Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


языковые и вне€зыковые аспекты перевода




¬ гл. I, в разделе, посв€щенном предмету теории перевода, отмечалось,
что в число компонентов переводческой де€тельности, моделируемой в
теории перевода, вход€т противопоставленные друг-другу €зыки, тексты,
культуры и ситуации. “аким образом, в процесс перевода вовлекаютс€
как €зыковые, так и вне€зыковые компоненты. ќднако вопрос о их
соотношении и о роли каждого из них еще не вполне €сен. ƒл€ того
чтобы попытатьс€ на него ответить, необходимо обратитьс€ к модел€м
перевода, в которых отражаютс€ наиболее существенные, с точки зрени€
теоретиков перевода, стороны этого процесса. ќдну из таких моделей
предложил в свое врем€ известный специалист в области теории перевода
ќ.  аде (√ƒ–) [Rade, 1968] (схема 2).



 


—хема 2

—огласно этой модели перевод распадаетс€ на три фазы: I.
 оммуникаци€ между отправителем (0) и переводчиком, выступающим
в функции получател€ (ѕ) исходного текста. II. —мена кода,
осуществл€ема€ переводчиком, выступающим в функции
перекодировщика (ѕ ). III.  оммуникаци€ между переводчиком,
выступающим в функции отправител€ (Oi) конечного текста, и
получателем этого текста (Ў).

¬ этой схеме обращаетс€ внимание на некоторые существенные
стороны перевода как коммуникативного акта. јкт перевода
действительно распадаетс€ на два взаимосв€занных коммуникативных
акта Ч коммуникацию между отправителем и переводчиком и
коммуникацию между переводчиком и получателем. ѕри этом
переводчик, будучи участником коммуникативного процесса,
попеременно выступает то в роли получател€, то в роли отправител€, и
эта смена ролей оказывает существенное вли€ние на процесс перевода.
ќднако в этой модели есть и определенные изъ€ны. ѕрежде всего, сам
процесс перевода здесь сведен к перекодированию (на узости этого
подхода мы останавливались выше).  роме того, весь этот процесс
здесь происходит как бы в вакууме. ќтсутствуют социокультурные и
другие экстралингвистические компоненты перевода. —уществуют
лишь два €зыковых кода, которыми пользуютс€ коммуниканты, кодиру€ и
декодиру€ соответствующие тексты.

Ётот пробел в известной мере восполн€етс€ в модели, разработанной
».». –евзиным и ¬.ё. –озенцвейгом [–евзин, –озенцвейг, 1963, 56Ч
64]. Ёта модель реализуетс€ в двух вариантах. ¬ первом варианте
переводчик, восприн€в некоторую речевую последовательность,
переходит к ситуации, рассматривает ее, а затем, полностью
абстрагиру€сь от сообщени€, которое было ему передано, и только име€
в виду данную ситуацию, сообщает о ней другому лицу. ¬торой процесс
€вл€етс€ вариантом первого, но в то же врем€ существенно отличаетс€ от
него. ќсновное отличие заключаетс€ в том, что он происходит без
непосредственного обращени€ к ситуации, имеющей место в
действительности. ѕереход от одной системы €зыка к другой
осуществл€етс€ через €зык-посредник, т.е. по данной системе
соответствий. ќбращение к действительности имело место лишь тогда,
когда создавалась эта система и когда, естественно, учитывались та
действительность и те ситуации, которые отражают соответствующие
категории в том и другом €зыке. ќднако такое обращение к
вне€зыковой действительности в данном случае €вл€етс€ фактом
прошлого, а не частью самого процесса перевода.

ѕроцесс, предусматривающий обращение к действительности, ».».
–евзин и ¬.ё. –озенцвейг называют интерпретацией, а процесс,
происход€щий без обращени€ к действительности, - переводом.


4 «ак. 311



» то и другое, по их мнению, имеет место в де€тельности
переводчиков. »нтерпретаци€ чаще всего встречаетс€ при переводе
художественной литературы, где ставитс€ задача воссоздани€
действительности, выраженной в подлиннике, а перевод (в указанном
смысле) четко прослеживаетс€ в де€тельности синхронных
переводчиков.

ƒостоинством предложенной ».». –евзиным и ¬.ё. –озенцвейгом
модели €вл€етс€ то, что в отличие от построений, ориентированных
исключительно на межъ€зыковые и межтекстовые отношени€, она
включает в рассмотрение и вне€зыковые факторы. ¬ частности,
получает известное отражение такой существенный компонент, как
отражаема€ в тексте (сообщении) вне€зыкова€ действительность.

¬месте с тем лежащее в основе этой модели разделение перевода на
два вида в зависимости от присутстви€ в них такого элемента, как
обращение к вне€зыковой действительности, представл€етс€
искусственным. Ќе€сен онтологический статус постулируемых авторами
категорий Ч перевода и интерпретации. —оответствуют ли они
реальным фактам переводческой де€тельности или представл€ют собой
конструкт исследовател€, абстрагированный от этих фактов? ѕозици€
авторов по этому вопросу не совсем €сна. “ак, с одной стороны, они
утверждают, что и перевод и интерпретаци€ реально встречаютс€ в
де€тельности переводчика (интерпретаци€ Ч преимущественно в
художественном переводе, а перевод Ч в синхронном), а с другой Ч
допускают, что охарактеризованные ими пон€ти€ в чистом виде вр€д ли
встречаютс€ на практике.

ƒумаетс€, что и перевод и интерпретаци€ в указанном выше смысле
могут существовать лишь как конструкты, но не как реальные операции
перевода. ¬ самом деле, представление о переводе как о порождении
текста по заданным соответстви€м без обращени€ к действительности
или к предшествующему опыту €вно идет вразрез со всем, что известно
о реальных процессах обычного (немашинного) перевода, в том числе
синхронного, где обращение к действительности также €вл€етс€
неотъемлемой частью коммуникативного процесса. Ќедаром в
специальных исследовани€х, посв€щенных синхронному переводу,
отмечаетс€, что дл€ того, "чтобы иметь возможность вести
динамический кумул€тивный анализ поступающего текста, синхронист
должен понимать поступающее сообщение, а в основе понимани€, по
выражению Ќ.». ∆инкина, должны лежать предшествующие тексты
или соответственно предметные знани€" [„ернов, 1978, 191]. —р. также
верное замечание ƒ. —елескович о том, что синхронный перевод без
уровн€ знани€, необходимого переводчику дл€ понимани€ текста,
обладает весьма сомнительной пользой [Seleskovitch, 1968,116Ч117].

