Бердяев H.A. О назначении человека. С. 174
Лекции.Орг

Поиск:


Бердяев H.A. О назначении человека. С. 174




Раздел V. История философии права и современность

шие расхождения внутри позитивистских (и неопозитивистских) учений о праве, не столь значимы с точки зрения принципиального противостояния этих двух противоположных типов правопонимания, борьба между которыми в XX в. заметно усилилась и приобрела особую актуальность в связи с антиправовой идеологией и практи­кой тоталитаризма (фашизма, национал-социализма, большевизма).

В целом духовная ситуация и социально-политические реалии в XX в. (революции, мировые войны, раскол мира на два враждеб­ных лагеря, взлет и крах тоталитаризма, борьба человечества за выживание, поиски всеобщего мира и мирового правопорядка, фор­мирование мирового сообщества народов и государств, признающе­го права и свободы человека в качестве высших ценностей, импе­ративов и критериев современной цивилизации) продемонстриро­вали как хрупкость человеческих достижений в области права и правовой культуры, так и неодолимую силу идей правового равен­ства, свободы и справедливости.

Характерная для XX в. идеологическая и практическая ради-кализация противоположностей "право — неправо (антиправовой, правонарушающий закон)", "свобода — произвол", "человек — власть", "личность — коллектив", "индивид — государство" и т. д. существенно содействовала актуализации идей, целей и ценностей юридического типа правопонимания,возрождению и ренессансу ес­тественного права, формированию и развитию философско-правово-вых концепций либерально-демократического характера.

В XX в., как и раньше, философия права (и в целом научное юридическое правопонимание) развивалась и продолжает развиваться усилиями философов и юристов. Но постепенно центр тяжестив философско-правовых исследованиях перемещается в XX в. в сфе­ру юридической науки,где философия права утверждается и при­знается в качестве самостоятельной юридической науки (и соот­ветственно — отдельной дисциплины в юридическом образовании и университетских курсах), наряду с общей теорией права, социо­логией права и т. д. В рамках же самой философии философия права такого статуса не приобрела.

Характерно в этой связи, что на философских факультетах (по преимуществу — в университетах Западной Европы) лекции по философии права читаются, как правило, по соответствующим юри­дическим курсам и зачастую — юристами.

Показательно и то, что основные концепции естественного права и философии права в XX в. (в частности, концепции "возрожденно­го" естественного права, "природы вещей", неогегельянства, нео­кантианства, экзистенциализма, онтологической философии права и т. д.), которые будут освещены в последующих параграфах дан­ной главы, разрабатывались представителями юридической науки.

Эта тенденция заметно усиливается во второй половине XX в. Правда, авторы соответствующих философско-правовых концеп-

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

ций юридического профиля значительно расходятся между собой в понимании предмета, целей и задач философии права в рамках юриспруденции, в своих методологических подходах к праву, в своих философских трактовках соотношения права и закона, оценках по­зитивного права и т. д. -,

Так, согласно подходу известного австрийского юриста А. Фер-s дросса1,задача философии права как юридической дисциплины состоит в том, чтобы, не ограничиваясь теорией позитивного пра-ь ва, дать нравственно-духовное обоснование обязательности позим тивного права, что не в состоянии сделать юридический позити-s визм, в том числе и кельзеновский нормативизм с помощью "ос­новной нормы". При этом он подчеркивает необходимость увязки философско-юридического анализа с общей эволюцией философ­ской мысли. В таком общефилософском контексте он выделяет и освещает четыре основных этапа в развитии философии права — философию права античности, христианства, нового времени и современности.

Свои собственные философские представления о праве он раз­вивает в русле "онтологически-телеологического учения о естест­венном праве"2. С данных позиций он критикует традиционную юриспруденцию за изоляцию права от других социальных явлений (морали, нравственности) и его трактовку как порядка "в самом себе", за сведение права к "системе норм с угрозой принуждения" и невнимание к проблемам сущности и ценности права.

