Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника


ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ОСОБЫЙ ПОРЯДОК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ……………………………………………..415 – 440 4 страница



Действующая Конституция РФ провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (ст. 1). Из этого по­ложения следуют другие конституционные установления: «Человек, его права и свободы являются высшей ценнос­тью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод чело­века и гражданина — обязанность государства» (ст. 2). Воп­лощение этих положений в жизнь означает, что государство и право существуют прежде всего и главным образом для человека, реально отражают потребности членов общества, защищают и оберегают их. Эта гуманистическая ориента­ция Конституции РФ нашла адекватное воплощение в ус­тановленных ею принципах уголовного процесса.

Систему конституционных принципов уголовного про­цесса образуют:

• законность;

• публичность;

• осуществление правосудия только судом;

• независимость судей;

• всеобщее равенство перед законом и судом;

• неприкосновенность личности;

• уважение чести и достоинства личности;

• тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;

• охрана прав человека и гражданина;

• неприкосновенность жилища;

• презумпция невиновности;

• состязательность сторон;

• обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

• гласность;

• непосредственность и устность судебного разбира­тельства;

• свобода оценки доказательств;

• язык уголовного судопроизводства;

• право на обжалование процессуальных действий и ре­шений;

• разумный срок уголовного судопроизводства.

Указанные принципы в полной мере действуют в ста­дии судебного разбирательства. В стадии предварительного следствия и дознания некоторые из них не действуют или действуют в ограниченных пределах. Если основная часть (группа) принципов в полной мере действует во всех ста­диях процесса, то некоторая их часть реализуется главным образом в суде. Это не означает, что следователи и дознава­тели не должны учитывать их в ходе ведения дела на дозна­нии и предварительном следствии. Прогнозируя результаты рассмотрения дела в суде, они должны учитывать принци­пы и условия (устность, непосредственность, состязатель­ность, непрерывность) деятельности суда. Ряд принципов реализуется при решении процессуальных и материально-правовых вопросов в стадии исполнения приговора.

 

3.2. Общая характеристика принципов уголовного судопроизводства

 

Принцип законности

Законность — универсальный общеправовой принцип, который нашел свое нормативное воплощение в многочис­ленных статьях действующей Конституции РФ. Общие пред­посылки законности содержатся в ст. 1 Конституции РФ, объявившей Россию демократическим федеративным пра­вовым государством. Статья 4 категорически подтверждает верховенство Конституции РФ и федеративных законов на всей территории РФ. Универсальный характер общеправово­го принципа законности подтверждает и ст. 15 Конституции РФ. В Конституции РФ немало других статей, содержащих требования законности или направленных на ее обеспечение, они относятся к уголовному судопроизводству.

Реализуя исключительные полномочия судебной влас­ти, суд осуществляет правосудие на основе закона и в со­ответствии с законом. Он не только сам должен строго соб­людать закон, но и обязан обеспечить деятельность сторон в соответствии с предоставляемыми им законом правами и обязанностями.

Применительно к стадии предварительного расследова­ния выполнение требований законности означает точное исполнение законов властными субъектами (следователь, дознаватель, прокурор, суд); другими участниками пред­варительного расследования (подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие, гражданский истец, гражданский ответчик, их защитники и представители); субъектами, осуществляю­щими ведомственный процессуальный и организационный контроль за соблюдением законов (руководитель следст­венного органа, начальник подразделения дознания), про­курорский надзор (прокурор) и судебный контроль (суд). Не случайно в ст. 7 УПК указано, что нарушение УПК су­дом, прокурором, следователем, органом дознания и дозна­вателем в ходе судопроизводства влечет признание недо­пустимыми полученных таким путем доказательств.

Состояние законности при регулировании обществен­ных отношений в суде, на дознании и предварительном следствии (как и в уголовном процессе вообще) обуслов­лено наличием надлежащей правовой базы в виде систе­мы законов. Установив несоответствие в решении про­цессуальных вопросов между УПК и иным нормативным правовым актом, регулирующим уголовное судопроиз­водство, суд должен принимать решение в соответствии с УПК (см. постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 № 13-П «По делу о проверке конституционнос­ти отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уго­ловно-процессуального кодекса Российской Федерации»). Нарушение норм процессуального закона в ходе производс­тва по делу порождает недействительность доказательств и принимаемых решений.

