Лекции.Орг
Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника

Эмоционально-оценочная природа эстетического отношения



Специфическая система связи объекта и субъекта, которая складывается в эстетической ситуации, требует, чтобы духовная деятельность субъекта соответствовала характеру объекта — носителя эстетической ценности. Отвечая этому требованию, эстетическое восприятие становится особого рода переживанием.

Всякая эстетическая оценка есть более или менее четко осознаваемое и более или менее точно формулируемое выражение чувства испытанного человеком при восприятии некоего предмета — радости, восхищения, преклонения, сочувствия и т. п. В других сферах ценностной ориентации — не говоря уже о научном познании! — эмоциональная основа суждения либо необязательна, либо просто невозможна. В эстетическом же отношении человека к миру именно и только непосредственное переживание, характер и сила испытанного чувства становятся единственным необходимым и достаточным основанием оценочного суждения. Не рассудок, не логический анализ, не обращение к авторитетам, а голос собственного чувства диктует мне оценку "красиво" или "уродливо", "трагично" или "комично". И кто бы ни стал это суждение оспаривать, я останусь при своем мнении, потому что оно выражает мое собственное переживание. Поэтому нельзя логически доказать несостоятельность моего непосредственного эмоционального восприятия — его можно отвергнуть, но нельзя опровергнуть. Споры о красоте и остаются безрезультатными до тех пор, пока одному из спорящих не удастся перевести другого на свои позиции восприятия и переживания оцениваемого предмета, пока ему не удастся помочь оппоненту почувствовать предмет так, как чувствует его он сам. Такова, в частности, первейшая задача художественной критики, требующая от критика особого таланта, не нужного ученому-искусствоведу. Эмоциональность эстетического отношения к действительности вбирает в себя, втягивает индивидуума значительно более глубоко и полно, чем его познавательное отношение к миру и даже другие направления ценностной ориентации, — ведь эстетическое чувство есть наиболее сокровенная, интимная и неотрывная от индивидуальности форма субъективного. Конечно, и познание осуществляется субъектом, и нравственное, политическое и т. п. отношения суть отношения субъекта. Дело, однако, в том, что субъективное начало не только играет в разных сферах духовной деятельности различную роль, но и участвует в них на разных своих уровнях.

Хотя добываемая познанием истина формулируется сознанием субъекта, ее содержание безлично и потому безэмоционально — субъектом познания является "трансцендентальный субъект", как называл его И. Кант, т. е. человек как представитель рода, а не личность во всей ее конкретности и неповторимости. В политической, юридической, религиозной и даже нравственной сферах ценностной ориентации субъективное также выступает на уровнях надындивидуальных, субъектом является здесь не личность, а та или иная социальная группа, класс, нация и т. д., а в известных ситуациях все человечество. Потому-то в этих областях аксиосферы культуры вырабатываются и формулируются определенные ценностные нормы, обязательные для всех членов данного социального коллектива, — скажем, религиозная догматика и формы обрядности, правовые установления, программы политической партии, нравственный кодекс. Понятно, что религиозная, политическая, правовая, этическая оценки не требуют непременного включения оцениваемого явления в жизненный опыт оценивающей личности. В эстетическом же отношении такое включение абсолютно необходимо, ибо то, что не воспринято и не оценено мною лично, не имеет для меня никакой эстетической ценности. Предпринимавшиеся не раз в истории культуры попытки установить эстетические каноны, нормативы, догмы оказывались безрезультатными, ибо для их утверждения даже у тоталитарных социальных систем нет необходимых средств принуждения, подобных тем, какими они располагают для утверждения надындивидуального, сверхличностного характера всех иных ценностей. Эстетическое воспитание тем и отличается от принуждения, что должно сделать социально-идеологические ценностные установки внутренней психологической позицией личности, включающей направленность ее эмоциональных реакций.