Философию права как фундаментальную юридическую науку трактует В. Кубеш3.Предмет философии права определяется им как нормативная идея права,в которой заключен диалектический синтез идей справедливости, свободы человека, безопасности и це­лесообразности. Философия права, согласно Кубешу, должна зани­маться как общефилософскими проблемами, так и собственно юри­дическими (вместе с юридической догматикой, социологией права, психологией права и правовой политикой). Основные задачи фило­софии права, полагает он, состоят в исследовании мира права, в раскрытии его сущности, в определении значимости фундаменталь­ных знаний о праве для отдельных юридических дисциплин, в соз­дании научного правового мировоззрения4.

Несколько другой круг общих проблем права стоят в центре философско-правовой концепции немецкого юриста А. Кауфмана5.Речь у него идет прежде всего о таких проблемах, как человек в

1 Verdross A. Abendlandische Rechtsphilosophie. Ihre Grundlagen und Hauptprobleme in geschichtlichen Schau. 2 Aufl. Wien, 1963.

2 Ibid., S. 296.

3 См.: Kubes V. Grundfragen der Philosophie des Rechts. Wien, New York, 1977. ,< s

' Ibid., S. 2—3. '»

См.: Kaufmann A. Rechtsphilosophie im Wandel: Stationen eines Weges. Frankfurt

a. Main, 1972. ,..,-,.'

Раздел V. История философии права и современность

праве, право как мера власти, соотношение естественного права и правового позитивизма, права и нравственности, преодоление пра­вового релятивизма, природа правового государства, судейского государства, государства закона и т. д. Философия права, утвер­ждает он, призвана исследовать "природу вещей" и онтологиче­скую структуру права, глубинный смысл вины и наказания за вину, смысл права как сопротивления несправедливости. В целом совре­менная философия права, по Кауфману, должна разрабатываться как "правовая философия надежды"1.

Тремя основными вопросами философии права, по мнению немецкого правоведа Г. Коинга,являются принципы справедливо­сти, сущность позитивного права и специфика юридической мыс­ли2. В рамках философии права рассмотрение юридических про­блем должно быть, согласно Коингу, увязано с исследованием об­щих проблем философии, с пониманием права как важной состав­ной части общечеловеческой культуры, с постижением нравствен­ных основ и этической значимости права3.

Как науку о правовых ценностях и антиценностяхразраба­тывает философию права другой немецкий юрист К. Бринкман4.В качестве высшей ценности у него выступает справедливость, лишь в соотнесенности с которой только и можно определить правовые ценности и антиценности и соответственно — правовой порядок и неправовой порядок. При этом он различает постигаемые через веру нормы справедливости метафизического типа, восходящие к Богу как абсолютному началу, и нормы справедливости рациональ­ного типа. В целом предметная сфера философии права, согласно концепции Бринкмана, включает в себя такие необходимые момен­ты, как справедливость, общий порядок (с его составными частями в виде правового порядка и неправового порядка) и абсолютное начало.

Философию права, подчеркивает Бринкман, необходимо раз­вивать как самостоятельную юридическую дисциплину,отлич­ную от общей теории права и социологии права, которые склонны к позитивистскому оправданию действующего права, поскольку они не задаются вопросом о должном и справедливом праве.

Философию права как отрасль юридической науки и основу права трактует Г. Хенкель."Задача философии права, — пишет он, — это всеобщее рассмотрение права, обоснование его содержа­ния, с тем, чтобы на такой основе определить, что связывает между собой все отдельные феномены права"6.

1 Ibid., S. 41.

2 См.: Going H. Grundzьge der Rechtsphilosophie. Berlin, 1969, S.l, 87 und ff.

3 Ibid., S. 3, 127, 159, 173 f.

4 См.: Brinkmann K. Lehrbuch der Rechtsphilosophie. Bonn, 1975.

5 См.: Henekel H. Einfьhrung in die Rechtsphilosophie: Grundlagen des Rechts. Mьnchen, 1964, S. 51.

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

Философия права, по его мнению, должна быть фундаментом для процесса создания позитивного права как установления "обще­го духа общества"1 и для науки о позитивном праве. Лежащая в основе его концепции идея правараскрывается им через понятия справедливость, целесообразность и правовая безопасность. В каче­стве основной ценности права выступает общее благо. Понимая право как меру власти, Хенкель видит в позитивном праве правовую власть. С этих позиций он исследует законотворчество, соотношение права, государства и социальных структур, социальную цель права.

