Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


«игмунд ‘рейд

ѕо ту сторону принципа удовольстви€

 

 

I

 

 

¬ психоаналитической теории мы без колебани€ принимаем положение, что течение психических процессов автоматически регулируетс€ принципом удовольстви€ (Lustprinzip), возбужда€сь каждый раз св€занным с неудовольствием напр€жением и принима€ затем направление, совпадающее в конечном счете с уменьшением этого напр€жени€, другими словами, с устранением неудовольстви€ (Unlust) или получением удовольстви€ (Lust). –ассматрива€ изучаемые нами психические процессы в св€зи с таким характером их протекани€, мы вводим тем самым в нашу работу Ђэкономическуюї точку зрени€. ћы полагаем, что теори€, котора€, кроме топического и динамического моментов, учитывает еще и экономический, €вл€етс€ самой совершенной, какую только мы можем себе представить в насто€щее врем€, и заслуживает названи€ метапсихологической.

 

ѕри этом дл€ нас совершенно неважно, насколько с введением Ђпринципа удовольстви€ї мы приблизились или присоединились к какой-либо определенной, исторически обоснованной философской системе.   таким спекул€тивным положени€м мы приходим путем описани€ и учета фактов, встречающихс€ в нашей области в каждодневных наблюдени€х. ѕриоритет и оригинальность не €вл€ютс€ целью психоаналитической работы, и €влени€, которые привели к установлению этого принципа, настолько очевидны, что почти невозможно прогл€деть их. Ќапротив, мы были бы очень признательны той философской или психологической теории, котора€ могла бы нам по€снить, каково значение того императивного характера, какой имеет дл€ нас чувство удовольстви€ или неудовольстви€.

 

  сожалению, нам не предлагают ничего приемлемого в этом смысле. Ёто сама€ темна€ и недоступна€ область психической жизни, и если дл€ нас никак невозможно обойти ее совсем, то, по моему мнению, самое свободное предположение будет и самым лучшим. ћы решились поставить удовольствие и неудовольствие в зависимость от количества имеющегос€ в душевной жизни и не св€занного как-либо возбуждени€ таким образом, что неудовольствие соответствует повышению, а удовольствие понижению этого количества. ѕри этом мы не думаем о простом отношении между силой этих чувств и теми количественными изменени€ми, которыми они вызваны; менее же всего, согласно со всеми данными психофизиологии, можно предполагать здесь пр€мую пропорциональность; возможно, что решающим моментом дл€ чувства €вл€етс€ больша€ или меньша€ длительности этих изменений. ¬озможно, что эксперимент нашел бы себе доступ в эту область; дл€ нас, аналитиков, трудно посоветовать дальнейшее углубление в эту проблему, поскольку здесь нами не будут руководить совершенно точные наблюдени€.

 

ƒл€ нас, однако, не может быть безразличным то, что такой глубокий исследователь, как “.‘ехнер, выдвинул теорию удовольстви€ и неудовольстви€, в существенном совпадающую с той, к которой приводит нас психоаналитическа€ работа. ѕоложение ‘ехнера, высказанное в небольшой статье ЂEinige Ideen zur Schop-fimgs und Entwicklungsgeschichte der Organismenї (1873, Abschn. 9. Zusatz, S.94), гласит следующее: Ђѕоскольку определенные стремлени€ всегда находитс€ в св€зи с удовольствием или неудовольствием, можно также удовольствие и неудовольствие мыслить в психофизической св€зи с услови€ми устойчивости и неустойчивости, и это позвол€ет обосновать развитую мной в другом месте гипотезу, что вс€кое психофизическое движение, переход€щее за порог сознани€, св€зано до известной степени с удовольствием, когда оно, перейд€ известную границу, приближаетс€ к полной устойчивости, и Ц с неудовольствием, когда, также переход€ известный предел, оно отдал€етс€ от этого; между обеими границами, которые можно назвать качественным порогом удовольстви€ и неудовольстви€, в определенных границах лежит известна€ область чувственной индифферентности...ї

 

‘акты, побудившие нас признать господство принципа удовольстви€ в психической жизни, наход€т свое выражение также в предположении, что психический аппарат обладает тенденцией удерживать имеющеес€ в нем количество возбуждени€ на возможно более низком или по меньшей мере посто€нном уровне. Ёто то же самое, лишь выраженное иначе, так как если работа психического аппарата направлена к тому, чтобы удерживать количество возбуждени€ на низком уровне, то все, что содействует нарастанию напр€жени€, должно быть рассматриваемо как нарушающее нормальные функции организма, то есть как неудовольствие. ѕринцип удовольстви€ выводитс€ из принципа константности (Konstanzprinzip). ¬ действительности к принципу константности привод€т нас те же факты, которые заставл€ют нас признать принцип удовольстви€. ѕри подробном рассмотрении мы найдем также, что эта предполагаема€ нами тенденци€ душевного аппарата подчин€етс€ в качестве частного случа€ указанной ‘ехнером тенденции к устойчивости, с которой он поставил в св€зь ощущение удовольстви€ и неудовольстви€.

 

ћы должны, однако, сказать, что, собственно, неправильно говорить о том, что принцип удовольстви€ управл€ет течением психических процессов. ≈сли бы это было так, то подавл€ющее большинство наших психических процессов должно было бы сопровождатьс€ удовольствием или вести к удовольствию, в то врем€ как весь наш обычный опыт резко противоречит этому. —ледовательно, дело может обсто€ть лишь так, что в душе имеетс€ сильна€ тенденци€ к господству принципа удовольстви€, которой, однако, противосто€т различные другие силы или услови€, и, таким образом, конечный исход не всегда будет соответствовать принципу удовольстви€. —равним примечание ‘ехнера при подобном же рассуждении (там же, с. 90): Ђѕричем, однако, стремление к цели еще не означает достижени€ этой цели, и вообще цель достижима только в приближении...ї ≈сли мы теперь обратимс€ к вопросу, какие обсто€тельства могут затруднить осуществление принципа удовольстви€, то мы снова вступим на твердую и известную почву и можем в широкой мере использовать наш аналитический опыт.

 

ѕервый закономерный случай такого торможени€ принципа удовольстви€ нам известен. ћы знаем, что принцип удовольстви€ присущ первичному способу работы психического аппарата и что дл€ самосохранени€ организма среди трудностей внешнего мира он с самого начала оказываетс€ непригодным и даже в значительной степени опасным.

 

ѕод вли€нием стремлени€ организма к самосохранению этот принцип смен€етс€ Ђпринципом реальностиї, который, не оставл€€ конечной цели Ц достижени€ удовольстви€, откладывает возможности удовлетворени€ и временно терпит неудовольствие на длинном окольном пути к удовольствию. ѕринцип удовольстви€ остаетс€ еще долгое врем€ господствовать в сфере трудно Ђвоспитываемыхї сексуальных влечений, и часто бывает так, что он в сфере этих влечений или же в самом Ђ€ї берет верх над принципом реальности даже во вред всему организму.

 

ћежду тем несомненно, что замена принципа удовольстви€ принципом реальности объ€сн€ет нам лишь незначительную, и притом не самую главную, часть опыта, св€занного с неудовольствием. ƒругой, не менее закономерный источник неудовольстви€ заключаетс€ в конфликтах и расщеплени€х психического аппарата, в то врем€ как Ђ€ї развиваетс€ до более сложных форм организации. ѕочти вс€ энерги€, заполн€юща€ этот аппарат, возникает из наличествующих в нем влечений, но не все эти влечени€ допускаютс€ до одинаковых фаз развити€. ¬месте с тем посто€нно случаетс€ так, что отдельные влечени€ или их компоненты оказываютс€ несовместимыми с другими в своих цел€х или требовани€х и не могут объединитьс€ во всеохватывающее единство нашего Ђ€ї. Ѕлагодар€ процессу вытеснени€ они откалываютс€ от этого единства, задерживаютс€ на низших ступен€х психического развити€, и дл€ них отнимаетс€ на ближайшее врем€ возможность удовлетворени€. ≈сли им удаетс€, что легко случаетс€ с вытесненными сексуальными влечени€ми, окольным путем достичь пр€мого удовлетворени€ или замещени€ его, то этот успех, который вообще мог бы быть удовольствием, ощущаетс€ Ђ€ї как неудовольствие. ¬следствие старого вытеснени€ конфликта принцип удовольстви€ испытывает новый прорыв как раз тогда, когда известные влечени€ были близки к получению, согласно тому же принципу, нового удовольстви€. ƒетали этого процесса, посредством которого вытеснение превращает возможность удовольстви€ в источник неудовольстви€, еще недостаточно пон€ты или не могут быть €сно описаны, но бесспорно, что вс€кое невротическое неудовольствие есть подобного рода удовольствие, которое не может быть восприн€то как таковое1.