Но эмоции эмоциям рознь. Переживания, возникающие в эстетической ситуации, отличаются от всех других тем, что их возбуждает бескорыстный интерес субъекта к объекту. Корыстные интересы возбуждают такие эмоции, которые сигнализируют о наличии некоей биологической или социальной потребности — голода, полового желания, жажды накопления, власти и т. п. — и о степени ее удовлетворения, эстетические же чувства имеют иное происхождение: они выражают духовную потребность (и меру ее удовлетворения) в созерцании и переживании предмета, ценность которого не в приносимой им пользе или выгоде, а в самом факте его существования, и именно в той форме, в какой мы его ощущаем, — так любуемся мы красотой звездного неба, изяществом движений газели, величием морской стихии.

Зрение и слух потому и стали привилегированными для эстетического восприятия чувствами, что они связаны с духовной сферой несравнимо более тесно, чем обоняние и осязание. В высшей степени показательно, что в русском языке, да и во многих других, слова, обозначающие деятельность сознания, взяты из терминологии зрительного восприятия, например: мировоззрение, миросозерцание, политические и философские взгляды, научная точка зрения, очень часто мы говорим видеть в смысле понимать (например: "Я вижу, что это сложная проблема"), а человека невежественного в народе называют "темным", т. е. "слепым", "незрячим'

Объясняется это тем, что для практической жизнедеятельности людей, для их коллективного труда и взаимного общения зрение имеет первостепенное значение, неизмеримо большее, чем какой-либо другой способ чувственного восприятия. Что же касается слуха, то его связь с сознанием обусловлена его главной функцией орудия восприятия речи — основного средства обмена мыслями в человеческом обществе. Именно звуковой язык развил ухо человека так, что оно стало улавливать тончайшие оттенки тембра, ритма, интонаций, давая возможность сознанию сопрягать звук с определенным духовным содержанием, с мыслью, чувством, т. е. воспринимать его осмысленно. Потому-то все искусства обращены только к зрительному и слуховому восприятию или к вырастающему на их почве воображению (литература) — духовный смысл, идейно-эмоциональная содержательность искусства не могут быть восприняты носом, языком или рукой; лишь глаз и ухо оказываются способными улавливать и передавать сознанию заключенную в художественных творениях духовную информацию.

Духовно-бескорыстный характер эстетического переживания объясняется двумя причинами. Первая из них — особенности объекта восприятия и оценки: поскольку форма предмета не вызывает никакого утилитарного, нравственного, религиозного, политического, правового интереса, поскольку ею нельзя обладать, поскольку она не приносит никакой выгоды, постольку возбуждаемые ее созерцанием эмоции и оказываются альтруистическими, а не эгоистическими; они сигнализируют о ценности предмета, т. е. о его соответствии интересам нашего духа, а не тела и не кармана.

Вторая причина, определяющая своеобразие эстетических эмоций, состоит в том, что бескорыстно-духовное переживание возбуждается не созерцанием объекта как такового, а его соотнесением с идеалом. В отношениях между реальным и идеальным и скрывается последний ключ к тайне эстетического — не случайно именно вокруг этого отношения билась мысль крупнейших представителей эстетической науки прошлых времен, начиная от Платона и Плотина и кончая Н. Чернышевским и В. Соловьевым.

7. Эстетическое как соотношение реальности и идеала У человека же, как было показано выше, бытие которого имеет общественный характер и вся деятельность которого сознательна и целенаправленна, возникает необходимость в новом, духовном, побудителе и регуляторе его действий. Так исторически сформировалась способность людей создавать проекты, которые оказываются продуктом духовно-преобразовательной деятельности человеческого сознания. Если технические проекты опосредуют материальную практику в сфере производства, то идеалы выполняют ту же роль в социальной, педагогической, художественной деятельности.