Принцип законности в уголовном судопроизводстве на­правлен на неуклонное исполнение и соблюдение законов всеми участниками общественных отношений, на обеспече­ние такого поведения граждан и такой деятельности госу­дарственных органов, которые соответствовали бы требова­ниям норм права.

Для следователей и органов дознания соблюдение тре­бований законности означает прежде всего обеспечение производства быстрого и полного раскрытия и расследова­ния преступлений, проведение всех необходимых действий по собиранию и исследованию доказательств в строгом соответствии с законом. В этих целях в УПК тщательно регламентировано производство всех допустимых законом процессуальных действий и процессуальных решений. При этом в них должны быть точно соблюдены требования не только уголовно-процессуального, но и уголовного закона.

Требование точного соблюдения и исполнения законов при производстве предварительного расследования, как и в других стадиях уголовного процесса, адресуется не только субъектам, осуществляющим производство по делу (суду, следователю, дознавателю), но и вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства гражданам, их защитникам и представителям, экспертам, специалистам и др. Для того чтобы граждане имели возможность своевременно вступить в уголовно-процессуальные отношения, следователь, суд и другие субъекты, ведущие производство по делу, обязаны:

• своевременно принять решения о вступлении (допус­ке) их к участию в деле (например, вынести постановления о привлечении в качестве обвиняемого, о признании лица потерпевшим и т.п.);

• разъяснить принадлежащие им права и обязанности;

• обеспечить возможность реализации этих прав.

Законность — это принцип, сфера действия которого предельно широка. Он относится ко всем стадиям и инс­титутам уголовного процесса, ко всем его субъектам, рас­пространяется на все действия и процессуальные решения, характеризует все грани процессуальной деятельности и процессуальных отношений, пронизывает все другие принципы и в значительной мере способствует их факти­ческой реализации.

 

Принцип публичности

Публичность как принцип уголовного процесса (уго­ловного судопроизводства) прежде всего означает, что уголовное преследование от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

Во всех случаях обнаружения признаков преступле­ния прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель принимают необходимые меры по установлению события преступления и изобличению лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК).

Хотя сущность указанного принципа сформулирована в УПК, исходную правовую базу его действия можно обнару­жить в Конституции РФ (ст. 2, 15, 17, 18, 46).

Действуя во всех стадиях уголовного процесса, принцип публичности получил нормативное выражение не только в ст. 21 УПК, он находит воплощение в ст. 20—28, 37—41, 73 и др. При этом в приведенных и других статьях УПК выражено государственное начало как основа деятельности в сфере уголовного судопроизводства. Знаменательно, что, осуществляя предусмотренную Конституцией РФ судеб­ную власть (ст. 118), суд выносит приговор именем Рос­сийской Федерации (ст. 296 УПК), что является высшей формой проявления публично-правового начала уголовно­го судопроизводства.

В зависимости от характера, форм и задач различных стадий уголовного процесса этот принцип по-разному про­являет свое действие. В стадии возбуждения уголовного дела он отражается в правовых нормах, обязывающих ком­петентные государственные органы в силу своего статуса при наличии признаков преступления возбудить уголовное дело, не связывая свои действия с усмотрением пострадав­шего и других заинтересованных лиц (кроме дел частного и частно-публичного обвинения, возбуждаемых, как пра­вило, по жалобе потерпевшего). Среди поводов к возбуж­дению уголовного дела не исключается непосредственное обнаружение органом дознания, следователем признаков преступления (ст. 140, 143 УПК).

Обязывая государственные органы возбуждать уголов­ные дела, не ожидая просьбы об этом лиц, пострадавших от преступлений, иных граждан и организаций, закон тем самым предписывает правоохранительным органам дейст­вовать в интересах граждан и всего общества, объективно заинтересованных в обеспечении эффективной борьбы с преступностью.