 

ќба отмеченных здесь источника неудовольстви€ далеко не исчерпывают полностью всего многообрази€ наших непри€тных переживаний, но об остальной их части можно, по-видимому, утверждать с полным правом, что ее существование не противоречит господству принципа удовольстви€. ¬едь чаще всего нам приходитс€ ощущать неудовольствие от воспри€ти€ (Wahrnehmungsunlust), будь то воспри€тие напр€жени€ от неудовлетворенных влечений или внешнее воспри€тие, все равно, €вл€етс€ ли оно мучительным само по себе или же возбуждает в психическом аппарате непри€тные ожидани€, признаваемые им в качестве Ђопасностиї. –еакци€ на требовани€ этих влечений и сигналы опасности, в которых, собственно, и выражаетс€ де€тельность психического аппарата, может быть должным образом направл€ема принципом удовольстви€ или видоизмен€ющим его принципом реальности. Ёто как будто бы не заставл€ет признать дальнейшее ограничение принципа удовольстви€, и как раз исследование психической реакции на внешние опасности может дать новый материал и новую постановку дл€ обсуждаемой здесь проблемы..

 

 

II

 

 

”же давно описано то состо€ние, которое носит название Ђтравматического неврозаї и наступает после таких т€желых механических потр€сений, как столкновение поездов и другие несчасть€, св€занные с опасностью дл€ жизни. ”жасна€, только недавно пережита€ война подала повод к возникновению большого количества таких заболеваний и положила конец попыткам сводить это заболевание к органическому поражению нервной системы вследствие вли€ни€ механического воздействи€2.  артина состо€ни€ при травматическом неврозе приближаетс€ к истерии по богатству сходных моторных симптомов, но, как правило, превосходит ее сильно выраженными признаками субъективных страданий, близких к ипохондрии или меланхолии, и симптомами широко разлитой общей слабости и нарушени€ психических функций. ѕолного понимани€ как военных неврозов, так и травматических неврозов мирного времени мы еще не достигли. ¬ военных неврозах, с одной стороны, про€сн€ет дело, но вместе с тем и запутывает то, что та же картина болезни иногда возникала и без участи€ грубого механического повреждени€. ¬ обыкновенном травматическом неврозе привлекают внимание две основные возможности: перва€ Ц когда главным этиологическим условием €вл€етс€ момент внезапного испуга, и втора€ Ц когда одновременно перенесенное ранение или повреждение преп€тствовало возникновению невроза.

 

»спуг (Schreck), страх (Angst), бо€знь (Furcht) неправильно употребл€ютс€ как синонимы. ¬ их отношении к опасности их легко разграничить. —трах означает определенное состо€ние ожидани€ опасности и приготовление к последней, если она даже и неизвестна; бо€знь предполагает определенный объект, которого бо€тс€; испуг имеет в виду состо€ние, возникающее при опасности, когда субъект оказываетс€ к ней не подготовлен, он подчеркивает момент неожиданности. я не думаю, что страх может вызвать травматический невроз; в страхе есть что-то, что защищает от испуга и, следовательно, защищает и от невроза, вызываемого испугом.   этому положению мы впоследствии еще вернемс€.

 

»зучение сновидени€ мы должны рассматривать как самый надежный путь к исследованию глубинных психических процессов. —осто€ние больного травматическим неврозом во врем€ сна носит тот интересный характер, что он посто€нно возвращает больного в ситуацию катастрофы, поведшей к его заболеванию, и больной просыпаетс€ с новым испугом.   сожалению, этому: слишком мало удивл€ютс€. ќбычно думают, что это только доказательство силы впечатлени€, произведенного травматическим переживанием, если это впечатление не оставл€ет больного даже во сне. Ѕольной, если можно так выразитьс€, фиксирован психически на этой травме. “акого рода фиксаци€ на переживани€х, вызвавших болезнь, давно уже нам известна при истерии. Ѕрейер и ‘рейд в 1893 году выставили такое положение: истерики по большей части страдают от воспоминаний. » при так называемых Ђвоенныхї неврозах исследователи, например ‘еренци и «иммель, объ€сн€ют некоторые моторные симптомы как следствие фиксации на моменте травмы.

 

ќднако мне неизвестно, чтобы больные травматическим неврозом в бодрственном состо€нии удел€ли много времени воспоминани€м о постигшем их несчастном случае. ¬озможно, что они скорей стараютс€ вовсе о нем не думать. ѕринима€ как само собой разумеющеес€, что сон снова возвращает их в обстановку, вызвавшую их болезнь, они обычно не считаютс€ с природой сна. ѕрироде сна больше отвечало бы, если бы сон рисовал больному сцены из того времени, когда он был здоров, или картины ожидаемого выздоровлени€. ≈сли мы не хотим, чтобы сны травматических невротиков ввели нас в заблуждение относительно тенденции сновидени€ исполн€ть желание, нам остаетс€ заключить, что в этом состо€нии функци€ сна так же нарушена и отклонена от своих целей, как и многое другое, или мы должны были бы подумать о загадочных мазохистских тенденци€х Ђ€ї.

 

я предлагаю оставить темную и мрачную тему травматического невроза и обратитьс€ к изучению работы психического аппарата в его наиболее ранних нормальных формах де€тельности. я имею в виду игру детей.

 

–азличные теории детской игры лишь недавно сопоставлены и оценены с аналитической точки зрени€ 3. ѕфейфером в ЂImagoї (V, H. 4). я могу здесь лишь сослатьс€ на эту работу. Ёти теории пытаютс€ разгадать мотивы игры детей, не выставл€€ на первый план экономическую точку зрени€, то есть учитыва€ получение удовольстви€. Ќе име€ в виду охватить все многообрази€ про€влений игры, € использовал представившийс€ мне случай разъ€снить первую самосто€тельно созданную игру полуторагодовалого ребенка. Ёто было больше чем мимолетное наблюдение, так как € жил в течение нескольких недель под одной крышей с этим ребенком и его родител€ми и наблюдение мое продолжалось довольно долго, пока это загадочное и посто€нно повтор€емое действие не раскрыло передо мной свой смысл.

 

–ебенок был не слишком развит интеллектуально, он говорил в свои полтора года только несколько пон€тных слов и произносил, кроме того, много полных значени€ звуков, которые были пон€тны окружающим. ќн хорошо понимал родителей и единственную прислугу, и его хвалили за его Ђприличныйї характер. ќн не беспокоил родителей по ночам, честно соблюдал запрещение трогать некоторые вещи и ходить, куда нельз€, и прежде всего он никогда не плакал, когда мать оставл€ла его на целые часы, хот€ он и был нежно прив€зан к матери, котора€ не только сама кормила своего ребенка, но и без вс€кой посторонней помощи ухаживала за ним и н€нчила его. Ётот славный ребенок обнаружил беспокойную привычку забрасывать все маленькие предметы, которые ему попадали, далеко от себ€ в угол комнаты, под кровать и проч., так что разыскивание и собирание его игрушек представл€ло немалую работу. ѕри этом он произносил с выражением заинтересованности и удовлетворени€ громкое и продолжительное Ђо-о-о-о!ї, которое, по единогласному мнению матери и наблюдател€, было не просто междометием, но означало Ђпрочьї (Fort). я наконец заметил, что это игра и что ребенок все свои игрушки употребл€л только дл€ того, чтобы играть ими, отбрасыва€ их прочь. ќднажды € сделал наблюдение, которое укрепило это мое предположение. ” ребенка была дерев€нна€ катушка, котора€ была обвита ниткой. ≈му никогда не приходило в голову, например, тащить ее за собой по полу, то есть пытатьс€ играть с ней, как с тележкой, но он бросал ее с большой ловкостью, держа за нитку, за сетку своей кроватки, так что катушка исчезала за ней, и произносил при этом свое многозначительное Ђо-о-о-о!ї, затем снова вытаскивал катушку за нитку из кровати и встречал ее по€вление радостным Ђтутї (Da). Ёто была законченна€ игра, исчезновение и по€вление, из которых по большей частиц можно было наблюдать только первый акт, который сам по себе повтор€лс€ без устали в качестве игры, хот€ большее удовольствие, безусловно, св€зывалось со вторым актом3.