— другой стороны, интерпретаци€ также едва ли возможна в чистом
виде. ¬ самом деле, обраща€сь к действительности, отражаемой в тексте,
переводчик не может абстрагироватьс€ от исходного сообщени€. Ќа
наш взгл€д, ориентаци€ на оригинал и рассмотрение сто€щей за ним
ситуации образуют единое, неразрывное целое.


и в этом, в частности, про€вл€етс€ соотношение его €зыковых и
вне€зыковых аспектов.

ƒумаетс€, что разграничение перевода и интерпретации обусловлено
не столько спецификой различных видов "естественного " (т.е.
немашинного) перевода, сколько противопоставлением машинного
перевода переводу немашинному, выполн€емому человеком. ¬ самом
деле, ».». –евзин и ¬.ё. –озенцвейг отмечают, что, определив перевод
как процесс, детерминированный лишь системой межъ€зыковых
соответствий, они фактически определили его как такой процесс,
который может быть полностью формализован, а интерпретацию Ч
как такой процесс, формализаци€ которого на современном уровне
наших знаний о €зыке не представл€етс€ возможной. ќтсюда следует,
что сама граница между переводом и интерпретацией подвижна и
зависит от уровн€ формализации €зыка.

ѕопытаемс€ построить схему процесса перевода с учетом его
€зыковых и вне€зыковых аспектов. «а основу можно вз€ть
разработанную в свое врем€ ё. Ќайдой модель "динамической
эквивалентности", построенную на сопоставлении двух процессов: 1)
порождени€ и воспри€ти€ исходного текста и 2) порождени€ и
воспри€ти€ текста перевода. ¬ схеме ё. Ќайды (схема 3) отправитель
исходного текста (O1) формирует исходный текст (T1),
воспринимаемый исходным получателем (ѕ1). ѕереводчик, выступа€ в
первичном коммуникативном акте в качестве получател€ (ѕ2√№),
воспринимает исходный текст (T1), а затем создает вторичный текст
(“2), воспринимаемый получателем (ѕ3).  лючевым пон€тием этой
модели €вл€етс€ пон€тие динамической эквивалентности, понимаемой
как соответствие воспри€ти€ текста (“2) ино€зычным получателем
воспри€тию исходного текста (“1) первичным получателем [Nida,
Taber, 1969].

ѕо-видимому, схему следует дополнить такими компонентами, как
исходный €зык (я1) и €зык перевода (я2), исходна€ культура (K1) и
культура получател€ перевода ( 2). «атем следует ввести в схему


существенное дл€ процесса перевода ситуативное измерение.  огда мы
говорим об отношении перевода к ситуации, то порой употребл€ем
термин "ситуаци€" в разных значени€х. ¬ самом деле, необходимо
различать предметную ситуацию (ѕ—), получающую отражение в тексте,
и коммуникативную ситуацию ( —). Ѕолее того, коммуникативна€
ситуаци€ присутствует в нашей схеме в следующих реализаци€х: 1)
первична€ коммуникативна€ ситуаци€ (KC1), участниками которой
€вл€ютс€ отправитель исходного текста (O1), получатель этого текста
(ѕ1) и другой получатель-переводчик (ѕ2), и 2) вторична€
коммуникативна€ ситуаци€ (KC2), в которой участвуют переводчик в
роли отправител€ (ќ2) и ино€зычный получатель (ѕ3).

“аким образом, мы расширили схему ё. Ќайды, включив в нее, с
одной стороны, контактирующие в акте перевода €зыки (я1 и я2), а с
другой Ч такие вне€зыковые компоненты, как две культуры (K1 и  2),
две предметные ситуации (IIC1 и ѕ—2) и две коммуникативные ситуации
(KC1 и  —2).

—казанное выше о роли вне€зыковых факторов в переводе ни в коей
мере не следует понимать как попытку принизить роль €зыка в
переводческой де€тельности. “от факт, что перевод €вл€етс€ речевой
де€тельностью, сам по себе предопредел€ет центральную роль €зыка в
процессе перевода. »менно €зык €вл€етс€ той первичной моделирующей
системой, котора€ детерминирует перевод. ¬торичными моделирующими
системами в процессе перевода €вл€ютс€ различные системы культуры,
которых мы частично касались в гл. I в разделе "“еори€ перевода и
социолингвистика", в св€зи с проблемой нормы перевода. –оль
культурного фактора про€вл€етс€ в той или иной мере во всех жанрах и
разновидност€х перевода, но, пожалуй, €рче всего в художественном
переводе.  ак отмечает в книге, посв€щенной художественному
переводу, ј. ѕопович, противоречие между оригиналом и переводом
усиливаетс€, в частности, благодар€ различию между двум€ культурами
Ч культурой отправител€ и культурой воспринимающей среды.
—толкновение двух культур при переводе происходит и на
коммуникативном уровне, и на уровне текста. “ак, элементы
двойственности (с точки зрени€ культурной принадлежности) нередко
обнаруживаютс€ в конечном тексте перевода, при создании которого
порой имеет место смешение культурных традиций, или то, что
называетс€ в семиотике "креолизацией" текстов [ѕопович, 1980, 130Ч
132].

ѕроиллюстрируем это €вление следующим переводом отрывка из
баллады Ѕернса "ƒжон ячменное «ерно":

John Barleycorn was a hero bold, јх, ƒжон ячменное «ерно!

Of noble enterprise. “ы чудо-молодец!

For if you do but taste his blood, ѕогиб ты сам, но кровь тво€ Ч

'Twill make your courage rise. ”слада дл€ сердец.

'Twill make a man forget his woe;  ак раз заснет зме€-печаль,

'Twill heighten all his joy: ¬се будет трын-трава.

'Twill make the widow's heart to sing, ќтрет слезу свою бедн€к

Tho' the tear were in her eye. ѕойдет пл€сать вдова.


¬ этом переводе, принадлежащем перу ћ. ћихайлова, удачно передан
жизнеутверждающий пафос поэзии Ѕернса, своеобразие ее формы.
ќднако, стрем€сь передать ее народные истоки, переводчик привносит в
текст элементы русификации (чудо-молодец, трын-трава, зме€-печаль). ¬
данном случае более сильным оказалось воздействие культуры
воспринимающей среды.

—толь же заметно наблюдающеес€ в других случа€х преобладание
культуры оригинала ("экзотизм"). Ёту тенденцию в ее крайнем
воплощении в свое врем€ подверг резкой критике ».  ашкин:
"Ќациональна€ форма передаетс€ не искажением €зыка, на который
переводитс€ данное художественное произведение, не прилаживанием этого
€зыка к чужим грамматическим нормам, не гримировкой, костюмерией и
бутафорией" под местный колорит [ ашкин, 1977, 391].

