Лекции.Орг

Поиск:


ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ




Как утверждает Б.Т.Лихачев, «подростковый возраст наиболее сензитивен к экологическому воспитанию» (1993, с. 22). Действи­тельно, у младших и средних подростков отмечается самый высо­кий уровень интенсивности отношения к природе, максимальный в процессе всего онтогенеза (рис. 34а). При этом наблюдается пере­структурирование ее компонентов (строго говоря, речь идет об ^интенсивности непрагматического отношения к природе).



развитие отношения к природе в процессе онтогенеза


отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте



 


В возрастной группе 10—11 лет наиболее выражен когнитив-ный компонент (5,95 станайна), а также на высоком уровне нахо­дятся поступочный (5,81) и практический (5,74). Значительно менее выражен перцептивно-аффективный компонент (4,79). В этой груп­пе нельзя сделать вывод о ведущем компоненте в структуре ин­тенсивности: если перцептивно-аффективный компонент статистически значимо на 1% уровне отличается от остальных, то различия между другими тремя компонентами незначимы даже на 5% уровне.

Хотя полученные данные не позволяют статистически выде­лить ведущий компонент в структуре интенсивности отношения к природе в этом возрасте, анализ предпочитаемой деятельности, направленной на мир природы (рис. 30), подтверждает вывод Г.В.Шайнис о том, что во взаимодействии с природой «подрост­ки в возрасте 10—11 лет в большей степени склонны к практичес­ким занятиям» (1995, с. 43).

Ш Эстетический • Прагматический П Практический ШЗ Познавательный

Рис. 30. Структура предпочтений типов деятельности, направленной на мир природы, характерная для школьников 10—11 лет (по методике «Альтернатива», в %)*.

В группе 12—13 лет на первое место выходит поступочный ком­понент (5,63), на втором -- когнитивный (5,31), на третьем -практический (5,26), на последнем — перцептивно-аффективный (5,11). Низкий уровень стремления (или способности!) «любоваться

* Структура предпочтений типов деятельности, направленной на мир природы, практически не отличается у школьников 10—11 и 12—13 лет. Расхождения отдельных показателей не превышают 2%.


и наслаждаться» природой, свойственный этому возрасту, под­тверждается также минимумом выраженности экологических ус­тановок эстетического типа (рис. 29 и 35в). При взаимодействиях с природными объектами школьники 10—13 лет менее всего склонны к деятельности эстетического характера (рис. 30).

Таким образом, структура компонентов отношения к природе в младшем и среднем подростковом возрасте в целом напоминает структуру, свойственную «фанатам».

К среднему подростковому возрасту присходит своего рода кристаллизация поступочного компонента в качестве ведущего из группы наиболее развитых компонентов, которая была характер­на для 10—11 лет (рис. 346).

О высоком уровне развития поступочного компонента интен­сивности отношения к природе в данный период свидетельствует также онтогенетический максимум выраженности этического (природоохранного) типа экологических установок (рис. ЗЗа), ко­торые у средних подростков встречаются чаще других типов эко­логических установок (рис. 31).

Показательно, что в 10—11 лет 38%, а в 12—13 даже 46% школь­ников высказывают свою готовность активно участвовать в охране природы, а о своем нежелании заниматься такой деятельностью заявляет соответственно только 2 и 6% (Шейнис, 1993). Готовность подростков к «экологически созидательной деятельности» отме­чается также Б.Т.Лихачевым (1993).

Рис. 31. Структура экологических установок школьников 12—13 лет (по методике «ЭЗОП», в %):

- эстетические установки (природа как источник красоты);

- познавательные установки (природа как объект изучения);

- эстетические установки (природа как объект охраны);

- прагматические установки (природа как источник пользы).