Вместе с тем Хенкель подчеркивает необходимость разработ­ки философии права и как отрасли общей философии (наряду с философией природы, философией истории, философией религии).

Французский профессор права Г.А, Шварц-Либерман фон Ва-лендорфвидит основное назначение философии права в ценност­ном подходе(оценке) к позитивному праву, поскольку "филосо­фия, по сути своей, и есть установление иерархии ценностей по отношению к окружающему нас миру"2. Без такой философско-пра-вовой оценки позитивных норм, подчеркивает он, мы станем их рабами. При этом он резонно замечает, что тот, кто отказывается от философского обоснования права и юридического порядка, на деле бессознательно руководствуется своей "личной", доморощенной "философией", блуждая в потемках правовой дисгармонии.

Само право характеризуется Валендорфом как "логика ценно­стей",а законы ("абстрактные нормы права") как "довольно хрупкий результат более или менее ясного интерсубъективного соглашения между членами данного общества"3. Для достижения такого резуль­тата (и утверждения законности) необходимо движение к трансцен­дентному (к реальности Бога) — преодоление существующего в про­движении к "новым небесам и новой земле", что только и может придать гармонию разобщенному миру и утвердить "логику нравст­венного универсума"4. Правосудие — это, согласно Валендорфу, и есть то "место, где происходит встреча реальности и разума"5.

В рамках своего нравственно-ценностного правопонимания Валендорф говорит о единстве права и морали, об их взаимном дополнении друг друга. Отмечая необходимое значение правовых санкций, он вместе с тем подчеркивает, что юридический порядок, • основанный на насилии, — это "карикатура на право", поскольку подлинный правопорядок основывается "не на силе, а на разуме и сознательности"6.

1 Ibid., S. 29.

2 Schwarz-ЫеЪегтапп von Wahlendorf H.A. Elements d'une introduction a la philo-sophie du droit. Paris, 1976, p. 9.

3 Ibid., p. 26. ;;

4 Ibid., p. 26—27. • i д

5 Ibid n 40

6 ibid! p. 46, 47. ..„••%:„

19—160

Раздел V. История философии права и современность

"Три кардинальных свойства права"1, согласно Валендорфу, — это равенство, равновесие и последовательность (отсутствие про­тиворечий). Благодаря этим своим свойствам право обеспечивает мир и единство. Мир — это безопасность, опирающаяся на пра­восудие, и там, где будет совершенное правосудие, там будет и совершенный мир. Правосудие и равенство (в общем смысле) — синонимы. Но Валендорф (в духе аристотелевского различе­ния общей нормы закона и "правды" для данного конкретного случая применения этой общей нормы) подчеркивает необходи­мость учета индивидуальных обстоятельств каждого примене­ния правосудием общего принципа равенства (и надлежащей корректировки общеобязательных норм) для принятия справед­ливого решения и сохранения равновесия в обществе. Такое ра­венство (конкретизируемое к каждому случаю — с позиций и при соблюдении общего смысла данного принципа) Валендорф характеризует как правомерное средство внесения в действую­щее право (общеобязательные нормы) надпозитивного правово­го начала— "измерения", превосходящего "позитивное право"2. Согласно такому надпозитивно-правовому "измерению" неспра­ведливое правосудие лишается своих правомочий, своей право­вой значимости и силы.

Подобное понимание равенства и правосудия, созвучное, по мнению Валендорфа, теории common law, содействует принятию "доктринально более гармоничных решений"3, чем это имеет место в системах кодифицированного права с их юридико-позитивист-ской абсолютизацией общеобязательных норм позитивного права.

В контексте истории философии права освещает основные проблемы философии права профессор юридического факультета Венского университета Г. Луф4. В качестве основных проблем фи­лософии права он выделяет и освещает следующие: понятие и сущ­ность права, источники права, действие права, соотношение права и морали, естественное право, справедливость, юридическая наука и социальные науки.

