совершали обряд жертвоприношения. Его засыпали джурхумиты, когда уходили из Мекки. Это был колодец Исмаила сына Ибрахима, который дал ему Бог, чтобы напоить его, когда он замучился от жажды, будучи младенцем. Мать Исмаила хотела напоить его водой, но не нашла. Она встала на возвышенности ас-Сафа, обратилась к Богу с просьбой спасти Исмаила. Она пошла к горе аль-Марва и сделала то же самое. Всевышний Аллах послал Джебраила, да будет над ним мир, который ударил ногой по земле и забил фонтан. Мать Исмаила услышала голоса диких зверей и испугалась за своего сына. Она побежала к нему и обнаружила, что Исмаил двумя руками черпает воду из-под щеки и пьет. Она вскопала здесь маленький родничок».



<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
То, что требует свидетельство, что Мухаммад посланник Аллаха | 

Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 737 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.067 с.