—оприкосновение двух культур в процессе художественного перевода
находит свое про€вление, в частности, во взаимодействии двух
литературных традиций. Ёто взаимодействие характеризуетс€
"креолизацией" текстов с преобладанием либо литературных традиций
оригинала (в таких случа€х переводы порой создают новую литературную
традицию в культуре воспринимающей перевод среды), либо
литературных традиций воспринимающей перевод среды. —оотношение этих
двух противоборствующих тенденций иллюстрирует  .». „уковский
следующими примерами переводов "ѕлача ярославны" из "—лова о
полку »гореве":

(1)  ак в глухом бору зегзицын €рославнин глас
–ано слышитс€ в ѕутивле на градской стене,
ѕолечу Ч рече Ч зегзицей к ƒону синему,
ќмочу рукав бобр€ный во  а€ле €,
ќботру кровавы раны кн€зю на теле.

(2) Ќе в роще горлица воркует,

—воим покинута дружком.
 н€гин€ юна€ горюет
ќ кн€зе »горе своем...
јх, € вспорхну и вдоль ƒуна€
—трелой пернатой полечу.

(3) —лышен плач ярославны, пустынной кукушкой с утра

 личет она: полечу, говорит, по ƒунаю кукушкой,
ћой бобровый рукав омочу во ка€льские воды.

¬ первом примере из противоборства двух традиций победителем €вно
выходит традици€ оригинала. ¬о втором примере эпоха романтизма
родила перевод, охарактеризованный  .». „уковским как "чувствительный
романс дл€ клавесина". Ќаконец, третий перевод, созданный в эпоху
увлечени€ √омером (вскоре после по€влени€ перевода "»лиады",
принадлежащего перу √недича), характеризуетс€ сильным вли€нием вновь
усвоенной классической традиции. ѕо ироническому выражению  .».
„уковского, "ярославна вынуждена была плакать гексаметром" [„уковский,
1936, 110Ч111].

”читыва€ взаимодействие €зыковых и вне€зыковых факторов,
характерное дл€ художественного перевода, ј. ѕопович строит
коммуникативную модель (схема 4).


ѕервична€ ¬торична€

коммуникативна€ коммуникативна€

ситуаци€ ситуаци€

—хема 4

ј1 Ч автор оригинала, T1 Ч текст оригинала, /71 Ч получатель оригинала (переводчик), “р1 Ч
литературна€ традици€1, –1 Ч реальность. ј2 Ч автор перевода (переводчик), “2 Ч текст перевода; ѕ2 -
получатель перевода, “р2 Ч литературна€ традици€2; –2 Ч реальность '"

—хема, предложенна€ ј. ѕоповичем, дополн€ет и уточн€ет предложенную
нами выше схему перевода как коммуникативного акта применительно к
художественному переводу. «десь переводчик, учитыва€ авторские
инструкции создател€ оригинала, реализованные в исходном тексте,
одновременно с директивами "внутреннего" читател€ подлинника, открывает
новую коммуникативную цель, дума€ при этом о предполагаемом читателе
перевода. ¬ коммуникативных цел€х сопоставл€ютс€ коммуникативные
ситуации обоих получателей. ѕереводческий процесс представл€ет собой
итоговое сопоставление двух текстов, двух литературных традиций, двух
создателей текстов и двух получателей.

ѕо мнению ј. ѕоповича, приведенна€ выше коммуникативна€ модель
позвол€ет дополнить традиционные исследовани€ перевода трем€
направлени€ми: I) отношением между автором и переводчиком с точки
зрени€ их позиций в коммуникативном процессе и выбора литературной
стратегии; 2) отличие перевода от оригинала в построении текста с точки
зрени€ их жанрово-стилистических характеристик; 3) ситуаци€
получателей оригинала и перевода (имеетс€ в виду, в частности,
раздел€юща€ их пространственна€ и временна€ дистанци€ и ее
последстви€ дл€ переводческой коммуникации) [ѕопович, 1980, 52-53].

¬ернемс€ к приведенной нами выше коммуникативной модели перевода.
ќдним из компонентов ее €вл€етс€ предметна€ ситуаци€ (ѕ—),
представленна€ в модели в виде предметной ситуации первичной
коммуникации (ѕ—1) и предметной ситуации вторичной коммуникации
(ѕ—2). ѕо сути дела, речь идет об одной и той же вне€зыковой ситуации,
отражаемой в разных текстах. ¬месте с тем, как будет показано ниже, одна
и та же ситуаци€, участву€ в различных коммуникативных актах и будучи
воплощенной в текстах, функционирующих в разной €зыковой и
культурной среде, может быть представлена разными чертами.
—итуативные признаки, релевантные в одной коммуникативной ситуации,
могут быть нерелевантными в другой. —м. подробнее в нашей работе,
где эти вопросы освещаютс€ в св€зи с ситуативной моделью перевода
[Ўвейцер, 1973].

јнализ предметной ситуации, лежащей в основе текста, €вл€етс€, как
отмечалось выше, неотъемлемой частью первого этапа перевода Ч


интерпретации исходного текста. ѕри этом далеко не вс€ необходима€
переводчику информаци€ передаетс€ непосредственно €зыковыми
знаками. ѕо лом у фоновые знани€ переводчика, его знакомство с
описываемой в тексте реальной ситуацией €вл€ютс€ важнейшими
элементами переводческой компетенции. ¬ тех случа€х, когда та или
ина€ последовательность €зыковых знаков не поддаетс€ однозначной
интерпретации, лишь на основе фоновых знаний и жизненного опыта
переводчика можно строить правильные пресуппозиции и импликации дл€
адекватной интерпретации текста.

јнализ переводов свидетельствует о том, что в основе многих
переводческих ошибок лежат неверные пресуппозиции и импликации,
проистекающие от дефицита фоновых знаний. –ассмотрим в качестве
примера следующий перевод отрывка из пьесы Ѕ. Ўоу "ƒом, где
разбиваютс€ сердца":

L a d y U t t e r w o r d....Randall: how dare you?..
R a n d a l l. How dare I what? I am not doing anything.
L a d y U t t e r w o r d. Who told you I was here?

R a n d a l l H a s t i n g s. You had just left when I called on you at
Claridge's; so I followed you down here.

"Ћеди Ё г т е р у о р д. –энделл, как мы осмелились?

– э н д е л л.  ак € осмелилс€ Ч что именно? я ничего не сделал.

Ћ е д и Ё т т е р у о р д.  то вам сказал, что € здесь?

– э нд елл √астингс. я был у  лариджей и узнал, что вы только что

уехали".