Элементами понятия права,по Луфу, являются определения права как нормативного порядка совместной жизни людей, как "пра­вильного" (справедливого) порядка, как порядка, обладающего сред­ствами государственного принуждения. При этом он, в частности, отмечает: "...Право не может иметь любое произвольное содержа­ние; оно связано определенными высшими нравственными осново­положениями справедливости. Было бы просто невозможно имею­щиеся правовые проблемы решить лишь с помощью позитивного

1 Ibid, p. 67.

2 Ibid, p. 77, 78.

3 Ibid., p. 78.

4 Luf G. Grundfragen der Rechtsphilosophie. 3.Aufl. Wien, 1983.

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

права. Как раз для того, чтобы осмысленно применять позитивное право, надо все снова и снова учитывать и соображения справедли­вости. Юрист не может уклоняться от такого рода проблем спра­ведливости"1.

Принуждение в праветрактуется Луфом лишь как средство для правовой цели — как средство, целью которого является обес­печение осуществления правовых требований. "Момент принужде­ния в праве, — подчеркивает он, — нельзя, однако, преувеличи­вать... Принуждение в праве — это не самоцель, а голое средство для цели. Оно получает свою легитимацию из содержательных це-леустановлений права"2.

Задача права — сделать возможной свободу.И это, замечает Луф, прежде всего нравственное требование,что право как поря­док совместной жизни людей имеет своей целью гарантировать гу­манные условия для жизни и выживания людей. "Эта нравствен­ная цель права необходимым образом предшествует всем позитив­ным установлениям"3. Это означает, что необходимо "поставить право и его институты под требование справедливости"4. В данной связи он пишет: "Таковы в нашей сегодняшней ситуации требования за­щиты прав человека, осуществления принципов правового государ­ства, установления демократических процедур принятия решения и иные элементарные нравственные требования к праву. Тем са­мым эти требования служат созданию и соответственно критике права в рамках определенных исторических условий"6.

Профессор права Гамбургского университета Ш. Смидв своей концепции философии права исходит из "рабочей гипотезы", со­гласно которой "право осуществляет функцию обеспечения равен­ства при разрешении конфликтов и прежде всего поэтому оно в состоянии выполнить свою миротворческую задачу"6.

В рамках такого подхода он трактует право как власть от­дельного человека и как общий порядок свободы.История права, отмечает он, пронизана линией развития от привилегий (санкцио­нированного правом превосходства одних над другими) к правово­му равенству. Идея правового равенства сформировалась в сфере иудейско-греческо-христианской культуры и лежит в основе евро­пейского права.

Правовое различение равенства и неравенства, по Смиду, "об­разует мототор дальнейшего развития права", так что само разви­тие права — это "совершенствование равенства"7.

1 Ibid, S. 14.

2 Ibid, S. 15.

3 Ibid, S. 52.

4 Ibid.

5 Ibid.

6 Smid S. Einfhьrung in die Philosophie des Rechts. Mьnchen, 1991, S. 145. 'Ibid., S. 151.

19*

Раздел V. История философии права и современность

Подобные философско-правовые идеи и положения, согласно Смиду, должны найти свое преломление и в такой области право­ведения, как юридическое учение о методах изучения и трактовки действующего права.

Ряд исследователей как философию права трактуют науку о естественном праве.Подобный подход получил заметное распро­странение среди испанских авторов.

Так, испанский правовед IL Бельда1 считает, что наука о естест­венном праве как философская дисциплина занимается вопросом о всеобщем порядке Вселенной и теми обязательствами, которые при­рода накладывает на человека (в их отличии от общественных обяза­тельств человека). Задача состоит в том, чтобы поведение человека в обществе привести в соответствие с требованиями его природы.

Соглашаясь с определением Монтескье законов как необходи­мых отношений, вытекающих из "природы вещей", Бельда различа­ет законы космологические (законы материального мира — законы физики, химии и т. д.) и ноологические (законы духовного мира — законы логики, истории, морали и т. д.)2. Человеческая деятель­ность, отмечает он, подчинена как законам физики, так и логики. Нормы права отличаются от морали своей общеобязательностью.

Естественное право Бельда трактует как основу позитивного права, необходимость которого обусловлена абстрактностью есте­ственного права и отсутствием в нем санкций, а также потребно­стями борьбы против произвола и обеспечения юридической безо­пасности. При установлении норм позитивного права, согласно Вель­де, необходимо учитывать требования естественного права, иде­альные цели, исторические традиции, физические, биологические, психологические факторы3.