 

“олкование игры не представл€ло уже труда. Ёто находилось в св€зи с большой культурной работой ребенка над собой, с ограничением своих влечений (отказом от их удовлетворени€), сказавшимс€ в том, что ребенок не сопротивл€лс€ больше уходу матери. ќн возмещал себе этот отказ тем, что посредством бывших в его распор€жении предметов сам представл€л такое исчезновение и по€вление как бы на сцене. ƒл€ аффективной оценки этой игры безразлично, конечно, сам ли ребенок изобрел ее или усвоил ее по чьему-либо примеру. Ќаш интерес должен остановитьс€ на другом пункте. ”ход матери не может быть дл€ ребенка при€тным или хот€ бы безразличным.  ак же согласуетс€ с принципом удовольстви€ то, что это мучительное переживание ребенок повтор€ет в виде игры? ћожет быть, на это ответ€т, что этот уход должен сыграть роль залога радостного возвращени€, собственной целью игры и €вл€етс€ это последнее. Ётому противоречило бы наблюдение, которое показывало, что первый акт, уход как таковой, был инсценирован ради самого себ€, дл€ игры, и даже гораздо чаще, чем вс€ игра в целом, доведенна€ до при€тного конца.

 

јнализ такого единичного случа€ не дает точного разрешени€ вопроса. ѕри беспристрастном размышлении возникает впечатление, что ребенок сделал это переживание предметом своей игры по другим мотивам. ќн был до этого пассивен, был поражен переживанием и ставит теперь себ€ в активную роль, повтор€€ это же переживание, несмотр€ на то что оно причин€ет неудовольствие, в качестве игры. Ёто побуждение можно было бы приписать стремлению к овладению (Bemachtigungstrieb), независимому от того, при€тно ли воспоминание само по себе или нет. Ќо можно попытатьс€ дать и другое толкование. ќтбрасывание предмета, так что он исчезает, может быть удовлетворением подавленного в жизни импульса мщени€ матери за то, что она ушла от ребенка, и может иметь значение упр€мого непослушани€: Ђƒа, иди прочь, мне теб€ не надо, € сам теб€ отсылаюї. Ётот же самый ребенок, которого € наблюдал в возрасте 1 1 /2 года, при его первой игре, имел обыкновение годом позже бросать об пол игрушку, на которую он сердилс€, и говорить при этом: Ђ»ди на войну!ї (ЂGen in   (г) ieg!ї) ≈му тогда рассказывали, что его отсутствующий отец находитс€ на войне, и он вовсе не чувствовал отсутстви€ отца, но обнаруживал €сные признаки того, что не желал бы, чтобы кто-нибудь мешал ему одному обладать матерью4. ћы знаем и о других дет€х, которые пытаютс€ выразить подобные свои враждебные побуждени€, отбрасыва€ предметы вместо лиц5. «десь возникает сомнение, может ли стремление психически переработать какое-либо сильное впечатление, полностью овладеть им, вы€витьс€ как нечто первичное и независимое от принципа удовольстви€. ¬ обсуждаемом здесь случае ребенок мог только потому повтор€ть в игре непри€тное впечатление, что с этим повторением было св€зано другое, но пр€мое удовольствие.

 

“акже и дальнейшее наблюдение детской игры не разрешает нашего колебани€ между двум€ возможными толковани€ми. „асто можно видеть, что дети повтор€ют в игре все то, что в жизни производит на них большое впечатление, что они могут при этом отрегулировать силу впечатлени€ и, так сказать, сделатьс€ господами положени€. Ќо, с другой стороны, достаточно €сно, что вс€ их игра находитс€ под вли€нием желани€, доминирующего в их возрасте, Ц стать взрослыми и делать так, как это делают взрослые. ћожно наблюдать также, что непри€тный характер переживани€ не всегда делает его непригодным в качестве предмета игры. ≈сли доктор осматривал у ребенка горло или произвел небольшую операцию, то это страшное происшествие, наверно, станет предметом ближайшей игры, но здесь нельз€ не заметить, что получаемое при этом удовольствие проистекает из другого источника. ¬ то врем€ как ребенок переходит от пассивности переживани€ к активности игры, он переносит то непри€тное, что ему самому пришлось пережить, на товарища по игре и мстит таким образом тому, кого этот последний замещает.

 

»з этого, во вс€ком случае, вытекает, что излишне предполагать особое влечение к подражанию в качестве мотива дл€ игры. Ќапомним еще, что артистическа€ игра и подражание взрослым, которое в отличие от поведени€ ребенка рассчитано на зрителей, доставл€ет им, как, например, в трагедии, самые болезненные впечатлени€ и все же может восприниматьс€ ими как высшее наслаждение. ћы приходим, таким образом, к убеждению, что и при господстве принципа удовольстви€ есть средства и пути к тому, чтобы само по себе непри€тное сделать предметом воспоминани€ и психической обработки. ѕусть этими случа€ми и ситуаци€ми, разрешающимис€ в конечном счете в удовольствие, займетс€ построенна€ на экономическом принципе эстетика; дл€ наших целей они ничего не дают, так как они предполагают существование и господство принципа удовольстви€ и не обнаруживают действи€ тенденций, наход€щихс€ по ту сторону принципа удовольстви€, то есть таких, которые первично выступали бы как таковые и были бы независимы от него.

 

 

III

 

 

ƒвадцать п€ть лет интенсивной работы привели к тому, что непосредственные задачи психоаналитической техники в насто€щее врем€ совсем другие, чем были вначале. ¬начале анализирующий врач не мог стремитьс€ ни к чему другому, кроме того, чтобы разгадать у больного скрытое бессознательное, привести его в св€зный вид и в подход€щую минуту сообщить ему. ѕсихоанализ прежде всего был искусством толковани€. “ак как терапевтическа€ задача этим не была решена, вскоре выступило новое стремление Ц понудить больного подтвердить построение психоаналитика посредством собственного воспоминани€. ѕри этом главное внимание удел€лось сопротивлению больного: искусство теперь заключалось в том, чтобы возможно скорее вскрыть его, указать на него больному и посредством дружеского воздействи€ побудить оставить сопротивление (здесь остаетс€ место дл€ внушени€, действующего как перенесение).

 

ѕостепенно становилось все €снее, что скрыта€ цель сделать сознательным бессознательное и на этом пути оставалась не вполне достижимой. Ѕольной может вспомнить не все вытесненное; более того, он не может вспомнить как раз самого главного и не может убедитьс€ в правильности сообщенного ему. ќн скорее вынужден повторить вытесненное в виде новых переживаний, чем вспомнить его как часть прошлых переживаний, как хотел бы врач6. Ёто воспроизведение (Reproduktion), выступающее со столь неожиданной точностью и верностью, имеет всегда своим содержанием часть инфантильной сексуальной жизни, Ёдипова комплекса или его модификаций, и закономерно отражаетс€ в области перенесени€, то есть на отношени€х к врачу. ≈сли при лечении дело зашло так далеко, то можно сказать, что прежний невроз заменен лишь новым Ц неврозом перенесени€. ¬рач старалс€ по возможности ограничить сферу этого невроза перенесени€, как можно глубже проникнуть в воспоминани€ и меньше допустить повторений. ќтношение, устанавливающеес€ между воспоминани€ми и воспроизведени€ми, дл€ каждого случа€ бывает различным. ¬рач, как правило, не может миновать эту фазу лечени€. ќн должен заставить больного снова пережить часть забытой жизни и должен следить за тем, чтобы было сохранено в должной мере то, в силу чего кажуща€с€ реальность сознаетс€ всегда как отражение забытого прошлого. ≈сли это удаетс€, то достигаетс€ нужное убеждение больного и завис€щий от этого терапевтический эффект.