¬ русском переводе неправильно передана фраза when I called on you
at Claridge's. ѕереводчик €вно исходил из неверной пресуппозиции,
согласно которой  лариджи Ч друзь€ или знакомые леди Ёттеруорд, у
которых –энделл рассчитывал ее встретить. Ќа самом же деле Claridge's
Ч название фешенебельного отел€ в Ћондоне, где останавливалась леди
Ёттеруорд. ѕричина ошибки переводчика Ч отсутствие фоновых
знаний, необходимых дл€ интерпретации текста. ѕопутно отметим, что
в данном случае верси€ переводчика не подтверждаетс€ и €зыковыми
маркерами: если бы речь шла о знакомой семье, то в тексте было бы at
the Claridges'.

„асто в основе ошибки лежит незнание реалий другой культуры:... I
thought it was an obsolete phrase, something one saw in print in - er -funny
papers but never heard (Hemingway). ќпытна€ переводчица E.
 алашникова перевела эту фразу из романа "»меть и не иметь"
следующим образом: "я полагал, что это коллоквиальный оборот, из
числа тех, которые не употребл€ютс€ в... э-э литературной речи". Ќа
самом деле фраза означает: "я думал, что это устарелый оборот,
который можно еще встретить в литературе, в... э-э комиксах, но уже не
услышишь". ѕричина искажени€ смысла Ч в незнании реалии funny
papers.

¬ других случа€х €зыковое выражение само по себе допускает
различную интерпретацию. ¬ статье "„то нужно знать переводчику?"
Ћ.—. Ѕархударов привел пример неверной интерпретации такого рода
выражени€ из перевода на русский €зык повести амери-
55


канской писательницы ’арпер Ћи "”бить пересмешника": Reconst-
ruction rule and economic ruin forced the town to grow Ч "... но закон о
восстановлении ёга и крах экономики все же заставили город расти"
[Ѕархударов, 1978, 18]. ¬ этом примере словосочетание reconstruction
rule само по себе может означать правило реконструкции. Ќа этом
основании переводчики стро€т пресуппозицию о существовании некоего
закона о восстановлении ёга, стимулировавшего его экономическое
развитие после гражданской войны в —Ўј. ќднако более детальное
знакомство с историей —Ўј дало бы им ключ к правильной
интерпретации смысла. Ќа самом деле речь шла о так называемом
периоде реконструкции, т.е. о реорганизации южных штатов с целью их
воссоединени€ с северными штатами в рамках единого государства
(1865Ч1877).

ѕодытожива€ сказанное о роли фоновых знаний и правильного
осмыслени€ предметной ситуации в процессе перевода, приведем слова
Ћ.—. Ѕархударова из цитированной выше статьи: Ђјнглийска€
поговорка гласит: Even Homer nods sometimes. Ќо этих "nods", то есть
промахов, было бы меньше или вообще не было бы, если бы
переводчики всюду и везде соблюдали неуклонное условие:
необходимо осмысление лежащей за текстом реальной ситуации,
знание самой действительности, о которой идет речь в переводимом
тексте. Ѕез такого знани€ не может быть правильно пон€та человеческа€
речь вообще, тем более без него немыслим никакой перевод, будь то
перевод специальный или общий, научно-технический, политический или
художественный. » это должен непременно знать и помнить любой
переводчикї [Ѕархударов, 1978, 22]. Ёто, добавим мы, служит еще
одним доказательством нереальности допущени€ о возможности
перевода без обращени€ к реальной действительности.

Ќам остаетс€ рассмотреть еще один компонент приведенной выше
схемы перевода Ч коммуникативную ситуацию.  ак отмечалось выше,
процесс перевода протекает в двух коммуникативных ситуаци€х Ч в
ситуации первичной коммуникации, в которой переводчик участвует в
качестве получател€, и в ситуации вторичной коммуникации
(метакоммуникации), в которой переводчик участвует в качестве
отправител€ Ч создател€ вторичного текста. √овор€ о первой ситуации,
следует отметить, что роль переводчика в ней отличаетс€ от роли
обычного реципиента. ¬ самом деле, если роль последнего сводитс€ к
осмыслению текста с позиций одного и того же €зыка и одной и той же
культуры, то роль переводчика во многом предопредел€етс€ его
дву€зычным и двухкультурным статусом. ¬оспринима€ текст, он не
только истолковывает его содержание и коммуникативную интенцию
отправител€, но и смотрит на него глазами носител€ другого €зыка и
другой культуры. –ечь идет еще не об адаптации текста к конечному
адресату Ч эта задача решаетс€ в рамках вторичной ситуации. Ќо уже
на этом первом этапе переводчик как бы "пример€ет" текст к
ино€зычному получателю, мысленно выдел€ет в нем фрагменты,
наиболее сложные с точки зрени€ их транспозиции в другой €зык и в
другую культуру, в частности те элементы лежащей за текстом
предметной ситуации, которые


представл€ют собой лакуны в фоновых знани€х получател€. ѕри этом
особое внимание обращаетс€ на те компоненты смысла текста, которые
играют особо важную роль в определении стратегии перевода, например
его функциональные доминанты.

≈сть основани€ предполагать, что элементы сопоставлени€
присутствуют уже на стадии воспри€ти€ исходного текста, поскольку
речь идет не просто о воспри€тии текста как таковом (скажем, дл€
восполнени€ пробела в собственных знани€х или ради эстетического
удовольстви€), а о воспри€тии, нацеленном на перевод. ѕорой это
первичное воспри€тие сопровождаетс€ некоторыми "черновыми
заготовками", например фиксированием ино€зычных соответствий
отдельным единицам исходного текста. Ёто особенно €рко про€вл€етс€
в услови€х дефицита времени, в частности при устном последовательном
переводе, о чем часто свидетельствуют записи переводчиков. “ак, во
врем€ последовательного перевода переводчики ведут сокращенную
запись выступлени€ на €зыке говор€щего, но при этом в ней встречаютс€
вкраплени€ на €зыке перевода. Ёто заранее подготовленные варианты
перевода отдельных терминов, идиоматических выражений и др. “аким
образом, стади€ воспри€ти€ исходного текста Ч это одновременно и стади€
"предперевода".

—ледующа€ стади€ св€зана с участием переводчика в акте вторичной
коммуникации в качестве отправител€ (источника) вторичного текста.
Ётот процесс, который многие считают собственно переводом,
детерминируетс€ множеством переменных величин. ѕрежде всего, к ним
относ€тс€ нормы €зыка перевода, и в первую очередь его функционально-
стилистические нормы, определ€ющие правила построени€ текстов данного
жанра. “ак, в приведенной выше типологической схеме, предложенной
ё.¬. ¬анниковым, различаютс€ тексты с жесткой и м€гкой структурой.
—уществует пр€ма€ зависимость между жесткой структурой текста и
жесткой детерминацией переводческого выбора.