216 развитие отношения к природе в процессе онтогенеза

Такая экологическая активность свидетельствует о достаточ­но высокой сознательности отношения к природе, которое в младшем и среднем подростковом возрасте к тому же занимает высокий ранг в иерархии всех субъективных отношений лично­сти, о чем свидетельствует онтогенетический максимум пара­метра доминантности в 12—13 лет (рис. 35а). Это согласуется и с данными Г.В.Шейнис: «В целом, сравнительный анализ харак­тера отношения детей подросткового возраста к природе пока­зал, что развитие отношений с природой личностно значимо, отвечая психологическим потребностям, интересам и возмож­ностям подростков, особенно в возрасте 12—13 лет» (1993, с. 11).

Можно констатировать и высокую когерентность этого отно­шения. «Качественный анализ выборов (интерес к природе как области знаний, к практическим занятиям, к углубленному по­знанию природы и участию в просоциальной природоохранитель­ной деятельности) показал, что наиболее пропорционально развит интерес к природе у подростков 12—13 лет» (Шейнис, 1995, с. 43).

В начале подросткового возраста происходят существенные изменения в системе представлений ребенка о природе. Увеличи­ваются показатели полноты, цельности и осознанности этих представлений. По данным Л.Гуляницкой (1994), практически все­ми детьми этого возраста в понятие «природа» наряду с растени­ями (93%) включаются и животные (91%, против 43% в младшем школьном возрасте), причем домашние животные составляют толь­ко 14% (против 80% в младшем школьном возрасте). Однако, не­живые объекты включает в понятие «природа» по-прежнему только половина школьников (48% против 43% в младшем школь­ном возрасте). Отмеченный рост сформированности представле­ний о мире природы становится основой для развития у подростков таких параметров отношения к природе, как осоз­нанность, широта и обобщенность.

Анализ параметра модальности отношения к природе в млад­шем и среднем подростковом возрасте требует учета особеннос­тей восприятия школьниками природных объектов. В это время полностью исчезает антропоморфизм как способ осмысления мира природы, особенно свойственный дошкольнику и, в некоторой степени, младшему школьнику. Безусловно, определенные следы антропоморфизма сохраняются, так же как и у взрослых, но они уже не имеют принципиального значения (Дерябо, Ясвин, 1996).

В то же время, исследования С.Д.Дерябо (1993) показали, что именно в младшем подростковом возрасте восприятие природных объектов в качестве своего рода субъектов достигает максималь-


отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте

ного уровня. И хотя к среднему подростковому возрасту этот показатель несколько снижается, тем не менее остается выше среднего для выборки подростков и юношей (рис. 35г).



По данным Т.К.Нестерук (1994), в младшем подростковом возрасте каждый второй школьник (49—53%) включает те или иные природные объекты в список своих «значимых других», что существенно выше, чем в последующие периоды. К среднему под­ростковому возрасту этот показатель также ощутимо снижается (до 36% к 13 годам), оставаясь все-таки выше среднего уровня (рис. 35е).

Очень убедительные данные, подтверждающие субъектный характер восприятия природных объектов в этот период, были получены при изучении степени психологической близости со «значимыми другими». Оказалось, что для тех, кто включил в спи­сок различные природные объекты, в этом возрасте степень пси­хологической близости с ними выше, чем со всеми остальным «значимыми другими»: выше матери, отца, бабушки, дедушки, лучшего друга и т.д.

Показательны в этом плане высказывания младших подростков, записанные Е.В.Антоновой (1995), когда она просила пятиклассни­ков — владельцев животных — закончить предложение: «Моя собака (кошка, ...) — ...».

«Моя собака — она очень милая, хорошая, ласковая. Она очень меня любит, помогает мне, утешает. Я хочу, чтобы я была собаке как сестра».

«Моя кошка — это ЧУДО! У нее особенный характер. Она все по­нимает, все-все, а мама и папа не всегда».

«Мой кот — он так понимает меня, как будто даже точно может говорить».

«Я доверяю моей собаке свои маленькие тайны, советук^ь с ней, а иногда даже спорю».

Следовательно, для младших и средних подростков свойстве­нен субъектный характер модальности отношения к природе.