 

„тобы отчетливее вы€вить это Ђнав€зчивое повторениеї (Wiederholungszwang), которое обнаруживаетс€ во врем€ психоаналитического лечени€ невротиков, нужно прежде всего освободитьс€ от ошибочного мнени€, будто при преодолении сопротивлени€ имеешь дело с сопротивлением бессознательного. Ѕессознательное, то есть вытесненное, не оказывает вовсе никакого сопротивлени€ старани€м врача, оно даже само стремитс€ только к тому, чтобы прорватьс€ в сознание, несмотр€ на оказываемое на него давление, или вы€витьс€ посредством реального поступка. —опротивление лечению исходит из тех же самых высших слоев и систем психики, которые в свое врем€ произвели вытеснение. “ак как мотивы сопротивлени€ и даже само сопротивление представл€ютс€ нам во врем€ лечени€ бессознательными, то мы вынуждены избрать более целесообразный способ выражени€. ћы избегнем не€сности, если мы вместо противопоставлени€ бессознательного сознательному будем противополагать Ђ€ї и вытесненное. ћногое в Ђ€ї, безусловно, бессознательно, именно то, что следует назвать €дром Ђ€ї.

 

Ћишь незначительную часть этого Ђ€ї мы можем назвать предсознательным. ѕосле этой замены чисто описательного выражени€ выражением систематическим или динамическим мы можем сказать, что сопротивление анализируемых исходит из их Ђ€ї, и тогда мы тотчас начинаем понимать, что Ђнав€зчивое повторениеї следует приписать вытесненному бессознательному. Ёта тенденци€, веро€тно, могла бы вы€витьс€ не раньше, чем идуща€ навстречу работа лечени€ ослабит вытеснение.

 

Ќет сомнени€ в том, что сопротивление сознательного и предсознательного Ђ€ї находитс€ на службе у принципа удовольстви€, оно имеет в виду избежать неудовольстви€, которое возникает благодар€ освобождению вытесненного, и наше усилие направл€етс€ к тому, чтобы посредством принципа реальности достигнуть примирени€ с существующим неудовольствием. Ќо в каком отношении стоит Ђнав€зчивое повторениеї как про€вление вытесненного к принципу удовольстви€? ясно, что больша€ часть из того, что Ђнав€зчивое повторениеї заставл€ет пережить вновь, должно причин€ть Ђ€ї неудовольствие, так как оно способствует реализации вытесненных влечений, а это и есть, по нашей оценке, неудовольствие, не противоречащее указанному Ђпринципу удовольстви€ї, неудовольствие дл€ одной системы и одновременно удовлетворение дл€ другой. Ќовый и удивительный факт, который мы хотим теперь описать, состоит в том, что Ђнав€зчивое повторениеї воспроизводит также и такие переживани€ из прошлого, которые не содержат никакой возможности удовольстви€, которые не могли повлечь за собой удовлетворени€ даже вытесненных прежде влечений.

 

–анний расцвет инфантильной сексуальности был вследствие несовместимости господствовавших в этот период желаний с реальностью и недостаточной степени развити€ ребенка обречен на гибель. ќн погиб в самых мучительных услови€х и при глубоко болезненных переживани€х. ”трата любви и неудачи оставили длительное нарушение самочувстви€ в качестве нарциссического рубца; неудачи, по моим наблюдени€м и исследовани€м ћарциновского7, €вл€ютс€ наиболее живым элементом в часто встречающемс€ у невротиков чувстве неполноценности. Ђ—ексуальное исследованиеї, которое было ограничено физическим развитием ребенка, не привело ни к какому удовлетворительному результату; отсюда позднейшие жалобы: € ничего не могу сделать, мне ничего не удаетс€. Ќежна€ св€зь по большей части с одним из родителей другого пола приводила к разочарованию, к |напрасному ожиданию удовлетворени€, к ревности при рождении нового ребенка, недвусмысленно указывавшем на Ђневерностьї любимого отца или матери; собственна€ же попытка произвести такое дит€, предприн€та€ с трагической серьезностью, позорно не удавалась; уменьшение ласки, отдаваемой теперь маленькому братцу, возрастающие требовани€ воспитани€, строгие слова и иногда даже наказание Ц все это в конце концов раскрыло в полном объеме всю выпавшую на его долю обиду. —уществует несколько определенных типов такого переживани€, регул€рно возвращающихс€ после того, как приходит конец эпохи инфантильной любви.

 

¬се эти т€гостные остатки опыта и болезненные аффективные состо€ни€ повтор€ютс€ невротиком в перенесении, снова переживаютс€ с большим искусством. Ќевротики стрем€тс€ к срыву незаконченного лечени€, они умеют снова создать дл€ себ€ переживание обиды; заставл€ют врача прибегать к резким словам и к холодному обращению, они наход€т подход€щие объекты дл€ своей ревности, они замен€ют гор€чо желанное дит€ инфантильной эпохи намерением или обещанием большого подарка, который обыкновенно остаетс€ таким же малореальным, как и прежнее желание. Ќичто из всего этого не могло бы тогда принести удовольстви€; нужно былей думать, что теперь это вызовет меньшее неудовольствие; если оно возникает как воспоминание, чем если бы претворилось в новое переживание. ƒело идет, естественно, о про€влении влечений, которые должны были бы привести к удовлетворению, но знание, что они вместо этого и тогда приводили к неудовольствию, ничему не научило. Ќесмотр€ на это, они снова повтор€ютс€; их вызывает принудительна€ сила.

 

“о же самое, что психоанализ раскрывает на перенесении у невротиков, можно найти также и в жизни не невротических людей. ” последних эти €влени€ производ€т впечатление преследующей судьбы, демонической силы, и психоанализ с самого начала считал такую судьбу автоматически возникающей и обусловленной ранними инфантильными вли€ни€ми. Ќав€зчивость, котора€ при этом обнаруживаетс€, не отличаетс€ характерного дл€ невротиков Ђнав€зчивого повторени€ї, хот€ эти лица никогда не обнаруживали признаков невротического конфликта, вылившегос€ в образование симптомов. “ак, известны лица, у которых отношение к каждому человеку складываетс€ по одному образцу: благодетели, покидаемые с ненавистью своими питомцами; как бы различны ни были отдельные случаи, этим люд€м, кажетс€, суждено испытать всю горечь неблагодарности; мужчины, у которых кажда€ дружба кончаетс€ тем, что им измен€ет друг; другие, которые часто в своей жизни выдвигают дл€ себ€ или дл€ общества какое-нибудь лицо в качестве авторитета и этот авторитет затем после известного времени сами отбрасывают, чтобы заменить его новым; влюбленные, у которых каждое нежное отношение к женщине проделывает те же фазы и ведет к одинаковому концу, и т. д. ћы мало удивл€емс€ этому Ђвечному возвращению одного и того жеї, когда дело идет об активном отношении такого лица и когда мы находим посто€нную черту характера, котора€ должна выражатьс€ в повторении этих переживаний. √ораздо большее впечатление производ€т на нас те случаи, где такое лицо, кажетс€, переживает нечто пассивно, где никакого его вли€ни€ не имеетс€ и, однако, его судьба все снова и снова повтор€етс€. ¬спомним, например, историю той женщины, котора€ три раза подр€д выходила замуж, причем все мужь€ ее заболевали, и ей приходилось ухаживать за ними до смерти8. —амое захватывающее поэтическое представление такого случа€ дал “ассо в романтическом эпосе Ђќсвобожденный »ерусалимї. √ерой его, “анкред, неча€нно убил любимую им  лоринду, когда она сражалась с ним в вооружении непри€тельского рыцар€. ќн проникает после ее похорон в страшный волшебный лес, который пугает войско крестоносцев. ќн разрубает там своим мечом высокое дерево, и из раны дерева течет кровь, и он слышит голос  лоринды, душа которой была заключена в этом дереве; она жалуетс€ на то, что он снова причинил боль своей возлюбленной.

