Лекции.Орг
Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника

Четыре копейки. Размен. знак



Яр с непонятной досадой положил «обманный пятак» в Алькину ладошку. Потом рассердился на себя: рас­страиваться из-за такой мелочи, как незнакомая монетка, просто глупо. После всего, что случилось!

Он поймал тревожный взгляд Тика: «Что-то не так?»

«Все в порядке»,— улыбнулся Яр.

И Тик улыбнулся. Чуть виновато.

Они пошли к лазейке, ведущей в сквер, к цирку. Алька, гордый добычей, топал впереди. Яру показалось, что Алькина походка стала чуть больше «кавалерийской», чем раньше. И тут же Данка сказала:

— Ты почему хромаешь?

— Да так…

— Алька!

— Ну, там, кажется, стекло было…

— Вечно с тобой истории.— Данка опять достала платочек.— Дай сюда ногу, балда… Вот засоришь да схватишь какую-нибудь заразу…

— Ой, уже схватил… Р-р-р! У меня бешенство! — Алька запрыгал на одной ноге.

— Дурь у тебя…

Данка разорвала платок на ленты. Общими силами замотали порезанную Алькину ступню (он хихикал от щекотки).

— Обувайся, радость ненаглядная. Да ступай осто­рожнее.

— «Осторожнее, осторожнее»… Нога, что ли, от­валится?

— Не ворчи и слушайся старших,— усмехнулся Чита.

— Это Дарья-то старшая? Ой-ой-ой! Вот это да!

— Тогда меня слушайся,— сказал Яр.— Я-то уж точ­но старше. Даже и не сосчитать, во сколько раз.

Не оглядываясь, Алька проговорил с ехидцей:

— Ну и что? Зато ты не настоящий, а придуман­ный.

— Алька!— со звоном сказал Тик.

Все остановились. Чита растерянно надел очки.

— Алька, ты что?..— сказала Данка.

Алька быстро глянул на всех, отвернулся и засопел.

Тяжелая неловкость навалилась на всю компанию. Яр коротко вздохнул. Обижаться было глупо. Но все же на миг ему стало жаль себя. Так же, как жаль было курчавого мальчишку, которого недавно прогнали четверо при­ятелей…

Судя по всему, назревала ссора. Может быть, даже со слезами. В такой, казалось бы, дружной компании!

Чтобы все сделать шуткой, Яр крякнул, как рассер­женный Дед Мороз, и пробасил:

— Тут где-то растет крапива, про которую ты говорил. Я вот сорву, а там посмотрим, придуманный я или нет.

Это прозвучало ненатурально и глупо. Данка отвела от Яра глаза и сказала Альке:

— Бессовестный. Извиняйся сейчас же.

Алька порозовел, опустил пшеничные ресницы. Сказал сипловато, но все же с чуть заметной игривой ноткой:

— Простите, пожалуйста, я исправлюсь.

— Бессовестный,— опять сказала Данка.

— Мы не опоздаем? — чересчур озабоченно спросил Тик.

Яр взглянул на часы.

— Двадцать минут до звонка. Пошли! Мы ведь хотели еще мороженого купить.

— В цирке за мороженым сейчас очередища,— воз­разила Данка.— А здесь, в саду, недалеко киоск есть. Вы идите и подождите меня у скамейки, я сбегаю. Алька, дай деньги.

Насупленный Алька вытряс из кармана монетки. Тик переглянулся с Данкой.

— Я с тобой сбегаю! Тебе не унести столько порций. Сразу… пять…

— Я с вами,— сумрачно сказал Алька.

— Ты хромой.

Данка и Тик умчались. Алька секунду подумал и ки­нулся за ними…

Яр и Чита сели в сквере на прежнее место. Чита сию же минуту уткнулся в книгу. Яра это даже слегка разо­злило. Но он постарался прогнать досаду и неясную тревогу. Вдохнул в себя лето и стал смотреть, как втя­гивается в цирковые двери пестрая ребячья толпа.

Яра легонько тронули за плечо. Сзади стоял хмурый Алька. Он шагнул назад и поманил Яра за собой.

Они быстро отошли.

— Что, Алька? — с испугом спросил Яр.

Это был какой-то другой Алька. Без всякой смешинки в серо-зеленых своих глазах, будто похудевший и подросший.

— Что, Алька? Что случилось?

Тот шагнул к Яру вплотную, прочно взялся за его рубашку, уткнул ему под ребра запрокинутый подбородок. И, глядя снизу вверх, тихо спросил:

— Ты очень обиделся?