В этот период продолжает сохраняться непрагматический ха­рактер взаимодействия с природными объектами. Для младшего и среднего подросткового возраста был отмечен относительно низ­кий уровень выраженности экологических установок прагмати­ческого типа (рис. 346). Выбор прагматического типа деятельности, связанной с природой, тем не менее, встречается достаточно час-То (рис. 30), однако, не часто доминирует.

Таким образом, для младших и средних подростков свойстве-Нен непрагматический характер модальности отношения к при-Р°Де, а модальность в целом является субъектно-непрагматической.


218 развитие отношения к природе в процессе онтогенеза

Отмеченный ранее у школьников 10—11 лет преобладающий выбор практического характера деятельности, направленной на природу, и субъектно-непрагматический тип модальности отно­шения к ней позволяют обозначить отношение к природе в млад-шем подростковом возрасте как субъектно-практическое.

В свою очередь, выявленное у 12—13-летних подростков до­минирование поступочного компонента в структуре интенсивности и преобладание экологических установок этического типа позво­ляют охарактеризовать отношение к природе в среднем подростко­вом возрасте как субъектно-этическое.Субъектно-этический характер отношения к природе учащихся 5—6 классов подтверж­дается также экспериментальными исследованиями московских школьников (Оганесян, 2000).

В целом, процессу развития отношения к природе в возраст­ном промежутке от 10 до 13 лет свойственна тенденция к нараста­нию экологической активности подростков на фоне субъект-субъектного характера их взаимодействия с миром приро­ды. Если в начале периода это отношение реализуется, прежде все­го, в непрагматической практической деятельности «для себя» — в содержании животных и растений, в общении с ними; то к концу периода к этому прибавляется еще и деятельность, направ­ленная на преобразование окружающего мира — природы и дру­гих людей. Высокодоминантное и интенсивное отношение становится эмоционально напряженным и требует своей актив­ной внешней демонстрации, что и обусловливает высокую готов­ность подростков этого возраста участвовать в природоохранной деятельности. Следствием этого становится переход от субъектно-практического типа отношения к природе в младшем подростко­вом возрасте к субъектно-этическому типу - - в среднем подростковом.

В результате такой сбалансированности «внутренних» и «вне­шних» проявлений отношение к природе в младшем и особенно среднем подростковом возрасте характеризуется высокими пока­зателями таких параметров, как когерентность, принципиальность и сознательность. Однако, недостаток социального опыта и опе­рациональной вооруженности подростков ограничивают их ини­циативу при самостоятельной реализации природоохранной деятельности: наши данные показывают, что школьникам этого возраста свойственна больше готовность к такой деятельности, нежели стремление к ней (по всем соответствующим шкалам ме­тодики «Натурафил» подростки чаще выбирали реактивные ситу-


отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте 219

ации, чем ситуации, требующие сверхнормативной активности). Таким образом, для развертывания подростками природоохран­ной деятельности, к которой они потенциально готовы, требует­ся соответствующая организация со стороны взрослых.

8.3. отношение к природе в старшем подростковом возрасте

В старшем подростковом возрасте происходят кардинальные изменения субъективного отношения к природе. Причем, если представления о мире природы продолжают постепенно углуб­ляться -- уже 83% школьников включают в понятие «природа» наряду с растениями и животными также и объекты неживой при­роды (Гуляницкая, 1994), то процесс развития субъективного от­ношения к природе вступает в критический период.

Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что это отношение приобретает прагматический характер. Имен­но в старшем подростковом возрасте отмечается максимальная степень выраженности экологических установок прагматического типа (рис. 356). Эта тенденция подтверждается и максимальной склонностью школьников данного возраста к выбору прагмати­ческого типа взаимодействия с природой (рис. 32). Для большин­ства старших подростков природа — это прежде всего источник какого-либо материального продукта, она представляет интерес с точки зрения возможности что-нибудь взять из нее и принести домой.

. 32. Структура предпочтений типов деятельности, направленной на мир природы, характерная для школьников 14—15 лет (по методике «Альтернатива», в %).