 

Ќа основании таких наблюдений над работой перенесени€ и над судьбой отдельных людей мы найдем в себе смелость выдвинуть гипотезу, что в психической жизни действительно имеетс€ тенденци€ к нав€зчивому повторению, котора€ выходит за пределы принципа удовольстви€, и мы будем теперь склонны свести сны травматических невротиков и склонность ребенка к игре к этой тенденции. ¬о вс€ком случае, мы должны сказать, что мы только в редких случа€х можем отделить вли€ние нав€зчивого повторени€ от действи€ других мотивов. ћы уже упоминали, какие иные толковани€ допускает возникновение детской игры. —трасть к повторению и пр€мое, дающее наслаждение удовлетворение влечений кажутс€ здесь соединенными во внутреннюю св€зь. явлени€ перенесени€ состо€т, по-видимому, на службе у сопротивлени€ со стороны вытесн€ющего Ђ€ї; нав€зчивое повторение также призываетс€ на помощь нашим Ђ€ї, которое твердо поддерживает принцип удовольстви€. –ационально взвесив обсто€тельства, мы у€сним себе многое в том, что можно было бы назвать Ђсудьбойї, и перестанем ощущать вовсе потребность во введении нового таинственного мотива. ћенее всего подозрительным €вл€етс€ случай сновидений, предвещающих несчасть€, но при более близком рассмотрении нужно все же прин€ть, что в других примерах факты не исчерпываютс€ известными мотивами. ќстаетс€ много такого, что оправдывает нав€зчивое повторение, и это последнее кажетс€ нам более первоначальным, элементарным, обладающим большей принудительной силой, чем отодвинутый им в сторону принцип удовольстви€. ≈сли же в психической жизни существует такое нав€зчивое повторение, то мы хотели бы узнать что-нибудь о том, какой функции оно соответствует, при каких услови€х оно может вы€витьс€ и в каком отношении стоит оно к принципу удовольстви€, которому мы до сих пор приписывали господство над течением процессов возбуждени€ в психической жизни.

 

 

IV

 

 

“еперь мы переходим к спекул€ции, иногда далеко заход€щей, которую каждый, в зависимости от своей личной установки, может прин€ть или отвергнуть. ƒальнейша€ попытка последовательной разработки этой идеи сделана только из любопытства, заставл€ющего посмотреть, куда это может привести.

 

ѕсихоаналитическа€ спекул€ци€ св€зана с фактом, получаемым при исследовании бессознательных процессов и состо€щим в том, что сознательность €вл€етс€ не об€зательным признаком психических процессов, но служит лишь особой функцией их. ¬ыража€сь метапсихологически, можно утверждать, что сознание есть работа отдельной системы, которую можно назвать Bw. “ак как сознание есть главным образом воспри€тие раздражений, приход€щих к нам из внешнего мира, а также чувств удовольстви€ и неудовольстви€, которые могут проистекать лишь изнутри нашего психического аппарата, системе W Ц Bw9 может быть указано пространственное местоположение. ќна должна лежать на границе внешнего и внутреннего, будучи обращенной к внешнему миру и облека€ другие психические системы. ћы, далее, замечаем, что с прин€тием этого мы не открыли ничего нового, но лишь присоединились к анатомии мозга, котора€ локализует сознание в мозговой коре, в этом внешнем окутывающем слое нашего центрального аппарата. јнатоми€ мозга вовсе не должна задавать себе вопроса, почему, рассужда€ анатомически, сознание локализовано как раз в наружной стороне мозга, вместо того чтобы пребывать хорошо защищенным где-нибудь глубоко внутри. ћожет быть, мы воспользуемс€ этими данными дл€ дальнейшего объ€снени€ нашей системы W Ц Bw.

 

—ознательность не есть единственное свойство, которое мы приписываем происход€щим в этой системе процессам. ћы опираемс€ на данные психоанализа, допуска€, что процессы возбуждени€ оставл€ют в других системах длительные следы как основу пам€ти, то есть следы воспоминаний, которые не имеют ничего общего с сознанием. „асто они остаютс€ наиболее стойкими и продолжительными, если вызвавший их процесс никогда не доходил до сознани€. ќднако трудно предположить, что такие длительные следы возбуждени€ остаютс€ и в системе W Ц Bw. ќни очень скоро ограничили бы способность этой системы к воспри€тию новых возбуждений10, если бы они оставались всегда сознательными; наоборот, если бы они всегда оставались бессознательными, то поставили бы перед нами задачу объ€снить существование бессознательных процессов в системе, функционирование которой обыкновенно сопровождаетс€ феноменом сознани€. “аким допущением, которое выдел€ет сознание в особую систему, мы, так сказать, ничего не изменили бы и ничего не выиграли бы. ≈сли это и не €вл€етс€ абсолютно решающим соображением, то все же оно может побудить нас предположить, что coзнание и оставление следа в пам€ти несовместимы друг с другом внутри одной и той же системы. ћы могли бы сказать, что в системе Bw процесс возбуждени€ совершаетс€ сознательно, но не оставл€ет никакого длительного следа; все следы этого процесса, на которых базируетс€ воспоминание, при распространении этого возбуждени€ перенос€тс€ на ближайшие внутренние системы. ¬ этом смысле € набросал схему, которую выставил в 1900 году в спекул€тивной части Ђ“олковани€ сновиденийї. ≈сли подумать, как мало мы знаем из других источников о возникновении сознани€, то нужно отвести известное значение хоть несколько обоснованному утверждению, что сознание возникает на месте следа воспоминани€.

 

“аким образом, система Bw должна была отличатьс€ той особенностью, что процесс возбуждени€ не оставл€ет в ней, как во всех других психических системах, длительного изменени€ ее элементов, но ведет как бы к вспышке в €влении осознани€. “акое уклонение от всеобщего правила требует разъ€снени€ посредством одного момента, приход€щего на ум исключительно при исследовании этой системы, и этим моментом, отсутствующим в других системах, могло бы легко оказатьс€ вынесенное наружу положение системы Bw, ее непосредственное соприкосновении с внешним миром.

 

ѕредставим себе живой организм в самой упрощенной форме Ц в качестве недифференцированного пузырька раздражимой субстанции; тогда его поверхность, обращенна€ к внешнему миру, €вл€етс€ дифференцированной в силу своего положени€ и служит органом, воспринимающим раздражение. Ёмбриологи€, как повторение филогенеза, действительно показывает, что центральна€ нервна€ система происходит из эктодермы и что сера€ мозгова€ кора есть все же потомок примитивной наружной поверхности, который перенимает посредством унаследовани€ существенные ее свойства.  азалось бы вполне возможным, что вследствие непрекращающегос€ натиска внешних раздражений на поверхность пузырька его субстанци€ до известной глубины измен€етс€, так что процесс возбуждени€ иначе протекает на поверхности, чем в более глубоких сло€х. “аким образом, образовалась така€ кора, котора€ в конце концов оказалась настолько прожженной раздражени€ми, что доставл€ет дл€ воспри€ти€ раздражений наилучшие услови€ и неспособна уже к дальнейшему видоизменению. ѕри перенесении этого на систему Bw это означало бы, что ее элементы не могли бы подвергатьс€ никакому длительному изменению при прохождении возбуждени€, так как они уже модифицированы до крайности этим вли€нием. “огда они уже подготовлены к возникновению сознани€. ¬ чем состоит модификаци€ субстанции и происход€щего в ней процесса возбуждени€, об этом можно составить себе некоторое представление, которое, однако, в насто€щее врем€ не удаетс€ еще проверить. ћожно предположить; что возбуждение при переходе от одного элемента к другому должно преодолеть известное сопротивление, и это уменьшение сопротивлени€ оставл€ет длительно существующий след возбуждени€ (проторение путей); в системе Bw такое сопротивление при переходе от одного элемента к другому не возникает. — этим представлением можно св€зать брейеровское различение поко€щейс€ (св€занной) и свободно-подвижной энергии11 в элементах психических систем; элементы системы Bw обладали бы в таком случае не св€занной, но исключительно свободно-отводимой энергией. Ќо € полагаю, что пока лучше об этих вещах высказыватьс€ с возможной неопределенностью. ¬се же мы св€зали посредством этих рассуждений возникновение сознани€ с положением системы Bw и с приписываемыми ей особенност€ми протекани€ процесса возбуждени€.

