Лекции.Орг

Поиск:




Иные виды неправомерного завладения или пользования чужим имуществом




К иным видам завладения чужим имуществом относятся преступления против собственности, не обладающие одним или несколькими признаками хищения, указанными в примечании 1 к ст. 158 УК РФ.

Рассматриваемую группу преступлений образуют:

1) вымогательство (ст. 163 УК РФ);

2) причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165); 5

3) неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166).

Вымогательство (ст. 163 УК РФ)

Вымогательство посягает на два непосредственных объекта: общественные отношения собственности, независимо от ее формы, и общественные отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности. Исключение составляет вымогательство, не соединенное с насилием, угрозой его применения или оглашения позорящих сведений.

Таким образом, первым – обязательным – непосредственным объектом всех видов вымогательства являются общественные отношения собственности.

Второй непосредственный объект вымогательства – общественные отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности. Однако в конкретизированном виде, т.е. применительно к отдельным разновидностям посягательства на личность при вымогательстве, он неоднозначен. В рамках названной группы общественных отношений этот объект альтернативен. Им в составе вымогательства, предусмотренном ч. 1 ст. 163 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья или телесной неприкосновенности и честь и достоинство личности, а п. «в» ч. 2 и 3 этой статьи – здоровье личности.

Предмет преступления – факультативный признак в составе преступления вымогательства. В случаях, когда деяние выражается в требовании передачи чужого имущества, вымогательство является предметным преступлением, а в случаях выражения притязаний вымогателя в требовании передачи права на имущество или совершения других действий имущественного характера – беспредметным.

В качестве предмета вымогательства может выступать только чужое имущество, т.е. такое, на которое виновный не имеет ни действительного, ни предполагаемого права собственности. Не может быть предметом вымогательства собственная доля имущества, находящегося в общей долевой собственности.

Вымогательство с объективной стороны всегда выражается в совершении двух различных по содержанию, характеру и направленности действий: 1) требования передачи имущества, права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера и 2) угрозы причинения вреда физическим, имущественным или моральным благам личности, насилия над личностью, или действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Требование передачи имущества, права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера выражает посягательство на отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ. Форма требования – устная или письменная – на квалификацию вымогательства не влияет.

Реализация требования передачи именно имущества (а не права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера), соединенного с насилием или угрозой применения насилия, всегда предполагается в будущем, а не немедленно. Если такая реализация предполагается немедленно, то в сочетании с насилием, не опасным для жизни или здоровья, или угрозой применения такого насилия представляет собой покушение на насильственный грабеж, а с насилием, опасным для этих благ личности, или угрозой таковым -оконченный разбой.

Если требуемое имущество потерпевшему на праве собственности не принадлежит, а находится в его ведении или под его охраной и это обстоятельство осознается виновным, то содеянное представляет собой совокупность преступлений: вымогательства и подстрекательства к хищению в форме растраты, когда имущество находится в ведении, или в форме кражи, когда имущество находится под охраной потерпевшего. В случае выполнения потерпевшим такого рода притязаний вымогателя квалификация содеянного последним не изменяется, а действия потерпевшего представляют собой хищение в соответствующей форме, если он имел время и возможность обратиться в органы власти для защиты от угроз или более опасного, чем осуществленное, насилия вымогателя, но не сделал этого. В иных случаях вопрос о квалификации содеянного потерпевшим решается по правилам крайней необходимости.

Содержание действия, характеризующего посягательство на отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности, либо на отношения собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ, альтернативно и зависит от его описания в диспозициях частей ст. 163 УК РФ. В соответствии с ч. 1 – это угроза применения насилия, либо уничтожения или повреждения чужого имущества, либо распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких; п. «в» ч. 2 – применение насилия, а п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ – действия, причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Угроза при вымогательстве – это запугивание совершением соответствующих действий в будущем (при наличии признаков наличности и реальности), если потерпевший не выполнит имущественных требований виновного. Этим данная угроза, когда она представляет собой запугивание насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, отличается от угрозы при разбое, а когда насилием, не опасным для данных благ личности – от угрозы при грабеже. Реализация такой угрозы при разбое и грабеже предполагается немедленно, если потерпевший не выполнит имущественных притязаний виновного.

Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества – это запугивание соответственно приведением имущества в состояние, при котором оно полностью утрачивает свои качества и ценность и не может быть использовано по назначению даже после ремонта, либо причинением вреда имуществу, ухудшающего его качество и исключающего или ограничивающего его использование по назначению без предварительного ремонта.

Угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, – это запугивание потерпевшего оглашением таких сведений, то есть сообщением их хотя бы одному третьему лицу. Позорящие – это сведения о каких-либо противоправных, аморальных или других неблаговидных поступках потерпевшего либо его близких. Иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, – это сведения, которые потерпевший желает хранить в тайне, в частности о совершенной сделке, наличии какого-либо имущества, финансовом состоянии, намерениях и другие.

Момент реализации угрозы уничтожения или повреждения имущества либо распространения обрисованных сведений, исходя из сути вымогательства, предполагается в будущем, хотя для квалификации данного преступления он значения не имеет.

Насилие при вымогательстве может быть как опасным, так и не опасным для жизни или здоровья потерпевшего. По своему содержанию оно полностью совпадает с тем, которое охарактеризовано ранее при освещении составов преступлений грабежа и разбоя. При вымогательстве, соединенном с насилием, реализация имущественных притязаний вымогателя предполагается в будущем, а не немедленно, ибо в последнем случае налицо грабеж, соединенный с насилием, или разбой.

Вымогательство, соединенное с перечисленными действиями, направленными против физических, имущественных или моральных благ личности, является оконченным преступлением с момента предъявления имущественных требований в сочетании с совершением любого из этих действий.

Признаком объективной стороны вымогательства, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, является, наряду с деянием, последствие в виде такого по тяжести вреда. Содержание этого вреда раскрыто ранее при характеристике одноименного особо квалифицирующего признака разбоя. Вымогательство, соединенное с причинением такого вреда, является оконченным преступлением с момента наступления данного последствия.

Субъект вымогательства – лицо, достигшее 14-ти лет.

Субъективная сторона вымогательства характеризуется виной в форме прямого умысла, а также корыстным мотивом и целью. Когда признаком объективной стороны состава преступления вымогательства является последствие в виде тяжкого вреда здоровью потерпевшего, виновный осознает общественную опасность имущественных требований и действий, направленных на причинение данного последствия, предвидит наступление последствия и желает всего этого.

Содержанием корысти является побуждение и стремление виновного обогатиться путем завладения имуществом или правами на имущество либо в результате совершения потерпевшим выгодных вымогателю действий имущественного характера.

Частью 2 ст. 163 УК РФ предусмотрены три таких квалифицирующих признака, как совершение вымогательства: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б») и 3) с применением насилия (п. «в»).

Первые два из указанных квалифицирующих признака по содержанию соответствуют рассмотренным ранее одноименным признакам кражи с уточнением, что участники предварительно сговорившейся группы должны быть осведомлены о совершении именно вымогательства или допускать совершение данного преступления. Третий признак охарактеризован при освещении объективной стороны вымогательства и соответствующих признаков грабежа и разбоя.

Частью 3 ст. 163 УК РФ предусмотрены четыре особо квалифицирующих признака, характеризующих совершение вымогательства: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в целях получения имущества в крупном размере (п. «б»), 3) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в») и 4) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство (п. «г»).

Первый и последний из названных особо квалифицирующие признаки соответствуют по содержанию одноименным особо квалифицирующим признакам, рассмотренным применительно к краже, с оговоркой, согласно которой участники организованной группы должны быть осведомлены о совершении именно вымогательства или допускать совершение этого преступления. Второй и третий из указанных особо квалифицирующих признака по содержанию не отличаются от одноименных признаков, охарактеризованных ранее применительно к разбою.

Вымогательство необходимо отграничивать от составов бандитизма (ст. 209 УК РФ), похищения человека (ст. 126), незаконного лишения свободы (ст. 127), захвата заложника (ст. 206), грабежа (ст. 161), разбоя (ст. 162) и от покушения на самоуправство (ст. 330 УК РФ).

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ)

Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие права собственности. Дополнительным непосредственным объектом данного посягательства являются общественные отношения, обеспечивающие обязательственные права, не являющиеся правом собственности (например, кредитные отношения).

Предмет анализируемого преступления может существенно отличаться от предмета хищения. Это положение вытекает из буквального толкования диспозиции ст. 165 УК («при отсутствии признаков хищения»).

Помимо реально существующих на момент совершения преступления имущественных ценностей*, предметом преступления может являться упущенная выгода.

 

*Иная точка зрения высказана проф. А.И. Рарогом. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 151.