ѕримером такой детерминации может служить перевод патента,
технико-правового документа, €зык которого представл€ет собой сферу
перекрещивани€ научно-технической прозы и официально-делового стил€.
—трога€ регламентированность находит свое выражение в композиционной
структуре патента. —р. такие разделы, как јннотаци€ Ч Abstract of the
Disclosure, ќбзор существующего уровн€ техники Ч Description of the
Prior Art, –езюме изобретени€ Ч Summary of the Invention, ѕодробное
описание изобретени€ Ч Detailed Description, ‘ормула изобретени€ Ч
Claims и др. ¬ариативность выбора становитс€ минимальной, а порой
нулевой при переводе устойчивых формул патента. —р. следующие
примеры: We, Babcock & Wilcox Ltd., a British Company, of Babcock
House, 209-225 Euston, N.W. l, England, do hereby declare the invention,
for which we pray that a patent may be granted to us, and the method by
which it is to be performed, to be particularly described in and by the following
Statement 'ћы, британска€ фирма "Ѕабкок энд ¬илкокс Ћтд." (јнгли€,
Ћондон 1-й сев.-зап. район, ёстон –оуд, 209Ч225), насто€щим за€вл€ем
изобретение, на которое просим выдать нам патент, и


способ, с помощью которого оно осуществл€етс€, подробно
изложенный в нижеследующем описании'.

We claim:... (американский вариант)

What is daimed is: (британский вариант) '‘ормула изобретени€'
[ лимзо, 1976].

ƒругим детерминантом выбора €вл€етс€ установка на получател€, на
его фоновые знани€, социально-психологические характеристики и
культурную среду. Ётот вопрос будет подробно рассмотрен в гл. V,
посв€щенной прагматическим проблемам перевода. ѕока мы
ограничимс€ ссылкой на то, что переводчик стоит перед сложной
задачей Ч преодолеть противоречи€, вызванные установкой
первичного и вторичного текстов на разных получателей. ¬ этой св€зи
встает вопрос о временной и культурной дистанции, раздел€ющей
первичную и вторичную коммуникативные ситуации.

¬опрос о том, как следует передавать в переводе исторический
колорит, не получил однозначного решени€. ќдним из способов
передачи этой дистанции €вл€етс€ выбор в качестве ориентира
произведений отечественной литературы, также отделенных от нас
временной дистанцией. ѕо свидетельству ¬. –оссельса, наши
переводчики, перевод€ зарубежную литературу, начина€ с середины
прошлого века и вплоть до раннего европейского ¬озрождени€,
нередко берут за образец русскую прозу от  арамзина до ѕушкина: их
привлекают прежде всего старинные речени€, которые, сохран€€ колорит
старины, вместе с тем без каких-либо подстрочных примечаний
пон€тны современному читателю [–оссельс, 1967, 28].

¬от один из приводимых ¬. –оссельсом примеров: "я любил вас
долго, и вот, наконец, вынужден разлучитьс€ с вами, чье жестокосердие
не припишу € недостатку вежества, но одному токмо злосчастию. — мен€
же довольно того, что умираю в верности, хот€ и не мог жить в
милости, и не сильнее жаждал € начала своей любви, чем ныне жажду
конца своей жизни" ("Ёвфуэс" в переводе Ѕ. ярхо). ¬ таких переводах
прослеживаютс€ черты €вного сходства с €зыком русских авторов
начала XIX в., в особенности в лексике и фразеологии. “акие приметы
прошлого, используемые переводчиками в цел€х передачи старинного
колорита, ¬. –оссельс называет "патиной".

Ќо единственный ли это способ создать ощущение временной
дистанции? ¬. –оссельс отвечает на этот вопрос отрицательно. Ѕолее
того, по его мнению, ориентаци€ на русскую классическую литературу
при переводе зарубежной классики сопр€жена с известным риском:
Ђ¬едь при малейшем, так сказать, Дпережиме" ћопассан может в целом
оказатьс€ русской вариацией „ехова, шиллеровский ‘ердинанд
заговорит, как јрбенин, а ћольер и впр€мь обернетс€ французским
√рибоедовымї [–оссельс, 1967, 29]. “ак проблема исторического
колорита оказываетс€ тесно св€занной с проблемой национального
колорита. ¬ыход из положени€ ¬. –оссельс видит в том, чтобы при
переводе классиков опиратьс€ на современный русский €зык, на
достижени€ нынешнего этапа развити€ русской литературы, при этом,
разумеетс€, избега€ €вных модернизмов.

Ёта точка зрени€ находит подтверждение у ». Ћевого, ссылающе-
58


гос€ на "ƒон  ихота" —ервантеса, написанного "€зыком нейтральным, дл€
современного ему читател€ исторически и национально не окрашенным,
дл€ того времени совершенно лишенным архаичности. Ћогично и переводить
его в целом неокрашенным чистым €зыком" [Ћевый, 1974, 128]. ƒело в
том, что, когда переводчик переводит классическое произведение
намеренно архаизированным €зыком, архаичный €зык становитс€
элементом художественной формы, приобрета€ содержательность, чуждую
авторскому замыслу.

ѕопытка передать исторический колорит подлинника иногда приводит
к привнесению чуждых исходной культуре ассоциаций. “ак, перевод€
"ќзорные рассказы" (Contes drolatiques) Ѕальзака, ‘. —оллогуб передал
используемые автором в цел€х исторической стилизации французские
архаизмы их слав€нскими эквивалентами (зело, лепый и т.д.), которые
ассоциируютс€ в сознании читател€ не с французской, а с русской стариной
[—оболев, 1950].

¬ интересной книге "Ќепереводимое в переводе" болгарские
переводчики и теоретики художественного перевода —. ¬лахов и —. ‘лорин
подвергают тонкому анализу переводческие ошибки, св€занные с неверной
передачей национального и исторического колорита. Ёти ошибки
про€вл€ютс€ в "аналоцизмах" и анахронизмах Ч реали€х,
несовместимых с местной и временной обстановкой оригинального
произведени€. ѕоучительны приводимые ими примеры. Ќапример, в
переводе на болгарский €зык название рассказа „ехова "—вирель"
передано как " авал" (болгарский народный инструмент). “ак в текст
чеховского рассказа вводитс€ €рка€ болгарска€ реали€. ¬ болгарском
переводе романа Ч биографии Ўекспира ( . Haemmerling. Der Mann, der
Shakespeare) несколько раз употребл€етс€ слово гильотина (например,
"Ёссекс медленно подн€лс€ по ступенькам к гильотине"), хот€ √ийотен,
чьим именем было названо это орудие казни, жил чуть ли не 200 лет
спуст€ после описываемых в романе событий [¬лахов, ‘лорин, 1980,
116Ч123].