 

ћы должны осветить еще один момент в живом пузырьке с его корковым слоем, воспринимающим раздражение. Ётот кусочек живой материи носитс€ среди внешнего мира, зар€женного энергией огромной силы, и, если бы он не был снабжен защитой от раздражени€ (Reizschutz), он давно погиб бы от действи€ этих раздражений: ќн вырабатывает это предохран€ющее приспособление посредством того, что его наружна€ поверхность измен€ет структуру, присущую живому, становитс€ в известной степени неорганической и теперь уже в качестве особой оболочки или мембраны действует сдерживающе на раздражение, то есть ведет к тому, чтобы энерги€ внешнего мира распростран€лась на ближайшие оставшиес€ живыми слои лишь небольшой частью своей прежней силы. Ёти слои, защищенные от всей первоначальной силы раздражени€, могут посв€тить себ€ усвоению всех допущенных к ним раздражений. «ато этот внешний слой благодар€ своему отмиранию предохран€ет все более глубокие слои от подобной участи по крайней мере до тех пор, пока раздражение не достигает такой силы, что оно проламывает эту защиту. ƒл€ живого организма така€ защита от раздражений €вл€етс€, пожалуй, более, важной задачей, чем воспри€тие раздражени€; он снабжен собственным запасом энергий и должен больше всего стремитьс€ защищать свои особенные формы преобразовани€ этой энергии от нивелирующего, следовательно, разрушающего вли€ни€ энергии, действующей извне и превышающей его собственную по силе. ¬оспри€тие раздражений главным образом имеет своей целью ориентироватьс€ в направлении и свойствах идущих извне раздражений, а дл€ этого оказываетс€ достаточным брать из внешнего мира лишь небольшие пробы и оценивать их в небольших дозах. ” высокоразвитых организмов воспринимающий корковый слой бывшего пузырька давно погрузилс€ в глубину организма, оставив часть этого сло€ на поверхности под непосредственной общей защитой от раздражени€. Ёто и есть органы чувств, которые содержат в себе приспособлени€ дл€ воспри€ти€ специфических раздражителей и особые средства дл€ защиты от слишком сильных раздражений и дл€ задержки неадекватных видов раздражений. ƒл€ них характерно то, что они перерабатывают лишь очень незначительные количества внешнего раздражени€, они берут лишь его мельчайшие пробы из внешнего мира. Ёти органы чувств можно сравнить с щупальцами, которые ощупывают внешний мир и потом оп€ть отт€гиваютс€ от него.

 

я разрешу себе на этом месте кратко затронуть вопрос, который заслуживает самого основательного изучени€.  антовское положение, что врем€ и пространство суть необходимые формы нашего мышлени€, в насто€щее врем€ может под вли€нием известных психоаналитических данных быть подвергнуто дискуссии. ћы установили, что бессознательные душевные процессы сами по себе наход€тс€ Ђвне времениї. Ёто прежде всего означает то, что они не упор€дочены во времени, что врем€ ничего в них не измен€ет, что представление о времени нельз€ применить к ним. Ёто негативное свойство можно пон€ть лишь путем сравнени€ с сознательными психическими процессами. Ќаше абстрактное представление о времени должно почти исключительно зависеть от свойства работы системы W Ц Bw и должно соответствовать самовоспри€тию этой последней. ѕри таком способе функционировани€ системы должен быть избран другой путь защиты от раздражени€. я знаю, что эти утверждени€ звучат весьма туманно, но должен ограничитьс€ лишь такими намеками.

 

ћы до сих пор указывали, что живой пузырек должен быть снабжен защитой от раздражений внешнего мира. ѕеред тем мы утверждали, что ближайший его корковый слой должен быть дифференцированным органом дл€ воспри€тий раздражений извне. Ётот чувствительный корковый слой, будуща€ система Bw, также получает возбуждени€ и изнутри. ѕоложение этой системы между наружными и внутренними вли€ни€ми и различи€ условий дл€ вли€ний с той и другой стороны €вл€ютс€ решающими дл€ работы этой системы и всего психического аппарата. ѕротив внешних вли€ний существует защита, котора€ уменьшает силу этих приход€щих раздражений до весьма малых доз; по отношению к внутренним вли€ни€м така€ защита невозможна, возбуждение глубоких слоев непосредственно и не уменьша€сь распростран€етс€ на эту систему, причем известный характер их протекани€ вызывает р€д ощущений удовольстви€ и неудовольстви€. ¬о вс€ком случае, возбуждени€, происход€щие от них, будут более адекватны способу работы этой системы по своей интенсивности и по другим качественным свойствам (например, по своей амплитуде), чем раздражени€, приход€щие из внешнего мира. Ёти обсто€тельства окончательно определ€ют две вещи: во-первых превалирование ощущений удовольстви€ и неудовольстви€, которые €вл€ютс€ индикатором дл€ процессов, происход€щих внутри аппарата, над всеми внешними раздражени€ми; во-вторых, де€тельность, направленную против таких внутренних возбуждений, которые ведут к слишком большому увеличению неудовольстви€. ќтсюда может возникнуть склонность относитьс€ к ним таким образом, как будто они вли€ют не изнутри, а снаружи, чтобы к ним возможно было применить те же защитные меры от раздражений. “аково происхождение проекции, которой принадлежит столь больша€ роль в происхождении патологических процессов.

 

” мен€ складываетс€ впечатление, что мы приблизились посредством последних рассуждений к пониманию господства принципа удовольстви€; но мы еще не разъ€снили тех случаев, которые ему противоречат. ѕоэтому сделаем шаг дальше. “акие возбуждени€ извне, которые достаточно сильны, чтобы проломать защиту от раздражени€, мы называем травматическими. я полагаю, что пон€тие травмы включает в себ€ пон€тие нарушени€ защиты от раздражени€, “акое происшествие, как внешн€€ травма, вызовет, наверное, громадное расстройство в энергетике организма и приведет в движение все защитные средства; принцип удовольстви€ при этом остаетс€ бессильным. ќрганизм оказываетс€ не в силах сдержать переполнение психического аппарата столь большими количествами раздражений. ¬озникает скорее друга€ задача, состо€ща€ в том, чтобы победить это раздражение, психически св€зать эту огромную массу ворвавшихс€ раздражений, чтобы затем свести их на нет.

 

¬еро€тно, специфическое неудовольствие от физической боли есть следствие того, что защита от раздражений в известной степени прорвана. ќт этого места периферии вследствие этого текут к психическому аппарату посто€нные возбуждени€ таким же образом, каким они обыкновенно могут приходить лишь изнутри12. » какую иную реакцию мы можем ожидать на этот прорыв?

 

—о всех сторон будет привлечена активна€ энерги€ (Besetzungsenergie), чтобы создать соответственное высокое энергетическое заполнение вокруг пострадавшего места. —оздаетс€ сильнейша€ компенсаци€ (Gegenbesetzung), дл€ осуществлени€ которой поступаютс€ своим запасом все другие психические системы, так что получаетс€ обширное ослабление и понижение обычной работоспособности других психических функций. Ќа подобных примерах мы хотим научитьс€ прилагать наши метапсихологические построени€ к такого рода первичным фактам.

 

»з этого обсто€тельства мы делаем вывод, что даже система с высоким энергетическим потенциалом (hochbesetzte System) может воспринимать вновь приход€щую несв€занную энергию, превраща€ ее в поко€щуюс€, то есть Ђсв€затьї ее психически. „ем выше потенциал собственной поко€щейс€ энергии, тем выше будет ее св€зывающа€ сила; и наоборот, чем ниже этот потенциал, тем меньше эта система будет в состо€нии воспринимать, усваивать энергию, тем сокрушительнее должны быть последстви€ такого прорыва Ђзащиты от раздражени€ї. Ќеправильно было бы возражение против такого понимани€, что увеличение энергетического потенциала (Besetzungen) вокруг места прорыва объ€сн€етс€ гораздо проще пр€мым следствием проникающих сюда возбуждений. ≈сли бы это было так, то психический аппарат испытал бы только увеличение своего энергетического потенциала, а ослабл€ющий характер боли, ослабление всех других систем остались бы необъ€снимыми. ƒаже самые сильные защитные действи€ боли не противоречат нашему объ€снению, так как они происход€т рефлекторно, то есть они возникают без посредства психического аппарата. Ќеопределенность всех наших построений, которые мы называем метапсихологическими, происходит, конечно, оттого, что мы ничего не знаем о природе процесса возбуждени€ в элементах психических систем и не чувствуем себ€ вправе делать даже какое-либо предположение: в этом отношении мы оперируем, таким образом, с большим X, который мы переносим в каждую новую формулу. „то этот процесс совершаетс€ с количественно различной энергией Ц это легко допустимое предположение; что он имеет также больше чем одно качество (например, в виде амплитуды), может быть дл€ нас неверо€тным; мы принимаем в качестве новой формулировки предположение Ѕрейера, что дело идет здесь о двух формах энергии: текущей свободно, стрем€щейс€ к разр€ду и поко€щемс€ запасе психических систем (или их элементов). ¬озможно, что мы уделим место предположению, что Ђсв€зываниеї втекающей в психический аппарат энергии состоит в переведении ее из свободно текущего в поко€щеес€ состо€ние.