Идеал — одна из форм существования идеального как всеобщей формы духовной деятельности людей. Он возникает благодаря активности продуктивного воображения и представляет собой, таким образом, нечто воображаемое, τ. е. подобное реальному и вместе с тем отличное от него. Идеал рождается в результате духовной переработки существующего во имя создания чего-то не существующего, но желанного или должного — иногда возможного, иногда невозможного, фантастического, сказочного, утопического. Идеал обладает, следовательно, той же степенью конкретности, какая свойственна другим плодам творческой деятельности воображения и которая характеризует вообще всякое представление, отличие же его от всех иных представлений, от всех иных форм воображаемого состоит именно в том, что идеал не есть просто ирреальный, чисто духовный объект, подобный, например, научно-теоретической модели или художественному образу, но заключает в себе момент целеполагания, программирования, устремленности к тому, чего нет, но что может быть, или же чего нет и чего вообще быть не может, но что должно было бы быть при более совершенном устройстве мира. Идеалы рождаются из глубоко характерной для человека неудовлетворенности тем, что он имеет и может, из стремления к лучшему и из способности представить себе это лучшее, желаемое в воображении. С онтологической точки зрения — вспомним рассуждение на соответствующей лекции — идеал есть форма небытия, создаваемая для того, чтобы превратиться в бытие, и именно в такое бытие, которое отвечает развивающимся интересам человека.

Так раскрывается перед нами диалектически противоречивая структура идеала: в нем сливаются воедино единичное и общее, действительное и вымышленное, сущее и возможное, знание реального и выход за пределы реальности. Идеал связывает человека с действительностью и одновременно разрывает эту связь зовом к переделке существующего или к бегству от эмпирической данности. Поэтому он мобилизует энергию человеческих чувств и воли, указывая направление деятельности и предлагая ценностно-ориентационную основу этой деятельности. Идеал становится главным посредником между человеческими (социальными, а не биологическими!) потребностями и конкретными способами их удовлетворения, он выступает как своеобразный "пусковой механизм" целенаправленных действий общественного человека. Вместе с тем идеал служит критерием оценки всего, что окружает человека в мире и попадает в орбиту его практических социальных интересов. Несуществующее, но желаемое оказывается критерием оценки существующего. Реальное соотносится с идеальным и измеряется мерой идеального: соответствует оно идеалу или не соответствует? способствует или мешает его претворению в жизнь? враждебно оно ему или благоприятно?

Это соотнесение реальности с идеалом, осуществляемое людьми в ходе их повседневного общения с окружающим предметным миром, и лежит в основе эстетического переживания действительности. Оно тогда и возникает, когда в непосредственном чувственном восприятии человеком реального предмета этот предмет ставится в определенную связь с идеалом. От того, какова именно эта связь, зависит конкретная эстетическая оценка предмета — признание его красивым или безобразным, возвышенным или низменным, поэтическим или прозаическим, трагическим или комическим. Вне соотнесения с идеалом реальный мир никакой эстетической ценности не имеет; он остается, разумеется, реальным, материальным миром, в нем действуют физические, химические и биологические законы, он чувственно воспринимается животным и человеком, он потребляется ими и практически преобразовывается, но в собственном его бытии нет ни грана эстетического. Эстетическим светом природа загорается лишь тогда, когда духовное ее восприятие человеком образует "электрическую цепь", соединяя природу с общественными идеалами людей. Разорвите эту цепь — и природа эстетически гаснет, сохраняя всю свою материальную реальность, но лишаясь эстетической значимости. Она остается объективно существующей, она может быть для человека полезной и приятной, но не становится ни прекрасной, ни безобразной, ни возвышенной. Носители эстетических ценностей продолжают существовать, но не обретают какого-либо эстетического значения. Эстетическую же ценность эти свойства формы приобретают именно и только потому, что они соотносятся с идеальными представлениями людей, воспринимаясь как некая высшая цель, к которой человек всегда и во всем должен стремиться.

Идеалы людей складываются, живут, функционируют в сфере обыденного сознания и представляют собой не столько идеологическое, сколько социально-психологическое явление. Идеал есть картина желаемого, модель должного, живой образ мечтаемого, есть небытие в форме бытия; именно поэтому он является всеобщим достоянием человечества, живет в сознании каждого человека, идеологи же способны только "перевести" его на обобщенный теоретический или публицистический язык.