11 26


 


220________ развитие отношения к природе в процессе онтогенеза отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте 221


О низком уровне параметра осознанности отношения к при­роде в старшем подростковом возрасте свидетельствует следую­щий факт. Когда школьникам предлагалось ответить на прямой вопрос: «Природа для Вас — это прежде всего объект: 1) красо­ты, 2) изучения, 3) охраны, 4) пользы» -- многие из тех, у кого по данным методики «ЭЗОП» было зафиксировано доминирова­ние прагматических экологических установок и низкая степень выраженности этических (природоохранных) установок, давали тем не менее ответ «охрана». Иными словами, система реальных прагматических установок, определяющих характер деятельности, направленной на природные объекты, не соответствует деклариру­емым подростками социально одобряемым природоохранным мотивам.

Представляется, что подобные психологические феномены могут значительно искажать результаты различных опросов, на­правленных на выявление особенностей экологического сознания, проводимых социологами и педагогами. Картина «сознательного отношения к природе» в этом случае может выглядеть более бла­гополучной, чем это имеет место в действительности.

Следует отметить, что прагматизм старшего подростка по отноше­нию к природным объектам принципиально отличается от прагматизма дошкольника. У дошкольника он — следствие общего прагматизма мышления, у старшего подростка — прагматично отношение к при­родным объектам как таковым, а другие группы отношений могут отличаться непрагматическим характером модальности. У дошколь­ника он носит, в общем-то, латентный характер и проявляется в ос­новном в познавательной сфере, в вопросе «зачем», у старшего подростка — активный и проявляется во всей системе его практичес­ких действий с природными объектами. Таким образом, для природы прагматизм старшего подростка более экологически «опасен» (Деря-бо, Ясвин, 1996).

Таким образом, для старших подростков свойственен прагма­тический характер модальности отношения к природе. О принци­пиальном изменении модальности отношения старших подростков к природе свидетельствует также отмечаемое в этом возрасте преобладание субъект-объектного характера отноше­ний к животным и растениям над субъект-субъектным. Исследо­вания С.Д.Дерябо (1993) показали, что в 14—15 лет уровень субъектификации природных объектов становится уже ниже среднего для школьников (рис. 35г). Это происходит на фоне существенного снижения числа школьников, для которых при­родные объекты являются «значимыми другими»: оно также ста-


новится ниже среднего для школьников (рис. 35е). В возрасте 15 лет только 11% подростков включают представителей мира при­роды в свой список «значимых других» (Нестерук, 1994).

Таким образом, начиная со старшего подросткового возрас­та, разрушается субъектное восприятие природных объектов, «субъектная установка» по отношению к ним, свойственная всем предыдущим периодам, сменяется «объектной». И хотя элемен­ты субъектификации на этом этапе еще сохраняются, она не остается ведущим фактором, определяющим отношение к природным объектам. Следует отметить, что переход к объект­ному восприятию мира природы начинается уже со среднего подросткового возраста, хотя, как уже говорилось, отношение к природе в этот период продолжает носить еще в целом субъект-субъектный характер. Определенную роль в таком переходе иг­рает изучение в среднем и старшем подростковом возрасте курса биологических дисциплин, поскольку система образования про­низана духом картезианства (Дерябо, 1993).

Поскольку в старшем подростковом возрасте природные объекты уже не относятся к сфере равного в своей самоценности, то стано­вятся возможными, более того — естественными, действия по отноше­нию к ним, ранее заблокированные этическими нормами, которыми руководствовался ребенок в отношении мира природы. Как и дош­кольники, старшие подростки оказываются способными на жестокое обращение с животными и растениями. Но если детская жестокость — это, в общем-то, «жестокость по непониманию» (дошкольники, в силу не преодоленного еще эгоцентризма, обычно просто не способ­ны в достаточной мере сопереживать чужой боли), то жестокость стар­ших подростков по отношению к природным объектам носит совершенно другой характер: зачастую на них выплескивается нако­пившийся из-за социальных трудностей данного периода* заряд аг­рессивности, старший подросток как бы «отыгрывается» на беззащитных животных и растениях.