В ходе расследования следователь и дознаватель долж­ны инициативно осуществлять ход расследования; прово­дить необходимые следственные действия, не ожидая хо­датайств об этом обвиняемого, потерпевшего, защитника, других участников уголовного процесса; стремиться к уста­новлению истины по делу. Сказанное, однако, не означает, что следователь или дознаватель не должны реагировать на ходатайства и заявления участников процесса — напротив, они обязаны немедленно рассмотреть их и принять реше­ния, учитывая, насколько обстоятельства, об установлении которых они просят, могут иметь значение для дела.

Независимо от воли участников процесса следователь решает вопросы привлечения лица в качестве обвиняемо­го (ст. 171, 172 УПК), признания лица потерпевшим (ст. 42 УПК), проведения различных следственных действий и принятия решений.

Нельзя, однако, утверждать, что в уголовном процессе вообще отсутствует диспозитивное начало. Ограничение действия публичности находит проявление и в ряде норм УПК. Например, по закону с согласием обвиняемого свя­зана возможность прекращения дела на основании акта амнистии или истечения срока давности (ч. 2 ст. 27). На­конец, традиционное ограничение действия принципа пуб­личности проявляется в установлении особого порядка ре­шения вопроса о возбуждении и дальнейшем производстве по делу частного обвинения, как правило, в зависимости от воли потерпевшего (ч. 2 ст. 20 УПК).

 

Принцип осуществления правосудия только судом

Правосудие по уголовным, гражданским, административным делам в соответствии с Конституцией РФ может осу­ществлять только суд (ст. 118). Применительно к правосу­дию по уголовным делам Конституция РФ устанавливает, что лицо может быть признано виновным лишь приговором суда (ст. 49). Статья 8 УПК, согласующаяся с приведенными положениями, указывает на то, что только суд в своем приго­воре может признать лицо виновным в совершении преступ­ления, а также подвергнуть его уголовному наказанию.

Конституция РФ не только определяет исключительные полномочия суда в осуществлении правосудия, но и уста­навливает порядок назначения судей первого и второго звеньев федеральных судов общей юрисдикции Президен­том РФ, а судей высшего звена — по его представлению Советом Федерации РФ (и. «е» ст. 83, п. «ж» ч. 1 ст. 102). Необходимо к тому же принять во внимание установление Конституцией РФ правила о несменяемости и неприкос­новенности судей (ст. 121, 122). Эти и другие положения свидетельствуют о том, что Конституция РФ не только провозгласила самостоятельность судебной власти (ст. 10), но и предусмотрела правовые средства обеспечения незави­симости судей.

Суду предоставлены исключительные полномочия по осуществлению правосудия потому, что ни один другой го­сударственный орган не обладает такими возможностями, как суд, для принятия решения на основе непосредствен­ного, полного и объективного исследования обстоятельств дела в условиях гласного и устного судебного разбиратель­ства при обеспечении состязательности и равноправия сто­рон. При этом законом предусмотрено, что подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено УПК (ч. 3 ст. 8).

В соответствии с нормами УПК, например, в стадии судебного разбирательства находит наиболее полную реа­лизацию вся система принципов судопроизводства и пра­восудия. В этой стадии уголовного судопроизводства более широкие права, чем на других этапах процесса, предостав­лены обвиняемому (подсудимому), его защитнику и закон­ному представителю, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Все это обеспечивает именно суду наибольшие возможности для установления объективной истины и вынесения справед­ливого приговора. В результате судебного разбирательства суд может вынести обвинительный или оправдательный приговор. Обвинительный приговор суд не обязательно выносит по тому обвинению, которое сформулировано в обвинительном заключении. Хотя судебное разбиратель­ство производится лишь по тому обвинению, по которому назначено слушание дела, суд вправе изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не на­рушается его право на защиту (ст. 252 УПК).

При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ).

 

Принцип независимости судей

Независимость судей — величайший принцип правосу­дия. Именно поэтому он получил отражение в ряде законов: Законах о судебной системе (ст. 5), о статусе судей (ст. 1, 9, 10), в Федеральном конституционном законе от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федера­ции» (ст. 5, 13); в процессуальных кодексах. Особо следу­ет отметить ст. 120 Конституции РФ, в которой выражена суть принципа независимости судей: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федера­ции и федеральному закону». Корректируя в связи с приня­тием Конституции РФ Закон о статусе судей, законодатель подчеркнул в ст. 1 (п. 4) этого закона: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федера­ции и закону. В своей деятельности по осуществлению пра­восудия они никому не подотчетны».