Среди конкретных естественных прав человекаон называ­ет право на жизнь и личную целостность, право на личное досто­инство (включая сюда принцип равенства всех перед законом, принцип равных возможностей для всех людей, независимо от расовых, национальных и иных различий, принцип равенства муж­чин и женщин), право на труд и право на личную свободу. Из естественного права в современных условиях, согласно трактовке П.Бельды, вытекает как обязанность родителей дать образование своим детям, так и обязанность последних подчиняться родите­лям в данном вопросе.

Профессор философии права Севильского университета Х.Ф. Лорка-Наваретте видит задачу философского учения о праве в исследовании сущности права и взаимосвязей права с другими со­циальными явлениями, в обосновании принципов естественного пра-

1 Belda P. Derecho natural. Madrid, 107f

2 Ibid., p. 3. ЛМ j&bafi

3 Ibid., p. 8—12, 74—80. "f

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

ва, вытекающих из природы человека, в анализе соотношения ме­жду позитивным правом и естественным правом. Естественное правопри этом трактуется как оценочная категория (морального ха­рактера)в отношении к действующему праву и закрепленному им социальному порядку. "Право, лишенное этического начала, не стре­мящееся к достижению справедливости, — пишет он, — превраща­ется в средство манипулирования людьми, в инструмент для реше­ния утопических задач посредством фикции"1.

В контексте моральной трактовки справедливости и естест­венного права Лорка-Наваретте подчеркивает, что право — это не "чисто логический феномен" и его не следует, как это делают юри­сты-позитивисты, противопоставлять этике и психологии.

Критикуя юридико-позитивистские фикции как прием, при помощи которого действительность подгоняется под определенную формулу (со ссылкой на пробелы в позитивном праве), Лорка-На­варетте подчеркивает, что в подобных случаях "недостаточности" права должны применяться высшие принципы права (т. е. требова­ния естественного права).

Миссия сторонников естественного права (следовательно, так­же и задача философии права), согласно Лорке-Наваретте, состоит в критике существующего законодательства с точки зрения прин­ципов естественного права, коренящихся в человеческой природе.

Существенные изменения претерпел в XX в. и юридический позитивизм, трансформировавшийся в неопозитивизм.Появился ряд новых направлений в рамках развития прежней аналитиче­ской юриспруденции (концепция Г. Харта, нормативизм Г. Кельзе-на и др.), сформировались и получили довольно широкое распро­странение некоторые новые юридико-позитивистские подходы к праву (лингвистические, юридико-логические, структуралистские и некоторые другие варианты неопозитивистского учения о праве)2. В целом все это проходило в общем русле развития естественных и общественных наук и несомненно имело и свои положительные моменты, в том числе и в плане обновления юридической науки в XX в., совершенствования понятийного аппарата, приемов и мето­дов юридического анализа, расширения и углубления междисцип­линарных связей юриспруденции с другими науками и т. д.

Однако, с точки зрения существа понимания права, юридиче­скому неопозитивизму XX в., как и позитивизму прошлого, присущ именно легистский тип правопонимания.

Неопозитивистское отождествление права и закона (позитив­ного права) — как бы изощренно и обновленно (с помощью средств

1 Lmca-Navarette J.F. El derecho natural hoy: Aproposito de las ficciones juridicas. Madrid, 1976, p. 6.

1 Подробное освещение некоторых неопозитивистских концепций (Кельзена, Харта, "познавательно-критической теории права") дается в последующих параграфах Данной главы.

Раздел V. История философии права и современность

и приемов современной позитивистской философии, логики, лингвис­тики, структурализма и т. д.) это ни отстаивалось неопозитивистами — по сути своей отрицает философию права и, подобно Г. Гуго и Д. Ости­ну, признает лишь философию позитивного права.

С точки зрения такого радикального неопозитивиста, как Г. Кельзен, адекватной позитивистской теорией о позитивном праве является разработанное им "чистое учение о праве", а "философия права", согласно такому последовательному позитивизму, — это моральная философия,как у сторонников естественного права или у Канта.

Для неопозитивистов "естественное право", "идея права" и вообще все, что не есть позитивное право (закон), — это "мораль". В очищении правоведения от такой "морали" Кельзен и видит ос­новную задачу и вместе с тем достижение своего "чистого учения о праве".