 

я полагаю, что нужно сделать попытку понимани€ обыкновенного травматического невроза как последстви€ обширного прорыва Ђзащиты от раздраженийї. Ётим восстановлено было бы в своих правах старое наивное учение о шоке, в противоположность, по-видимому, более новому и психологически более требовательному учению, которое приписывает этиологическое значение не механическому воздействию силы, а испугу и угрозе жизни. Ќо эти противоречи€ нетрудно примирить; психоаналитическое пон€тие травматического невроза идентично с грубой формой теории шока. ≈сли последн€€ объ€сн€ет сущность шока непосредствено повреждением молекул€рной или гистологической структуры нервных элементов, то мы стараемс€ пон€ть вли€ние, исход€ из прорыва Ђзащиты от раздраженийї и из возникающих отсюда задач. ”словием дл€ него служит отсутствие подготовленности в виде страха (Angstbereitschaft), который создает переизбыток энергии (Uberbesetzung) в системах, прежде всего воспр мающих раздражение. ¬следствие такого пониженого энергетического потенциала системы не в состо€нии св€зывать приход€щие к ним количества возбуждени€, и тем легче осуществл€ютс€ указанные последстви€ такого прорыва Ђзащиты от раздраженийї. ћы находим, таким образом, что подготовленность в виде страха с повыш нием энергетического потенциала воспринимающей системы представл€ет последнюю линию защиты от раздражени€. ƒл€ целого р€да травм така€ разница между неподготовленными и подготовленными посредством повышени€ потенциала системами может быть решающим моментом дл€ их исхода; он больше не будет зависеть самой силы травмы. ≈сли сновидени€ травматических невротиков возвращают больных так регул€рно в обстановку катастрофы, то они, во вс€ком случае, не €вл€ютс€ исполнением желани€, галлюцинаторное осуществление которого сделалось функцией при господстве принципа удовольстви€. Ќо мы должны допустить, что они осуществл€ют другую задачу, разрешение которой должно произойти раньше, чем принцип удовольстви€ начнет осуществл€ть свое господство. Ёти сновидени€ стараютс€ справитьс€ с раздражением посредством развити€ чувства страха, отсутствие которого стало причиной травматического невроза. ќни проливают, таким образом, свет на функцию психического аппарата, котора€, не противореча принципу удовольстви€, все же независима от него и кажетс€ более первоначальной, чем стремление к удовольствию и избегание неудовольстви€.

 

«десь было бы уместно впервые признать исключение из правила, что сновидение есть исполнение желани€. —трашные сновидени€ (Angsttraume) не представл€ют подобного исключени€, как € неоднократно и подробно доказывал, также и сновидени€-наказани€ (Straftraume), так как они воздают должное наказанию за исполнение запрещенного желани€ и €вл€ютс€, таким образом, исполнением желани€ особого Ђчувства виныї, реагирующего на вытесненное влечение. Ќо вышеупом€нутые сновидени€ травматических невротиков нельз€ рассматривать под углом зрени€ исполнени€ желани€, и в такой же малой степени это возможно по отношению ко встречающимс€ в психоанализе сновидени€м, которые воспроизвод€т воспоминани€ о психических инфантильных травмах. ќни скорее повинуютс€ тенденции к нав€зчивому повторению, которое подкрепл€етс€ в процессе психоанализа далеко не бессознательным желанием Ц вы€вить забытое и вытесненное. “аким образом, функци€ сновидени€, заключающа€с€ в устранении поводов к прекращению сновидени€ посредством исполнени€ мешающих ему желаний, оказываетс€ не первоначальной: сновидение могло бы лишь в том случае осилить эти мешающие ему возбуждени€, если бы вс€ психическа€ жизнь признала бы господство принципа удовольстви€. ≈сли же существует Ђта сторона принципа удовольстви€ї, то вполне можно допустить и некоторую эпоху, предшествующую тенденции исполнени€ желани€ во сне.

 

Ёто не противоречит более поздней функции сна. ќднако, если эта тенденци€ в чем-либо нарушена, встает следующий вопрос: возможны ли в психоанализе такие сны, которые в интересах психического св€зывани€ травматических впечатлений следуют тенденции нав€зчивого воспроизведени€? Ќа это нужно ответить безусловно утвердительно.

 

ѕо отношению к Ђвоеннымї неврозам, поскольку это название обозначает нечто большее, чем простое отношение к обсто€тельствам этого заболевани€, € доказал в другом месте, что они очень легко могли бы быть травматическим неврозом, возникновение которого было облегчено Ђ€ї Ц конфликтом (Ich Ц Konflikt)13.

 

”пом€нутый выше факт, что одновременное большое ранение уменьшает посредством большой травмы шансы на возникновение травматического невроза, теперь будет более пон€тен, особенно если вспомнить о двух обсто€тельствах, подчеркнутых психоаналитическим исследованием: во-первых, что механические потр€сени€ должно рассматривать как один из источников сексуального возбуждени€ (ср. замечани€ о вли€нии качани€ и езды по железной дороге в Ђ“рех очерках по теории сексуальностиї), и, во-вторых, что болезненное и лихорадочное состо€ние сильно вли€ет во врем€ своего течени€ на распределение либидо. “аким образом, механическа€ сила травмы освобождает то количество сексуального возбуждени€, которое действует травматически вследствие недостаточной готовности в виде страха, одновременное же ранение тела при помощи нарциссического сосредоточени€ либидо в пострадавшем органе св€зывает излишек возбуждени€.

 

»звестно также, что недостаточно оценено дл€ теории либидо то, что такие т€желые нарушени€ в распределении либидо, как меланхоли€, могут быть на врем€ ликвидированы посредством какой-либо привход€щей органической болезни и что даже состо€ние вполне развитой Dementia ргаесох при названных услови€х может быть временно задержано и даже возвращено к прежним, менее болезненным состо€ни€м.

 

 

V

 

 

ќтсутствие защиты от раздражений у воспринимающего внутренние раздражени€ коркового сло€ имеет своим последствием то, что перемещение раздражений получает большое экономическое значение и часто дает повод к нарушени€м в экономике организма, которые могут быть сопоставлены с травматическим неврозом. —амыми основными источниками такого внутреннего раздражени€ служат так называемые влечени€ организма, которые €вл€ютс€ представител€ми всех действующих сил, возникающих внутри организма и переносимых на психический аппарат; именно они и €вл€ютс€ самым важным и самым темным элементом психологического исследовани€. ѕожалуй, мы не найдем слишком смелым предположение, что исход€щие из этих влечений действи€ €вл€ютс€ по типу не св€занным, а свободно-подвижным, стрем€щимс€ к разр€ду нервным процессом. —амое большое, что мы знаем об этих процессах, дает изучение сновидений. ѕри этом мы обнаружили, что процессы в бессознательных системах коренным образом отличны от процессов (пред-)сознательных, что в бессознательном отдельные зар€ды энергии легко могут быть целиком перенесены, смещены, сгущены. ≈сли бы то же самое случилось с материалом предсознательного, это привело бы к нелепым результатам; поэтому получаютс€ известные нам странности в €вном содержании сновидени€, после того как предсознательные остатки дн€ подверглись переработке, согласно законам бессознательного. я назвал это свойство таких процессов в бессознательном Ђпервичнымї психическим процессом, в отличие от соответствующих нашему нормальному бодрствованию Ђвторичныхї процессов.

 

“ак как все влечени€ возникают в бессознательных системах, вр€д ли будет новым, если, скажем, что они следуют первичному процессу; с другой же стороны, мы имеем мало основани€ отождествить первичный психический процесс со свободно движущимс€ зар€дом, а вторичный процесс Ц с изменени€ми св€занного или тонического нервного напр€жени€ Ѕрейера14 «адачей более высоких слоев психического аппарата было бы в таком случае св€зывать достигающие его влечени€, которые возникли в Ђпервичномї процессе. Ќеудача этого св€зывани€ вызвала бы нарушение, аналогичное травматическому неврозу; только если последовало бы такое св€зывание, стало бы возможным беспреп€тственное продолжение господства принципа удовольстви€ и его модификации Ц принципа реальности. Ќо до тех пор выступала бы на первое место друга€ задача психического аппарата, состо€ща€ в овладении возбуждением или св€зывании его и, собственно, не противоречаща€ принципу удовольстви€, но не завис€ща€ от него, часто даже не имеюща€ его в виду.