Однако, такая трансформация происходит только с теми, для кого на предыдущих этапах природные объекты недостаточно открывались как субъекты, у кого незначителен опыт субъектификации, непраг­матического субъект-субъектного взаимодействия, т.е. общения с ними. Ребенок, который долго мечтал о собаке и наконец уговорил родите­лей ее завести, который несколько лет ухаживал за ней, гулял, иг­рал, вряд ли будет склонен к жестокости и по отношению к другим животным и растениям. На основе механизма стереотипизации отно­шение, сформировавшееся к его любимой собаке, будет транслиро­ваться и на других живых существ. В то же время, если собака заводилась родителями исключительно с прагматическими целями: престиж, продажа породистых щенков и т.п. — и такая прагматическая система


развитие отношения к природе в процессе онтогенеза

ценностей была усвоена ребенком, этого не произойдет (Дерябо, Яс~ вин, 1996).

Таким образом, старшим подросткам свойственен объектный характер модальности отношения к природе. Следовательно, в целом модальность субъективного отношения к природе в 14—15 лет является объектно-прагматической, что и обусловливает объек­тно-прагматический тип этого отношения в старшем подростковом возрасте,и в частности нередко наблюдаемую «экологическую криминальность» старших подростков.

Как уже говорилось, мотивация деятельности, связанной с при­родой, природными объектами, обусловлена возможностью выхода компенсаторной агрессивности, вызванной трудностями социализа­ции в этом возрасте (причем, выхода достаточно «безопасного», не грозящего серьезными наказаниями). Ведь в общественной системе ценностей мир природы, как правило, отодвинут на последние ран­ги, относится к одной из наименее ценных категорий (Неменова, 1995 и др.).

Подростки, ломающие в парке скамейку, будут, скорее всего, сразу же остановлены прохожими или работниками правоохранительных органов. А вот на подростков, забивающих в пруду палками «против­ных» жаб и лягушек, собравшихся для икрометания, прохожие (в том числе и работники правоохранительных органов), как правило, просто не обращают внимания, более того могут сами «накинуться» на человека, пытающегося остановить это массовое убийство: «Что вы пристали к детям? Они же не делают ничего особенного!» Как отмечает Б.Т.Лихачев, «главный враг отрочества — негативное, без­нравственное социальное окружение, вызывающее атрофию ответ­ственности, перерастающую в жестокость» (1993, с. 22). Свойственный старшим подросткам прагматизм отношения к природе и их общая социально-психологическая напряженность превращают для них мир природы в своего рода «полигон» для социальных достижений. В основе деятельности, связанной с при­родой, может лежать, в частности, мотивация получения какого-нибудь «трофея», повышающего статус среди сверстников: подростки-рыболовы стремятся наловить рыбы обязательно боль­ше, чем у других, причем зачастую они даже не знают, что потом с ней делать, но это для них и неважно. В основе поведения под­ростков может лежать также подражание прагматической практи­ческой деятельности взрослых, например, девочки часто стремят приносить домой все, что можно солить, консервировать, засу шивать и т.д., — одним словом, «употреблять», чтобы доказат что они «настоящие хозяйки». Таким образом, у старших подрос­тков преобладает практический характер реализации своего объек­тно-прагматического отношения к природе.


отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте 223

Потеря психологической близости с миром природы, господ­ство объектно-прагматического его восприятия сопровождается также заметным понижением уровня параметра доминантности отноше­ния к природе, отмечаемым у 14—15-летних подростков (рис. 35а).

В то же время у достаточно большого числа подростков этого возраста сохраняется непрагматический характер модальности, однако, параметр интенсивности непрагматического отношения к природе в 14—15 лет характеризуется крайне низкими показате­лями, минимальными за весь период онтогенеза (рис. 34а). При­чем в самой структуре интенсивности происходит существенное переструктурирование, кардинально меняются ранги ее компо­нентов (рис. 346).