–оль переводчика в процессе вторичной коммуникации не сводитс€ к
переадресовке текста другому реципиенту. ќдновременно он выступает и в
роли выразител€ коммуникативной интенции. Ќо можно ли считать, что
коммуникативна€ интенци€ отправител€ первичного текста всегда
абсолютно тождественна коммуникативной интенции переводчика?

—охран€€ художественное своеобразие и историческую достоверность
подлинника, переводчик, по словам ».ј.  ашкина, не может отказатьс€ от
своего права "в просвещении стать с веком наравне", права прочесть
подлинник глазами нашего современника, права на современное
отношение к образу. ѕри этом он не может не выбирать то основное и
прогрессивное, что делает классическое произведение значительным и
актуальным не только дл€ своего времени, что оправдывает обращение к
нему переводчика. "–еалистический перевод, Ч писал он, Ч предполагает
тро€кую, но единую по" существу верность: верность подлиннику, верность
действительности, верность читателю" [ ашкин, 1977, 482].

ѕрочтение оригинала с позиций реципиента, выделение в нем того,


что, по мнению переводчика, наиболее актуально дл€ современного
читател€, ориентаци€ текста на его ино€зычного реципиента Ч все это
наслаиваетс€ на изначальную коммуникативную интенцию отправител€ и
модифицирует ее в процессе перевода. ќтсюда следует, что цель
перевода в принципе может быть не вполне тождественной цели
оригинала.

ярким примером такого отношени€ к оригиналу служат переводы —.
ћаршака, который, по словам ё.ƒ. Ћевина, при всей внутренней
близости Ѕернсу оставалс€ верным собственному поэтическому темпераменту
и нередко "высветлил" бернсовские образы и эмоции, делал их более
четкими и определенными, см€гчал и "облагораживал" резкость и грубость
Ѕернса [Ћевин, 1982, 556].

—итуаци€ еще более усложн€етс€ в тех случа€х, когда один и тот же текст
переводитс€ с разными цел€ми и дл€ разной аудитории. ярким примером
могут служить два перевода "ќтелло" Ч Ѕ. ѕастернака и ћ. ћорозова.
ѕеревод ѕастернака предназначен дл€ чтени€ и дл€ театра. ќн адресован
читател€м и зрител€м и призван произвести определенное эмоциональное
и эстетическое воздействие. ѕрозаический перевод ћ. ћорозова
предназначен дл€ актеров и режиссеров. ≈го главна€ задача состоит в том,
чтобы с максимальной точностью и полнотой донести до читател€
смысловое содержание шекспировской трагедии, что не всегда возможно в
поэтическом переводе. —р. заключительные строки трагедии в переводе ћ.
ћорозова:

ќ Spartan dog!
ћоrе feil,than anguish, hunger or the sea,
Look on the tragic loading of the bed;
This is thy work; the object poisons sight;
Let it be hid. Gratiano, keep the house,
And seize upon the fortunes of the Moor,
For they succeed on you. “о you, lord governor,
Remains the censure of this hellish villain,
The time, the place, the torture; O! enforce it.
Myself will straight aboard, and to the state
This heavy act with heavy heart relate.

ќ, спартанский пес, более свирепый, чем страдание, голод и море! ¬згл€ни на
трагический груз этой постели: это тво€ работа. ¬ид этого отравл€ет зрение, пусть это
будет скрыто. √рациано, храните дом и примите все состо€ние мавра, ибо оно переходит
к вам по наследству. ¬ам же, господин правитель, остаетс€ вынести приговор этому адскому
злодею и назначить врем€, место и самый род мучительной казни. ќ, осуществите ее со всей
строгостью! я же немедленно отправлюсь в ¬енецию и с т€жким сердцем донесу дожу и
сенату об этом т€жком событии Ч » ¬ переводе Ѕ. ѕастернака:
—партанска€ собака,

„то бур€, мор и голод пред тобой?

¬згл€ни на страшный груз постели этой.

“во€ работа. —илы нет смотреть.

”кройте их. «аймите дом, √раць€но,

¬ступите во владенье всем добром,

ќставшимс€ от мавра. ¬ы Ч наследник.

¬ам, господин правитель, отдаю

—удить злоде€. ¬ыберите кару

Ќазначьте день и совершите казнь.

ј € про эту горькую утрату

— т€желым сердцем доложу —енату.


¬ данном случае оценка каждого перевода должна исходить из той
цели, которую поставил перед собой переводчик, из его
коммуникативной интенции. ѕеревод ћ. ћорозова €вно полнее отражает
смысловое содержание подлинника, а перевод Ѕ. ѕастернака Ч его
экспрессивную и художественно-эстетическую сторону. ѕрав Ћ.Ќ. —оболев,
отмеча€, что судить о достоинствах этих переводов следует по разным
критери€м, разница между которыми Ђвызвана тем, что один переводчик,
ћорозов, поставил себе целью дать в переводе научно обоснованную
интерпретацию Дќтелло" на русском €зыке, а другой, ѕастернак, дал
художественный перевод Дќтелло"ї [—оболев, 1950, 144Ч145]. ќчевидно,
было бы неверно считать один из этих текстов переводом, а другой Ч
непереводом. ѕеред нами два перевода, отвечающие разным
коммуникативным установкам, акцентирующие различные стороны
оригинала.

—казанное выше о роли €зыковых и вне€зыковых детерминантов
процесса перевода самым непосредственным образом св€зано с так
называемыми парадоксами перевода, которых мы частично касались в гл.
I в разделе "“еори€ перевода и социолингвистика" в св€зи с социальной
нормой перевода. ѕосмотрим, как эти "парадоксы" детерминируют
перевод. ƒело в том, что многие из детерминантов перевода действуют
не в одном и то м же, а в противоположном нап равлении.

Ќачнем с €зыковых компонентов этого процесса. — ними св€зан
первый "парадокс" “. —ейвори: а) перевод должен передавать слова
оригинала и б) перевод должен передавать мысли оригинала. ”становка
на дословную точность не всегда совместима с установкой на точность
смысловую. “ак, в приведенном выше отрывке из "ќтелло" содержитс€
фраза: the object poisons sight. —трем€щийс€ к дословной точности ћ.
ћорозов перевел ее как "¬ид этого отравл€ет зрение". —мысл этого
предложени€ не вполне €сен: ведь отравить можно удовольствие,
торжество, жизнь, поскольку отравить в переносном смысле означает
'испортить (нечто при€тное), сделать невыносимым'. ƒумаетс€, что
пастернаковское "силы нет смотреть" ближе к смыслу оригинала, хот€ и
потребовало переформулировки фразы, что, очевидно, шло бы вразрез с
установками ћ. ћорозова.