Значение данного принципа правосудия состоит в соз­дании для судей таких условий осуществления их дея­тельности, при которых они могли бы рассматривать дела и принимать по ним решения на основе Конституции РФ и других федеральных законов, руководствуясь исключи­тельно своим внутренним убеждением. Реализация прин­ципа независимости судей может быть обеспечена, если суд огражден от какого-либо воздействия, давления на него со стороны — только в этом случае может быть реальной са­мостоятельность судебной власти при осуществлении пра­восудия, на которую со всей определенностью указывает ст. 10 Конституции РФ.

В числе средств обеспечения независимости судей Зако­ны о статусе судей и о судебной системе указывают:

• наличие особой процедуры осуществления право­судия;

• установление под угрозой ответственности запрета на вмешательство кого бы то ни было в деятельность по осу­ществлению правосудия;

• установление порядка приостановления и прекраще­ния полномочий судьи;

• право судьи на отставку;

• неприкосновенность судьи;

• систему органов судебного сообщества;

• предоставление судье за счет государства материаль­ного и социального обеспечения, соответствующего его вы­сокому статусу;

• обеспечение особой защиты государством не только судье, но и членам его семьи, а также имуществу.

К гарантиям независимости судей, помимо перечислен­ных, следует отнести установление специального порядка назначения судей и их несменяемость (п. «е» ст. 83, п. «ж» ч. 1 ст. 102, ч. 1 ст. 121 Конституции РФ; ст. 11 Закона о статусе судей).

Проблема обеспечения независимости судей присутст­вует не только вне уголовного процесса, но и в нем самом, т.е. внутри судопроизводства, поскольку существует опас­ность влияния или давления на судей со стороны предсе­дательствующего или других судей, входящих в судейскую коллегию. Для нейтрализации указанных негативных фак­торов УПК, в частности, предусматривает постановление приговора в специальном помещении — совещательной комнате; во время совещания судей (которое проводит­ся при соблюдении его в тайне) в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу; присутствие иных лиц не допускается (ч. 1 ст. 298 УПК). При этом в ходе совещания судей председа­тель (в коллегии присяжных — их старшина) подает свой голос последним (ч. 2 ст. 301; ч. 4 ст. 342 УПК).

Судьям запрещается разглашать суждения, имевшие место во время совещания. Соблюдение этих требований обеспечивается тем, что нарушение тайны совещания су­дей признано обстоятельством, влекущим отмену пригово­ра (п. 8 ч. 2 ст. 38917 УПК).

Закрепление в законе принципа независимости судей служит осуществлению судами законности, объективному и беспристрастному выполнению задач правосудия.

 

Принцип всеобщего равенства перед законом и судом

Согласно ч. 1 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. В ч. 2 указанной статьи приведенное по­ложение раскрыто и конкретизировано. Его суть состоит в том, что равенство прав и свобод человека и гражданина гарантируется независимо от его пола, расы, национально­сти, языка, происхождения, имущественного и должност­ного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организаци­ям и других обстоятельств.

В такой интерпретации рассматриваемый общеправовой принцип в полной мере распространяется на правосудие и уголовное судопроизводство, действуя во всех стадиях уголовного процесса. Следовательно, равенство граждан распространяется на отношения гражданина не только с су­дом, но и с дознавателем, следователем, прокурором. Про­цессуальное положение гражданина определяется не иму­щественными, социальными или иными факторами, а тем, субъектом каких прав он является: гражданского истца, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, защитника, свидетеля и т.п. В границах установленных законом про­цессуальных прав и обязанностей для того или иного субъ­екта каждый гражданин, вовлеченный в сферу уголовного судопроизводства, вступает в различные процессуальные отношения, реализуя принадлежащие ему субъективные права и выполняя субъективные обязанности.

Принцип равенства граждан перед законом и судом од­новременно связан с положением о едином суде и единстве права. Положение о едином суде означает, что в государст­ве нет судов, предоставляющих привилегии определенным лицам либо основанных на дискриминации. Судебная сис­тема, установленная Конституцией РФ и Законом о судеб­ной системе, едина: для всех граждан имеются одни и те же суды.