 

8. Категории (греч. kategoria — «высказывание, признак») — наиболее общие и фундаментальные понятия, отражающие существенные, всеобщие свойства и отношения явлений действительности и познания и являющиеся результатом логического обобщения эмпирического (основанного на опыте) материала.

Прекрасное — эстетическая категория, характеризующая явления, обладающие высшей эстетической ценностью, и воплощающая представления о позитивном совершенстве и гармонии. Современная эстетика рассматривает категорию прекрасного как предмет действительности и представления о совершенстве. В категории прекрасного содержится положительная оценка предметов и явлений, свойств, сторон, процессов реальной природной и превосходной степени красоты.

Конкретные проявления прекрасного исследуются при помощи так называемых вспомогательных категорий, описывающих ту или иную модификацию прекрасного. Основными вспомогательными категориями являются: гармония (непротиворечивое единство противоположностей в сложных объектах); грация (красота в движении); изящество (хрупкость, нежность формы); прелесть (проявление прекрасного в объектах малых форм); мера (необходимое количество); порядок; ритм; симметрия; пропорция и др.

Безобразное — эстетическая категория, раскрывающая представления людей о несовершенстве, которое обнаруживается во внешних качествах объектов и выявляет дисгармонию в различных областях действительности.

В истории эстетики безобразное традиционно рассматривалось как категория, соотносимая с прекрасным, представлялось как антипод прекрасного, как отрицание красоты, как нечто, противоположное и противостоящее прекрасному, лишенное целостности (без образа). В современной трактовке категория безобразного отражает негативную эстетическую ценность. Безобразное обозначает нечто отталкивающее, вызывающее неудовольствие вследствие своей дисгармоничности, несоразмерности, неупорядоченности, и отражает невозможность или отсутствие совершенства. Категория безобразного указывает на эстетическое свойство отрицательного общечеловеческого значения, хотя и не представляют серьезной угрозы человечеству.

Разные виды искусства имеют различные возможности для передачи безобразного. Например, в живописи эти возможности более ограничены (слишком наглядны для зрителя, что может вызвать отторжение), тогда как поэт может более широко изображать уродливое и безобразное.

Вспомогательными понятиями к категории безобразного выступают такие, как ужасное, мрачное, шокирующее, агрессивное, грубое, отвратительное, неприятное, несовершенное, демоническое.

 

9. Категории (греч. kategoria — «высказывание, признак») — наиболее общие и фундаментальные понятия, отражающие существенные, всеобщие свойства и отношения явлений действительности и познания и являющиеся результатом логического обобщения эмпирического (основанного на опыте) материала.

Категория возвышенного характеризует эстетическую ценность предметов и явлений, которые обладают особенной положительной значимостью, но в силу своей колоссальной мощи пока не могут быть освоены обществом и личностью. В природе возвышенны, например, безбрежные просторы неба и моря, громады гор, величественные реки и водопады, грандиозные явления природы — буря, гроза, смерч, извержение вулкана и т.д. В социальной жизни яркие проявления возвышенного содержатся в служащих делу прогресса выдающихся деяниях как отдельных личностей (великих людей, героев), так и целых классов, масс, народов. В искусстве возвышенное проявляется в таких формах, как грандиозность, масштабность, монументальность. В истории искусства сформировался ряд специальных жанров, посвященных отражению возвышенного: эпопея, героическая поэма, ода, гимн, оратория, кантата, монументальные жанры живописи и скульптуры.

Возвышенное обнаруживает двойственную природу человека: оно подавляет человека как физическое существо, заставляет осознать свою ограниченность, но одновременно возвышает его духовную сущность, задает идеал преодоления, развития способностей и возможностей человека.