Ведущим становится перцептивно-аффективный компонент (4,79), превосходящий когнитивный и практический на 1% уров­не. Второй ранг занимает поступочный (4,58). Однако, по-видимо­му, его относительная выраженность сохраняется как остаточное явление от предыдущего периода, поскольку количество подрост­ков, высказывающих готовность принимать активное участие в природоохранной деятельности резко снижается: с 46% в среднем подростковом возрасте до 23%, причем увеличивается количество тех, кто отказывается от участия в ней: соответственно с 6% до 16% (Шейнис, 1993). Роль когнитивного компонента продолжает сни­жаться (4,31). Характерно, что если в структуре прагматического отношения практический компонент является ведущим, то в струк­туре непрагматического — наоборот, занимает последний ранг (4,26). Иными словами, старшие подростки стремятся просто использо­вать природу,а к взямл/одействию, общению с природными объек­тами они уже не склонны.

Таким образом, структура интенсивности отношения к при­роде в старшем подростковом возрасте в целом напоминает структуру, свойственную «нигилистам». В целом, в старшем под­ростковом возрасте начинает складываться иерархия компонен­тов интенсивности непрагматического отношения, которая свойственна взрослым.

8.4. отношение к природе в юношеском возрасте

Характеризуя процесс формирования экологической культуры личности, Б.Т.Лихачев подчеркивает: «Отношение к экологичес­ким проблемам в юношеском возрасте во многом предопреде­ляется периодом детства и отрочества. Вместе с тем появляются


развитие отношения к природе в процессе онтогене.

качественно новые особенности и возможности» (1993, с. 22) Полученные нами данные также свидетельствуют, что отноше ние к природе школьников 16—17 лет обладает рядом специфи­ческих свойств, одни из которых «достались им по наследству» от старшего подросткового возраста, другие — совпадают со свой­ствами более ранних онтогенетических периодов. Синтетическое единство всех этих свойств, в свою очередь, обусловливает уни­кальные характеристики, которые дают представление о специ­фике отношения к природе в юношеском возрасте.

Так, в юношеском возрасте окончательно закрепляется объек­тный характер модальности отношения к природе. По данным С.Д.Дерябо (1993), в 16—17 лет уровень субъектификации при­родных объектов достигает своего минимума в процессе онтоге­неза (рис. 35г). Природные объекты в этом возрасте относительно редко называются в качестве «значимых других»: они являются таковыми только для одного из пяти старшеклассников (рис. 35е). Но даже у тех, кто их по-прежнему включает в список, снижается степень психологической близости с ними: если в предыдущие периоды она была выше, чем со всеми остальными «значимыми другими», то теперь переходит на третье место (Нестерук, 1994).

Таким образом, в юношеском возрасте сохраняется объектный характер модальности отношения к природе.

В то же время в этот период происходит изменение второго параметра модальности — снижается прагматизм отношения к миру природы. Так, отмечается падение до минимума степени выра­женности экологических установок прагматического типа (рис. 356) и склонности выбирать прагматический тип деятельности по от­ношению к природе: если в 14—15 лет прагматический выбор со­ставлял 38%, то в 16—17 лет — лишь 23% (рис. 33).

Следовательно, в целом модальность отношения к природе в юношеском возрасте является объектно-непрагматической.

Уровень параметра интенсивности отношения непрагматической модальности по сравнению со старшими подростками довольно су­щественно возрастает, хотя, и не достигает уровня младшего и сред­него подросткового возраста. Рост интенсивности непрагматического отношения к природе может быть связан с «актуальностью эколо­гической потребности», отмечаемой Л.П.Печко для юношеского возраста: «Потребность в самоопределении, в соотношении своих человеческих духовных и природных свойств, а также существую­щие традиции поддерживают в юношеском возрасте интерес к экологическим проблемам, их прояснению в личном смысле ("мое отношение к природе и природы ко мне")» (1991, с. 74).