Установленное ст. 19 Конституции РФ положение о ра­венстве всех перед законом и судом базируется на реко­мендациях, содержащихся в ст. 7 и 8 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.).

Надо признать, что в отступление от общих правил и действующем законодательстве (гл. 52 УПК) установлен ряд положений, которыми предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов, су­дей, прокуроров и некоторых других должностных лиц (см. далее гл. 25). Цель этого порядка состоит не в установлении привилегий для указанных лиц, а в создании гарантий для успешного осуществления их деятельности (депутатской, судейской и т.п.), ограждения их от искусственного созда­ния препятствий к исполнению служебных обязанностей. В случае привлечения названых лиц к ответственности они наделяются обычными процессуальными правами того или иного субъекта (обвиняемого, подсудимого и т.п.).

 

Неприкосновенность личности

Неприкосновенность личности, являясь принципом уго­ловного процесса, базируется на положениях ст. 22 Консти­туции РФ.

Сформулированная в соответствии со ст. 9 Международ­ного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) и ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) ст. 22 Конституции РФ уста­навливает следующее:

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкос­новенность.

2. Арест, заключение под стражу допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Смысл ч. 2 ст. 22 Конституции РФ состоит в том, что только суду вверяется право на ограничение личной непри­косновенности человека и гражданина.

Мера пресечения в виде заключения под стражу по дей­ствующему УПК может быть применена в отношении по­дозреваемого или обвиняемого не иначе как по судебному решению (ст. 10, 108 УПК). При этом применена она, как правило, может быть лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрена мера наказания в виде ли­шения свободы на срок свыше трех лет, а в исключитель­ных случаях — до трех лет. В законе прямо указано, что собой представляют эти исключительные случаи: 1) по­дозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории России; 2) его личность не уста­новлена; 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения; 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда (ч. 1 ст. 108 УПК). А в отношении несовершен­нолетнего подозреваемого или обвиняемого заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется, как правило, только в том случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого пре­ступления.

В УПК жестко установлено, что никто не может быть за­ключен под стражу при отсутствии оснований, предусмот­ренных законом (ч. 1 ст. 97).

Устанавливая традиционные для российского уголов­но-процессуального законодательства основания задержа­ния (ст. 91 УПК), действующий УПК несколько расширил условия задержания лица при наличии иных данных для подозрения лица в совершении преступления (ч. 2 ст. 91 УПК). Кроме того, законом предусмотрено, что по истече­нии 48 часов с момента задержания подозреваемый подле­жит освобождению, если в отношении него не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения. В этих слу­чаях судья по ходатайству стороны не более чем на 72 часа может продлить срок задержания (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК). Такое продление срока задержания допускается лишь при условии его признания судом законным и обоснованным.

Предусматривая основания, условия и порядок задержа­ния и заключения лица под стражу, законодатель однознач­но обязывает суд и органы расследования немедленно ос­вободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стра­жей свыше срока, указанного УПК (ч. 2 ст. 10 УПК).

 

Уважение чести и достоинства личности

Конституция установила, что достоинство личности ох­раняется государством. При этом в ст. 21 специально под­черкнуто: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоин­ство обращению или наказанию». На конституционном уровне сформулировано соответствующее международным стандартам положение о праве каждого на неприкосновен­ность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Конституция не ограничи­лась констатацией права гражданина и человека на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных отправлений, но и определила, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23). Конституцией установлено также, что сбор, хране­ние, использование и распространение информации о част­ной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24).

Воспринимая вышеприведенные и иные конституци­онные установления, законодатель применительно к регу­лированию общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства однозначно запретил осуществление дей­ствий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижаю­щее его человеческое достоинство либо создающее опас­ность для его жизни и здоровья. В ст. 9 УПК, кроме того, подчеркнуто, что никто из участников уголовного судопро­изводства не может подвергаться насилию, пыткам, друго­му жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Эти требования адресованы прежде всего вла­стным должностным лицам — субъектам уголовно-процес­суальных отношений, а также должностным лицам СИЗО, мест лишения свободы и всем органам исполнительной власти, обязанным оберегать участников уголовного судо­производства от посягательств других лиц.