Некоторые, не столь радикальные, неопозитивисты допускают то или иное воздействие (и в какой-то мере даже присутствие) по­добной "морали" на позитивное право.

В целом ряде философско-правовых концепций умеренных позитивистовотмечается необходимость учета идей и достижений также и непозитивистских направлений правовой мысли и пред­принимаются попытки объективной оценки правовых теорией юс-натурализма и позитивизма.

Подобный подход присутствует, в частности, в концепциях К. Роде, Р. Циппелиуса, А. Батиффоля и некоторых других позити­вистски ориентированных философов права.

Философия права, согласно немецкому юристу К. Роде,— это, по сути своей, история философии права,в которой он выделяет три основных этапа — философию права античности, христиан­скую философию права и философию права нового времени (от Макиавелли до Кельзена и других современных авторов)1.

О диалектичности истории философско-правовой мысли, от­мечает он, свидетельствует борьба двух основных направлений правовой мысли — естественноправовых учений и юридического позитивизма. Хотя сам Роде — сторонник юридического позити­визма как наиболее перспективного, по его мнению, направления философии права, однако он сознательно стремится к тому, чтобы его персональные симпатии не препятствовали "объективности из­ложения"2.

При этом он полагает, что "история философии права" как дисциплина — в силу субъективизма в понимании смысла слов "фи­лософия" и "право" — в принципе не может определить заранее свой предмет.Каждый мыслитель прошлого по-своему трактовал

1 См.: Rode K. Geschichte der europischen Rechtsphilosophie. Dьsseldorf, 1974, S. 1—2.

2 Ibid, S. VI.

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

эти понятия, поэтому было бы неправильно, утверждает Роде, из­лагать историю философии права с точки зрения какой-то одной концепции философии и одного понятия права. Остается, пишет он, "некритично воспринять"1 положения каждого мыслителя о сущно­сти философии вообще и сущности права в особенности. Автор ис­тории философии права должен акцептировать то понятие филосо­фии и то понятие права, которых придерживался соответствую­щий мыслитель прошлого. Только таким способом, согласно Роде, можно исторически трактовать "предмет" философии права, по­скольку, кроме этого, здесь нет чего-то другого конкретного и поня­тийно определенного: мыслительное содержание предмета филосо­фии права перманентно менялось не только в ходе исторического процесса, но оно не может быть определено и применительно к от­дельному историческому моменту2.

С такой методологией понимания и изложения "истории фи­лософии права" и "философии права" вообще трудно согласиться, поскольку подобная позиция отрицает всякое единство(опреде­ленную логику, объективно общий смысл, внутренние закономер­ности и т. д.) как в позиции историографа (что, конечно, лишает ее теоретико-концептуальной значимости), так и в самой истории фи­лософии права. "История" при таком подходе распадается на от­дельные персоны мыслителей, между учениями которых нет объ­ективной теоретико-познавательной, содержательной связи, а в их учениях в целом отсутствует какой-либо общий смысл.Здесь мы по существу имеем дело не с историей как таковой, где отдельные философско-правовые учения — ступени и составные моменты не­коего единого развивающегося человеческого познания, а со слу­чайным и произвольным набором оторванных друг от друга учений (если, как полагает Роде, нет объективного концептуального позна­вательно-содержательного критерия отбора соответствующих уче­ний прошлого и современности для определенной концепции исто­рии философии права).

Позиция Роде (при всем субъективном стремлении самого ав­тора к "объективности изложения") демонстрирует недостатки юридико-позитивистского подхода к истории правопонимания, обу-,словленные пороками теоретического правопонимания: с позиций легизма(т. е. отрицания самой сути философско-правового подхода — различения права и закона и т. д.) в принципе невозможно адекват­но понять и изложить в рамках и контексте некоего общего право-понимания различные, исторически развивавшиеся концепции права. Реальное правовое содержание и правовой смысл всех непозитиви­стских концепций правопонимания находятся (как неправо) за гра­ницами легистского правопонимания и в лучшем случае (как при

1 Ibid., S. 2.

2 Ibid., S. 2—3.

bidfl

* Раздел V. История философии права и современность

"объективности изложения" у Роде) могут быть восприняты и из­ложены как некое (неправовое — с точки зрения легизма) явление — "естественное право". Содержательное и теоретическое значение права ("естественного права") для закона (позитивного права) оста­ется за рамками легистского виденья и восприятия права, его сущ­ности и смысла.