 

ѕро€влени€ нав€зчивого повторени€, которые мы встретили в психической жизни раннего детства и в случа€х из психоаналитической практики, отличаютс€ непреодолимым, а там, где наход€тс€ в противоречии с принципом удовольстви€, Ђдемоническимї характером. ћы полагаем, что в детской игре ребенок повтор€ет даже непри€тные переживани€, так как он благодар€ своей активности значительно лучше овладевает сильным впечатлением, чем это возможно при обыкновенном пассивном переживании.  аждое новое воспроизведение стремитс€ как будто бы закрепить желанное овладение, и даже при при€тных переживани€х ребенок не может насытитьс€ этими повторени€ми и будет упр€мо настаивать на повторении тех же впечатлений. Ёта черта характера должна впоследствии исчезнуть. ”слышанна€ во второй раз острота пройдем почти незамеченной, театральное представление никогда не доставит такого впечатлени€ во второй раз, которое оно произвело в первый; взрослого трудно заставить тотчас же перечитать даже ту книгу, котора€ очень понравилась. ¬сегда условием удовольстви€ будет его новизна. –ебенок же не устанет требовать повторени€ показанной ему взрослым игры, пока тот не откажет ему окончательно, и, если ему рассказали интересную сказку, ему хочетс€ слышать все снова и снова эту сказку вместо новой; он настаивает беспрестанно на повторении| того же самого и исправл€ет вс€кое изменение, которое вставл€ет рассказчик дл€ того, чтобы внести разнообразие. ѕри этом здесь нет противоречи€ принципу, удовольстви€; бросаетс€ в глаза, что это повторение, нахождение того же самого составл€ет само по себе источник удовольстви€. Ќаоборот, у подвергаемого анализу кажетс€ €сным, что нав€зчивое повторение в перенесении отношений его инфантильного периода, во вс€ком случае, выходит за пределы принципа удовольстви€. Ѕольной при этом ведет себ€ как ребенок и показывает нам, что вытесненные следы воспоминаний о его ранних переживани€х наход€тс€ в нем не в св€занном состо€нии, а также до известной степени не способны к переходу во вторичный процесс. Ётому свойству об€заны они своими способност€ми образовывать посредством присоединени€ к следам дневных переживаний про€вл€ющиес€ во сне фантазии исполнени€ желаний. Ёто нав€зчивое повторение часто €вл€етс€ дл€ нас преп€тствием в терапевтической работе, когда мы в конце лечени€ хотим провести отрешение от лечащего врача, и нужно предположить, что тайна€ болезнь у людей, не посв€щенных в анализ, которые бо€тс€ пробудить что-либо, что, по их мнению, лучше оставить в сп€щем состо€нии, имеет в основе именно страх перед наступлением такой демонической нав€зчивости.

 

 аким же образом св€заны между собой влечени€ и нав€зчивое повторение? «десь мы приходим к мысли, что мы набрели на следы самого характера этих влечений, возможно, даже всей органической жизни, до сих пор бывших дл€ нас не€сными или, во вс€ком случае, недостаточно подчеркнутыми. ¬лечение с этой точки зрени€ можно было бы определить как наличное в живом организме стремление к восстановлению какого-либо прежнего состо€ни€, которое под вли€нием внешних преп€тствий живое существо принуждено было оставить, в некотором роде органическа€ эластичность или, если угодно, выражение косности в органической жизни15.

 

Ёто определение влечени€ звучит странно, так как мы привыкли видеть во влечении момент, стрем€щийс€ к изменению и развитию, и должны теперь признать как раз противоположное, выражение консервативной природы живущего. — другой стороны, нам попадаютс€ очень часто примеры из жизни животных, которые как будто бы подтверждают историческую обусловленность влечений.

 

≈сли некоторые рыбы во врем€ метани€ икры предпринимают трудные путешестви€, чтобы отложить икру в известных водах, весьма удаленных от их обычного пребывани€, то, по мнению многих биологов, они отыскивают лишь прежние места, которые они в течение времени переменили на другие. “о же относитс€ и к странствованию перелетных птиц; но поиски дальнейших примеров указывают нам очень скоро, что в феноменах наследственности и фактах эмбриологии мы имеем великолепные примеры органического Ђнав€зчивого повторени€ї. ћы видим, что зародыш животного принужден повторить в своем развитии структуру всех тех форм, пусть даже в беглом и укороченном виде, от которых происходит это животное, вместо того чтобы поспешить кратчайшим путем к его конечному образу; это обсто€тельство мы можем объ€снить механически лишь в незначительной степени и не должны оставл€ть в стороне историческое объ€снение. “аким же образом далеко в историю животного мира восходит способность замещени€ утраченного органа посредством образовани€ взамен другого, совершенно аналогичного.

 

—ледует тут же отметить и то возражение, что, кроме консервативных влечений, которые принуждают к повторени€м, есть и такие, которые стрем€тс€ дать новые формы и ведут к прогрессу; это возражение должно быть предусмотрено и позже в наших рассуждени€х. ќднако нам кажетс€ заманчивым проследить до последних выводов то предположение, что все влечени€ стрем€тс€ восстановить прежнее состо€ние. ѕусть это покажетс€ чересчур Ђглубокомысленнымї или пусть прозвучит мистически, но все же мы стремились к чему-либо подобному. ћы ищем трезвых результатов исследовани€ или основанного на нем рассуждени€ и стремимс€ ни к чему другому, как к достоверности16.

 

≈сли, таким образом, все органические влечени€ консервативны, приобретены исторически и направлены к регрессу, к восстановлению прежних состо€ний, то мы должны все последстви€ органического развити€ отнести за счет внешних, мешающих и отклон€ющих вли€ний.

 

Ёлементарное живое существо с самого своего начала не должно стремитьс€ к изменению, должно посто€нно при неизмен€ющихс€ услови€х повтор€ть обычный жизненный путь. Ќо ведь в конечном счете именно истори€ развити€ нашей «емли и ее отношений к —олнцу есть то, что наложило свой отпечаток на развитие организмов.  онсервативные органические влечени€ восприн€ли каждое из этих вынужденных отклонений от жизненного пути, сохранили их дл€ повторени€ и должны произвести, таким образом, обманчивое впечатление сил, стрем€щихс€ к изменению и прогрессу, в то врем€ как они пытаютс€ достичь прежней цели на старых и новых пут€х. ќднако и эта конечна€ цель вс€кого органического стремлени€ могла бы легко быть узнана. ≈сли бы целью жизни было еще никогда не достигнутое ею состо€ние, это противоречило бы консервативной природе влечений. —корее здесь нужно было бы искать старое исходное состо€ние, которое живущее существо однажды оставило и к которому стремитс€ обратно всеми окольными пут€ми развити€. ≈сли мы примем как не допускающий исключений факт, что все живущее вследствие внутренних причин умирает, возвращаетс€ к неорганическому, то мы можем сказать: целью вс€кой жизни €вл€етс€ смерть, и, наоборот, неживое было раньше, чем живое.

 

Ќекогда какими-то совершенно неизвестными силами пробуждены были в неодушевленной материи свойства живого. ¬озможно, что это был процесс, подобный тому, каким в известном слое живой материи впоследствии должно было образоватьс€ сознание. ¬озникшее тогда в неживой перед тем материи напр€жение стремилось уравновеситьс€: это было первое стремление возвратитьс€ к неживому. “огда жива€ субстанци€ могла легко умереть, жизненный путь был, веро€тно, короток, направление его было предопределено химической структурой молодой жизни. ¬ течение долгого времени жива€ субстанци€ могла создаватьс€ все снова и снова и легко могла умирать, пока внешние, определ€ющие причины не изменились настолько, что принуждали оставшуюс€ в живых субстанцию ко все большим отклонени€м от первоначального жизненного пути и к более сложным окольным пут€м дл€ достижени€ цели Ц смерти. Ё



<== предыдуща€ лекци€ | следующа€ лекци€ ==>
«адани€ дл€ практических зан€тий. по теме Ђћатериально-техническое обеспечениеї | √оризонтальн≥ асимптоти
ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-07; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 383 | Ќарушение авторских прав


Ћучшие изречени€:

Ћибо вы управл€ете вашим днем, либо день управл€ет вами. © ƒжим –он
==> читать все изречени€...

535 - | 446 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.107 с.