Возвышенное дает стимул к достижению новой, еще более значимой меры красоты и служит ориентиром на пути к эстетическому идеалу.

Низменное — эстетическая категория, характеризующая предельно негативные явления действительности и свойства общественной и индивидуальной жизни, связанные с проявлением дисгармонии и сопровождающиеся при восприятии переживанием чувства отвращения или презрения.

Природные явления воспринимаются как низменные в том случае, если отдельные их стороны или свойства ассоциируются с недостойным поведением человека или угрожают его существованию. Низменное в социальной жизни это Предательство, трусость, подлость, цинизм, дисгармония духовного и телесного — все это «подведомственно» категории низменного.

Категория низменного является общей для двух наук — этики и эстетики, поскольку она характеризует явления, представляющие моральное зло и угрожающие благу человечества. Поэтому в отличие от категории безобразного для низменного оказывается неважным наличие в объекте изъянов формы.

 

10.Категории (греч. kategoria — «высказывание, признак») — наиболее общие и фундаментальные понятия, отражающие существенные, всеобщие свойства и отношения явлений действительности и познания и являющиеся результатом логического обобщения эмпирического (основанного на опыте) материала.

Трагическое — эстетическая категория, характеризующая напряженное переживание конфликта, связанное с духовным преодолением, преображением (катарсисом), страданиями или аффектами героя.

Трагическое предполагает не пассивное страдание человека под тяжестью враждебных ему сил, а его свободную, активную деятельность, восстание против рока, судьбы, обстоятельств и борьбу с ними. В трагическом человек раскрывается в переломный, напряженный момент своего существования.

Трагическое тесно связано с возвышенным и героическим, поскольку предполагает героическую личность, стремящуюся к достижению возвышенных целей.

Аристотель в «Поэтике» ввел понятие «катарсис», при помощи которого объяснял механизм воздействия трагедии на душу зрителя, процесс переживания трагического. В современных исследованиях по вопросам эстетики данное понятие истолковывается более широко, как общий процесс переживания искусства. Кроме того, считается, что катарсис имеет не только функцию очищения, но и разрядки чувств. Поэтому очищение духа свойственно не только трагедии, но и другим жанрам и видам искусства, цель которых в разрядке психологического напряжения воспринимающего субъекта и создании внутреннего равновесия его психики.

Существование трагического начала в человеческой жизни было осознано первоначально в художественной форме — в мифах и легендах, затем в жанре трагедии, и уже на этой основе получило теоретическое обобщение в эстетике в трудах Аристотеля, Г. Лессинга, Ф. Шиллера, А. Шлегеля, Г. Гегеля, Н. Чернышевского и др.

Комическое — эстетическая категория, отражающая степень несоответствия между реальностью и идеалом, сущим и должным и представляющая в эмоциональной форме противоречия общественной жизни и недостатки людей. Категория комического отражает жизненные явления, которые характеризуются внутренней противоречивостью, несоответствием между тем, чем они являются по существу, и тем, как они выглядят. Комическое является специфической формой раскрытия и оценки общественных противоречий, эмоционально насыщенной формой их критики.

Для противоречий, порождающих комическое, характерно то, что первая по времени восприятия сторона противоречия выглядит значительной и производит на нас большое впечатление, вторая же сторона, которую мы воспринимаем во времени позже, разочаровывает своей несостоятельностью.

Комическое встречается в разных видах искусства. В литературе, живописи, кино, театре комизм очевиден и реализуется в различных жанрах: комедия, пародия, эпиграмма, анекдот, фарс, карикатура, шарж и др. В музыке комизм менее очевиден и его бытие осложнено самой природой музыки. Считается, что единственный вид искусства, неспособный отразить комическое, — это архитектура, поскольку она прямо выражает идеалы общества и не может что-либо непосредственно критиковать, отрицать.

В целях классификации комического выделяют основные типы — юмор и сатиру.