В уголовно-процессуальном законе содержится много установлений, направленных на охрану чести и достоинст­ва личности. Это, в частности, установление случаев воз­буждения и дальнейшего движения уголовных дел с учетом воли потерпевшего (ч. 2 и 3 ст. 20, ст. 25 УПК); запрещение унижать честь и достоинство граждан при проведении ос­видетельствования (ч. 4 и 5 ст. 179 УПК). В целях предо­твращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц закон допускает проведение закрытых заседаний суда (ч. 2 ст. 241 УПК), считает воз­можным ограничение гласности при проведении предвари­тельного расследования (ч. 3 ст. 161), а также наделяет сле­дователя правом при проведении следственных действий предупреждать участвующих в них лиц о недопустимости без его согласия разглашения данных предварительного следствия. УПК возлагает на следователя обязанность при­нятия мер к тому, чтобы не получили оглашения выявлен­ные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лиц, в помещении которых были проведены следственные действия (ч. 7 ст. 182, ч. 2 ст. 183).

 

Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

Право на тайну переписки и использование иных форм отправлений — одно из конституционных прав человека и гражданина (ст. 23 Конституции). Это право представля­ет собой гарантию неприкосновенности общения человека с другими людьми, а также является средством сохранения конфиденциальной информации. Ограничение этого права согласно Конституции допускается только по судебному ре­шению. Для того чтобы обеспечить исполнение указанных предписаний (как в части обеспечения права на тайну, так и в части ограничения этого права), требования закона ад­ресуются не только властным субъектам уголовно-процессуальных отношений (ст. 13, 185 УПК), но и учреждениям связи (ст. 15 Федерального закона от 17.07.1999 № 176-ФЗ «О почтовой связи»).

Фактическим основанием для принятия решения об аре­сте почтово-телеграфных отправлений являются достаточ­ные сведения, дающие основания полагать, что имеющие значение для уголовного дела предметы, документы или сведения могут содержаться в бандеролях, посылках, поч­тово-телеграфных отправлениях и т.п.

Как уже отмечалось, формальным основанием для нало­жения ареста на указанные отправления является судебное решение. В исключительных случаях арест на подобные объекты может быть наложен на основании постановления следователя без получения судебного решения (ч. 5 ст. 165 УПК).

Предусмотренное УПК ограничение права на тайну те­лефонных переговоров (ст. 186) и получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 1861) находится в соответствии со ст. 23 Конституции РФ. Контроль и запись телефонных перегово­ров и получение информации о соединениях между абонен­тами и (или) абонентскими устройствами подозреваемого, обвиняемого и других лиц допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии доста­точных оснований полагать, что переговоры указанных лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголов­ного дела. Такие действия осуществляются на основании судебного решения, принятого в порядке, установленном ст. 165 УПК.

 

Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

Формально рассматриваемый принцип уголовного судо­производства провозглашен ст. 11 УПК. Однако столь гло­бальный конституционный принцип, оказавший громадное влияние на формирование и построение всего уголовного судопроизводства, не может быть исчерпывающим образом воплощен в одной статье УПК: различные грани его дейст­вия отражены не только в ряде статей гл. 2 УПК, но и во многих других статьях части первой УПК «Общие положе­ния», а также в главах, посвященных регулированию обще­ственных отношений на разных этапах судопроизводства. В рамках же ст. 11 УПК представлены лишь общие предпо­сылки, важные для обеспечения прав и обязанностей гра­ждан, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения в разных стадиях уголовного процесса.

Предпосылкой реализации своих прав любым человеком и гражданином, вовлеченным в сферу уголовного судопро­изводства, является знание им своих процессуальных прав, обязанностей и ответственности. Поэтому в законе особо подчеркивается необходимость разъяснения участникам уголовного судопроизводства их прав и обязанностей.

Знаменательно, что обязанность разъяснять участни­кам уголовного судопроизводства их процессуальные пра­ва, обязанности и ответственность закон возлагает на всех субъектов уголовно-процессуальных отношений, ответст­венных за ведение дела.





Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 135 | Нарушение авторских прав


© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.094 с.