 

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 165 УК, включает четыре обязательных элемента: первый – действие или бездействие, причиняющее имущественный ущерб какому-либо собственнику или иному владельцу имущества (не самому посягателю); второй – альтернативный способ совершения последних (обман или злоупотребление доверием); третий – последствие преступления в виде имущественного ущерба; четвертый – причинно-следственная связь между обманными (злоупотребляющими доверием) действиями (бездействием) и наступившим для собственника последствием в виде имущественного ущерба.

Действие (бездействие) обманного характера (обман) в традиционном для отечественного уголовного права понимании есть сообщение ложных сведений (совершение иных действий, основанных на таких сведениях) либо несообщение истинных сведений (несовершение действий, основанных на истинных сведениях) в случае, когда такие сведения должны быть сообщены (действия должны быть совершены).

Примером обмана в смысле ст. 165 УК может служить несообщение заемщиком заимодавцу об ухудшении своего финансового состояния, если обязательность подобного уведомления была предусмотрена договором.

Злоупотребление доверием – это использование виновным правомерных (например, договорных) отношений с потерпевшим вопреки имущественным интересам последнего. Злоупотребление доверием в смысле ст. 165 УК будет иметь место, например, в случае, когда гражданин А., длительное время получавший заемные средства у гражданина Б. и своевременно возвращавший их, в соответствии с условиями договора приобретает фактически льготный статус (заимодавец не настаивает на соблюдении условия договора о периодическом информировании об изменяющемся финансовом состоянии заемщика) и в какой-то момент использует его для получения нового займа после существенного ухудшения своего финансового положения.

Понятие последствия в виде имущественного ущерба, предусмотренного в диспозиции ч. 1 ст. 165 УК, относится к категории оценочных, то есть зависящих в существенной степени от мнений потерпевшего и правоприменителя. Исходя из систематического толкования ст. 165 УК РФ, в целом размер имущественного ущерба, предусмотренного ч. 1 рассматриваемой статьи, не может превышать пятьсот минимальных размеров оплаты труда*.

 

*См. примечание к ст. 158 и ч. 3 ст 165 УК РФ.

 

При решении вопроса о наличии ущерба, достаточного для признания деяния преступлением, следует учитывать имущественное положение потерпевшего. Отказ потерпевшего признать причинение ему имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 и 3 ст. 165, может рассматриваться правоприменителем как обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу (п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР) или как основание для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим (ст. 9 УПК РСФСР), если исходить из буквального толкования ч. 2 ст. 15 и ст. 76 УК РФ.

Примерами имущественного ущерба в смысле ст. 165 УК могут быть: неполучение обязательного платежа (за исключением случаев, когда это имеет специальную уголовно-правовую оценку); несвоевременное возвращение заемных средств заимодавцу (за исключением случаев, предусмотренных ст. 177 УК) и, как следствие, его вынужденный отказ от выгодной сделки и т. п.

Поскольку причинение имущественного ущерба является обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления, то моментом его окончания следует считать момент наступления для собственника или иного владельца отрицательных последствий имущественного характера.

Умышленное создание виновным условий для причинения имущественного ущерба собственнику или иному владельцу, т.е. приготовление к причинению имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ, не влечет уголовной ответственности, поскольку соответствующее преступление не относится к категории тяжких или особо тяжких. В данном случае может наступать лишь гражданско-правовая ответственность. Если объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 165 УК , включает подделку официального документа, то такие действия требуют дополнительной квалификации по ч. 1 или ч. 2 ст. 327 УК , поскольку санкции названных норм содержат более суровые наказания, чем санкции ч. 1 и 2 ст. 165 УК .

Как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения по ст. 165 УК РФ следует квалифицировать незаконное получение кредита в некрупном размере, поскольку мнимая кредитная сделка не порождает обязательственных отношений, т.е. у кредитора в этом случае сохраняется право собственности на переданное лжезаемщику имущество.

Так же по ст. 165 УК РФ, а не ст. 176 того же УК следует квалифицировать незаконное получение кредита путем умолчания о действительном хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, даже если это деяние причинило крупный ущерб, поскольку для незаконного получения кредита законом не предусмотрена пассивная форма обмана как способ совершения данного преступления.

Использование с целью введения собственника в заблуждение любого подложного документа, изготовленного не самим виновным, не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК.

Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной как в форме прямого, так и косвенного умысла.