Юмор — тип комического, который характеризуется мягким, добрым отношением к жизненным противоречиям и направлен на совершенствование объекта или явления, очищение от недостатков. Явление рассматривается критически с точки зрения его общечеловеческой значимости. Объект юмора, заслуживая критики, все же в целом сохраняет свою привлекательность. Юмору соответствует дружелюбный, беззлобный смех.

Сатира — подчеркнутая, уничтожающая критика пороков, нелепостей и противоречий социальной действительности. Она всегда актуальна, злободневна, так как ее объектом являются недостатки современности. Сатира используется, когда отрицательны не отдельные черты, а явление в своей сущности, когда оно социально опасно. Сатирический смех — злой, бичующий, уничтожающий, изобличающий.

Между юмором и сатирой находится целая гамма разнообразных оттенков комического, что отражает эстетическое богатство действительности и духовного склада личности. Это — шутка, каламбур, ирония, сарказм, гротеск, бурлеск и др.

11. Общая характеристика эстетической культурыПонятие "эстетическая культура" впервые было употреблено известным немецким ученым начала XX в. Э. Мейманом, но долгое время не приживалось в эстетике в качестве категории, имеющей строго определенное значение и теоретически фикси­рованное место в системе ее категорий. Это объясняется тем, что сама культура в ее целостно-системном существовании, строении, функционировании и развитии не получала теорети­ческого осмысления, отчего нельзя было с необходимой науке степенью конкретности определить место в ней различных ее подсистем, в том числе и эстетической, — того проявления культуры, который имеется в виду, когда по аналогии с поняти­ем "ноосфера" в нашем курсе можно было ввести термин "эстетосфера".

Начну анализ с того, на что уже обращалось внимание в одной из вводных лекций, — на нетождественность, вопреки распространенному представлению, эстетической культуры и художественной культуры: понятия эти имеют не только разный объем, как обычно полагают (первое несравненно шире второго, поскольку включает не только ценности искусства, но и эстети­ческие проявления реальной жизни людей во всех нехудожест­венных сферах их деятельности), но и разные модальности, а значит, и принципиально различный статус в общем строении культуры. В отличие от художественной культуры эстетическая культура не имеет своего собственного предметного состава, по­скольку эстетическая "энергия" человеческой деятельности всепроникающа и при этом вторична, т. е. организует способы действий людей и форму созидаемых ими предметов во всех сферах жизни, поведения и деятельности — и материальной, и духов— ной, и художественной: красота, изящество, величие, драматизм, комизм и т. д. свойственны и повседневным проявлениям быта, и труду, и общению людей, и их внешности, и их переживаниям, и многообразным плодам их творчеств.

Конечно, роль, удельный вес, мощность эстетической энергии в разных разделах культуры различны — в сферах материальной и духовной ее формообразующее действие не необходимо, не обязательно, хотя в принципе желательно (но в разные эпохи в разной мере), когда же оно имеет место, то чаще всего проявляется спонтанно, непреднамеренно и неосознанно, в художественном же творчестве эстетические принципы формо— образования необходимы и потому чаще всего сознательно на­правляют действия

Таким образом, эстетическая культура — не автономный раздел культуры, но ее общий потенциал, ее внешняя и внутренняя формы. Эстетическая культура охватывает способы организации и выражения нравственной, религиозной, политической культуры, технической, физической культуры, культуры быта, общения, речи, и, подобно культуре в целом, она разномасштабна по своим проявлениям: она предстает перед нами и как эстетическая культура общества, и как эстетическая культура каждой его части — нации, сословия, класса, профессиональной группы, возрастной, образовательной, и проявляется, наконец, как эстетическая культура личности. На всех этих уровнях она имеет оп­ределенное строение: а) в сознании людей; б) в многообразных формах их практической деятельности, творчества, поведения; в) в эстетическом воспитании как целенаправленном приобщении индивида к ценностям социума.