—ледующий парадокс: а) перевод должен читатьс€ как оригинал и б)
перевод должен читатьс€ как перевод Ч св€зан с двойственной
сущностью перевода, с его "двухпол€рностью" (переводчик, принима€
решение, посто€нно находитс€ между двум€ €зыковыми и культурными
полюсами). “ребование "перевод должен читатьс€ как оригинал" в полном
объеме едва ли выполнимо, так как влечет за собой полную
"натурализацию" текста перевода, т.е. его полную адаптацию к нормам
другой культуры. Ќо текст перевода "бикультурен" и, адаптиру€сь к
культуре-рецептору, никогда полностью не порывает с исходной
культурой. ¬ противном случае существует опасность русификации
английского подлинника или англизации русского. ¬ этом случае, как и во
многих других, решение переводчика носит компромиссный характер.

Ќе существует однозначного решени€ и другого парадокса: а) отра-
61


жать стиль оригинала и б) отражать стиль переводчика. » здесь реальна€
стратеги€ перевода часто основываетс€ на компромиссе. ¬ идеале
переводчик, выступающий в роли получател€ исходного текста и
отправител€ текста перевода, "входит в образ автора" и полностью
перевоплощаетс€ в него. ќднако такое перевоплощение осуществимо
лишь в идеальной схеме перевода. Ќа деле же переводчик, подобно
актеру, перевоплощающемус€ в действующее лицо драматического
произведени€, не утрачивает и своих личностных характеристик. „ем
выше удельный вес творческого начала в процессе перевода, тем €рче
сквозь текст перевода проступает личность самого переводчика, его
социальные установки, ценностна€ художественно-эстетическа€ ориентаци€.
"¬о вс€ком мастерстве, в том числе и мастерстве перевода, Ч писал в свое
врем€  . ». „уковский, Ч неминуемо отражаетс€ мастер" [„уковский, 1936,
41]. ќсобенно рельефно личность переводчика, его индивидуальный
стиль про€вл€ютс€ в поэтическом переводе. ¬ этом легко убедитьс€,
сравнив, скажем, оригинал баллады P Ѕернса "ƒжон ячменное «ерно" с
переводами Ё. Ѕагрицкого и —. ћаршака:

There was three kings mto the east,

Three kmgs both great and high.

And they hae sworn a solemn oath

John Barleycorn should die.

They took a plough and plough'd him down,

Put clods upon his head,

And they hae sworn a solemn oath

John Barlycorn was dead.

“ри корол€ из трех сторон

–ешили заодно

“ы должен сгинуть, юный ƒжон

ячменное «ерно!

ѕогибни, ƒжон, в дыму, в пыли,

“во€ судьба темна.

» вот взрывают короли

ћогилу дл€ зерна

перевод Ё Ѕагрицкого

“рех королей разгневал он,

» было решено,

„то навсегда погибнет ƒжон

ячменное «ерно

¬елели выкопать сохой

ћогилу короли,

„тоб славный ƒжон, боец лихой,

Ќе вышел из земли

перевод —. ћаршака

Ќет никакого сомнени€ в том, что как в интерпретации оригинала, так
и в его воссоздании оба поэта стремились передать и смысловое
содержание подлинника, и характерную интонацию бернсовского стиха.
ќднако в первом переводе легко угадываетс€ творческий почерк Ё.
Ѕагрицкого, во втором Ч —. ћаршака [Ўвейцер, 1985, 20].

¬заимоисключающие требовани€, согласно которым перевод должен
читатьс€ как современный оригиналу и в то же врем€ как современный
переводчику, уже рассматривались нами выше в св€зи с воп-
62


росом о временной дистанции, раздел€ющей первичную и вторичную
коммуникации.

¬ число "парадоксов перевода" вход€т также два противоречащих
друг другу канона, согласно которым: а) перевод вправе прибавить
нечто к оригиналу или убавить от него и б) перевод не вправе ничего ни
прибавить, ни убавить. Ќиже мы остановимс€ подробнее на этом
парадоксе в св€зи с вопросом о вольном переводе. —ейчас же достаточно
указать на то, что эти каноны, как и остальные, "ужесточают" правила
перевода, нос€щие по существу нежесткий характер.

 ак писал ». Ћевый, переводчику следует, так же как театральному
декоратору, считатьс€ с перспективой: у его читател€ иной ценз знаний и
эстетического опыта, чем у читател€ оригинала, и потому в механическом
воспроизведении подлинника он многого бы не пон€л [Ћевый, 1974, 93].
Ёта ина€ перспектива, св€занна€ с многомерностью процесса перевода, с
его функционированием в двух коммуникативных ситуаци€х, вызывает
необходимость в известных добавлени€х и опущени€х, помогающих
про€снить непон€тное и сн€ть избыточное дл€ ино€зычного получател€
[Ўвейцер, 1973, 245Ч247].

» наконец, последний парадокс: а) стихи следует переводить прозой и
б) стихи следует переводить стихами Ч нужно рассматривать в свеге
переводческих норм и литературных традиций, существующих в тех или
иных культурных ареалах. “ак, первое требование соответствует
переводческой эстетике французов, у которых, как отмечалось выше,
прозаические переводы стихов получили широкое распространение. ” нас
и в р€де других европейских стран прозаические переводы стихов
существуют как исключение (см. названный выше прозаический перевод
"ќтелло" ћ. ћорозова).

Ётим не исчерпываетс€ список "парадоксов перевода". “ак, выше были
названы противоречи€ между коммуникативной интенцией отправител€
исходного текста и коммуникативной интенцией переводчика, между
ситуацией первичной коммуникации, отраженной в исходном тексте, и
ситуацией вторичной коммуникации, получающей отражение в тексте
перевода, между двум€ культурами, и в частности между двум€
литературными традици€ми, между установкой первичного текста на
первичного получател€ и установкой перевода на получател€ перевода. Ёти
противоречи€ преодолеваютс€ переводчиком в процессе выработки
стратегии перевода и ее реализации.

»з сказанного следует, что перевод как процесс выбора,
детерминированный множеством переменных, порой имеющих
противоположный эффект, не может иметь однозначного исхода и не
может быть жестко детерминированным. —тепень детерминированности
действий переводчика €вл€етс€ переменной величиной, колеблющейс€ в
значительных пределах от минимума (перевод "информативных
текстов" Ч в терминологии  . –аис) до максимума (перевод
"экспрессивных текстов" Ч в той же терминологии).