Немецкий профессор права Р. Циппелиусв своем учебнике "Философия права" трактует право как "многослойное образова­ние" и с этих позиций отвергает "упрощенные представления" о праве как о некоем фактическом регуляторе совместной жизни людей или как о "системе нормативного смыслового содержания" и т. д.1 Также и в учениях о факторах, определяющих содержание норм права, подчеркивает он, широко распространены односторон­ние подходы, согласно которым право порождается или человече­ской природой, или экономическими отношениями, или народным духом и т. д.

При этом многие важные аспекты права остаются за рамками таких односторонних и упрощенных его трактовок. Так, крайняя социологическая теория права, сводя право к факту, упускает из виду, что координация действий людей осуществляется прежде всего с помощью норм поведения, т. е. через "смысловую" ориентацию. С другой стороны, крайний нормативизм, сводящий право к сумме нормативных смысловых содержаний, оставляет без внимания то обстоятельство, что живое право — это тоже есть "факт": действи­тельное право — это "право в действии". Также и при трактовке права как продукта различных интересов и властных отношений игнорируется то, что мы не всегда довольны законом, продиктован­ным какими-то интересами, что мы критикуем законы и законо­проекты как неправовые и ставим вопрос о лучших альтернативах с шансами рано или поздно оказать влияние на содержание закона, и при "таком правопонимании встает вопрос о справедливости"2.

Все эти аспекты права(нормативные, социальные, антропо­логические, а также "аспект справедливости") должны, по Циппе-лиусу, учитываться в процессе философской трактовки права. В проблематику философии права, далее, входит и свобода, т. е. тот, по Циппелиусу, аспект права, согласно которому "право — это под­держивающий общность регулятив развертывания свободы"3.

В своем подходе к праву Циппелиус придерживается методатак называемого "тентативного, экспериментирующего мышле­ния"4."Развитию понятия права и уяснению критериев справедли­вости, — полагает он, — должен служить метод испытующего (про-

1 Zippelius R. Rechtsphilosophie. Mьnchen, 1982, S.l.

2 Ibid.

3 Ibid., S.2 . -•• , .vc;'!,..«^'-,«., s?,J;^

4 Ibid.

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

бующего) мышления. Такое тентативное, экспериментирующее про­движение вообще является до сих пор наиболее успешным методом человеческого мышления. Этот метод впервые лишь в наше время продуман достаточно, чтобы постигнуть его как основной образец человеческой ориентации в мире, который применим не только к предметам естественных наук, но и к вопросам этики и права"1. В качестве примера "экспериментирующего мышления в области пра­ва" Циппелиус ссылается на "рассуждение (осмысление) от казуса к казусу" в англосаксонском прецедентном праве. "Пробным кам­нем" того, можно или нельзя принять соответствующее решение проблемы, в вопросах справедливости является, по Циппелиусу, достижение "широкого консенсуса"2.

Метод "тентативного мышления", согласно Циппелиусу, мо­жет быть применен не только при решении отдельных правовых вопросов, но и при освещении всеохватывающих теорий права и справедливости, история которых может быть рассмотрена как "ряд опытов (проб) мысли": в этих следующих друг за другом теориях прошлого снова и снова создавались и опробовались по­нятия права и критерии справедливости и, если предложенное решение не выдерживало пробу (проверку), предлагалось другое решение и т. д.3

Предлагаемый Циппелиусом "метод пробующего мышления" является приемом эмпирического познания (на уровне обыденного "метода проб и ошибок",суждения о явлениях, а не о сущности), но не затрагивает специфику и существо собственно теоретиче­ского познания.Абсолютизируемые им (в духе юридического по­зитивизма) модели эмпирического познания фактических явлений (отдельных фактов и фрагментов реальности) существенно отлича­ются (по своей гносеологической природе, эвристическим возмож­ностям, познавательным средствам, логической строгости и т. д.) от универсально-понятийного смысла и способа абстрактно-теорети­ческого мышления и познания. Поэтому, кстати говоря, "метод про­бующего мышления" отказывается от достижения истины:он претендует (и у Циппелиуса) не на истинное решение той или иной проблемы, а, максимум, на ее "консенсусоспособное" решение(на широкое согласие, на "возможно широкий консенсус"). Конечно, мнения, консенсус и т. д. — вещи важные, но не в качестве аргу­ментов научной теории,в том числе и философско-правового про­филя, которая, по природе своей, ищет истину и должна быть ис­тинной — в той мере и в таком смысле, в каком человеческое по­знание вообще может быть истинным в данное время и на данном этапе его развития.