 

12.Эстетический вкус обычно рассматривают как способность человека к эстетической оценки явлений действительности и искусства. Эта традиция определения заложена Кантом, который считал, что вкус - это «способность судить о красоте». Вопрос, однако, издавна носит дискуссионный характер. Вопреки латинском пословице, которое было известно еще в Древнем Риме, а в ХVШ в. опять «поднята на щит» английским философом Давидом Юмом. О вкусах спорили всегда и весьма оживленно.

В чем причина такого противоречия признания права личности на индивидуальный вкус, с одной стороны, и согласны принять чужую эстетическую оценку, с другой?

Сразу оговоримся: в жизни есть одно исключение, где о вкусах действительно не спорят и спорить было бы просто неразумно. Но это из области чисто физиологического вкуса: что вкусно, а что невкусно. Здесь уже прямая зависимость от особенностей человека и отчасти его психологической своеобразия. Это, скорее, не вкус, а преимущество, которое отдает личность соленом или сладком, холодном или горячем, громком или тихом (звука). Такие характеристики объектов не имеют общественного значения, не затрагивают интересов другого человека.

Совсем другое дело - эстетический вкус. Он, конечно, также глубоко индивидуальный, но принадлежит совсем к другой сферы - сферы общественной, социальной. Эстетический вкус не есть врожденное качество личности, и его нельзя сводить к психофизиологических инстинктов, к реакциям. Это социальная способность человека, которая формируется, как и многие другие социальные способности, в процессе воспитания и образования человека.

Эстетический вкус является важнейшей характеристикой становления личности, отражающий уровень самоопределения человеческой индивидуальности. То есть эстетический вкус не сводится к простой способности эстетической оценки, поскольку не останавливается на самой оценке, а завершается присвоением или отрицанием культурной, эстетической ценности. Так что правильнее будет определить эстетический вкус как способность личности к индивидуального отбора эстетических ценностей, а тем самым и к саморазвитию и самоформування. Действительно, человек, обладающий эстетическим вкусом, отличается определенной завершенности, целостности, то есть является не просто человеческим индивидом, а личностью. Отличительная особенность здесь состоит в том, что кроме таких индивидуальных особенностей, как пол, возраст, рост, цвет волос и глаз, тип психики, личность обладает также индивидуальным внутренним духовным миром, который определяется социальными ценностями и преимуществами.

13. Роль эстетической установки в человеческой деятельностиДейственная сила вкуса опирается на другой психологический инструмент эстетической культуры — на эстетическую установку.

Понятие "установка" было введено в науку выдающимся грузинским ученым Д. Узнадзе и получило широкое признание не только в психологии, но и в других областях знания, изучающих поведение человека. К их числу относится и эстетика. Теоретическая ценность этого понятия состоит здесь в том, что оно помогает высветить и точно обозначить переход от эстетического сознания к эстетически ориентированному действию.

Эвристическая ценность понятия "эстетическая установка" состоит в том, что речь идет здесь о бессознательных стимуле и ориентире, которые складываются у каждого человека в ходе его практической жизни и эстетического воспитания и направляют его внимание в повседневном восприятии окружающей среды — природной, человеческой, архитектурной, вещественной, не говоря уже о художественных произведениях.

Второй аспект эстетической значимости предметного бытия культуры — ее объем: здесь имеется в виду широта охвата эстетически ориентированным формообразованием континуума человеческой деятельности, а вслед за ним и природной среды. Изучение истории культуры показывает, что вначале, в первобытной культуре, ее материально-духовный и утилитарно-магически-эстетический синкретизм не позволяли зарождавшемуся эстетическому отношению к действительности сосредоточиться на одних сферах реальности и игнорировать другие, хотя несомненно, что в эпицентре эстетически осмыслявшейся культур— ной "ниши" находились промысловые (они же тотемные) звери (или рыбы, или птицы) и способы овладения ими, изготовление орудий труда (оно же охотничье оружие), и уже отсюда эстетические "излучения" распространялись на растительный мир и неживую природу. Расширение сферы действия эстетического сознания можно увидеть и в эволюции каменных рубил и скребков, формы которых все шире подчинялись законам симметрии, выверенной пропорциональности, орнаментальной организации поверхностей, и сам рисунок орнамента, первоначально пре— имущественно зооморфный, постепенно расширял предметные источники своих мотивов, включая и растительные формы, и астрономические, и антропоморфные.