Достаточно распространенное в отечественной науке уголовного права мнение о том, что причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием может быть совершено лишь с корыстной целью и соответственно только с прямым умыслом*, не соответствует буквальному смыслу ст. 165 УК, т.к. понятие отсутствия признаков хищения, охватывает возможное отсутствие и такого обязательного признака хищения, как корыстная цель. Причинение имущественного ущерба в смысле ст. 165 УК может осуществляться с иными целями и по иным мотивам (например, по мотиву мести с целью подрыва деловой репутации партнера, в результате чего для последнего наступают и отрицательные последствия имущественного характера) либо без каких-либо значимых с точки зрения уголовного закона целей и мотивов. Установление корыстной цели, выражающейся в стремлении виновного безвозмездно и бессрочно завладеть имуществом собственника, указывает на наличие состава более опасного преступления, каковым является мошенничество (ст. 159 УК ).

 

*См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. С. 152.

 

Должностные лица, перечисленные в прим. 1 к ст. 285 УК РФ, неисполнившие или ненадлежащим образом исполнившие свои обязанности по отношению к собственнику или иному владельцу имущества, а равно по отношению к кредитору (в широком значении этого понятия) по неосторожности, т.е. вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, причинившие существенный вред (в том числе существенный моральный ущерб), должны нести ответственность по ст. 293 УК за халатность.

В ч. 2 ст. 165 УК предусмотрена повышенная уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при наличии любого из следующих квалифицирующих признаков: 1) совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или 2) неоднократно.

Определение первого признака дано в ч. 2 ст. 35 УК. Неоднократность применительно к ст. 165 УК РФ характеризуется в прим. 3 к ст. 158 УК РФ.

Особо квалифицирующими признаками причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, согласно ч. 3 ст. 165 УК, альтернативно являются совершение данного деяния: 1) организованной группой; 2) с причинением крупного ущерба; 3) лицом, ранее два и более раза судимым за хищение, вымогательство либо причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Определение понятия организованной группы дано в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Под крупным ущербом применительно к п. «б» ч. 3 ст. 165 УК в соответствии с прим. 2 к ст. 158 УК следует понимать имущественный ущерб на сумму, в пятьсот и более раз превысившую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления. При этом, однако, необходимо учитывать, что законодатель допустил здесь терминологическую неточность (в прим. 2 к ст. 158 УК говорится не о крупном ущербе, а о крупном размере), которая в силу положения о недопустимости применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК ) может повлечь за собой нестабильность практики применения данной нормы. Толкование особо квалифицирующего обстоятельства, указанного в п. «в» ч. 3 ст. 165 УК , вытекает из содержания прим. 4 к ст. 158 и ст. 86 УК .

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ)

Основным непосредственным объектом преступления в виде неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством являются общественные отношения, обеспечивающие право собственности на перечисленные в диспозиции ч. 1 ст. 166 УК РФ предметы, и общественные отношения, обеспечивающие установленный порядок пользования транспортными средствами, в том числе автомобилем, либо только общественные отношения последнего вида. Данный вывод основан также на сопоставлении содержания диспозиции ч. 1 ст. 166 с содержанием иных статей гл. 21 Особенной части УК, из которого следует, что законодатель не случайно не использовал признак «чужое имущество» при характеристике предмета рассматриваемого преступления. Из этого следует, что неправомерное завладение (угон) может быть осуществлено и в отношении транспортных средств, на которые виновный имеет действительные или предполагаемые права, но при этом нарушает установленный порядоких использования (угон владельцем транспортного средства с площадки подразделения государственной инспекции по безопасности движения без предусмотренной законом регистрации).

При наличии квалифицирующего признака неправомерного завладения автомобилем и иным транспортным средством в виде применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия обязательным дополнительным объектом рассматриваемого преступления альтернативно выступает телесная неприкосновенность или личная свобода человека. При наличии особо квалифицирующего признака в виде совершения рассматриваемого деяния с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, обязательным дополнительным объектом данного деяния альтернативно выступают безопасность жизни или здоровье человека.

Факультативным объектом рассматриваемого преступления может выступать безопасность дорожного движения.