1 Ibid.

г Ibid., S.3.

1 Ibid.

Раздел V. История философии права и современность

Профессор права Парижского университета А. Батиффолъ свя­зывает повышение интереса французских юристов к философии права во II половине XX в. с такими факторами, как потребности развития права в современных условиях и совершенствования методологии его исследования, необходимость правового осмысления новых социальных проблем, стимулирующее воздействие достижений философии права в тех странах, где эта дисциплина разрабатывается и преподается.

Изучение позитивного права, согласно Батиффолю, не должно ограничиваться лишь разработкой теории позитивного права без философского исследования "основного, высшего смысла права" 1.

Трактовка Батиффолем предмета и задач философии правав целом находится под влиянием юридико-позитивистских идей аналитической юриспруденции, особенно — "чистого учения о пра­ве" Кельзена, которое характеризуется им как "хронологически по­следнее и самое совершенное среди других главных теорий пози­тивизма"2. В русле подобных юридико-аналитических представле­ний он замечает, что в ходе философского изучения юридического феномена (т. е. различных систем позитивного права) усилия юри­ста направлены на поиск идей, способных организовать предло­жения, выражающие правовые решения.Под правом при этом он имеет в виду закон (позитивное право), и его оговорка, что право состоит не только из норм, непосредственно устанавливаемых госу­дарственной властью, но и из норм, складывающихся без нее и лишь потом санкционируемых ею, сути дела, конечно, не меняет.

Правда, несколько отходя от ортодоксального позитивизма, Батиффоль утверждает, что создание права— это не только воле­изъявление(законодателя, государственной власти), но и обосно­вание,и что правотворческая власть — это взаимопроникающее единство, соединение воли и обоснования как основы позитивного права. Установление права, подчеркивает он, "неразрывно связано с заботой найти соответствующее оправдание и даже в конце кон­цов обоснование принимаемых решений"3. Поэтому в процессе оп­равдания, обоснования и организации правовых решений (и по­зитивного правав целом), отмечает Батиффоль, необходимо вы­явить значение дедуктивных конструкций в действующем праве, роль естественного и международного права, вклад юридического опыта в разработку понятий "человеческая природа", "равенство" и т. д. При этом он (под влиянием ряда идей Аристотеля, включая и его телеологизм) признает, что "право никак не может обойтись без обращения к человеческой природе, когда ищутся последние основы, на которые опираются устанавливаемые им нормы"4.

1 Batiffol H. Problemes de base de Philosophie du droit. Paris, 1979 p 8

2 Ibid, p. 65.

3 Ibid, p. 480.

4 Ibid, p. 140.

Глава 5. Философия права в XX в.: основные концепции

Свою "срединную" позициюв вопросах правопонимания Ба­тиффоль обосновывает следующим образом: экстремистские пози­ции несостоятельны ввиду того, что индивидуализм неосущест­вим, а тоталитаризм неприемлем;поэтому "напрашивается поиск среднего пути решения"1. Целями такого "среднего пути" являются безопасность, справедливость и общее благо, к которым должна стремиться действующая нормативная система.

К реализации данных целей и должны быть направлены наши познавательные средства философско-спекулятивного и позитив­но-практического характера. "Их совпадение и совместимость их результатов, — замечает Батиффоль, — не даны заранее; поиск такого единства является одной из конкретных ежедневных задач юриста. Философское размышление не освобождает его от этого, но по крайней мере позволяет выявить пути, не имеющие выхода, и понять, что желаемое единство, в котором доминирует идея завер­шения, не является иллюзией"2.

В целом для авторов, ищущих "третью теорию права" (Р. Двор-кин)3,характерно во многом эклектическое соединение идей и под­ходов из двух противоположных концепций правопонимания.





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 420 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.019 с.