—казанное выше побуждает нас поставить общий вопрос о характере
св€зей между детерминантами перевода и конкретными действи€ми
переводчика. ¬ этой св€зи следует вспомнить противопоставление "четко
определенных" (well-defmed) и "нечетко определенных"


(ill-defined) систем, заимствованное известным американским
лингвистом „. ’оккетом из математики и использованное им в
полемике с Ќ. ’омским [Hockett, 1970, 44Ч55]. „. ’оккет исходил при
этом из того, что если существует алгоритм дл€ осуществлени€ данной
задачи, то дл€ ее выполнени€ (по крайней мере в принципе) может быть
запрограммирован компьютер. ѕодобный компьютер €вл€етс€
детерминистским, поскольку все его будущее полностью и точно
определ€етс€ его состо€нием в данный момент.

¬ качестве примера детерминистской (четко определенной) системы
’оккет приводит игру в шахматы. ѕравила этой игры достаточно
точны. ќни четко определ€ют, во-первых, начальное состо€ние
(распределение фигур на доске); во-вторых, допустимые последующие
состо€ни€ (т.е. допустимые ходы Ч переходы в другие состо€ни€); в-
третьих, конечные состо€ни€. ¬ принципе шахматы исчислимы и могут
считатьс€ четко определенной системой.

— другой стороны, американский футбол €вл€етс€ нечетко
определенной системой. ” шахмат, как и у футбола, есть
эксплицитные правила, но они не определены столь же четко
(например, не всегда представл€етс€ возможным провести четкую грань
между дозволенными и недозволенными приемами Ч это оставл€етс€ на
усмотрение рефери). ¬озможные исходы из данного состо€ни€ образуют
континуум. »ными словами, перед нами Ч нечетко определенна€
система.

ƒе€тельность переводчика сравнивалась с решени€ми игрока [Levy,
1967]. »деи ». Ћевого получают дальнейшее развитие у ƒ.Ћ. √орле,
берущей за основу предложенную им модель "игрового дерева", ветви
которого символизируют серию решений (выборов), ведущих к
оптимальному результату. ѕо мнению √орле, перевод Ч это игра,
стратеги€ которой направлена на поиск одного из возможных решений в
соответствии с принципом "минимакс" (минимизации потерь и максимизации
выигрыша). ѕеревод определ€етс€ как эвристическа€ игра с одним
участником, осуществл€ема€ путем проб и ошибок и св€занна€ с
порождением ходов на основе ориентировочных решений частных, и
глобальных проблем с учетом их взаимосв€зи. —емиотическа€ модель
перевода регламентируетс€ правилами и в то же врем€ измен€ет и создает
их. Ёто придает переводу характер "калейдоскопической
непрекращающейс€ игры творческих способностей" [Gorlee, 1986, 101Ч
103]. –ешение переводчика принимаетс€ на основе определенной
конфигурации детерминантов, перечисленных выше. Ќо "правила игры" не
поддаютс€ достаточно четкой и однозначной формулировке. Ѕолее того,
как отмечалось выше, далеко не всегда поддаютс€ четкому и однозначному
определению и грани допустимого в переводе. —ложность и
противоречивость сто€щей перед переводчиком задачи делают
неопределенным число возможных исходов из каждого "состо€ни€" в этом
процессе. ќтсюда следует, что если пон€тие системы и может быть в
известном смысле распространено на ту совокупность отношений,
которые обнаруживают различные компоненты процесса перевода, то речь,
безусловно, идет о "нечетко определенной" системе.

ѕеревод как процесс решени€ складываетс€ из двух основных


этапов: 1) из выработки стратегии перевода (в терминах
психолингвистики ее можно назвать программой переводческих действий)
и 2) из определени€ конкретного €зыкового воплощени€ этой стратегии
(сюда относ€тс€ различные конкретные приемы Ч "переводческие
трансформации", составл€ющие технологию перевода). Ќа обоих этапах
решение принимаетс€ с учетом данной конфигурации €зыковых и
вне€зыковых детерминантов перевода в их взаимосв€зи.

ѕроцесс перевода складываетс€ из серии выборов. Ќа первом этапе
переводчик стоит перед выбором стратегии перевода. “ак, например,
предпочтение может быть отдано текстуально точному,
приближающемус€ к буквальному, переводу или, напротив, переводу,
смело отход€щему от формальной структуры оригинала,
приближающемус€ к вольному. ¬ этом выборе решающую роль может
сыграть жанр текста (ср., например, перевод дипломатического документа
и поэтический перевод), цель перевода (ср., например, два перевода
"ќтелло" Ч прозаический перевод ћ. ћорозова и поэтический перевод Ѕ.
ѕастернака) и социальна€ норма перевода, характерна€ дл€ той или иной
эпохи. ¬ качестве примеров сознательной установки на дословность
перевода можно назвать некоторые переводы Ѕиблии на греческий и
латинский €зыки, а также на европейские €зыки эпохи средневековь€,
средневековые переводы произведений јристотел€. Ёпоха классицизма
ознаменовалась установкой на вольный перевод, полностью
подчин€ющий подлинник нормам этой эпохи. ѕредставление об
эстетическом идеале классицизма лежало в основе попыток
переводчиков этой эпохи отредактировать подлинник, подчинить его
собственным канонам. —р. характерное высказывание ‘лориана по
поводу собственного перевода "ƒон  ихота" Ђ–абска€ верность есть
порок... ¬ Дƒон  ихоте" встречаютс€ излишки, черты худого вкуса Ч дл€
чего их не выбросить?ї (перевод ¬.ј. ∆уковского [цит. по: ‘едоров, 1983,
28]).

¬ выработку стратегии перевода (в особенности художественного)
входит и прин€тие решени€ относительно тех аспектов оригинала,
которые должны быть в первую очередь отражены в переводе. ¬ыше
отмечалось, что исчерпывающа€ и в равной мере адекватна€ передача
всех аспектов оригинала не всегда оказываетс€ возможной. Ќекоторые
потери в переводе порой неизбежны. ѕоэтому переводчик должен заранее
установить шкалу приоритетов. “ак, дл€ стихотворных переводов
ћаршака характерен отказ от текстуальной смысловой точности во им€
адекватной передачи художественно-эстетической стороны подлинника.
"–асхождени€ с оригиналом, Ч вообще неизбежные в стихотворном
переводе, особенно с английского на русский, Ч можно обнаружить у
него чуть ли не в каждой строке. Ќо внимательный анализ показывает,
что эти частные отступлени€ позвол€ют верно воссоздать, согласно с
законами русской речи, поэтическое целое, и не только его вербальное
содержание, но его стиль, образную систему, эмоциональную
настроенность, простоту и драматизм, движение стиха и музыкальность"
[Ћевин, 1982, 554Ч555]. “ак переводчик создает определенную иерархию
ценностей, позвол€ющую выделить те черты оригинала, которые
представл€ютс€ ведущими.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1528 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќеосмысленна€ жизнь не стоит того, чтобы жить. © —ократ
==> читать все изречени€...

2103 - | 1839 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.109 с.