Предметом рассматриваемого преступления, как следует из анализа диспозиции ст. 166 УК, могут быть автомобиль или иное транспортное средство. В отличие от ст. 264 УК РФ законодатель не использовал в рассматриваемой норме термин «другое механическое транспортное средство». Из этого следует, что транспортным средством в смысле ст. 166 может быть любое транспортное средство, которое может быть угнано и за угон которого в УК РФ не предусмотрена ответственность в специальной норме. Специальной нормой по отношению к ст. 166 УК РФ является ст. 211 того же УК, анализ которой позволяет исключить из содержания предмета рассматриваемого преступления суда воздушного и водного транспорта, а также железнодорожный подвижный состав. Не относится к предмету деяния, предусмотренного ст. 166 УК, и трубопроводный транспорт, который не может быть угнан. Таким образом, к предмету деяния, ответственность за которое предусмотрена ст. 166 УК РФ, могут быть отнесены любые виды наземных механических транспортных средств*, а также животные (например, лошадь), используемые в качестве транспортных средств.

 

*См. примечание к ст. 264 УК РФ.

 

Объективная сторона неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством, с нашей точки зрения, может выражаться как в активных действиях (обычно), так и в бездействии (в отдельных случаях).

Неправомерное завладение как действие – это противоречащее предписаниям закона, иного нормативного акта либо договора, временное изъятие из владения собственника (иного владельца) автомобиля или иного транспортного средства. Неправомерное завладения как бездействие – это противоречащее предписаниям закона, иного нормативного акта либо договора, временное удержание виновным ранее переданного ему под залог, на хранение, под надзор, для ремонта, оценки или иного подобного обращения, отличного от передачи в собственность или иное владение, транспортного средства, за исключением случаев, указанных в ст. 559 и 560 ГК РФ.

Особое значение для характеристики объективной стороны рассматриваемого преступления имеет признак временного пользования имуществом, обращенным в неправомерное владение. Именно временный характер пользования имуществом является объективным признаком, отграничивающим данное преступление от хищения. Рассматриваемый признак является оценочным. Тем не менее верхней границей длительности временного пользования чужим имуществом, с превышением которой незаконное временное пользование становится незаконным обращением в собственность, то есть хищением, может, на наш взгляд, служить истечение шестимесячного срока с момента фактического выбытия транспортного средства из законного владения. Согласно ст. 228 ГК РФ, если в течение 6-ти месяцев с момента заявления о находке не будет установлен законный собственник (уполномоченный или получатель имущества), нашедший вещь приобретает на нее право собственности.

Следующим признаком объективной стороны неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством является пользование таким имуществом, то есть извлечение его полезных свойств (п. 5 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г.). Это означает, что если виновный никак не использует полезных свойств незаконно удерживаемого им имущества, то нет и неправомерного завладения. Применение высшей судебной инстанцией термина «пользование» для раскрытия содержания понятия «завладение» представляется нам не совсем удачным, поскольку не охватывает всего многообразия форм неправомерного завладения. Например, ограничение доступа к автомобилю для его владельца может быть и не связано с использованием виновным каких-либо полезных свойств данного автомобиля. В этом случае действия виновного должны быть квалифицированы как самоуправство (ст. 330 УК), если они оспариваются потерпевшим.

Субъективная сторона неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без отягчающего обстоятельства в виде последствия, предусмотренного ч. 3 ст. 166 УК, характеризуется прямым умыслом по отношению к деянию. При этом умысел виновного направлен не на обращение имущества в свою пользу или пользу других лиц, как при хищении, а на временное пользование таким имуществом. Мотивы и цели совершения рассматриваемого преступления могут быть любыми (корысть, месть, пренебрежение к общественным стандартам, этническая неприязнь).

Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 14-ти лет.

К числу квалифицирующих признаков неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством, указанных в ч. 2 ст. 166 УК РФ, относятся совершение данного преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, или с угрозой применения такого насилия. Содержание данных признаков в основе тождественно содержанию аналогичных признаков грабежа.

К числу особо квалифицирующих признаков первого уровня (ч. 3 ст. 166 УК) альтернативно относятся совершение рассматриваемого деяния организованной группой либо причинение им крупного ущерба; второго уровня (ч. 4 ст. 166 УК ) – применение насилия, опасного для жизни или здоровья. Определение понятия «организованная группа» дано в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Понятия крупного ущерба следует рассматривать применительно к толкованию аналогичного признака деяния, ответственность за которое установлена в ч. 3 ст. 165 УК РФ; насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия – применительно к толкованию данных признаков разбоя (ст. 162 того же УК).






Дата добавления: 2015-05-08; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 967 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2022 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.