Яра накрыло теплой волной.

— Ну что ты, Алька,— одними губами сказал он.

— Нет, правду скажи.

И Яр сказал правду:

— Самую капельку. Но сейчас уже нисколько не обижаюсь. Честное слово.

Алька переглотнул. Еще острее уткнулся подбородком.

— Пожалуйста… Ну, пожалуйста-пожалуйста, извини меня. Ладно?

Яр улыбнулся, пятерней взъерошил Алькины нестри­женые волосы. Несколько секунд Алька смотрел с жа­лобной тревогой. Потом тоже заулыбался, превращаясь в прежнего Альку. Яр подхватил его, невесомого, вскинул на вытянутых руках, закружил над собой. Алька радостно заверещал, дрыгая ногами и теряя сандалеты.

Подбежали Данка и Тик. Подошел Чита.

— Я тоже так хочу,— сказал Тик.

Яр усадил босого Альку в траву, взметнул вверх Тика. Тик не стал верещать, упруго выгнулся, раскинул в сто­роны ноги, развел прямые руки (в каждой — стаканчик с мороженым).

— У нас такое упражнение называлось «мельница»,— вращая Тика над головой, сказал Яр.

— А у нас — «штурвал»! — крикнул Тик.

И правда, его тонкие ноги и руки мелькали, как спицы в рулевом колесе парусного корабля из старинного фильма про пиратов.

Яр приземлил Тика и спросил у Данки:

— Тебя повертеть?

— Нет, я уже большая,— вздохнула она.

Предлагать «верчение» серьезному Чите Яр не ре­шился. Но тот сказал ревниво:

— А меня?

— Ты, наверно, и там читать будешь?

— Не-а,— отозвался Чита с дурашливой, почти Алькиной интонацией. И отдал Альке очки (тот сразу их нацепил).

А Яр уже не первый раз подумал вот о чем: обычно, если человек снимает очки, взгляд его делается беспо­мощным, а у Читы— у Вадика— глаза становились твер­дыми, как у стрелка из лука.

— Летим,— сказал Чита.

 

…А через пять минут они сидели в цирке. Лизали остатки тающего мороженого. Смотрели, как над желтой ареной зажигаются фонари. У выхода выстроились уни­формисты в красных с золотом мундирах. Пахло опил­ками, конюшней, сухим лаком скамеек. Голоса и смех уносились под купол, где блестели никелем трапеции. Стоял такой знакомый «цирковой» гул. Все было как раньше…

Когда раньше? Где?

«Этого не может быть!»— опять резанула Яра хо­лодная мысль. Но тут же улетела. «Ну и пусть! — мыс­ленно крикнул ей вслед Яр.— Это есть!»

Оркестранты на балконе гудели и пиликали вразно­бой— пробовали свои скрипки и тромбоны. И вдруг замолчали. Вспыхнули еще фонари, яркие до синевы. Над оркестром на темном панно забегали, запереливались круглые цветные огни.

Яр подумал, что это похоже на щит корабельного компьютера. Конечно, когда корабль меняет режим. А если крейсер висит в субпространстве, то огни горят неподвижно…

 





Дата добавления: 2015-09-20; просмотров: 164 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

  1. III. 2. Четыре составляющие, необходимые для написания трактата
  2. Quot;Правило четырех недель " и его связь с рыночными циклами
  3. Time 0:00:00. Установленные стандартами ЕСКД нормы и правила по разработке, оформлению и обращению документации распространяются на следующие четыре вида документацию:
  4. В этих [странах] живет тридцать одна разновидность существ: одиннадцать - <мира> желания, шестнадцать - <мира> форм и четыре [<мира> без форм]
  5. ВВЕДЕНИЕ. Установлено, что более чем за четыре тысячелетия до новой эры (Ро­ждества Христова) в Вавилоне и Египте уже проводили астрономиче­ские измерения
  6. Возраст: от одного года до четырех лет
  7. Возраст: от четырех до восемнадцати лет
  8. Возраст: от четырех до двенадцати лет
  9. Входное и выходное сопротивление четырехполюсника
  10. Выбрать один верный ответ из четырех возможных
  11. Глава 14. Эмоциональные типы. стенчивость слабее всего проявлялась у четырехлетних детей, резко возрастала на пятом году жизни, несколько снижалась к шести и значительно сокращалась к семи
  12. Глава 17. На протяжении четырех дней я избегала Данка и игнорировала Джи, когда она пыталась завести разговор


© 2015-2017 lektsii.org - Контакты

Ген: 0.009 с.