отношение к природе в подростковом и юношеском возрасте 225

Несмотря на рост интенсивности, продолжается дальнейшее снижение доминантности отношения к природе (рис. 35а). Это отно­шение в юношеском возрасте уступает в ранге таким особенно зна­чимым для старшеклассников, как отношение «к противоположному полу», «к другим людям», «к самому себе», «к материальному благо­состоянию» и т.п. О низкой доминантности отношения юношей и девушек к миру природы свидетельствуют также результаты иссле­дований латвийских психологов, направленные на изучение ценно­стных ориентиров молодежи. По данным Ж.Упениеце (1994), изучавшей иерархию терминальных ценностей рижских старшек­лассников (73 человека), такая ценность, как «красота природы и искусство» стабильно оказывается одной из наименее значимых для респондентов (13—18 ранг из 18). Подобная ситуация отмечается А.Карповой (1994) и у студенческой молодежи (198 человек): тер­минальная ценность «понимание и переживание природы» занима­ет 19 ранг из 22 предлагаемых для ранжирования.

В то же время, по данным Л.С.Колесовой (1996), 86% московс­ких старшеклассников (опрошено 264 человека) отмечают природу среди наиболее значимых для них ценностей и 83% учащихся указы­вают на важность сохранения окружающей среды. 16% юношей и девушек называют прогулки на природе в качестве своего любимого занятия. «Однако, исследование установило также, что среди ценно­стей, без которых реализация жизненных устремлений старшек­лассников была бы затруднена, не были названы ни ценность природы, ни важность сохранения окружающей среды» (с. 16).

Таким образом, данные различных исследований подтверж­дают точку зрения А.П.Пахомова, изучавшего психологические проблемы формирования экологического мышления старшекласс­ников и студентов (а также предпринимателей и научных ра­ботников), согласно которой, «во-первых, экологические проблемы, в целом, находятся за пределами актуализированных интересов и информированности опрашиваемых и, во-вторых, получаемая экологическая информация в большинстве случаев по оценкам самих опрашиваемых не предполагает возможнос­тей сопричастности к коррекции экологической ситуации» (1996, с- 106). Отношение юношей и девушек к природе и экологичес­ким проблемам, как правило, носит исключительно эмоцио­нальный характер, активность в сфере природоохранной Деятельности не проявляется (Колесова, 1996).

Действительно, в юношеском возрасте в структуре интенсивно­сти отношения к природе, как и у старших подростков, продолжает



развитие отношения к природе в процессе онтогенеза


 


доминировать перцептивно-аффективный компонент, который значительно превышает все остальные и достигает своего макси­мального уровня в процессе онтогенеза (5,22). На второе место выходит практический (4,71), далее -- поступочный (4,69), а ког­нитивный (4,63), который был ведущим в первые периоды онто­генеза, переходит на последнее место (рис. 346). Такая иерархия компонентов интенсивности остается характерной и для взрослых (Ясвин, 1993).

Таким образом, структура интенсивности отношения к при­роде в юношеском возрасте в целом напоминает структуру, свой-

Рис. 33. Структура предпочтений типов деятельности, направленной на мир природы, характерная для школьников 16—17 лет (по методике «Альтернатива», в %).

ственную «доброжелателям».

К 16—17 годам резко возрастают и достигают онтогенетичес­кого максимума экологические установки эстетического типа (рис. 35в), а деятельность эстетического характера по отношению к при­родным объектам становится наиболее предпочтительной (рис. 33).

Данные, полученные на основе различных методик: «Натура-фил», «ЭЗОП» и «Альтернатива», однозначно свидетельствуют о преобладании в юношеском возрасте эмоционально-эстетическо­го восприятия мира природы, что, кстати, характерно и для боль­шинства взрослых людей. В целом, отношение к природе в юношеском возрасте может быть обозначено как объектно-эстети­ческое.


глава IX. общие знакономерности развития






Дата добавления: 2015-05-06; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1299 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:



© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.016 с.