Эстетическое оформление всей предметной среды сохранялось еще долгое время, достигнув наиболее высокого уровня в древнегреческом полисе. О всепроникающем характере установки на соединение пользы и красоты можно судить по музейным собраниям, в которых представлены не только произведения изобразительных искусств и останки архитектурных сооружений, но и всевозможные предметы быта, технические изделия, средства передвижения, оружие, не говоря уже о разнообразных украшениях. Именно здесь появляется осознание того, что прекрасное, а затем и возвышенное являются ценностными свойствами всех плодов предметной деятельности людей — "техне ", по тогдашней терминологии; Аполлон стал богом красоты, и окружавший его хоровод Муз символизировал служение красоте не только поэзии, сценического искусства, музыки и танца, но и истории, описывавшей жизнь людей, и астрономии, описывавшей жизнь звезд; риторика рассматривала роль "эстетического фактора" в речевой деятельности, за пределами искусства слова.

Установка спонтанно направляет наши практические действия в труде, в общении с другими людьми, в организации жилища, рабочего места, выборе одежды, прическе. Вместе с тем уровень интеллектуального развития человека определяет развитие сознательной установки на эстетически значимые и эстетически насыщенные действия. Так эстет установка связывает в эстет культуре вкус с эстет ценностью всего того, что производит человеч деятельность.

 

14.Историческая изменчивость характера ценностей предметного мира определяет структуру предметного бытия эст культуры. Оно двумерно, т.е.: 1) качественное измерение (проявляется в стиле культуры); 2) количественное измерение (проявляется в объеме культуры).

Стиль — это человек": именно человек, во всей полноте его де-ятельностных проявлений, в единстве всех форм его поведения, а не одна только структура воссоздающих жизнь произведений искусства; иначе говоря, проявляет себя в стиле как способе организации своего образа жизни, зримого облика. Понятие стиль за сферой худож деятельности было закреплено в 17-19 вв., но широко стало применяться в 20в.(Шпенглер «закат Европы» стили культуры). Стиль проявляется во всем строе жизни людей. Характеризует каждую эпоху. Искусство как самосознание культуры запечатлевает стиль эпохи в своих произведениях. Второй аспект эстетической значимости предметного бытия культуры — ее объем: здесь имеется в виду широта охвата эстетически ориентированным формообразованием континуума человеческой деятельности, а вслед за ним и природной среды. Изучение истории культуры показывает, что охват был разным. В первобытной культуре эстетическое было разлито по всему пространству. Наиболее высокого уровня эстет оформление всей предметной среды достигает в культуре Античности (ДР.Греция – полис). Установка на соединение пользы и красоты носила всепроникающий характер. В дальнейшем развитие культуры эстетическое начало по разному проявляется в разных соц.слоях.





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 286 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

  1. Quot;Природа"
  2. Quot;Свобода" без права: негативная природа коммунизма
  3. V шкала «Взаимоотношения с одноклассниками»
  4. V. Литературные примеры отношения буржуазной интеллигенции к придворным
  5. Адаптивная природа направлений эволюции в семействе лошадей
  6. Административная правосубъектность. Административно-правовой статус индивидуального субъекта — это правовое положение личности в ее отношениях с субъектами исполнительной власти
  7. Административно‑правовые отношения
  8. Административно-правовые нормы и отношения
  9. Административно-правовые отношения
  10. Административно-правовые отношения
  11. Административно-правовые отношения по поводу реализация полномочий собственника в отношении государственного имущества
  12. Административно-правовые отношения — это регулируемые нормами административного права общественные отношения, складывающиеся в сфере управления


© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.169 с.